Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Два писателя

Однажды молодой писатель пошёл на премьеру новой книги великого и ужасного новеллиста, все произведения которого расхватывались как горячие пирожки в базарный день. Цель была только одна: узнать рецепт успеха и повторить его троекратно.
- Почему троекратно? - рассуждал вслух он, - так ведь за меня, мою молодую жену и того карапуза, который должен вырасти в семье именитого писателя.
Вообще-то мальчик был не от этого парня, жена его не любила, а рассказы не печатали, но энтузиазма ему было не занимать.
“Ничего, жена меня скоро полюбит; сын станет называть меня папой; я выпущу сборник рассказов и прославлюсь на весь мир”, - таковы были последние мысли писателя, прежде чем он увидел кумира.
Тот сидел в книжном магазине и лениво расписывался на купленных у него экземплярах книг.
- Простите, а почему вы играете роль продавца, кассира и глашатая, когда вокруг вас ходят без дела толпы молодых девушек, - удивился молодой писатель.
- Сами посмотрите, - сказал кумир и обратился к миловидной барышне, - голубушка, почему бы вам не помочь мне?
В ответ девушка сослалась на занятость, плохое настроение и критические дни, после чего обматерила пожилого человека и сообщила, что принципиально не читает его книг.
- Как вам не стыдно так обращаться с великим мастером слова? - накинулся на грубиянку молодой человек, но и ему досталось по первое число.
Такого количества нецензурных выражений он давно не слышал, практически со школьной скамьи, где арготизмами сыпали от мала до велика. Поняв, что его деморализовали, начинающий автор решил не обращать внимания на хамов, а сразу перейти к делу:
- Вот вы, как именитый писатель, что можете посоветовать мне?
- А чего вы конкретно хотите?
- Ну, хотя бы чтобы меня начали печатать. А то ведь у меня материала на несколько лет вперёд, но уже ни одно издательство не отвечает на мои письма. Между прочим, жена посчитала, что на одни конверты, бумагу, чернила и марки я трачу чуть ли не половину своей зарплаты.
- Может, вы пишите совсем не то, что требует время? Знаете, конъюнктура современного рынка буквально аккумулирует все писательские таланты в области единой тематики, связанной с некоторой долей великодержавного шовинизма с проблесками описания жития великих людей текущей эпохи.
- Извините, но я ничего не понял, - грустно улыбнулся пока ещё молодой человек.
- А вот поэтому вас никогда и не напечатают. Я ведь в своём раннем творчестве тоже писал слишком просто и открыто, но потом понял, что вся моя бесталанность состоит в том, что текст у меня получается не витиеватый, а чересчур легковесный. Помнится, был у меня рассказ, где непослушные дети связали школьную учительницу биологии и стали сжигать гербарии и на кострищах поджаривать органы из анатомического кабинета. Казалось бы, всё просто и понятно, но издатель обвинил меня в бессмысленности произведения. Тогда мне пришлось добавить некоторые эпизоды, после чего я получил элитную литературную премию за мастерство в экспериментах с изящной словесностью.
- И что вы сделали?
- Мои вредные ученики заставили биологичку съесть тритона, а потом побежали к географичке, которую также связали. После чего каждый хулиган стал испражняться на глобус, а девочки избивали указкой бюст Миклухи Маклая. Затем они гурьбой высыпали на улицу, где их поджидала тарелка НЛО, куда они и сели.
- То есть они действовали по приказу пришельцев?
- Да, я тоже сначала подумал, что это бред. Но когда мне вручали премию (чугунный таз) и чек на кругленькую сумму (500 рублей за вычетом всех налогов), я понял, что это хоть и бред, но до безумия гениальный. Теперь во всех моих произведениях фигурируют злые дети, хитрые инопланетяне и учителя-мученики. Если учесть, что все взрослые когда-то были школьниками, то на подсознательном уровне каждый хочет поиздеваться над учителем, который когда-то поставил двойку. Ну, а пришельцы - это всегда модно.
Молодой человек долго тряс руку старика и пообещал, что когда-нибудь тоже напишет обо всём этом. Сам же мигом помчался прочь из этого места, думая:
“Всё-таки сварщик не такая плохая профессия. По крайней мере, потом не стыдно смотреть людям в глаза”.
Теперь всё его свободное время уходило не на сочинительство, а на халтурки, где он вкалывал как проклятый. Первое время было тяжело и непривычно, ведь сидеть в трубе и делать швы не так приятно, как развалиться на диване в творческом экстазе. Но потом когда довольная жена стала на вырученные деньги покупать красивую одежду, наш герой понял, что можно прекрасно обойтись и без публикаций в литературных журналах.
Шли годы, и время было на руку семье несостоявшегося писателя. Сын подрос и действительно стал называть мужчину папой, жена получила повышение и теперь с особым усердием тратила деньги на себя, а нашему герою удалось выбиться в маленькие начальники. С некоторых пор он стал проявлять сообразительность в финансовых делах, отчего сварочный аппарат пришлось сменить на компьютер. Как-то раз в его кабинет зашёл какой-то старик, похожий на немытого Льва Толстого.
- Вы меня узнаёте? - спросил незнакомец.
- Извините, нет. Если хотите устроиться на работу, то отдел кадров на другом этаже. Или вы наш новый сотрудник? - деловито осведомился мужчина.
- Вы меня не узнаёте? - повторил старик.
- Давайте сменим пластинку, иначе мне придётся вызвать охрану. Сам-то я из простых людей, поэтому готов вас выслушать, но время небезгранично.
- Стало быть, после нашего разговора вы сделали правильный выбор. А я, знаете ли, так и думал, что ещё лет двадцать буду писать о злых детях, хитрых инопланетянах и учителях-мучениках. Но на выборах победил другой кандидат, в результате чего идеология в стране переменилась. Теперь надо писать о кузнечиках и женщинах с волосатыми ногами, а я стал персоной нон-грата.
- Не может быть! Как вы докатились до такой жизни? Когда я видел вас в последний раз, то вы произвели на меня впечатление преуспевающего писателя, который никогда не окажется в канаве. Теперь вас не публикуют, но ведь раньше вы получали приличные гонорары, которые невозможно потратить за один раз.
- Выходит, что можно, - потупился старик.
Наш герой похлопотал ради устройства некогда именитого писателя на фирму, после чего устроился поудобнее в своё кресло и облегчённо вздохнул:
- Как хорошо, что я не стал писателем. А то ведь тоже пришлось бы на старости лет махать метлой и рассказывать здешним котам о своих былых заслугах.

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.