Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 26

А тем временем сэнсэй, единственный и неповторимый, лежал в беспамятстве на столе, на котором привык оперировать своих жертв. В его отсутствие протрезвевшая Катя, встав с ложа, сильно удивилась иссечённому лицу, но не стала поднимать панику. В конечном счёте, она привыкла, что после весёлого времяпрепровождения её облик лишь некоторыми элементами напоминает человеческую физиономию. Обычно же это невыразительное месиво, винегрет из щёк одутловатого лица, кожи нездорового цвета и слипшихся волос, лезущих в опухшие глаза. Словом, картина, увиденная на этот раз, мало чем отличался от обычного зрелища.
- Слышь, мужик, а где это я? - спросила девушка у угрюмого охранника.
Тот, как и велел ему босс, внимательно следил за пациенткой и решил уложить её на кушетку, чтобы ненароком не прогневать хозяина.
- Имей совесть! Я только встала, дай хотя бы умыться и напиться. Сушняк мучает, как после недельного запоя.
И тут страж совершил недопустимое. Будучи грубым и умственно ограниченным существом, он не стал долго церемониться и волевым движением руки сгрёб Катю в охапку. Та привыкла и к более грубому обращению, поэтому решила подыграть страстному мужчине: изловчившись, она со всей силы заехала ему ногой в физиономию. Так слегка потрёпанная красотка победила застигнутого врасплох зомби и сосредоточенно занялась поисками напитков. Едва пара глотков освежила память, как из коридора раздались твёрдые шаги сэнсэя. Руководствуясь исключительно инстинктом самосохранения, девушка, вооружившись подручными средствами, спряталась в укромном месте.
“И что мне теперь с ним делать? - подумала она, щупая пульс на обмякшем теле. - Нельзя же скрыться, так и не узнав, что он за тип”.
Тяжело вздохнув, Катя принялась за работу. Она скинула со стола охранника и дала ему вазой, очевидно, сделанной из сверхпрочного сплава. Решив, что этой превентивной меры недостаточно для такой репы с шикарным квадратным подбородком (любой англичанин позавидовал бы и, возможно, подавился бы утренней овсянкой), она добавила пару пинков и прислонила зомби к стене на видном месте, чтобы не оказаться застигнутой врасплох. С трудом водрузив грузное тело сэнсэя на освободившийся стол, девушка старательно обвязала туловище шнурами от бытовых приборов и стала дожидаться пробуждения спящего красавца. Тот продолжал разговаривать с образами подсознания, которые были явно недовольны сложившейся ситуацией.
- Ты хоть понимаешь, что такими неумелыми действиями ты отдаляешь день воссоединения с Космосом? - вопрошали они.
- Но я ведь надеялся, что на моих подчиненных можно положиться, - оправдывался мужчина.
- Тебе нет прощения.
Очнулся сэнсэй в самом плохом расположении духа. Путы, обвивавшие его тело, так же не добавляли позитива в сложившуюся ситуацию. В это время Катя внимательно изучала своё отражение и пришла к неутешительному выводу, что от отчаянного опохмела шрамы на лице не исчезнут.
- Слушайте, вы в своём уме? - накинулась она на доктора. - Мало того, что воспользовались слабостью моего характера, накачали спиртным и уложили в койку, так ещё и зачем-то исполосовали, как профессор Преображенский Шарикова.
- Вот уж не ожидал, что такая девушка может знать классику, - прохрипел сэнсэй.
- Что-то я не поняла: это комплимент или подколка? В любом случае вам несдобровать. Что мне теперь сказать Диме?
Услышав имя, с некоторых пор ставшее ненавистным, мужчина выразительно хмыкнул. Катя поняла это по-своему:
- Вы сейчас у меня получите! Вот найду скальпель и вырежу на груди сердечко, а во лбу звезду, чтобы как у классика.
- Голубушка, этим вы ничего не добьётесь. А вот если я приму вертикальное положение, то без труда исправлю все косметически изъяны вашего лица. Хотите, сделаю ещё краше?
Заманчивое предложение, которое ранее было бы принято с превеликим удовольствием, теперь казалось настоящей издёвкой.
“Сначала надругался, а теперь обещает всё исправить, - зло подумала девушка, - ну уж нет, сейчас он у меня за всё ответит”.
Она схватила всё ту же вазу и с большим удовольствием приложилась ко лбу обидчика. Хоть шутники и говорят, что голова болеть не может, ибо это кость, в то время сэнсэй был готов поспорить с этим утверждением. Многолетние медитации не помогали, отключить столь сильную боль не мог даже мастер акупунктуры, ещё недавно считавший себя величайшим из специалистов в этой области.
- Голубушка, к чему этот акт немотивированной агрессии?
- Вот это скотина! Ещё и умные слова говорит.
- Давайте договоримся.
- Никогда!
- Никогда не говори никогда.
За эту фразу доктор пребольно получил в ухо и понял, что не стоит умничать и цитировать Джеймса Бонда при этой даме.
- Хорошо, просите, что угодно. Я способен на всё.
Катя задумалась. К этому времени рука, не натренированная на избиение беззащитных мужчин, стала побаливать, отчего замахи получались недостаточно широкие, да и удары выходили непростительно слабые. Ей и раньше доставалось от партнёров. Кто из ревности, кто по пьяному делу, а кто исключительно из садомазохистских соображений давал в бубен, шлёпал по булкам и не забывал о батонах. Правда, наутро мало кто просил прощения или пытался загладить свою вину.
“А ведь это реальный шанс, - обрадовалась девушка, - если так разобраться, он всего лишь порезал моё лицо, притом оно даже не болит. В конце концов, это лучше, чем в прошлый раз с этими грубыми кавказцами, когда я неделю мочилась кровью и разговаривала шёпотом. Но что у него потребовать?”.
Как считают мудрые люди, богатство определяется не изобилием материальных благ, а величиной потребностей. Чем меньше человек желает, тем ближе он к Адаму и Еве, преспокойно расхаживающим по девственному раю. Вот и Катя, несмотря на очевидную ограниченность, вульгарность и легкомыслие, была богатым человеком. Ей не нужен был шикарный автомобиль, поскольку она не умела водить; огромные апартаменты или дом в элитном районе так же её не прельщал, поскольку главным условием для проживания девушка считала койку, туалет и телевизор; что касается денег - барышня совершенно не знала, куда их девать. Познакомившись с Димой, Катя тут же захотела его отбить у бывшей подруги, возможно, вытянуть из него все соки, вместе с наличностью, но не из-за банальной алчности, а исключительно из спортивного интереса и сладкого чувства долгожданной мести. И вот теперь она, склонившись над сэнсэем с гудящей головой, в задумчивости гладила вазу, словно в ней жил приснопамятный джинн, способный исполнить три заветных желания. Но настоящий маг и волшебник лежал, связанный по рукам и ногам, ожидая момента, когда садистка освободит его. Он ещё не придумал ответную меру за попранное достоинство и ушибленную голову, но дал себе клятву, что это будет мучительно и продолжительно.
- А вы настолько всесильны, что можно загадывать, ни в чём себе не отказывая?
- Да, деточка. Ну, чего вы хотите?
- А сколько у меня есть желаний?
- Одно, - доктор хитро улыбнулся, - а если развяжите меня, то два, а то и больше.
- Э нет, - Катя понимающе подмигнула мужчине, - если я так сделаю, то у меня не будет ни одного. К тому же могу запросто лишиться головы. Я, пожалуй, не буду вас освобождать, в таком состоянии вы мне больше нравитесь.
Поняв, что дар убеждения и природная харизма не подействовали на собеседницу, сэнсэй решил действовать проверенными способами.
- Посмотрите в эти честные глаза, - взмолился он, - разве человек с такими перламутровыми радужками может лгать?
Девушка зачарованно смотрела на очи, которые действительно были одного цвета с пуговицами из всенародно любимой комедии.
- Вы расслаблены, ваше тело тяжелеет, веки слипаются, руки опускаются. Вам хочется спать, не стесняйтесь, ведь это так полезно, - начал мужчина и, видя, как барышня начинает мерно покачиваться в такт словам, продолжил, - а теперь вы должны развязать меня.
Вопреки ожиданиям Катя не сдвинулась с места.
- Подчиняйтесь моим командам. Освободите меня от пут.
- Не могу, руки и веки очень тяжёлые, я ничего не вижу и не чувствую.
Искренне посочувствовав Кашпировскому времён перестройки, который, вероятно, так же сталкивался с чересчур покорными, а оттого и непроходимо тупыми широкими народными массами, сэнсэй вернул силу конечностям и глазам и усилил установку. Девушка, находясь в гипнотическом трансе, не понимала, что подписывает себе смертный приговор. Она развязала доктора и стала ждать дальнейших указаний, которые незамедлительно последовали.
- Ложитесь на моё место и отдыхайте, пока я не скажу вам проснуться. Если же вы очнётесь или вас разбудит чужой голос раньше времени, то помните, что вы всего лишь моя безвольная рабыня. У вас нет ни имени, ни фамилии, ни родственников, ни друзей, ни врагов. Я ваше всё.
Сверкнув очами на последней фразе, гипнотизёр потёр затёкшие конечности и стал обдумывать дальнейшие действия. Освободившись, он ещё раз убедился в правоте высказывания, что месть - это блюдо, которое следует подавать холодным.
“Какой толк убить эту дрянную девчонку на месте, когда у меня и без неё хватает проблем и неотложных дел? - подумал он. - Мне ведь надо найти ботаника и разобраться с ренегатом Димой”.
Обе задачи на первый взгляд казались невыполнимыми, но только не для сэнсэя. Оценив сложившуюся ситуацию, он позвонил своим людям, которые взялись за розыск врагов на областном уровне.
- Не волнуйтесь, милейший, это же целая семья, они не могу бесследно исчезнуть, - обнадёживали его на том конце провода, - а что касается парня, то я не вполне понял. Если они братья, то почему один остался в городе?
- Путают следы, - объяснил врач, - чтобы пока я гонялся за первым, ускользнул второй. А мне нужны все, притом целые и невредимые.
- Будет сделано!
“Всё-таки приятно быть уважаемым человеком в обществе, - подумал сэнсэй, - а будь я простым бандитом без роду и племени, находящимся в уголовном розыске, или новым русским с криминальным прошлым, никто бы и пальцем не пошевельнул. А так я психотерапевт, пластический хирург, мануальный терапевт, одним словом, доктор широкого профиля”.
Мужчина усмехнулся сущности бытия. Люди, знавшие его как наёмного убийцу, палача, приглашаемого на разборки для пыток особо несговорчивых, давно канули в лету или, напротив, подобно ему, вышли в свет, поэтому усиленно делали вид, что знают нетрадиционного эскулапа только с хорошей стороны.
Поток мыслей был прерван появлением зомби, нерешительно топчущегося в дверях. Увидев охранника, лежавшего в беспамятстве, он сглотнул слюну и осторожно ретировался назад, решив, что коллеге досталось от разошедшегося босса.
- Что ты там булькаешь и скребёшься? - доктор повернулся в его сторону.
- Простите, просто я пришёл, чтобы сказать. Там такое дело, - сбивчиво начал зомби.
- Ближе к делу.
- Вы ждали гостей?
- Только английскую королеву, но старушка уже не в том возрасте, чтобы подниматься по моей крутой лестнице, - пошутил сэнсэй, - к чему такой странный вопрос?
Мужчина был совершенно прав, так как в уставе, составленном специально для твердолобых подчинённых, черным по белому было записано, что посторонние не имеют права без разрешения находиться на территории логова. На первом же этаже наиболее красноречивые зомби обязаны объяснить им, что хозяин ужасно занят, устал и вообще не принимает кого ни попадя.
Доктор ввиду воспитания, характера и особенно того, что ни дня не проводил, не совершив противоправные деяния, вёл затворнический образ жизни и был полностью согласен с русской пословицей “Мой дом - моя крепость”.
- В конце концов, не в каменном веке живём. Ком надо, тот позвонит и договорится о встрече, - он часто любил повторять эту фразу.
- То есть устав всё ещё в силе? - осведомился охранник.
- Да, иначе бы я написал новый.
- Всё понятно. Извините за беспокойство.
Удивившись столько странному поведению своего подчинённого (хорошие манеры никогда не были прерогативой зомби), сэнсэй вышел из кабинета и стал спускаться по лестнице. На каждом этаже его поджидал взволнованный охранник и спрашивал то же самое. Дойдя до холла, мужчина собрал всех вместе и грозно спросил:
- Что опять натворили в моё отсутствие?
- Ничего.
- Тогда почему такие вежливые? Только не говорите, что хотите стать интеллигенцией, не с такими мордами.
- Шеф, в здании посторонние.
- Что? - закричал доктор. - А раньше об этом нельзя было сообщить? Ладно, воспитывать вас - это гиблое дело. Кто они, сколько их и как сюда проникли?
Установка, данная гипнотизёром, была такова, что подчинённые не могли врать. Они честно ответили, что через парадную дверь в логово вошла молодая пара и, ни слова не говоря, пошла внутрь.
- А вы в это время что делали?
- Забивали козла, - невозмутимо ответили зомби, - на интерес. Хотите с нами? Только, чур, не жульничать, использовать гипноз в этом деле неспортивно и некрасиво.

Глава 25

Не только русский народ способен выдавать глубокомысленные сентенции на все случаи жизни. Велика и восточная мудрость. Например, японское изречение “У самурая нет цели, есть только дорога” так же можно использовать наравне с “Тише едешь - дальше будешь” и иже с ними. Изречение, попахивающее сакэ, прекрасно подошло бы к сэнсэю, ярому поклоннику культуры монголоидной расы, но в настоящее время он, как обычно бывает в самый ответственный момент, находился вне зоны досягаемости. И дело тут не в плохой связи, а, скорее в хорошем ударе по голове.
А вот зато Лев Борисович чувствовал себя преотлично и действовал в соответствии с самурайской пословицей. Он не знал, куда ему податься с прорвой денег и украденными образчиками передовых технологий, зато точно знал, что с такой активной женой он не пропадёт.
- Лилия, дорогая, - сюсюкал мужчина, - как тебе пирожок?
- Для собаки довольно не дурно. А чего ты интересуешься? - насторожилась женщина. - Уж не подмешал ли ты туда чего-нибудь? Ведь не зря ходил в туалет. Признайся, ты всё-таки выносил препараты из лаборатории?
- Что ты!
Из учёного получился бы артист, возможно, ещё более великий. Он с таким возмущённым видом смотрел на жену, что той сделалось не по себе. Супруга уже хотела попросить прощения за излишнюю недоверчивость и сослаться на нервы, как Дима подал голос со своего места:
- А как же быть с тем экспериментальным гелем, который я принял за зубную пасту? А те штуки, которые надо вставлять в нос, чтобы противоположный пол тихо млел от твоей неотразимости?
- Мама мыла рамой, - скороговоркой произнёс Лев Борисович.
И если молодой человек моментально остановился, бушующий вулкан по имени Лилия клокотал как самый настоящий Везувий, Этна и Ключевая Сопка в одном флаконе.
- Да ты хоть понимаешь, что нам теперь каюк?
- Не стоит драматизировать сложившуюся ситуацию.
- Да нам амба, пойми!
- И всё же не стоит делать скоропалительных выводов.
- Нас порвут как тузик грелку!
Благоверная в порыве безудержной страсти и возмущения была богата на синонимы. Выразительность её речи можно было сравнить с не менее выразительными глазами, в которых то и дело сверкали нехорошие огоньки. Ботаник решил действовать, как завещал великий бородач, любитель сладострастия и великий русский писатель по совместительству.
“Непротивление злу насилием, - подумал учёный, - никогда не понимал этой фразы, особенно того, почему насилие стоит в творительном падеже, но теперь это не главное. Лучше отмолчаться и не вступать в перепалку, а то тут такой конфликт разгорится, что достанется всем, даже водителю, малолетним детям и пенсионерам со слуховыми аппаратами”.
Неожиданно для мужа и самой себя Лилия Петровна резко притихла. Она отвернулась к окну и тихо засопела.
“А вот это что-то новенькое. Наверное, новый психологический трюк”, - решил супруг.
Вплоть до конечной остановки семья провела время в тишине и покое. Дима, так и оставшийся в состоянии, близком к гипнотическому трансу, временами моргал, сглатывал слюну и совершал прочие действия физиологического характера, но лишнего себе не позволял. Лишь при резком снижении скорости он протяжно испортил воздух, что было тут же списано на усталость и несовершенство желудочно-кишечного тракта организма и тормозных колодок автобуса.
- Уважаемые пассажиры, мы достигли пункта назначения. Благодарим за то, что выбрали именно этот маршрут, впрочем, других всё равно нет. Убедительная просьба не забывать вещей в салоне, не провоцируйте билетёршу, она и так полгода лечилась от клептомании. Всего вам доброго!”
Изумившись такой оригинальной заключительной речью, Лев Борисович вернул сына в привычное состояние и направился к выходу. Жена продолжала дуться и осталась на месте.
- Любовь моя, полноте! Я потом всё тебе объясню, пойми, так было надо. Если бы я знал, что ты потом украдёшь такие деньги, то, конечно же, не обворовывал НИИ, в котором работал.
- Встань на колени, - сухо произнесла Лилия Петровна.
Понимая, что сопротивлением он ничего не добьётся, мужчина покорно выполнил просьбу и стал ждать дальнейших указаний.
- Задери мне юбку.
- Что?
Супруга схватила учёного за волосы и резко дёрнула к себе:
- Не нервируй меня!
Ботаник покосился на молодого человека, внимательно наблюдавшего за происходящим. Тот нисколько не смутился, наоборот, подмигнул отцу и посоветовал быть более решительным в этом деле.
- Видишь там потайной карман?
- Ну, если это теперь так называется.
- Дурак! Ты куда смотришь? Покопайся в юбке, там между складками для таких целей сделано углубление. Прячь туда все украденные препараты и не вздумай меня обдурить.
- Дорогая! Всё, что угодно, но только не это, - взмолился Лев Борисович, - ведь это же детища всей моей жизни.
Никакие уговоры не растопили сердце женщины. Она предупредительно дёргала мужа за шевелюру и обещала ощипать его как цыплёнка в случае неповиновения.
- Хорошо, ты победила, - сдался учёный, - меня ещё никто так не унижал.
- Ты мне ещё потом спасибо скажешь.
Довольная супруга расправила юбку и бодрым шагом вышла из автобуса, неся чемодан с наличностью. Следом за ней семенили ничего не понимающие домочадцы, что несказанно радовало Лилию Петровну. Она чувствовала себя главным режиссёром этого спектакля, в котором каждому актёру отводилась своя роль.
- Дорогая, ты ничего не хочешь мне сказать? - заискивающе спросил мужчина.
- Я не собираюсь посвящать в свои планы такого вруна. Ну, сынок, куда полетим?
Исходя из того обстоятельства, что ни у кого из присутствующих не было виз, выбор был небогат.
- Турция или Кипр - одно из двух.
- Тогда я приобрету парочку билетов.
- А как же я? - удивился Лев Борисович.
- А предатели с нами не полетят.
- Это как?
- А очень просто. За тобой уже пришли, - супруга кивнула в сторону медленно приближающихся субъектов.
Учёный взглянул на них и обомлел. Это были те самые ребята из иномарок с забрызганными номерами, утверждавшие, что едут в соседнюю деревню к тещё на блины. Расталкивая окружающих, они с недобрыми ухмылками на лицах смотрели на ботаника. Тот затравленно озирался по сторонам, лихорадочно соображая, куда же ему деться. Мысль, внезапно пришедшая в голову, показалась настолько безумной, что мужчина не преминул ею воспользоваться.
- Всем оставаться на своих местах! - истошно закричал он. - Я террорист с угрозами. У меня в штанах два снаряда и рычаг для их активизации.
Если в Багдаде уже давно не всё спокойно, то чего ожидать от России-матушки, неоднократно подвергавшейся нападениям со стороны религиозных фанатиков. Люди, как кадры киноленты при нажатии на кнопку “Пауза”, тут же замерли и даже не стали задавать лишних вопросов.
- Ну, кто меня остановит? - Лев Борисович пристально посмотрел на толпу.
Его взгляд упал на двух охранников, изрядно растолстевших на пончиках. Те, испугавшись, что террорист может принять их за возможный источник угрозы, знаками стали показывать, что они безобидны как младенцы.
- Хотите, мы отдадим вам своё оружие? - предложил первый.
- А если что, я могу всех связать и обыскать. Мне не трудно, всё равно скоро на пенсию, хоть какая-то разрядка для организма, - второй так же выказывал свою услужливость.
- Нет, мне нужно другое. Понимаете, я не простой террорист, - лихо врал учёный, - я извращенец, поэтому не удивляйтесь моим дальнейшим просьбам.
- Всё что угодно, дурашка, - из толпы раздался томный мужско голос, - ты не один, нас много, просто мы хорошо скрываемся.
Новоявленный бомбист смутился, но тут же взял себя в руки.
- Немедленно нейтрализуйте этих субъектов, - рукой он указал на преследователей, которых тут же принялись бить.
Бугаи оказались не в силах противостоять толпе, состоявшей из разъярённых пенсионеров, экзальтированной молодёжи и лиц среднего возраста, втайне мечтающих поучаствовать в такой чехарде.
- А всё-таки у папы, как ни у кого другого, работает смекалка. Как он тебе? - шепнул Дима матери.
- Дурак дураком.
- В смысле?
- В прямом. Эх, такую идею испортил, - вздохнула женщина, - у меня ведь всё было рассчитано.
Зная характер мужа, она нисколько не сомневалась, что тот приложил все усилия, чтобы вынести с родного места работы что-нибудь ценное. Когда же на горизонте замаячили две одинаковые машины, подозрения только усилились, поэтому Лилия Петровна решила действовать в одиночку.
- Я сразу поняла, по чью душу пришли эти мордовороты, - пояснила она сыну, - в голове созрел хитроумный план: раз им нужны эти вещества, то почему бы не произвести обмен без кровопролития.
Бугаи всё равно бы схватили учёного и стали бы требовать вернуть украденное, а после получения, скорее всего, убили бы. Другое дело, если бы супруга предложила сделку - препараты в обмен на жизни членов семьи.
- И ты думаешь, они бы согласились? - скептически спросил парень.
- Поверь, я на многое способна. Сначала мучительно время, проведённое в растопленном состоянии, а потом и общение с извращенцем, расчесавшим мою спину докрасна, закалили мой характер, укрепили волю и утончили разум. Ну а теперь я не знаю, что делать. Твой алчный папаша решил смотаться за границу вместе с деньгами и препаратами. Но он работал на такие структуры, которые ещё никому не позволяли оставить их с носом.
Пока мать с сыном придумывали сложные комбинации, которые должны были отвести огонь от главы семейства, тот от души веселился с толпой, приказывая то попрыгать на одной ноге, то кукарекать петушком, а то и вовсе возлюбить ближнего своего в прямом смысле слова. Примечательно, что к кульминации действа, те разошлись так, что без всякой команды отрывались по полной программе, забыв о возрасте и социальном статусе.
- Отец! Хватит дурачиться, бежим! - крикнул Дима.
- А как же самолёт?
- Думаешь, после всего этого тебя спокойно пустят на трап?
- А если я начну угрожать часовым механизмом в штанах?
- Тогда я громогласно заявлю, что он у тебя уже несколько лет как спит непробудным сном, - хмыкнула супруга.
- Ну не при ребёнке же, - укорил её ботаник.
Семья, воспользовавшись создавшейся чехардой, выскочила на улицу и, сев в такси, поехала на железнодорожный вокзал, надеясь, что там покупка билетов пройдёт без эксцессов.
- А что там за веселье? - поинтересовался шофёр.
- День прелюбодеяния по восточному календарю, - пояснил Лев Борисович.
- Довели страну, - заворчал водитель, - чего только не придумают, лишь бы не работать.
К всеобщему счастью мужчина выкупил купе в поезде дальнего следования, отходящего от платформы с минуты на минуту. Маршрут был в тёплые края, что было весьма удачно. После таких приключений мало кто бы отказался поправить своё здоровье на черноморском курорте.
- Это ведь гораздо лучше вашей Турции! - радовался учёный.
- Вообще я хотела на Кипр.
- Ерунда! Это та же Турция только в миниатюре.
- Это ещё почему? - удивился сын. - Насколько мне известно из курса школьной программы, в своё время этот остров захватывали все, кому не лень. В частности долгое время он принадлежал Греции, а к Турции перешёл относительно недавно, а через некоторое время получил независимость. Короче, там коренного населения с гулькин нос.
Похвалив парня за осведомлённость в области географии, глава семейства поспешил занять места в поезде, расплатиться с проводницей за постельное бельё и чай и тут же закрылся в душном помещении, едва не оставив в коридоре жену с сыном.
- Экий ты галантный кавалер, - ехидно заметила супруга.
- Извините, стресс и всё такое, самим, небось не лучше. А тут, кстати, сносно. В тесноте да не в обиде, - произнёс ботаник, - жаль только, что дверь не бронированная, да и вагон не пломбированный.
- Тоже мне, Ленин нашёлся, - усмехнулся Дима.
Вся семья дружно расхохоталась. Нервное напряжение давало о себе знать, поэтому гогот стоял на весь вагон. Лишь спустя некоторое время учёный успокоился, утёр слёзы и на полном серьёзе стал утверждать, что он мало чем отличается от вождя мирового пролетариата.
- Да что вы трещите, как недорезанные лошади Пржевальского, - заводился мужчина, - если душенька снимет юбку, я покажу пару секретов.
- Серьёзно? - оживилась Лилия Петровна. - Сынок, ты кого хочешь: мальчика или девочку?
- Я не о том. Просто в твоём потайном кармане хранятся препараты, которые далеко ушли от ленинского молока и чернильницы, сделанной из хлеба.
Пересчитав все свои детища, глава семейства начал рассказывать о каждом. На пятнадцатой минуте уснул Дима, чуть позже к нему присоединилась женщина, да и сам повествователь, видимо, не перенёсший такого количества воспоминаний, так же очутился в царстве Морфея, где ещё долго считал овец-мутантов, периодически превращавшихся в сэнсэев с копытами.

Глава 24

Женщина, раздосадованная отказом дочери, решила не отчаиваться и продолжить попытки познакомиться с кудесником через соседей. Те представлялись ей типичными нуворишами со своими тараканами в голове, которые вместо отдыха на дорогих курортах сидят в огромном доме и лишний раз не кажут носа на улицу.
- Ну, как у вас дела? - спросила дама, зайдя в особняк.
За столом угрюмо сидели опечаленные люди, подозрительно смотрящие друг на друга. После появления Димы с амнезией их нисколько не удивил столь ранний визит гостьи, тем более что она и привела парня в дом. Каждый думал о своём, но всё никак не решался произнести мысли вслух. Тягостное молчание было прервано волевым решением главы семейства.
- Проведём всесторонне обследование с лучшими специалистами во всех областях. А до тех пор этому человеку не стоит здесь находиться, - рубанул он с плеча.
- Папа! Но ведь он без пяти минут твой зять.
- Вот поэтому я так волнуюсь. Сейчас же свяжусь со своими людьми в центре, думаю, его стоит отправить в столицу.
Услышанное несказанно огорчило гостью. Когда она познакомилась с парнем, в голове сразу созрел план. Под благовидным предлогом женщина заявляется к соседям дочери, те связываются с сэнсэем, а далее дело техники. В конце концов, он, прежде всего, человек, а уж потом целитель, поэтому должен был польститься на кругленькую сумму. Теперь же выходило, что встреча с врачевателем откладывалась на неопределённый срок.
- Постойте! - взвизгнула женщина. - А почему бы не прибегнуть к помощи того психоаналитика или психотерапевта? Я в этом не разбираюсь, только слышала, что он маг и волшебник. Если так, то парня ввели бы в гипнотический транс, и он сам всё вспомнил бы без отправления в Москву.
- Да! - обрадовалась Ира. - Это замечательная идея. Сэнсэй наш семейный доктор, к тому же он уже помогал нам с Димой.
- Всесторонне обследование, - бизнесмен стоял на своём.
Видя, что упрямый мужчина может испортить хитроумную комбинацию, пришедшую в голову свыше, будто по наитию, солидная дама решила проявить несвойственную ей дипломатичность.
- Так мы зайдём в тупик, давайте искать компромисс. Сначала обратимся к этому кудеснику, а если он не поможет, тогда придётся отправить бедолагу в столицу.
После долгих уговоров маятник бизнесмена качнулся в сторону этого варианта с тем лишь условием, что обследование будет даже в том случае, если Дима после первого же сеанса вспомнит младенчество, юность, отрочество и первый сексуальный опыт.
- Замечательно! - женщина захлопала в ладоши. - Позвольте мне присутствовать при этом. Всё-таки это я его нашла.
Семья умилённо посмотрела на неё, очевидно, решив, что известная на всю округу лентяйка наконец-то нашла себе занятие.
“Интересно, что будет дальше? - подумала Ира. - Может, она начнёт спасать бездомных животных или бороться за попранные права бомжей-интеллигентов? В любом случае хорошо, что мой Дима попал в надёжные руки”.
От радости девушка совсем забыла спросить, как женщина встретилась с её возлюбленным и почему у того окровавленное лицо. Голова была забита совершенно другими мыслями.
- Ну, звоните cэнсэю прямо сейчас, - торопилась деловая дама.
- Исключено! - раздался резкий голос.
Все разом обернулись и увидели Аню, стремительно приближающуюся к матери.
“И эта ненасытная нимфоманка решила забежать на огонёк? - подумал глава семейства. - Наверное, увидела распахнутую калитку и решила, что у нас сегодня день открытых дверей. Впрочем, не стоит на неё сердиться и требовать утончённого вкуса и безупречных манер, ведь её воспитывала эта особа”.
Домочадцы невольно стали свидетелями семейной сцены. На радость прислуги, обожавшей мыльные оперы с битьём посуды и требованием вернуть все подарки, включая шубу и детские сандалики, родные люди не стеснялись посторонних и дали волю эмоциям.
- Дочь, что ты тут делаешь?
- А ты, мама?
- Долго объяснять. Скажем так, я помогаю одному несчастному человеку.
- Но при чём тут сэнсэй?
- Не вмешивайся в мои дела, - процедила женщина.
- Ах так? - взвилась Аня. - Слушайте все, сейчас я расскажу правду. Знаете, зачем моей маме нужен этот тип?
- Молчи, несчастная! Я уже прокляла тебя, неужели тебе этого мало?
Горничная всплеснула руками и поинтересовалась:
- Простите, а анафему наложили? Просто я слышала, что это безотказное средство в таком деле.
- Никуда я ничего не наложила, - возмутилась гостья, - у нас дома испанская сантехника, фаянсовый стульчак, если хотите знать.
Хвалебная ода достижениям керамической промышленности иностранных государств была прервана главой семейства. Будучи деловым человеком, он не привык тратить время попусту, поэтому, поняв, что это долгая песня, он незаметно вышел в коридор, связался со своими людьми и теперь огорошил всех своим известием.
- Хватит спорить! Ребята уже едут. Я переговорил с авторитетными специалистами, они сказали, что ресурсы местной частной клиники находятся на допустимом уровне, поэтому пока парня никуда не повезут. А к сэнсэю мы обращаться не будем. И баста!
- А как же моя мечта? - плаксиво спросила гостья.
- Пошли, - толкнула её дочь, - даже они поняли, что это никакой не целитель, а шарлатан.
- Неправда! - Ира вступилась за старого знакомого. - Он всё может.
- Ну-ну.
Солидная дама до последнего отказывалась верить, что её план не удался, а когда Диму посадили в машину и увезли в неизвестном направлении, женщина попыталась догнать автомобиль или хотя бы уцепиться за выхлопную трубу.
- Я всё равно добьюсь своего, - шмыгнула она носом и села в машину.
Семья Иры с сочувствием посмотрела ей вслед и попросила Аню крепиться.
- И давно это у неё началось? - спросил бизнесмен.
- Как только узнала о всемогуществе сэнсэя.
Мужчина засмеялся. Он, как и многие богатые и уважаемые люди в городе, слышал много небылиц о докторе, но всё списывал на утки, распускаемые недоброжелателями. Что касается неограниченных способностей, то в них глава семейства не верил. Максимумом старого знакомого он считал акупунктуру, цигун и психоанализ, чем уже никого не удивишь. Видя скептический настрой соседа, девушка не стала рассказывать ему о зомби, находящихся в подчинении у сэнсэя, и непреодолимом желании матушки получить в своё подчинение нескольких безвольных рабов. Всё это давало нелестную характеристику семье и, прежде всего, женщине, о которой и так говорили всякое разное.
- Вы ведь тоже считаете это чепухой?
- Безусловно, - ответил бизнесмен, - если хочешь, я могу познакомить тебя с доктором, чтобы всё встало на свои места.
- Об этом я и не смела мечтать. Но давайте вы просто дадите его контактные телефоны и адрес, я сама наведаюсь к нему и в общих чертах объясню сложившуюся ситуацию.
Получив столь ценную для неё информацию, Аня поспешила домой и, ни слова не говоря молодому мужу, стала приводить себя в порядок.
“Представляю, что они о нас подумали, - усмехнулась девушка, - сначала в дом без приглашения заявляется мамаша с окровавленным телом в машине, потом верещит едва проснувшаяся дочка, одетая в неглиже. А если учесть, что мы с Ваней который день доводим всех соседей своими ахами-вздохами, остаётся только подивиться их вселенскому терпению и нарочитой вежливости. Вот это я понимаю воспитание!”.
Когда марафет был близок к завершению, сверху спустился супруг в любимой пижаме с медвежатами. Он оценивающе поглядел на возлюбленную и завёл старую песню:
- Давай будем жить вместе и никогда не расставаться. Зачем нам лишние деньги, если мы будем в разлуке?
- Дорогой, ты не обижайся, но у меня сейчас есть дела важнее. Конечно, мы можем продолжать нежиться с тобой в постели, но над финансовым благополучием моей семьи сгустились тучи.
- Грядёт очередной дефолт, денежная реформа, падает доллар, в Сирии нашли ядерное оружие?
- Нет, пока это апокалипсис не в общемировом масштабе. Просто моя мама отчаянно хочет отдать немыслимую сумму самому настоящему шарлатану.
- Я могу чем-нибудь помочь?
Ваня произнёс последнюю фразу с интонацией, предусматривающей только один ответ. Девушка должна была умилённо взглянуть на мужа и сказать, что со своими проблемами она справится сама и вообще не вправе втягивать в это самого близкого человека. Так обычно хорошо воспитанные жадины, оказавшиеся за общим столом, предлагают отведать вкусное яство, надеясь, что вежливые гурманы не отведают ни кусочка. Однако молодой человек просчитался. Аня улыбнулась и тут же велела ему одеваться.
- Зачем?
- Это дело очень ответственное и опасное, а раз ты хочешь мне помочь, я решила взять тебя в напарники.
- Что? - затравленно спросил парень.
- То! Ты ведь, наверное, как и все мальчишки, мечтал в детстве стать Джеймсом Бондом?
- Нет, я хотел быть нотариусом, председателем городской Думы или каким-нибудь другим столоначальником.
- Первый раз такое слышу. А ты случайно по малолетству в куклы не играл?
Ваня густо покраснел:
- Я же просил маму никому об этом не рассказывать. Это только в очень раннем периоде, а потом папа сводил меня к педиатру, тот показал мне огромные щипцы и сказал, что без всякого наркоза выдернет ими ноздри, если я ещё раз притронусь к несвойственным для своего пола игрушкам. С тех пор мне приходилось делать вид, что я без ума от пистолетов, машин и солдатиков.
Неизвестно, как долго продлилась бы эта грустная история о подавленных желаниях детства (прекрасная почва для опытного психоаналитика), если бы не отрезвляющий удар по лицу.
- Хватит нытья! Мне нужен настоящий мужчина, а не тряпка.
- Ещё не поздно всё исправить. Мы можем развестись.
- Ты идёшь по пути наименьшего сопротивления, я же предлагаю закалить свою волю. Не волнуйся, очень скоро ты станешь совершенно другим человеком.
Молодой человек ещё некоторое время сопротивлялся, пытаясь узнать, ради чего он должен рисковать жизнью. Когда же жена сообщила, что дело непосредственно связано с её матерью, пытающейся спустить в трубу сбережения семьи, парень выпрямился и с пафосом произнёс:
- Ради тёщи я готов на всё. Ведь именно она выносила тебя под сердцем, мой ангел.
Девушка прикусила нижнюю губу, чтобы не засмеяться, и попросила поторопиться. Спустя каких-то полчаса из дома вышла элегантная дама с солидным спутником. Они важно сели в иномарку и двинулись в путь. План был довольно прост: под предлогом богатой взбалмошной пары добиться аудиенции с сэнсэем, после чего действовать по обстоятельствам.
- Например, я буду соблазнять его, а ты пошаришь по кабинету в поисках компрометирующих материалов.
- Женское бельё и журналы эротического содержания?
- Этим сейчас никого не удивишь. Желательно найти оружие, наркотики, пленницу, замученного конкурента, словом, какой-нибудь скелет в шкафу.
- А если я ничего не найду?
- Тогда мы поменяемся местами, - вздохнула Аня, - я буду следопытом, а ты станешь заигрывать с доктором. Говорят, он прекрасно сложён. Тебе нравятся мускулистые мужчины?
Молодой человек решительно покачал головой и пообещал, что сделает всё возможное, только бы не остаться наедине с сэнсэем. Перспектива оказаться в таком щекотливом положении его не устраивало, что послужило отличным катализатором для улучшения мозговой деятельности.
- Ты начнёшь беседу, - предложил он, - а я отпрошусь в туалет. Всегда можно сказать, что попутал двери.
- Умница! Чувствую, из тебя выйдет толк.
Молодожёны припарковали машину и отправились в логово мастера акупунктуры. Холл здания приятно удивил полным безразличием охраны к вошедшим. Лентяи мало чем отличались от простых смертных и даже не поинтересовались, куда же направляются неожиданные гости.
- Теперь я уверена, что они не зомби, - прошептала девушка, - к тому же раз у этого типа такая безалаберная охрана, значит ему нечего скрывать. Но всё равно не стоит терять бдительность.
Ваня молча согласился и, окончательно осмелев, решил проявить инициативу, которая, как известно, наказуема. Он нажал на подвернувшийся под руку рычаг, и результат не заставил себя ждать. Плиты под ногами стали разъезжаться, и пара кубарем покатилась вниз.
- Кто тебя просил это делать? - разозлилась жена.
- Кричи громче, в полёте ничего не слышно.
Достаточно мягко приземлившись (видимо, радушный хозяин специально для этих целей подложил спортивные маты повышенной комфортности), незваные гости стали оглядываться по сторонам.
- Да, похоже, я погорячилась, повесив на сэнсэя ярлык типичного шарлатана. Может статься, что всё сказанное о нём, сущая правда.
- Так это хорошо! Значит, твоя мама хочет отдать деньги не какому-то там проходимцу, а настоящему магу и волшебнику.
- Ага, который или будет мучить нас своими изуверскими способами, или, чтобы не марать руки, пошлёт для этих целей своих зомби. Кстати, второе более вероятно.
- Да что ты такое говоришь! - возмутился Ваня. - Это же всё выдумки.
- В таком случае оглянись назад.
Из полумрака на молодожёнов смотрело несколько пар плотоядных глаз.

Глава 23

Дни в богатом семействе были похожи один на другой. Бизнесмен вставал ни свет ни заря, требовал того же от супруги, а та, чтобы не было так обидно, будила дочь.
- А мне на ком выместить свою злобу? - спросила сонная Ира.
- Попробуй пошпынять прислугу, а ещё лучше поднимись к будущему мужу. Нам нужен работящий зять, а не ленивый соня.
Девушка долго стучалась в дверь, после чего ввалилась в комнату со словами:
- Извини, конечно, но в этом доме высыпаться преступно. Делай как я: спи на парах в вузе.
Она ожидала услышать весёлый смех, но в спальне повисла тревожная тишина.
- Что, не понравилась шутка? Эй, чего молчишь? - Ира стянула одеяло и с удивлением обнаружила, что возлюбленного под ним нет.
Никому не дано понять женскую логику, иначе как объяснить следующие действия девушки. Она стала тормошить наволочку, будто Дима мог ненароком завалиться в ней, потом скинула её на пол и отчаянно завизжала. На противный звук тут же сбежались родители и прислуга.
- Дорогая, он причинил тебе боль? Я так и знала, что ему нельзя доверять. Всем им нужно одно и то же, - запричитала мать.
Отец так же не остался безучастным к судьбе дочери и особенно имущества.
- Что, он всё-таки сбежал? - мужчина картинно заламывал руки. - Ничего говори, я и так знаю, что пропали все наши ценности, ведь ты по доброте душевной рассказала ему обо всех тайниках и не забыла сообщить все шифры. Конечно, сын ботаника - это только прикрытие, ежу понятно. Ты уже прикинула ущерб?
Не дожидаясь ответа дочери, бизнесмен поспешил проверить каждый замаскированный сейф, коих в доме было великое множество.
Прислуга тоже не осталась в долгу:
- Он испачкал бельё? Пятна физиологического происхождения? Ты уже пробовала их на вкус? Эх, небось, и ноги-то не помыл, а мне потом стирать.
Последним прибежал садовник и тоже решил вставить свои пять копеек, упрекнув хозяев за наплевательское отношение к незабудкам, но Ира, махнув рукой, встала с пола и грустно улыбнулась:
- Всё, нету больше у меня парня, сбежал.
- Странно, - удивился вернувшийся отец, - я проверил все заначки, ни одна из них не тронута. Выходит, деньги тут не при чём. Может, он псих?
- Или сексуальный маньяк, - предположила мама.
- Не говорите ерунды! Он замечательный человек, просто он меня не любит.
- И что ты будешь делать?
- Попытаюсь забыть его и жить дальше. Ведь нельзя же самой навязываться.
Глаза бизнесмена засверкали, он понял, что наступил его звёздный час. Дочь была в расстроенных чувствах, посему как никогда была подвержена внешнему влиянию.
“Сейчас или никогда, - подумал мужчина, - если Ира хоть немного похожа на остальных девушек, то должна попытаться отомстить своему парню. Вот тут-то и появлюсь я и предложу сына своего хорошего знакомого”.
Его давняя мечта - заключить выгодный союз, династический брак, как это принято в лучших домах Европы, была близка к осуществлению. Оставалось лишь аккуратно подойти к трепетному вопросу и не испортить всё внезапным появлением Димы. Эта мысль настолько испугала главу семейства, что он подпрыгнул на месте, услышав звонок в дверь.
- Кого это принесла нечистая? - возмутился он.
- В такую рань может прийти только близкий человек, - обрадовалась девушка и пулей вылетела из комнаты.
“Похоже, все мои планы пошли коту под хвост”, - резюмировал отец.
С самым мрачным видом он вышел на крыльцо и увидел дочь с потухшим лицом. Было заметно, что она совсем не рада незваной гостье - матери соседки, который день забавляющейся с молодым супругом.
- Говорят, что незваный гость хуже татарина, - улыбнулась женщина.
- Правду говорят, - невежливо буркнула Ира.
- Я бы никогда в жизни не побеспокоила вас в такую рань, если бы не одно обстоятельство.
- Короче, Склифосовский, - хотела сказать девушка, но вовремя осеклась, поняв, что личное горе ещё не повод грубить окружающим.
На помощь ей пришла тактичная мама. Проводив гостью в дом, она попросила извинить дочь и чувствовать себя как дома.
- Хотите чаю?
- Давайте сразу перейдём к делу.
Хозяйка удивлённо посмотрела на собеседницу. Та слыла большой лентяйкой и транжиркой, плотно сидевшей на шее богатого мужа, поэтому слышать из её уст такие слова было крайне необычно.
- У вас какие-то финансовые трудности? - предположила женщина.
- Господь с вами, мы как сыр в масле. Просто мне нужен ваш психоаналитик.
- Сэнсэй? Вам?
- Ну, не мне лично. Понимаете, - начала гостья, - тут словами не объяснить. Смотреть надо, пойдёмте. Только захватите с собой аптечку.
Любопытная прислуга, вечно подслушивающая все семейные тайны, тут же принесла всё необходимое и увязалась в хвосте процессии, к которой до неё присоединился садовник, протестующий против насилия над флорой палисадника (на днях на незабудки помочился блудливый пёс, и те приказали долго жить), и бизнесмен, внезапно подвергшийся массовому психозу. Лишь Ира, пребывая в меланхолическом настроении, не приняла участия в утреннем походе.
- Вот! - гостья победоносно показала рукой на пассажира. - Ничего не помнит, амнезия в лучших традициях латиноамериканских сериалов. Каково, а? А муж ещё ругает меня, называя эти киноленты дрянью, которая не имеет ничего общего с реальной жизнью.
- Молодой человек, мне определённо знаком ваш портрет, - задумчиво промычал глава семейства.
- Тише, дорогой, у него всё лицо в крови. Своим замечанием ты можешь травмировать и без того ранимую психику, - шепнула жена.
- Да это же ухажёр вашей дочки! - дико заржала прислуга.
Не все поняли её искреннюю радость в связи с появлением Димы и стали внимательно всматриваться в окровавленную физиономию в поисках сходства, но горничная не успокаивалась:
- Куда вы ему сморите? Да это же его одежда, во что главное. Рожу можно стеклом порезать, красной краской замазать и вообще придумать что угодно, но тряпки сразу выдают человека. Смотрите, у него же дырка не левой подмышке.
К наблюдателям присоединилась Ира, услышав имя своего возлюбленного. Ей не нужны были никакие изъяны в одежде, чтобы понять, кто перед ней.
- Любимый, ты вернулся! - девушка протянула руки к дёргающемуся парню с затравленным взглядом.
Внезапная оживлённость вокруг его персоны была сродни ажиотажу в зоопарке вокруг клетки с редким животным, которое принадлежит к исчезающему виду саблезубых енотов, водоплавающих скунсов и прочих вычурных детей природы.
- Что вы с ним сделали? - закричала дочь. - Он меня не узнаёт.
- Тише, у него амнезия, - прошептала мать, - я видела такое сотню раз по телевизору.
- Как? Ты тоже смотришь эту мерзость, разжижающую мозги?
- Не время выяснять отношения, - вмешалась гостья, - я приехала попросить у вас помощи психотерапевта, чтобы тот опознал эту личность, но, похоже, вы и сами его знаете.
- Конечно, ведь это мой жених.
Ошарашенная гостья стала мелко трястись от смеха. Теперь ей стало ясно, что имел в виду охранник, говоря, что Дима долго сопротивлялся, отказывался ехать сюда, за что и получил по лицу.
- Спасибо за всё, - сказала женщина, вытирая слёзы, - я, пожалуй, пойду. У меня в соседнем доме такие же весельчаки живут. Надеюсь, у них с памятью всё в порядке.
К этому времени молодожёны проснулись и, позабыв о вчерашней истории, продолжили нежиться в постели, убеждая друг друга в противоположных точках зрения.
- Мы должны сделать так, как я сказала. Тогда мы больше урвём, - со знанием дела сказала Аня.
- Нет, - перечил ей супруг, - я не хочу мотаться по миру из-за лишней суммы денег. Всё равно у нас с тобой на двоих такие деньги, что ни в жизнь не потратить. Наш брак задумывался как типично династический, в котором нет места любви, но мы оказались выше меркантильных интересов.
Когда женщина вошла в спальню без предупредительного стука, что характерно для любящих мам и тёщ, спор окончательно зашёл в тупик.
- А вы, голубки, всё воркуете, - сладко улыбнулась гостья.
- А что нам остаётся делать, если мы любим друг друга?
- Ну-ну, - протянула женщина, глядя на разбросанные по всей комнаты плётки, наручники и прочие атрибуты страстной любви, - дорогая, можно тебя на минутку.
Спустившись на первый этаж, она жарко зашептала о временных финансовых трудностях, связанных с нежеланием главы семейства понять, что надо супруге для полного счастья.
- Сколько? - деловито осведомилась Аня.
Мама назвала сумму, от которой округлились глаза даже у птицы, сидящей на карнизе окна.
- Ты собираешься купить себе Люксембург на круглую дату?
- Доченька, мне очень нужны эти деньги.
- Зачем?
- Ну что ты как папа? - разозлилась женщина. - Я же не спрашиваю, зачем вам с Ваней все эти игрушки из секс-шопа.
- Я могу ответить.
- Я и так знаю. Ну, так дашь?
- Нет.
- Я так и думала. Будь же ты проклята, неблагодарная, - на прощание сказала любящая мама и хлопнула входной дверью.
Такое поведение насторожило Аню. До сих пор родительница ограничивалась кошельком мужа, покупая тысячу ненужных вещей и безвкусных нарядов. Теперь же она задумала нечто грандиозное и отказывалась говорить, что именно.
“Не беда, папа наверняка уже знает”, - подумала дочь, набирая номер сотового телефона главы семейства.
Тот, как и полагается настоящим дельцам, уже несколько часов, как был на ногах, и, бодро рассмеявшись в ответ, посоветовал не забивать голову всякой чепухой.
- А если я дам ей денег? - пригрозила девушка.
- Ты готова отдать всё, что подарили вам с Ваней на свадьбу?
- Не своё не жалко. Ну, так что задумала мама?
Говорят, что деньги, власть, слава и прочие излишества, не присущие простым смертным, портят людей. Обладающие этими благами в корне не согласны с данным утверждением, считая, что они просто знают себе цену и делают всё возможное, чтобы и другие знали об этом. Иными словами, вести себя следует исходя из материального положения и социального статуса, однако не все это знают, отчего чернь не выказывает должного уважения благородному сословию. Мама Ани свято верила, что принадлежит к последней категории. Сложность заключалась в том, что окружающие упорно не хотели этого замечать. Уважаемые в городе люди рассыпались любезностями перед супругом, но нарочито вежливо общались с дражайшей половиной, да и простые смертные без особого пиетета смотрят на солидную даму. Возможно, та до конца дней своих так и злилась бы и пилила мужа, если бы не одна информация, сильно смахивающая на утку. Как-то раз на одном приёме ей удалось подслушать весьма занятный разговор о некоем сэнсэе, способном творить чудеса. Кроме психотерапевтического воздействия кудесник давным-давно освоился на поприще пластической хирургии и, что самое главное, нейро-лингвистического программирования. Пропустив мимо ушей множество умных, оттого и непонятных слов, женщина поняла суть - с помощью продвинутого гипноза названная личность могла любого человека превратить в покорного зомби. С тех пор мама Ани в своём непреодолимом желании заиметь пару безвольных рабов сама стала походить на означенное существо, чем сильно накаляла атмосферу в доме.
- Тебе хорошо, дочурка, - жаловался отец, - у тебя муж молодой и психически здоровый, а я живу бок о бок со старой вздорной истеричке, которая бредит идеями порабощения в миниатюре.
- А почему ты не объяснишь ей, что это всё ерунда?
На том конце провода повисло тягостное молчание. Девушка, прекрасно знавшая родного человека, поняла, что тот не решается произнести свою мысль вслух.
- Выходит, это всё правда?
- Ну, понимаешь, о нём ходит много слухов, порой совершенно неправдоподобных. Но я знаю довольно уважаемых в обществе людей, которые готовы отдать руку на отсечение, что не врут.
- И у кого из твоих знакомых есть собственные рабы?
- Официально он не оказывает таких услуг посторонним людям ни за какие деньги. Но говорят, что всё его окружение сплошь состоит из зомби.
- И ты веришь?
В трубке послышался тяжёлый вздох:
- Беда в том, что твоя мама в это всецело верит. Ты её тоже пойми, она ведь так хочет быть в центре внимания, а не просто женой богатого человека.
- Так ведь для этого надо обладать какими-нибудь достижениями кроме фантастической скорости в растрате чужих денег. Впрочем, когда я была маленькой, а семья не была столь богатой, она пекла замечательные пироги. Жаль, что в бомонде не ценятся кулинарные изыски и семейные ценности. Ладно, не буду отвлекать тебя от дел. Не волнуйся, я не дам ей денег, просто хотелось узнать, зачем ей такая прорва
Аня любила родителей со всеми их достоинствами и недостатками, поэтому не могла позволить, чтобы обожаемый ею отец был притеснён матерью, к которой, несмотря на все многолетние сумасбродства, она питала самые светлые чувства. Единственный способ остановить этот механизм - разоблачить шарлатана и предоставить всем неопровержимые доказательства. Сочетая в себе прагматическое и романтическое начало, девушка скептически относилась к мистике и сразу же исключила тот факт, что сэнсэй на самом деле всемогущ. И напрасно.

Глава 22