Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 36

После подтверждения гипотезы о молочном грибе, бывший зомби чрезвычайно вырос в глазах новых знакомых. Дородная тётка, которая медленно, но верно превращалась в прелестную особу, вмиг забыла свои хамские манеры и стала долго извиняться перед окружающими.
- Полноте, голубушка, - улыбнулся мужчина, сумев отцепить благодарную от своей шеи, - это элементарная дедукция, ничего более. Возможно, я помогу и вашей подруге, мне только надо увидеть, что там у неё за щупальца.
- Только не здесь, - смутилась дама, - может, всё-таки пойдём в кафе и отметим это дело?
- Неплохая идея! Правда, теперь я равнодушна к пище, но хотя бы понюхаю вкусные запахи.
Собеседник, так и не решившись сказать, что в столь странном виде его вряд ли пустят в приличное заведение, медленно пошёл по дороге. Он был в лёгком замешательстве: обе девушки были на редкость хороши, и организм, изголодавшийся по любви и ласке, недвусмысленно давал это понять.
- А что же произошло с вами? - наконец спросила зомбированая личность.
Мужчина рассказал грустную историю, в которой фигурировал другой сумасшедший доктор.
- Удивительно, у нас такой маленький город, а столько гениальных безумцев, - удивилась бывшая толстушка, - а как его зовут?
- Сэнсэй. Он предпочитает, чтобы к нему обращались исключительно таким образом. Мол, вы все простые смертные, а я постиг таинства восточного мира.
Новые знакомые ахнули.
- Что, память о его злодеяния живёт до сих пор? - горько усмехнулся собеседник.
- Ещё бы, ведь это самая одиозная личность, заправляющая чуть ли не половиной всех доходных домов. Всё, что приносит прибыль, тем или иным образом связано с его именем.
- Хотите сказать, этот негодяй вернулся в город?
Несчастный мужчина даже не подозревал, что вернулся с острова вместе с ним, только в ином обличье. Доктор на славу постарался как с сознанием, так и с телом нового подчинённого, поэтому никто в городе не мог узнать в молодом парне криминального авторитета средних лет.
- Давно! Ходят слухи, что из длительного отпуска он вернулся настолько богатым, что перестал участвовать в разборках как наёмное лицо, а сам обзавёлся приличной бандой.
- И кто же у него ходит в шестёрках?
Девушка презрительно махнула рукой:
- Пьяницы, наркоманы, бомжи, короче, асоциальные элементы. Он находит их на помойке, приводит к себе, моет, одевает и кормит, а они за это служат ему верой и правдой. Думаю, что по праздникам и в честь удавшихся операций разрешает расслабиться. А что ещё надо опустившимся людям?
Подруга по несчастью была другого мнения:
- Говорят, что он всех их загипнотизировал, поэтому дело не в похлёбке и чарке. Это уже не люди, а зомби. И я склонна верить этой версии, ведь сама нахожусь в схожем положении.
Мужчина задумался. Когда он решил оставить своего спасителя на острове, посчитав, что сполна заплатил за свою жизнь, то долго размышлял о сверхъестественных способностях сэнсэя. И тогда ходили слухи, что дело не в смертельной иголке, а в энергетике доктора, аура которого буквально испепеляет врага.
- Мне так приятно, что вы меня так долго кормите и поите за свой счёт и не пытаетесь кинуть или, не дай Боже, грохнуть, - сказал как-то раз мужчина и тут же добавил, - и это правильно, ведь убить меня не так просто. Если с первого раза не удалось, то я потом буду преследовать почище неуловимых мстителей. Я ведь на расстоянии чувствую, где находится конкретный человек и что он делает.
“Мистификатор, - подумал тогда бизнесмен, - он же не подключён к спутнику, чтобы с Космоса наблюдать за всем населением Земли. Видимо, догадался, что надоел мне хуже пареной репы, вот и пугает”.
Теперь же спустя столько времени (впрочем, ему казалось, что вчера вечером он забавлялся с куртизанками, но изголодавшийся организм был в корне не согласен с этим убеждением) бывший зомби понимал, что в этой жизни возможно всё, особенно, когда общаешься с человеком величиной сэнсэя.
- А вы случайно не знаете, где он живёт? - осторожно спросил мужчина.
- Хотите застать врасплох заклятого врага?
- Я просто хочу знать, что со мной произошло за это время. Я так понимаю, что на дворе XXI век?
- Верно.
Собеседник тяжёло вздохнул, думая о безнадёжно пропавшем времени. Одно дело, когда человек сознательно курит, пьёт, балуется наркотиками и женщинами, и совсем другое, когда ему даже нечего вспомнить.
- Ну, так вы мне поможете?
- Не буду говорить за свою подругу, но я с удовольствием, ведь вы фактически спасли меня. Так бы я день ото дня увеличивалась в объёме, без конца умирала и возрождалась и без устали искала бы своего злого гения. А теперь думаю, что не всё так плохо. В принципе я бы хотела найти его…
- И растерзать?
Бывшая толстушка улыбнулась. До встречи со спасителем это была её самая заветная мечта.
- Нет, я просто хотела бы объяснить ему механизм проекта “Молочный гриб”, ведь это же сенсационное научное открытие. Нельзя, чтобы он посчитал его провальным.
Девушка, всё это время наблюдавшая за обменом любезностей, взяла мужчину за руку и повела вперёд.
- Не знаю, что вы задумали, - сказала она, - только пообещайте, что вернётесь оттуда целым и невредимым. Кроме вас мне больше некому помочь.
Процессия двинулась в путь, так и не отпраздновав ни счастливую встречу, ни чудесное выздоровление толстушки. На подходе к логову сэнсэя прекрасная особа остановилась и попросила:
- Может, вы забудете обо всём и начнёте жизнь с чистого листа?
- Это исключено! Я должен посмотреть ему в глаза тет-а-тет.
- В таком случае это будет весьма проблематично.
- Почему? - удивился собеседник.
Девушка молча показала в сторону здания, вокруг которого царило нехарактерное для этого места оживление.
- У него там что, пресс-конференция?
- Похоже на то.
На небольшом пятачке для парковки машин уместилось полдюжины иномарок, человек тридцать зевак (а куда же без них) и съёмочная группа местного телевидения. Как те почувствовали сенсацию, неизвестно. Может, просто проезжали мимо (например, в этом районе самое лучшее живое пиво) или сэнсэй давно вызывал у них интерес, в любом случае представители СМИ, обрадованные подарком судьбы, потирали руки и попутно брали интервью у всех, кто оказывался в кадре.
- Итак, специалисты утверждают, что логово ядовитого паука обезврежено. Но так ли это на самом деле? Наши доблестные правоохранительные органы, рискуя стать безвольными рабами приспешника Сатаны, идут в самое пекло, чтобы обезопасить город от злого гения, - с пафосом говорила репортёр.
Камера тут же крупным планом показала тех, кого журналистка записала в милиционеры. Бритоголовые парни с наколками, несколькими сотовыми телефонами на ремне, оружием и золотыми украшениями, которые едва ли весили меньше, чем автоматы, даже если их одеть в кители с блестящими пуговицами и штаны с красными лампасами, напялить фуражки с кокардой и засунуть в рот свисток, всё равно не походили на бравых правозащитников.
- Пару слов для нашего канала, - улыбающаяся девушка подскочила к одному бугаю.
- Ты что, в натуре, понятия попутала? Я тебе не фраер ушастый, чтобы по душам калякать, - зло прохрипел мужчина.
- Чувствуется, что он ужасно волнуется, - заключила репортёр, - я сразу заметила тембровые ошибки в голосе. Ну, с Богом!
- Что?
- Вы же крещёный?
- Я не петух! Это была случайность, пахан просто попутал койки, - истерически заверещал великовозрастный детина.
- Успокойтесь, я просто предположила, что вы православный, раз носите крест.
- А, так ты по поводу того гимнаста, что болтается у меня на золотой цепочке. Да, мамочка подарила! - шмыгнув носом, вероятно, любимый и любящий сын шагнул за порог дома.
Его товарищи по банде с большим воодушевлением пошли следом, надеясь увидеть мясо и кровищу и добавить пару штрихов от себя. Возвращались они с понуро опущенными головами, неся на плечах спящих зомби. Последним вышел интервьюируемый бугай и под ослепительными вспышками камер продефилировал с телом до главы МВД города.
- Ваше задание выполнено, товарищ полковник! - отрапортовал он и, приложив руку к пустой голове, бросил сэнсэя на асфальт.
Милиционер прослезился:
- Я же говорил, что орлы. Всё в нашем департаменте в порядке, нет ни оборотней, ни коррупции.
У кого-то на мобильном телефоне заиграл Гимн Российской Федерации (старый гимн СССР с новыми словами) и все, не сговариваясь, положили руку на сердце.
- Видимо, я многое пропустил, - присвистнул бывший зомби, наблюдая за этой картиной с почтительного расстояния, - когда я отдыхал на острове, у населения ещё не было такого патриотического настроя.
Люди, действительно, находясь в мажорном настроении, разошлись не на шутку, и в своём упоенном мычании (слов нового гимна так никто и не знает) совсем позабыли о сэнсэе. Тот в отличие от мирно спящих рабов осторожно открыл левый глаз и, оценив ситуацию, стал медленно отползать. То ли он был чрезвычайно силён духом, то ли падение с рук бугая дало о себе знать, но, сгруппировавшись, мужчина взял низкий старт и рванул прочь от этого места. Выйдя на прямую, беглец по иронии судьбы столкнулся с человеком, который долгое время, сам того не зная, был правой рукой.
- Ну, здравствуйте, сэнсэй! - улыбнулся мужчина.
Доктор внимательно посмотрел в лицо собеседника и обомлел. Даже он сам не предполагал, что его чары могут развеяться вместе с установкой на послушание.
- Ты?
Вскоре подоспели СМИ, чтобы запечатлеть знаменательное событие. Полковник принялся подобострастно трясти руку бывшему зомби, благодаря за проявленную бдительность.
- Не только в милиции служат орлы. Они бывают и среди гражданских. Ну, откуда ты прилетел?
- Вот это я и хочу выяснить.
Мужчина пристально посмотрел в глаза собеседнику, и настала его очередь изумляться и не верить своим глазам. Глава МВД города сам лично по дружеской просьбе сэнсэя провернул всю эту махинацию с умершим бизнесменом. Доктор божился, что сам лично был на том острове, где и похоронен мужчина, умерший от плотских удовольствий, несовместимых с жизнью. Чтобы некогда хороший знакомый, а теперь отъявленный негодяй в глазах общественности ненароком (а то, может, и специально) не потопил его, полковник схватился за сердце и нараспев произнёс:
- Он жив, он жив!
- Вы меня знаете? - удивился бывший зомби.
- Он ещё спрашивает! Конечно, вас все знают. До того как этот мерзавец задурил нам голову, вы были самым уважаемым членом общества. Но он попросил, - поняв, что употребил перед камерами не то слово, мужчина тут же исправился, - заставил меня сделать подложные документы о вашей смерти. А потом, разумеется, как последний шакал порвал на куски ваш цветущий бизнес.
Безусловно, глава МВД города льстил себе. Рассказав о злодеяниях сэснэя, он совсем забыл упомянуть, что сам, не обращая внимания на робкие уколы совести, примкнул к числу тех самых шакалов, не оставивших камня на камне от доходного дела.
- И вы совсем ничего не помните? - журналистка подлетала к новоиспеченному герою.
- Отчего же? Я знаю, кто я такой, но мне неведомо, что я делал с конца прошлого столетия.
Репортёр тут же защебетала о невинных жертвах, пострадавших от жестокого тирана, полковник пообещал во всём разобраться и непременно воскресить мужчину по бумагам, словом, каждый был занят своим делом. Хорошенькая девушка набирала баллы, чтобы на волне народной любви со временем перебраться в область или даже в центр. Милиционер, уже не чаявший получить повышение по службе, чувствовал, что на пенсию выйдет генералом.
- Слушай, может, нам тоже выступить и рассказать о своём злом гении? - предложила бывшая толстушка.
- Зачем? - печально улыбнулась подруга. - У них есть раскрытое дело, пойманный преступник. Кому теперь какое дело до нас? Попробуй осторожно, не попав в кадр, выудить твоего спасителя. Мне ведь тоже хочется стать нормальным человеком.
Выбравшиеся из логова сэнсэя через потайной ход с таким же настроением наблюдали за происходящим. Ане с Ваней было немного обидно, что их слава незаслуженно досталась полковнику; охранник печально смотрел на хозяина, понимая, что теперь у него не будет никакой жизни, даже рабской. Даже если он избавится от установки повелителя, то заменит деловой костюм просаленным тулупом и пойдёт по помойкам.
- Был сэснэй да всплыл, - грустно произнесла Ира, - а я-то думала, что вся его сила в цигуне и правильном питании.
Катя была счастливее всех. Они ничего не соображала и безразлично смотрела на окружающих. Её не заботило, что хозяина обступили зеваки, норовившие то ущипнуть за нос, то дать каблуком между ног, а её лицо так и останется обезображенным.

Глава 35

Полковник, преодолев внезапно овладевший им животный страх, вызвал подкрепление со световыми гранатами и усыпляющим газом и поспешил за крестником.
“Всё-таки хорошо, - подумал он, - когда есть связи с криминальным миром. Будь я честным человеком, кого бы я позвал на помощь?”
Целеустремлённый Ваня никак не отреагировал на тяжёлое дыхание за спиной и успокоился только в логове сэнсэя, основательно вооружившись боеприпасами.
- Ты что, на войну собрался? - удивился мужчина.
- Да, только тыловую, чтобы не грохнуться оземь, как ваши бойцы. Слабое поколение, надо заметить.
- Я сам в шоке.
- А вы, кстати, не стесняйтесь, берите, что душе угодно. Всё равно ведь это оружие подлежит изъятию, так давайте вдоволь повеселимся.
- Но удобно ли?
- Слышите запах гари? Это хрустит паркет этажом ниже. И знаете, чья это работа?
Полковник посмотрел в лицо собеседника, лучившееся от гордости, и в который раз убедился, что любовь будет пострашнее атомной войны. Под воздействием химических процессов головного мозга инфантильный парень вдруг решил, что он Рембо местного значения и его ничто не остановит.
“Даже страшно подумать, что натворила его жжена, которая никогда не казалась мне тихоней”, - пронеслось в голове мужчины.
А между тем Аня находилась в кабинете сэнсэя и не знала, что ей делать дальше. Охранник занимался ярко выраженным телефонным хулиганством и получал от этого ни с чем не сравнимое удовольствие. Однако его дружелюбность моментально сменилась бы животной жестокостью, если бы узнал, что находится в одном помещении с врагом повелителя. Тот, к счастью для девушки, с мерзкой ухмылкой рассматривал павших бойцов, очевидно, наслаждаясь своим всесилием.
“Может, ещё раз позвонить крёстному отцу Вани. Раз муж поднял трубку, значит, он где-то поблизости. Я нисколько не сомневалась, что он отправился за подмогой, а не трусливо сбежал. Но почему он ничего не ответил?” - думала незваная гостья.
Она недолго пребывала в неведении. За дверью послышались шаги и мужские голоса. Аня внимательно посмотрела на дисплей: доктор по-прежнему чинно расхаживал меж сражённых воинов.
- Если я прикажу, вы нападёте на вошедших? - прямо спросила девушка.
Зомби, положив трубку на самом интересном месте, недоверчиво покосился на собеседницу:
- А если это будет сэнсэй?
- Что вы! Я имею в виду других его подчинённых. Ну, вы же сами говорили, что один из них стал предателем. Вдруг, к нему примкнули и остальные?
Бугай нечленораздельно промычал, и тут дверь открылась. На пороге стоял Ваня с точно такой же коробкой с боеприпасами, которая преспокойно лежала на письменном столе. Из-за его спины выглядывал полковник, взмокший за время хождений по длинным коридорам.
- Свои! - обрадовалась Аня.
Охранник недоверчиво посмотрел на незнакомых ему людей, но промолчал.
“Наверное, это её зомби, - подумал он, - хотя лицо второго я где-то уже видел”.
И немудрено, ведь глава МВД города - личность публичная. Мужчине нравился интерес СМИ, поэтому он обязательно фигурировал почти в каждом новостном выпуске местного канала. То он сажала деревья на субботнике, то замешивал раствор на общественной стройке, то ловил преступников, не выходя из фешенебельного кабинета.
- Дорогая, с тобой всё в порядке? - супруг кинулся обнимать девушку.
“А сэнсэй никому не позволяет такой фамильярности, - заметил охранник, - а мне иногда так хочется сделать ему массаж шейно-воротниковой зоны, принести тазик с горячей водой, размять на его лице клубнику. Но он только отнекивается, ссылаясь на работу. Сухарь, что с него взять”.
Пока супруги расспрашивали друг друга о самочувствии, полковник терпел. Когда же девушка разлеглась на кушетке и игриво предложила мужу разделить с ней постель, мужчина вышел из себя:
- Отставить телячьи нежности! С вами свихнуться можно! На первом этаже какой-то фокусник, топнув ногой, уложил всех моих ребят, а вы тут нежитесь.
- Это на нервной почве.
- Постойте, - удивился зомби, - что значит ваши люди? Вы что, не друг сэснэя?
Аня языком жестов стала показывать, что все присутствующие испытывают самые тёплые чувства к хозяину дома.
- Да, люди мои, - признался полковник, - я специально отправил их сюда, чтобы проверить на профпригодность.
- Вы можете продолжать заниматься своим делом, - улыбнулся барышня, - больше нет никаких ограничений на городской телефон.
Обрадовавшийся охранник вмиг потерял бдительность и больше не вмешивался в чужой разговор. За это время глава МВД города изложил свои мысли по поводу происходящего:
- Мне по уставу не положено кликушество и трусость, и я с детства не верю в сказки. Поэтому меня меньше всего интересует, как этот шельмец вывел из строя моих солдат. Кстати, за эти штучки я не смогу его привлечь к ответственности. Но у него в доме есть оружие, а это уже серьёзно. Пока мои ребята не приехали, предлагаю обыскать кабинет в поисках каких-нибудь улик.
- Интересует что-то конкретное? - деловито спросил Ваня.
- Документы, деньги, оружие и наркотики. Если найдёшь женские трусики или плётку с наручниками, можешь оставить себе.
Всё-таки верно говорят, что незваный гость хуже татарина. Под руководством полковника молодые люди устроили страшный кавардак в поисках чего-нибудь весомого. Когда оперативно-розыскные мероприятия достигли своего апогея, в комнату тихонько пробралась ещё одна личность и крикнула:
- Вы что тут делаете?
В комнате повеяло паническим страхом и слабым желудочно-кишечным трактом крёстного отца.
“А если бы я был на задании в окружении боевых товарищей? - подумал он. - В таком случае эта оказия дорого бы мне обошлась, а в присутствии проверяющих значила бы только одно - не видать мне генеральских погон, как своих ушей”.
Вошедшая, оставшись довольной произведённым эффектом, внимательно осмотрела присутствующих и хмыкнула:
- Ба, знакомые всё лица!
Те, ожидав увидеть сэнсэя с головорезами, чрезвычайно обрадовались. Ещё бы, ведь это была Ира.
- Это же наша соседка, - Ваня первым пришёл в себя, - какими судьбами?
- Действительно, что ты здесь делаешь? - удивилась супруга. - Вернее, вы.
- Не время разводить китайские церемонии, - отмахнулась девушка, - к тому же, мы с вами почти ровесники, да и положение обществе схожее. Вы лучше объясните, что здесь происходит.
Таков менталитет всех народов, проживающих на бескрайних просторах нашей Родины. Видимо, это заразно и передаётся не только воздушно-капельным путём, но и ментально, поскольку присуще как мордвинам и чукчам, так и москвичам, сибирякам и голодающим с Поволжья. Как сказал бы в такой ситуации сатирик Михаил Задорнов, только наш человек, увидев, как соседи обходят дом старого знакомого с другой стороны, может полезть за ними, пройти на каблуках почтительное расстояние и лишь затем, чтобы удовлетворить своё любопытство.
- Вы следили за нами с самого начала? - поинтересовался полковник. - Или это Аня привела за собой хвост?
- Я здесь совсем по другому вопросу, - улыбнулась Ира, - мне просто стало интересно, почему мой сосед и главу МВД города пошли окольными путями.
- Кем вам приходится владелец этого дома? Сожителем, тайным любовником?
- Вам бы не в милиции работать, а книжки писать. Иронические детективы с шокирующей концовкой или любовные романы. Там обычно так всё и происходит. Мы с сэнсэем старые друзья.
Ваня покачал головой:
- Должно быть, ты не всё о нём знаешь, если считаешь его близким человеком.
Девушка засмеялась. Она уже привыкла, что вокруг психоаналитика, как назойливые мухи (кстати, это неспроста, ведь муху не обманешь, она всегда летит на кучу), роятся гадкие слухи о его сверхъестественных способностях, используемых далеко не во благо человечества.
- Будешь пугать меня рассказами о зомби и смертельной иголке?
- Да, - растерянно согласился парень.
- Глупости всё это! Он прекрасный мануальный терапевт, а его методика обучения цигуном - просто сказка. Я ведь больше в своей жизни так ни чему и не научилась - ни рисованию, ни игрой на фортепиано. У него дар преподавателя.
- О да! - воскликнул полковник. - Судя по вашим разговорам, он способен пудрить мозги не только зомби, но и здоровым с виду людям.
Велев супругам не отвлекаться от поисков компромата, он сел в удобное кресло доктора и вылил на собеседницу ушат сомнительной информации, которая только убедила Иру, что завистники встречаются даже среди уважаемых в обществе людей.
“И чем ему насолил сэнсэй? - размышляла девушка. - Один людей лечит, другой калечит через своих архаровцев с дубинками. Посягнул на частные владения, зале в чужой дом и ещё обливает доктора грязью”.
Поняв, что даром теряет время, мужчина плюнул с досады и грязно выругался. Слово получилось длинное, сразу с тремя корнями, притом соединительными гласными были не привычные “О” и “Е”, а почему-то в обоих случаях “Ы”.
- Вы Владимира Сорокина случайно не читали? - на всякий случай спросила Ира.
- Кто это такой?
- Автор довольно интересных произведений. Помните, была шумиха вокруг “Голубого сала”? А ещё есть “Лёд”.
- Есть лёд? Извините, милая дамочка, но вам пора лечиться. В друзьях у вас ходит психопат-мистификатор, любимый автор предлагает хрустеть замороженной водой, да и голубое сало не вызывает доверия. Если оно сало, то почему голубое? Что, среди свиней тоже встречаются хряки нетрадиционной ориентации?
- Какой у вас свежий взгляд на современную литературу, - ехидно заметила барышня, - сразу чувствуется, что вы из милиции.
- Извините, что отвлекаю вас от словесной перепалки. Но пока вы мирно беседуете, мы тут работаем. Смотрите, что я нашла, - Аня протянула небольшой фотоальбом.
С виду это был обыкновенный картонный кирпич, внутри которого располагались снимки. Но весь интерес заключался в картинках, так как они были посвящены одной персоне - Диме. Девушка, несмотря на великую занятость имитацией африканских страстей, всё же иногда выглядывала на улицу и заприметила парня, неоднократно появлявшегося у соседей дома.
Чувствуя себя археологом, раскопавшим скелет, подтверждающий несостоятельность эволюционистской теории Дарвина, девушка дёрнулась в сторону охранника. Тот как малый ребёнок (в сущности, его задурманенный мозг находился именно на этой стадии развития) звонил по телефону и тут же бросал трубку.
- Простите, а кто это такой? - улыбнулась Катя, показывая фотокарточку с приветливо улыбающимся молодым человеком.
- Я же говорил вам о нём. Это предатель, который был с сэнсэем чуть ли не с самого начала.
- И он всегда был таким?
- Нет, до этого у него было другое лицо.
- Я так и думала! - воскликнула Аня. - Он всё-таки делает подпольные пластические операции. Но зачем кому-то подделываться под твоего жениха?
Ира выхватила снимок и стала внимательно рассматривать его. Она надеялась увидеть там парня, чем-то похожего на возлюбленного, но вместо этого на фотографии был запечатлён Дима, притом в кабинете сэнсэя.
- Не может быть! - воскликнула она. - Доктор общался с ним всего несколько раз, до этого они знали друг друга только заочно. А тут стоит дата за несколько месяцев до нашего знакомства.
- Нашёл! - закричал Ваня. - Представляете, весь компромат лежал в сейфе.
- Кто бы мог подумать, - фыркнула Ира, - а ключ и клочок бумажки с комбинацией цифр он держал под ковриком?
- Нет, на дне последнего ящика стола. Всё, теперь ему несдобровать.
- Только прежде чем начнёте линчевать его, позвольте мне поговорить с сэнсэем наедине. Очень хочется расставить все точки над i.
- Напрасно вы, милая девушка, считаете, что мы будем устраивать самосуд, - начал полковник, как из штанов раздался противный писк, - а вот и ребята подоспели. Ну, хватаем все улики и живо из помещения. Скоро тут будет нечем дышать.
- Вы ещё раз испортите воздух?
“Я же вроде тихо, - подумал мужчина, - и как она только догадалась, что это я? Что, если человек при погонах, то он обязательно скунс?”
- А усыпляющего газа не хотите?
- Как в “Норд-Осте”?
- Всё может быть, поэтому давайте поспешим.
Охранник, уловив общее настроение, тут же закончил баловаться и схватил Катю.
- А это кто? - удивился полковник. - Почему до этого голоса не подавала? Стеснительная, глухонемая или дисциплинированная?
- Просто зомби, - отмахнулась Аня, - она и со мной отказывалась говорить.
- Тогда оставим её здесь.
Безвольный раб гипнотизёра надулся:
- Нет! Сэнсэй сказал беречь её как зеницу ока. Не знаю, что это такое, но в прошлый раз, когда он так сказал, а я застрелил пленника, меня за это ругали.
- И это после того как она огрела тебя вазой по голове? - удивилась девушка.
- Служба такая, - вздохнул зомби.

Глава 34

Бывший зомби, узнав об официальной версии своей участи, решил, что терять ему больше нечего и пошёл прямо по дороге. За время его отсутствия в здравом уме и крепкой памяти город здорово изменился: в булочной открыли отделение Сбербанка, в помещении пожарной части удачно разместилось казино и бар со стриптизом, где танцовщицы используют длинные шесты совершенно в иных целях, а дом быта стал публичным домом. Хозяева заведения поскупились на вывеску, поэтому куртизанки в данной местности назывались не публичными, а бытовыми девками.
“А ведь когда-то часть этого грязного бизнеса была моей, - подумал мужчина, - и тогда всё это мне не казалось мерзким и противным. Похоже, для того, чтобы прозреть, следует умереть, хотя бы фиктивно”.
Ноги сами вели его к центру города (ещё одно подтверждение гипотезы о генетической памяти), который, как и прежде, кишел от снующих людей. Внимание сразу привлекла дородная тётка, всем весом налегающая на привлекательную даму.
- И это, по-твоему, страдания? - кричала она.
- Я просто высказала своё мнение. А теперь отпустите меня, - взмолилась собеседница.
Мужчина, вспомнив, что теперь у него больше нет семьи, подумал, что очаровательная женщина, похожая на загнанного оленёнка, прекрасно подойдёт для роли Прекрасной Дамы.
- А по какому праву вы давите на девушку? - вступил он в разговор.
Тётка зло сверкнула глазами, но промолчала.
- Пойдёмте, - бывший зомби потянул барышню за руку, - я провожу вас до дома, что всякие личности не цеплялись.
- Спасибо за предложение, но я не могу им воспользоваться.
- Почему? Что вас удерживает в компании этой хамки?
- Я принадлежу одному человеку, - всхлипнула собеседница и всем телом прижалась к мужчине.
Из её груди стали вырываться бессвязные слова, которые дородная тётка моментально переводила в оформленные предложения. Новая знакомая поведала интересную историю, удивительно переплетающуюся с судьбой бывшего зомби. Замечено, что как только человек чем-то заболевает, становится поклонником артиста или группы, открывает для себя что-то новое, словом, изменяет своё физическое или умственное состояние, он обнаруживает, что его окружают люди с точно такими же проблемами. Вот и новая знакомая рассказала свою историю становления зомби.
Когда-то она была совсем не такой, как сейчас. Но на её пути встретился импозантный мужчина, перевернувший всю жизнь. Пойдя у него на поводу, девушка коренным образом изменила не только внешний облик, но и внутренний мир.
- Это какая-то наркотическая зависимость, - жаловалась новая знакомая, - чем дольше его нет, тем хуже я себя чувствую. Представляете, когда он попытался бросить меня, я так обезумела, что напала на него, и лучше вам не знать, как я это сделала.
Бывший зомби внимательно посмотрел на прелестницу. Решив, что та даже в минорном настроении отчаянно кокетничает, он обхватил её тонкий стан и игриво поинтересовался:
- Что мне надо сделать, чтобы вы приложили ко мне свою ангельскую ручку?
- Разозли меня, и я отвешу тебе такую оплеуху, что мало не покажется, - звучно отозвалась дородная тётка.
- А вас никто не спрашивал.
- Ну и что? Я подруга по несчастью.
- Хороша подруга! - воскликнул мужчина. - Если бы не я, вы раздавили бы ей своей критической массой.
Ожидая бурной реакции и рукоприкладства, он внутренне давал себе установку, что таких женщин бить можно и даже нужно, если они не понимают вежливых слов. Но вместо серии ударов собеседница закрыла лицо руками и заревела.
- Это такой психологический трюк? - удивился бывший зомби.
- Нет. Просто вы надавили на больной мозоль.
История дородной тётки была не менее занимательна. Она так же, как и подруга по несчастью, до встречи с неким доктором была совершенно другим человеком. И, подобно зомбированной личности, ей так же необходимо встретиться с кудесником, только для других целей.
- Я убью его! - кричала она. - Этот негодяй оставил меня умирать. Представьте, каково это: очнулась в незнакомом месте, по квартире гуляет сквозняк, дверь не заперта. А если бы туда зашли лихие люди и, воспользовавшись моим временным бессилием, надругались бы над телом?
Мужчина с большим сомнением посмотрел на тело, которое только у закоренелого извращенца вызвало бы желание совершить соитие. Его удивляло другое: новые знакомые в своих рассказах упоминали некоего доктора, способности которого выходили за грани разумного.
- То есть у вас в организме есть щупальца, способные хорошенько тряхнуть электрическим током, - бывший зомби стал расставлять все точки над i, - а ваша подруга по несчастью полнеет до безобразия, в определённый момент умирает, худеет до первоначальных размеров, оживает и всё повторяется. Я ничего не перепутал?
- Вы очень внимательный слушатель, - впервые за долгое время дородная тётка улыбнулась.
- И кто же такое сотворил? - спросил мужчина, ожидая услышать ФИО сэнсэя.
- Лев Борисович, - хором ответили новые знакомые.
- Никогда о таком не слышал.
- Значит, вам крупно повезло в этой жизни.
- Вот уж не скажите, - усмехнулся бывший зомби.
Он уже набрал в грудь воздуха, чтобы рассказать свою историю, как прелестная барышня предложила выпить чашечку чая.
- Только без мучного, - предупредила толстушка, - я и без еды расту как на дрожжах. Кстати, знаете, как этот шельмец назвал сию технологию?
Лев Борисович, безусловно, гениальный учёный, был настолько увлечён своей новой работой и возможностью проводить испытания сразу на людях, а не грызунах, что постепенно стал задумываться о воплощении детской мечты. Давным-давно, когда деревья были большие, а мороженое стоило копейки, Советский Союз был в весьма натянутых отношениях со странами капиталистического лагеря, поэтому вместо мультфильма “Том и Джерри” детям приходилось смотреть “Ну, погоди!”, и то по великим праздникам, и только первые выпуски. Однако не все так жили. В прекрасном социалистическом обществе были и те, кто в школу приносили странные брошюры, в которых на красочных страницах сновали туда-сюда аляповатые герои в причудливых костюмах.
- Комикс, - протянул тогда маленький Лёва, - слово-то какое заморское.
Увидев у одноклассника содержание одного из журналов, которые тот провокационно листал на уроках русской литературы, ребёнок пообещал себе, что когда-нибудь воплотит мечты фантастов в жизнь.
“По улице Ленина будут ходить люди с тремя парами конечностей, - думал мальчик, - может, и с шестью, я не жадный. А вместо лозунгов “Слава КПСС” и “Слава труду” на всех плакатах будет “Слава Лёве и комиксам”.
Прошли годы школьной учёбы, повзрослевший парень поступил в вуз, далее попал на работу и, как завещал великий дедушка Фрейд, неосуществлённые желания надолго поселились в подсознании. Они словно чувствовали, что настанет тот момент, когда учёный будет способен на такие смелые опыты. Вот тогда-то и появилась идея фикс - создать бессмертных людей. Вообще-то начальство требовало совершенно другого, но мужчина всегда находил время и работе, и потехе.
- Душенька, - улыбался Лев Борисович, - вам предстоит участвовать в проекте под кодовым названием “Молочный гриб”. Знаете такого? Есть ещё чайный, но это немного другое.
Суть эксперимента заключалась в том, что после процедур девушке приятной наружности больше не надо было следить за своей фигурой.
- Представляете, вам больше не надо будет есть и пить, - журчал ботаник, - разве не здорово?
- А это возможно? - опасливо интересовалась подопытная. - Я не превращусь в одну их тех девиц, которые истязают себя до тех пор, пока организм уже чисто физиологически не может принимать пищу?
- Вы прекрасно осведомлены, но не волнуйтесь. Это ведь не жесточайшая диета, а научное изыскание. Знаете, по каким принципам живёт молочный гриб? Маленькая бактерия заливается молоком, отсюда и название. Постепенно она разрастается, требуя для питания всё больше и больше жидкости. Если этого не делать, организм начинает чахнуть. Но я пошёл дальше, - Лев Борисович упоенно стал расписывать на доске сложно протекающие реакции и клясться здоровьем нежно любимой жены, что всё будет просто замечательно.
Эффект получился потрясающий. Подопытная действительно больше не ела и не пила, но, несмотря на уверения ботаника, продолжала набирать вес. Поняв, что тот оставил неудавшийся эксперимент наедине с бедой, она неоднократно заявлялась к нему домой, а в очередной раз просто умерла. Каково же было её удивление, когда через несколько суток женщина проснулась от прохладного ветра, гуляющего по ногам.
- Имейте совесть, я же могу простыть и умереть, - произнеся последнее слово, толстушка осеклась.
Обежав квартиру, она поняла, что это был не дурной сон, а явь. Впрочем, новый день принёс приятное известие. Из зеркала на подопытную крысу смотрела симпатичная девушка, как две капли воды похожая на ту барышню, что была запечатлена на снимке в компании не менее свежих подруг.
“Я излечилась, - обрадовалась она, - надо будет сообщить Льву Борисовичу. Кстати, а что я делаю в его квартире?”
Когда вечером никто так и не появился, а организм стал резко увеличивать в размерах, женщина решила, что учёный, не создавший противоядия, во избежание постоянного преследования трусливо сбежал, оставив в качестве компенсации свою квартиру. Впрочем, брать там было нечего, тем более, когда в день прибавляешь по несколько размеров, быстро понимаешь, что не в деньгах счастье. К тому же оказалось, что умирать - это очень больно, и дородной тётке предстояло страдать от этого целую вечность.
- Выходит, вы как молочный гриб. Только если того не кормить, он погибнет, а вы, напротив, цветёте и пахнете.
Толстушка кисло улыбнулась:
- Вы ещё и шутите?
- Простите, к слову пришлось. Давайте рассуждать логически. Раз вы не едите и не пьёте, а всё равно живёте…
- Ну вот, теперь стихи.
Мужчине самому сделалось неловко. Он постарался как можно лаконичнее выразить свою глубокую мысль.
- Короче, ваш организм всё равно что-то получает от внешней среды. Вот вы и растёте, как молочный гриб. А когда масса достигает размеров, которые генетически не предусмотрены, происходит обратный процесс. Вот поэтому он и называл проект таким именем.
Прекрасная девушка уважительно посмотрела на нового знакомого:
- Вы так умно говорите, будто сами учёный. Может, вы и мне поможете избавиться от этого непреодолимого влечения? А то ведь я умом понимаю, что попала в лапы к негодяю, а организм всё равно к нему тянется.
- Давайте в порядке очерёдности, - взмолилась толстушка, - ну, и что мне делать? Я не хочу быть молочным грибом.
От волнения она стала жадно ловить ртом воздух и заметно увеличиваться в размерах. От увиденного бывший зомби подскочил на месте.
- Что, так отвратительно? - грустно спросила женщина.
Собеседник отрицательно замотал головой и, взяв даму под руки, попытался раскачать её в такт зажигательной музыке, слышимой только ему.
- Милейшая, я, кажется, понял!
- Ну же, не томите!
- Вы дышите, - мужчина произнёс эту фразу таким тоном, словно сообщал страшную тайну.
- Как и все люди, голубчик.
- В том-то и дело, что нет. Отныне вы потребляете воздух как молочный гриб молоко.
Дальнейшее самому автору идеи казалось невозможным. По его версии выходило, что, проведя опыт, Лев Борисович, сам того не желая, пошёл дальше своей задумки. Подопытная, управляя одним лишь дыханием, могла не только сохранить фигура, но и, напротив, изменять её по собственному вкусу. В то время как другие люди садились на диеты и проводили долгие дни за изнурительными тренировками в спортзалах, женщине достаточно было правильно дышать. Увы, этого не знал никто, даже учёный, оттого и произошёл сей эксцесс. Но организм человека удивителен в своей способности приспосабливаться. Получив новые способности, он сам выработал систему сдержек и противовесов на тот случай, если хозяйка, как это и оказалось, не будет способна управлять собой. В момент критического увеличения массы раздосадованная толстушка лишалась чувств, считая, что умирает мучительной смертью. Но на самом деле это была потеря сознания, спровоцированная тонко чувствующим нутром. Дыхание перехватывалось, бедняжка некоторое время не дышала, что для других бы означало непременный летальный исход, но только не для бессмертной особи. Без воздуха, как молочный гриб без молока, масса тела постепенно приходила в норму, и женщина чувствовала себя прекрасно.
- Хотя, конечно, я могу ошибаться, - мужчина завершил свой рассказ, - тут бы провести всесторонне обследование, а не языком чесать. А пока попытайтесь не дышать, должно на некоторое время помочь.
Толстушка покорно зажала рот и нос руками и стала готовиться к приступам удушья. Но они не начались даже на пятой минуте, вместо этого румяные щёки хомяка стали медленно таять.
- Мой спаситель! - закричала женщина и бросилась на шею к собеседнику.

Глава 33

Горный серпантин медленно подходил к концу. Охающая “десятка” с благодарностью к водителю заурчала мотором, когда выехала на относительно ровный участок дороги. Всё это время агенты предпочитали молчать, лишь изредка страша Льва Борисовича и его супругу, но не пытками, а рассказами о том, с кем им предстоит встретиться.
Несколько лет назад по телевизору крутили презабавную рекламу освежающих конфет “Рондо”, где спортсмен зверского вида с голубого экрана пугал зрителей своим тренером, оказавшимся маленьким мужчинкой с чересчур нежным голосом. Вот и оперативники представляли босса этаким всесильным столоначальником, способным одним движением руки изменить течение Амазонки, а другой помирить Израиль сразу со всем исламским миром.
- А потом он выскочил на ринг и откусил ухо Тайсону, - упоенно врал водитель.
- Чтобы больше так не делал, - закончил коллега.
Супруги выразительно переглянулись и стали ждать встречи с начальником не на шутку разошедшихся клоунов.
“Если он действительно так серьёзный человек, то с ним всегда можно будет договориться”, - подумал учёный, в уме прикидывая, что тот может потребовать за организацию побега.
Мысли супруги текли в том же направлении, поэтому она искренне радовалась, что дипломат с деньгами остался у сына. Ведь в противном случае их бы обыскали и изъяли деньги, а без оных на свободе нечего делать. Любящая мать была готова пожертвовать своей жизнью ради счастья ребёнка, но в глубине души надеялась, что ей удастся невозможное: избежать пыток и заключения, сохранив при этом здоровье, светлый ум и наличность.
- Ну, держитесь, - злорадно прошептал первый агент, заводя пленников в просторный кабинет.
Шеф, как это обычно бывает, разительно отличался от описания подчинённых. Полное румяное лицо, как налитое соком яблоко, без каких-либо признаков морщин весело улыбалось и не пыталось задобрить или запугать.
- Лев Борисович и Лилия Петровна, - скорее утвердительно, чем вопросительно произнёс он.
- Они, - ответил оперативник, - редкие негодяи, надо заметить. У нас даже голова заболела, а ведь вы нас знаете, мы даже при ковровой бомбардировке не прекращаем нести службу. Эти субъекты хуже атомной войны.
Последнее уверение почему-то обрадовало мужчину. Он отпустил агентов и с воодушевлением сказал:
- Значит, я в вас не ошибся.
- Может, приступим? - предложил ботаник.
- Отличная мысль. Раньше сядем - раньше выйдем, верно? - рассмеявшись собственной шутке, шеф вызвал секретаршу и заказал одну чашку зелёного чая.
Не успели супруги подумать, кому же предназначен этот напиток, как мужчина пояснил:
- Чай, кофе и прочее вам не предлагаю, чтобы никоим образом вы не подумали, что я хочу вас отравить, разговорить или расположить к себе. Я предельно честный человек, скоро вы в этом убедитесь.
- Редкое качество, - присвистнул Лев Борисович, - оно вам не мешает при такой-то профессии?
Собеседник вежливо улыбнулся, но в глазах заиграли недобрые огоньки. Он достал из ящика стола фотографию и спросил:
- Вы знаете этого мужчину?
- Да, это его начальник, - честно сказала Лилия Петровна.
- И её любовник, - добавил муж.
- Неправда! Он испытывал ко мне только извращённые чувства, ничего более.
- Вот как? Хочешь сказать, что чесание спины не выходило за рамки дозволенного?
- Безусловно.
- Бесстыжая лгунья!
- Изощрённый убийца!
Внимательно выслушав семейную перепалку, босс рукой остановил словесный поток и произнёс:
- Кстати, именно об этом я и хотел поговорить. Давайте сначала я изложу свою версию, а если вам будет, что добавить, буду только рад. Впрочем, я искренне надеюсь, что у нас получится живой диалог без протокольных штампов.
Чтобы спрятать нечто сверхсекретное, его следует расположить на самом видном месте, а потом ещё подогреть толпу слухами, которые сразу же придадут делу неформальный характер. Только совершенно неразумные люди организуют лабораторию по разработке опытно-экспериментальных образцов, предназначенных для спецслужб, на Красной площади в столице или в областных центрах в районе вездесущего “Макдоналдса”. Не менее глупой затеей было бы наладить производство в одном из закрытых городов, которые, несмотря на всю свою секретность за годы демократии и гласности, стали известны разведкам предполагаемых противников. Кулибиных можно найти и в провинции, где они прозябают в неведении о своём таланте. К тому же, такие кадры предельно скромны и оценивают зарплату в несколько тысяч условных единиц как настоящий подарок судьбы.
- Недостаток финансирования, - грустно заметил шеф, - иначе бы мы устроили такие Академгородки в каждой области, а так повезло только вашей.
В коммерческое крыло НИИ потянулись все, кому не лень, и руководство не знало слов отказа. Каждого принимали с широкой профессиональной улыбкой, а, окончательно выяснив потенциал работника, выдавали тому приличное выходное пособие и просили зайти на недельке. Всё это делалось только с одной целью - найти настоящего Эйнштейна, гениальность которого покрыла бы все расходы на сюсюканье с посредственностями.
- И вы приняли меня за академика и умницу? - Лев Борисович подпрыгнул на месте.
- Отбросьте ложную скромность, вы и есть самый настоящий гений.
- Только злой, - едко заметила супруга.
- Мы дойдём и до этого, - улыбнулся мужчина и продолжил свой рассказ.
Учёный работал, не щадя себя, делал открытие за открытием и был безупречным работником с единым недостатком, характерным для всех россиян. Получая зарплату, приличную по меркам провинции, он ухитрялся выносить через проходную материалы, сотворённые в свободное от основной работы время.
- И самое ужасное не в том, что вы стали использовать своё служебное положение, сотворив любовницу, агрегат любви, сводящий с ума противоположный пол, и попытавшись убить супругу. Как бы это не цинично звучало, наша структура простила бы вам эти прегрешения. Правда, в таком случае в личном деле появилась бы строка о корыстолюбии, мелкособственнических интересах и способности убить близкого человека. Проблема заключалась в другом - вами стали интересоваться далеко не святые люди.
- Сэнсэй, - догадался ботаник, - теперь мне окончательно ясно, зачем он похитил нас с Димой.
- Верно, он самый.
Мастеру акупунктуры, денно и нощно работавшему над своей идеей единения с Космосом, понадобился Лев Борисович, чтобы тот изобрёл препарат для расширения сознания. Наркотики, амфетамины и прочие психотропные вещества не подходили, так как доктор не хотел навредить своему здоровью и, что самое главное, способности адекватно воспринимать реальность.
- Мне нужна крепкая психика, иначе как же я буду страной управлять, а уж потом и миром, если ООН попросит, - рассуждал он.
Тогда в голову пришла замечательная мысль: гениальный учёный должен работать на него, получать достойную зарплату и радоваться жизни. Увы, Лев Борисович счёл эту перспективу не совсем радужной и предпочёл дальше проводить опыты на людях в коммерческом крыле НИИ.
- Чтобы я работал на бандита? Никогда такого не будет, - сверкнул он глазами и был таков.
- Я, конечно, не Джеймс Бонд, но как человек, одно время плавающий в его кругах, могу повторить его афоризм, - начал сэнсэй.
- Никогда не говори никогда? Умник, шёл бы ты своей дорогой. У меня, знаешь, какая крыша? Государство, спецслужбы.
- Но работать мы с вами всё-таки будем, - сказал сэнсэй и удалился, поняв, что пора переходить к более решительным мерам.
Ботаник удивлёно посмотрел на собеседника. Тот потягивал ароматный чай, принесённый хорошенькой секретаршей за время длинного рассказа.
- Во-первых, я увидел этого бандита только, когда оказался в его логове. Во-вторых, к нему я обращался на вы. В-третьих, что это за выдумки?
- Я бы назвал это предположениями. Значит, такого разговора не было?
- Нет.
Представитель спецслужб расхохотался:
- О уж этот шельмец! Клялся, обливался потом, падал в ноги, а всё равно соврал.
- Вы о ком?
- О вашем любовнике и начальнике вашей жены. Простите, наоборот. В любом случае, он вам уже никто.
- Это ещё почему? - удивился Лев Борисович.
Мужчина вкратце рассказал ему о злодеяниях руководителя, который, вступив в преступный сговор с сэнсэем, на протяжении всего этого времени сообщал о каждом телодвижении подчинённого.
- Это всё она виновата, - доверительно сообщил ботаник, толкая в бок супругу, - она хотела мне отомстить, вот и подвигла несчастного мужика на преступление. А я, думаете, от хорошей жизни решил завести себе любовницу?
- Оба хороши, - сурово заметил собеседник, - вас бы всех по большому счёту расстрелять или хотя бы осудить пожизненно, посадить в шарашку, чтобы рабским трудом искупали свою вину. Но ведь мы же не в совке живём.
Он поведал, что начальник Льва Борисовича, поняв, какую глупость совершил, едва не покончил жизнь самоубийством, потом сообщил приспешникам доктора координаты кургана и тут же позвонил агенту, курировавшему деятельность коммерческого крыла НИИ.
- Если бы не последнее, засадил бы я его на полную катушку, - сказал шеф с заметной грустью, - но ведь как говорит следствие, он раскаивался, охотно сотрудничал со следствием, к тому же у него жена и двое детей, словом, положительный человек, как его не крути.
- Что? - изумилась Лилия Петровна. - Он же утверждал, что свободен как ветер.
- Так и есть. А семья - это только ширма. За рекордно короткий срок он оформил фиктивный брак, что во многом спасло его шкуру.
Учёный изменился в лице, поняв, к чему ведёт собеседник:
- Получается, он, заваривший всю эту кашу, будет разгуливать на свободе, а мы понесём кару?
- А что я мог сделать? Его отстранили от этого проекта и тут же направили на другой, в ещё большую глухомань. Считайте, что это ссылка.
- А мы? - хором спросили супруги.
Шеф обречённо махнул рукой, что несколько успокоило Льва Борисовича.
“Раз ему плохо, то по закону вероятности нам должно быть хорошо, - подумал он, - это ведь противоположное событие, даже формулу помню: q=1-p”.
Действительно, слова собеседника обнадёживали:
- Как говорит молодёжь, та же борода! Я даже вам немного завидую. Вот мне приходится сидеть в душной загазованной Москве, лишь изредка вылетая на особо важные задания вроде этого. Кстати, спасибо, что поехали по южной ветке, а не в Магадан, я тут хотя бы недельку развеюсь, пока всё образуется. Вам, как особо ценным кадрам, предстоит небольшое путешествие, сменяя обстановки.
- Куда? - сразу же поинтересовалась жена.
- Небольшой городишко под Биробиджаном.
Супруги переменились в лице. Ещё недавно они молили Бога, чтобы всё обошлось, но, получив желанное, остались недовольными.
- Вы не рады? - деланно удивился мужчина. - Напрасно! Москиты, евреи, китайцы, муссоны - это же такая романтика.
Потом он хитро посмотрел на ботаника и, понизив голос, интригующе произнёс:
- Есть, конечно, один вариант, но если начальство узнает, но по головке меня не погладят. Возможно, вместо вас пошлют на болота.
- Деньги? - с воодушевлением спросила Лилия Петровна.
Сотрудник спецслужб скривился:
- Как это пошло! Я, между прочим, прилично зарабатываю, да и материальные ресурсы для меня не самоцель.
- Тогда что?
- Вот вас двое, - начал собеседник, - муж и жена - одна сатана. А я ведь один, совсем один. Супруги у меня нет, детишек тоже, даже на любовницу времени не хватает. Уж не знаю, что делать. Похоже, мне никто не может помочь.
- Отнюдь! - воскликнул учёный и задрал подол жениной юбки.
Та, как и полагается в таких ситуациях, жутко возмутилась и запротестовала, заявив, что она не из тех порочных дам, которые за свободу готовы пойти на адюльтер.
- Дорогая, всё под контролем, - улыбнулся муж и, порывшись в складках, откопал нужное средство.
Это были те самые миниатюрные приспособления, вставляемые в нос, о которых мужчина вскользь упомянул в разговоре. Видимо, лаборатория была нашпигована подсматривающими и подслушивающими устройствами, откуда сотрудник спецслужб и узнал о чудесном изобретении.
- Что вы, - смутился столоначальник, - это же можно идентифицировать как дачу взятки должностному лицу. Нам всем от этого будет плохо, впрочем, если от чистого сердца, то я приму. Так на чём мы остановились?
- На месте нашей ссылки.
Ловкий мздоимец широко улыбнулся:
- Да разве можно эти края назвать каторгой?
- То есть мы остаёмся здесь?
- Ну, если есть какие-то возражения, всегда можно вернуть прежнее место. Ваш начальник уже едет в поезде с конечной остановкой в Биробиджане.
- Нет, нас всё устраивает.
- Я почему-то там и подумал, - мужчина вызвал секретаршу, предварительно засунув в ноздри изобретение ботаника, - будьте любезны, проводите гостей до машины.
- Всенепременно, зайчик! - страстно прошептала девушка.
- Работает! - воскликнул босс в твёрдом намерении остаться после работы.
- Как и всё, что делает мой муж, - улыбнулась Лилия Петровна, - скажите, а почему вы и меня причислили к незаменимым кадрам?
- А как ещё назвать столь смелого человека, провернувшего эту операцию с деньгами?
- Вы о чём?
- Не волнуйтесь, мы всё знаем, чемодан уже у нас.
- Дима! - воскликнула женщина и упала без чувств.

Глава 32

Аня, оставшись без поддержки мужа, в отличие от большинства лиц женского пола, оказавшихся в подобно ситуации, не стала паниковать и осуждать супруга.
“Я и так удивляюсь, как он не умер от страха, когда мы оказались наедине с этими зомби. Впрочем, кто его просил трогать рычаг в чужом доме?” - подумала она и взглянула на боеприпасы.
Внимательно изучив содержимое коробки, девушка осталась довольной, ибо если смешать все ингредиенты, то от такого фейерверка логово сэнсэя должно было взлететь на воздух. А вот безнадёжно тяжёлую базуку пришлось оставить, предварительно вынув заряды.
“Если я её еле несла всё это время, то даже страшно представить, как она стреляет. Как отнесёт взрывной волной за черту города, так родные и костей не соберут”, - резонно заметила Аня.
За спиной звучно хрустел горящий паркет, и слышались истошные вопли зомби, что настраивало на особую волну оптимизма. Впереди девушку ждали бесконечные коридоры, лестницы и обязательные для этого дома подсобные помещения с арсеналом, которому позавидовали бы талибы, моджахеды и прочие террористически настроенные товарищи.
“Интересно, зачем ему всё это, если он может поработить взглядом, а убить иголкой? - думала незваная гостья. - Может, он ими торгует?”
Длинная дорога к заветному кабинету прошла без приключений, что несколько усыпило бдительность Ани. Приготовив разоблачительную речь, она уже хотела начать её с порога, но по иронии судьбы сэнсэй как раз вышел из помещения, чтобы узнать, что по дому гуляет посторонний человек.
- Трус! - гневно воскликнула девушка. - Столько времени носила этот тяжеленный ящик и придумывала слова, с которыми буду выводить его на чистую воду, а он сбежал.
Кинув ящик на журнальный столик, гостья случайно задела стоявшую на нём фарфоровую вазу. Та в отличие от своей близкой родственницы из неизвестного науке сверхпрочного металла не стала долго кокетничать и рассыпалась сотней осколков. Где-то в глубине комнаты послышался тягостный стон.
“Пытает прямо здесь, - ужаснулась Аня, - а если ненароком занесёт инфекцию, и жертва погибнет от гангрены раньше, чем он получит необходимую информацию? Какая беспечность вкупе с бесчеловечностью”.
Подойдя к операционному столу, она увидела женское тело, которое, если бы не шрамы на лице, можно было бы идентифицировать как Катю.
- Девушка, вам плохо?
В ответ послышалось мычание.
- Что я такое говорю, - спохватилась спасительница, - конечно же, плохо, он ведь садист. Не волнуйтесь, сейчас всё будет в порядке.
Аня развязала пленницу, поставила её на ноги и попробовала завести разговор, но натыкалась на плотную стену отчуждения.
- Что, даже имени не скажете? - удивилась она. - Вот и спасай вас после этого.
В углу раздался звук сродни тому, что недавно издавала Катя.
“Сколько их тут? - подумала гостья. - Зачем ему нужна эта молодка? Ведь она одета безвкусно и вызывающе, приличные барышни такого себе не позволяют”.
Какого же было её удивление, когда вместо ожидаемой жертвы женского пола с пола (до чего удачный каламбур) поднялся бугай, который даже в розовой пачке и с бантиком, прибитым к темечку, не приблизился бы к образу Прекрасной Дамы.
- Вы тоже пострадали от рук этого негодяя? - спросила Аня.
- Нет, я на него работаю.
Обычно непонятливый остолоп сразу же догадался, о ком идёт речь. Правда, на большее его не хватило. Вместо того чтобы поинтересоваться странной личностью, оказавшейся в логове босса, или хотя бы вызвать подмогу, он плюхнулся в кресло хозяина (заветная мечта любого подчинённого) и предложил развлечь его.
- С удовольствием, - улыбнулся гостья, - а кто тут главный после сэнсэя?
- Мы все равны, хотя был один тип вроде приближённого, но сейчас из-за него у шефа большие неприятности.
- И кто же это?
- Последнее время его звали Дима, - сказал охранник и осёкся.
Видимо, даже в его мозгу ограниченном то ли из-за установки повелителя, то ли от природы, сработал защитный механизм. Случайно обронённая фраза заинтересовала Аню, и она попробовала разговорить мужчину, но тот держал рот на замке. Пришлось пойти на хитрость:
- Да вы не волнуйтесь, я и так всё знаю, просто вашу честность проверяла. Неужели человек с улицы может спокойно зайти в гости к сэнсэю и шарить в его кабинете?
Бугай расплылся в широкой улыбке:
- Нет конечно! Мы такого незваного гостя живо бы порвали как тузик грелку.
- Ну, так кто этот Дима?
Он служит ему дольше всех, только в отличие от нас совсем ничего не помнит, даже своего имени. Вроде как при сознательной жизни он сильно насолил хозяину, вот тот и придумал для него такое изощрённое наказание.
В ходе общения девушка отметила, что время от времени у охранника наблюдались минуты прозрения, когда он говорил филигранно, не забывая о тропах и щепоти иронии. Но следом шла фраза, которую мог произнести только законченный идиот.
- И давно у вас наблюдаются такие перепады в биоритмах?
- Ой, вы говорите прямо как сэнсэй.
- Естественно, ведь я его коллега. Мы познакомились на семинаре психоаналитиков, использующих свои умения в целях порабощения людей.
- А, точно, он рассказывал о нём около месяца назад! Это где-то в Мытищах?
Аня кивнула, удивившись, что, лихо соврав, попала не в бровь, а в глаз. В связи с вышесказанным охранник проникся к ней не только доверием, но и неподдельным уважением.
- А вы такая же сильная, как сэнсэй? Сколько у вас душ?
“Прямо “Мёртвый души” какие-то”, - подумала Аня и стала вспоминать, сколько в общей сложности приобрёл Чичиков у всех помещиков.
Решив не увеличивать клубок вранья, она закатила глаза к потолку, чем вызвала неописуемый восторг у собеседника. Не дав тому опомниться, девушка продолжила выведывать информацию:
- Слушайте, а что там за дамочка на столе лежала? Я её развязала, на ноги поставила, а она ничего не говорит, только мычит.
- Это вы зря! Она только с виду тихая и спокойная. Сначала вела себя спокойно, потом голос подала и стала буянить, а после и вовсе по голове мне дала.
- Зато сейчас ни рыба ни мясо.
- Значит, сэнсей её уже обработал.
- А вы при этом не присутствовали?
- Я был без чувств, а когда пришёл в себя, то увидел вас. А вы, наверное, босса ищите?
Девушка посмотрела на ящик, наполненный боезапасами, на который, кстати, мужчина не обратил никакого внимания, что говорит о его потрясающем тупоумии, отсутствии наблюдательности и непрофессионализме, и промолвила:
- Вы даже не представляете, как я жажду встречи с ним.
- Вы с ним разминулись. Не волнуйтесь, я его сейчас позову.
Охранник направился к выходу, но гостья перехватила его:
- А что, по телефону никак нельзя?
- Можно. У нас тут и внутренняя связь есть, и видеофоны, и камеры наблюдения с громкоговорителями, только шеф очень сильно ругается, когда мы притрагиваемся к его вещам.
“Какая ярко выраженная мелкособственническая позиция, - подумала Аня, - мало того, что лишил людей памяти, воли и привычной жизни, так ещё и не разрешает на кнопки нажимать”.
Пообещав, что ничего не скажет коллеге, она позволила зомби два раза позвонить по городскому телефону и назвать случайно попавшихся абонентов кабаном-бородавочником и самцом кабарги в обмен на доступ к камерам слежения. Увиденное её потрясло: в холл ворвались вооружённые до зубов ребята, разительно отличавшиеся от приспешников сэнсэя. В то время как последние происходили из социальных низов, были далеко не спортивной формы, неповоротливы и скверно одеты, незваные гости, как предстало уличным бандитам и рэперам, с ног головы были увешаны блестящими украшениями и даром что не светились разноцветными огоньками как новогодняя ёлка. Молодые люди, не настроенные на конструктивный разговор, уже собирались устроить пальбу, как в центр помещения встал сэнсэй и начал производить необъяснимые действия. Он то плавно перемещался по кругу, то резко тряс руками, а когда топнул ногой, вооружённая толпа рухнула, словно скошенная взрывной волной от невероятно мощного источника разрушительной энергии.
- Что это с ними? - удивилась Аня.
Охранник мельком взглянул на дисплей и авторитетно сообщил:
- Всё, кранты касатикам.
- То есть?
- А вы разве так не умеете?
- У женщин свои секреты, - отшутилась девушка, - ну, так что это было?
- Своим бесцеремонным визитом они оскорбили сэнсэя. Тот обозлился на них и выпустил в толпу мощный заряд энергии.
- Это смертельно?
- Нет, их слишком много. А вот если бы всё досталось одному, то были бы и ожоги, и переломы. А так они все без сознания.
“Самое время сделать звонок другу как на программе “Кто хочет стать миллионером”, - подумала гостья, - а то ведь этот бандит с минуты на минуту поднимется в кабинет и от меня не останется и мокрого места”.
Набрав номер главы МВД города, она разочарованно услышала длинные гудки и продолжила смотреть на экран. Вскоре в кадре промелькнул мужчина и тут же исчез из вида. Его образ показался до боли знакомым.
- А как мне перемотать видео и остановить картинку?
- Смотрите на панели, там такие же значки, как и на магнитофоне. А можно я ещё раз поиграю по телефону?
- Да, только недолго. Не занимайте мне линию.
Внимательно посмотрев на вошедшего, Аня обомлела. Это был крёстный отец мужа, который словно по телепатической связи как Чип и Дейл спешил на помощь.
“Ну и дура же я! - разозлилась девушка. - Надо набрать номер сотового, а не домашнего телефона”.
В это время Ваня медленно сходил с ума. Из здания не доносилось никаких подозрительных звуков, а человек, на которого возлагались все надежды по спасению возлюбленной и выведению бандита на чистую воду, трясся мелко дрожью и негромко всхлипывал.
- Что там произошло? - парень встряхнул старого знакомого.
- Они там все лежат, а этот сэнсэй стоит в центре и ухмыляется. Пальчиком меня так поманил и подмигнул. Надо признать, что всё гораздо хуже, чем ты говорил.
В эту минуту его карман задёргался и противно запищал. Полковник, упоенно косивший под бедного, не мог позволить себе приличный мобильный телефон с многоголосной полифонией, поэтому при каждом звонке округа оглашалась допотопной пищалкой времён зарождения сотовой связи.
- Вам звонят.
- Я слышу.
- Так поднимите.
Мужчина судорожно покачал головой:
- А вдруг это он?
- Сэнсэй знает номер вашего телефона?
Крёстный отец выразительно посмотрел на молодого человека, как бы говоря, что все люди, чей доход заметно превышает среднюю зарплату по стране, мазаны одним миром. Все они плавают в одном котле и оказывают друг другу услугу за услугу, притом последние как правило носят далеко не безобидный характер. Поскольку главу МВД города по дружбе просили поставить на учёт угнанную машину и закрыть дело о массовом убийстве в ночном клубе, то он в свою очередь так же придумывал изощрённые задания вроде зверского убийства проверяющего из центра, которое потом без труда можно списать на агрессивно настроенную молодёжь. Словом, у настоящего полковника рыльце было в пушку.
- Давайте я с ним поговорю, - предложил Ваня и сам удивился собственной смелости.
Увидев номер телефона, с которого совершается звонок, парень ужаснулся. В голову сразу же полезли дурные мысли: негодяй уже схватил супругу и, отобрав сотовый телефон, решил исчерпать его лимит, чтобы не тратить свои грязные деньги.
“Наверное, будет требовать выкуп”, - решил молодой человек и робко произнёс, - алло!
- Дорогой, это ты?
Муж схватился за голову:
“О Боже! Он даже на расстоянии может воздействовать на психику. Вот сейчас мне кажется, что со мной говорит Аня”.
- Почему ты молчишь? Я узнала твой голос.
Не дожидаясь ответа, девушка с жаром зашептала, что с ней приключилось. Остановившись на эпизоде о главе МВД города, появившемся в дверях здания, она услышала короткие гудки.
“Сорвалось, - подумала благоверная, - ох уж эти сотовые операторы, им бы только деньги драть, а связи никакой”.
Ваня выключил телефон, чтобы тот не отвлекал его противным писком, и пошёл за угол здания, куда, как ему ещё совсем недавно казалось, он не вернётся никогда. План был прост и сложен одновременно: проникнуть в здание через потайной ход, набрать как можно больше оружия (благо, оно лежало почти на каждом углу) и устроить Варфоломеевскую ночь зарвавшемуся преступнику. И если с зомби можно было разделать в два счёта, кинув под ноги световую гранату (молодому человеку не хотелось убивать ни в чём неповинных людей), то сэнсэй представлялся противником совершенно иного уровня, как босс игры в приставочных развлечениях, стоящий на голову выше всякой мелюзги. Надеяться на крёстного отца было решительно невозможно. Как типичный представитель чиновничества, он, столкнувшись с суровой реальностью, раскис и совершенно перестал соображать.
- Эй, ты куда?
- Спасать любимую, она у него в лапах.
- Так вход же у тебя перед носом.
- Отважные герои всегда идут в обход, - горько усмехнулся парень, - будем надеяться, что этот трюк сработает и во второй раз.

Глава 31

В частной клинике с говорящим названием “Сонное царство” жизнь текла своим чередом. Доктор, пообещавший, что лично проследит за обследованием индивида, некогда похожего на Диму, закрылся в кабинете, чтобы приобщиться к своему методу.
- Как можно лечить других, если сам никогда не пробовал? - всегда говорил он, поэтому в обязательном порядке установил для всего медицинского персонала тихий час.
Сотрудники шутливо называли его решение дежа-вю из детского садика, сиестой по-русски и прочими эпитетами, считая, что на одной шестой части суши спать в обеденный перерыв не только опасно (можно увлечься и задремать вплоть до увольнения), но и преступно. Кто же, в конце концов, будет поднимать ВВП, если страна будет походить на колонию сурков? Но главный врач продолжал настаивать, что сон - это лучшее лекарство. Установив в своём кабинете пульт наблюдения, он записывал, что происходит в других помещениях в его отсутствие, и страшно ругался, если выяснялось, что вместо оздоровительной процедуры молодые медсёстры точили лясы, а мужчины торчали в курилках и забивали козла.
- Всем по постелям! - дежурная истошным криком огласила коридор и от себя без всякого регламента добавила несколько непечатных слов.
Она была женщиной преклонного возраста, поэтому с большим удовольствием выполняла распоряжение начальства, правда, порой перегибая палку. Не раз медперсонал замечал, что дежурная спит на ходу даже тогда, когда такой команды не поступало.
- Мы уже спим, - проворковали девушки, хихикая за дверью.
Молодые медсёстры, чей возраст не располагал к радикальным оздоровительным процедурам, занимались всем, чем угодно: делали маникюр, педикюр и интимные причёски, читали глянцевые журналы, писали любовные послания президенту, в которых недвусмысленно предлагали бросить толстую, безвкусно одевающуюся Люду, но никто не спал. Избежать гнева главного врача им помог местный компьютерный гений, сделавший так, что в тихий час камеры фиксировали предварительно записанный ролик. Когда выспавшийся мужчина проверял картинки, снятые камерами, те всегда показывали одно и то же - девушки спят без задних ног и даже не смеют ослушаться приказания старшего.
- Девки, а вы слышали, что за кадр появился у нас в клинике? - спросила первая медсестра.
- Не только слышали, но и видели. Я сама лично его обмывала.
- И там тоже?
Визави понимающе улыбнулась:
- А ты как хотела!
- И что там?
- Это надо видеть. Сложён как Аполлон, а некоторые места требует особо тщательного изучения. Пойдём, у меня есть ключи от его палаты.
- Что ты, - смутилась подруга, - это уже какая-то некрофилия.
- Не говори ерунды! Во-первых, мы только посмотрим, во-вторых, он живой, в-третьих, а почему бы и нет, если он всё равно ничего не помнит.
Третья медсестра, не принимавшая участия в разговоре, предосудительно покачала головой:
- У вас что там, непрекращающийся зуд?
- Молчи, синий чулок, - хором отозвались девушки.
Возможно, концепция оздоровительного сна во многом была права, ведь когда свободное время заменяется художественным храпом со свистом, человек чисто физически не способен на преступление. Однако медсёстры были в корне с этим не согласны. Они тихонько отворили дверь и принялись любоваться телом, прикрытым полупрозрачной материей.
- Ну, может, пойдём? - предложила первая девушка. - Здесь же камеры слежения, они могут нас засечь.
- Успокойся, трусиха! В крайнем случае, попросим нашего компьютерного Эйнштейна, чтобы он вырезал эти кадры. Ну, смелее!
Более раскрепощённая подруга решила собственным примером показать, что в сложившейся ситуации можно творить всё, что вздумается. Она с грацией пантеры вскочила на лежавшее тело и стала медленно приближаться к лицу. Бытует мнение, что настоящий медицинский работник должен быть бесстрашен, абсолютно не брезглив и не корыстен. Это и многое другое содержится в клятве Гиппократа и всячески культивируется в учебных учреждениях. Так студентов водят на практику в морг, заставляют брать друг у друга анализы, колоть витамины и делать всё возможное, чтобы люди, понявшие, что они ошиблись вузом, скорее покинули стройные ряды будущих эскулапов. В связи с этим была совершенно непонятна реакция девушки, увидевшей лицо пациента. Она, зашептав первые слова молитвы, разученной специально для отпугивания нечистой силы после просмотра голливудского фильма о нежити, дёрнулась в сторону и, задев приборы, отвечающие за качество, продолжительность и прочие параметры сна, упала с кушетки.
- Всё-таки верно говорят, что баловство до добра не доводит, - назидательно сказала подруга, - не стоило дурачиться. Ну, вставай!
Бессознательное тело, лежавшее на полу, никак не отреагировало на это замечание, а вот доселе мирно посапывавший пациент стал медленно подниматься.
- Свят, свят! - завизжала девушка.
Вместо молодого парня на неё смотрел мужчина с остекленевшим взглядом. Было заметно, что он сам немного напуган. И его можно понять: сначала кто-то скачет по телу, потом резко будит, а теперь ещё этот противный писк. Отдельно надо отметить, что проснулся он в совершенно незнакомом для него помещении, сильно смахивающей на рабочее место патологоанатома из зарубежных фильмов. Всё так же аккуратно прибрано, стерильно и без особых изысков. Действительно, к чему покойнику мещанские фарфоровые слоники на полках, картины русских маринистов и шторки с рюшами?
- Помогите! - взмолился мужчина, но от долгого сна изо рта вместо слов полились слюни.
“Это вампир, - сразу подумала девушка, - у него закончился запас свежей крови, вот он и постарел как в “Дракуле” Брема Стокера. А я надеялась, что это всего лишь народные предрассудки и их художественное оформление Френсисом Фордом Кополлой”.
Пациент слез с кушетки и сделал несколько шагов затёкшими ногами. Со стороны его походка больше всего напоминала дискретные дёрганья лежалых покойников, откапывающихся в знаменательные даты вроде Хэллоуина или пятницы тринадцатого.
- Помогите мне! Он забрал мою душу, поработил волю, - простонал мужчина.
“Видимо, это он о Сатане. Конечно, прислуживать Князю Тьмы - это, наверное, ещё хуже, чем служить в армии, - справедливо заметила медсестра, - что же делать? Может, упасть в обморок? Тогда он решит, что я умерла, и не будет трогать побратима. Насколько я помню из фильма “Интервью с вампиром” с красавчиками Брэдом Питтом и Томом Крузом, кровь мёртвого человека - это яд для настоящего вурдалака”.
Есть люди, которых убивает их же воображение. Так и девушка, не в меру увлечённая просмотром фильмов, идущих далеко за полночь, нафантазировала себе тысячу ужасов и уже успела в них поверить. Ей уже казалось, что приближающийся пациент пахнет мертвечиной, а стремительно растущие клыки хищно смотрят в сторону жертвы.
- Мама! - пискнула экзальтированная барышня и брякнулась в обморок.
Пожалуй, в сложившейся ситуации лежать без сознания - было единственно правильным решением, хотя пол, будь он застелён ковровым покрытием, а не выложен кафелем, мог бы быть и мягче. Жаль только, что экзамены и прочие испытания свыше нельзя переждать таким же образом.
- Где я? - новоявленный страх божий огляделся по сторонам.
Поняв, что ответа ждать не от кого, он распахнул отворённую дверь и, медленно шлёпая неслушающимися стопами, пошёл по длинному коридору, попутно вспоминая, что же с ним произошло. Люди, хотя бы на примитивном пользовательском уровне знающие, как работают современные компьютеры, прекрасно осведомлены, что умную машину следует выключать не путём выдёргивания вилки из розетки, а предварительной командой, после чего агрегат всё сделает сам. Невыполнение этого простого пункта чревато накоплением системных ошибок, что, в конечном счёте, может привести к печальным последствиям. Ни для кого не секрет, что человеческий мозг, если допустить предельное упрощение, работает по тем же принципам. Именно поэтому человек, разбуженный ни свет ни заря боем языческих барабанов или звуком медных труб вряд ли сходу вспомнит, собор какой матери стоит в Париже и как пройти на улицу Горького. Но бывшему зомби крупно повезло. Клин клином вышибают, поэтому резко отключившись от техники, искусственно поддерживающей сон, он в мельчайших подробностях вспомнил свою прошлую жизнь. ФИО, дата и место рождения всплыли без особых затруднений, но мужчина до сих пор не мог понять, как из номера в отеле оказался на разделочном столе
“Наверное, те куртизанки были посланы моими врагами, - подумал он, - но кто знал, что я в то время отдыхал на острове? В принципе, это не так сложно вычислить. Вопрос в другом: кому я насолил”.
В голове сразу же всплыл образ сэнсэя, которого бывший зомби кормил за свой счёт на протяжении долгого времени.
“Точно он! - решил мужчина. - Взял меня тёпленьким и поместил в какое-то лечебное учреждение, Может, это сумасшедший дом?”.
Коридор, как это и полагается в тихий час, был пуст. Внимательно читая таблички, пациент добрался до вестибюля и посмотрел на себя в зеркало.
“Теперь понятно, почему девушка так перепугалась, - усмехнулся он, разглядывая голый торс, - где бы мне раздобыть одежду?”
Чувствуя себя губернатором Калифорнии из фильма “Терминатор”, мужчина стал тщетно искать бесхозно лежащие одеяния. Найдя лишь белый халат и забытую кем-то шляпу, он тяжело вздохнул и направился к выходу, где за столом мирно спала регистраторша.
“Какая интересная клиника, - подумал бывший зомби, - здесь все такие странные”.
Впрочем, он и сам был не промах. Как тонко подметил русский народ, без штанов, но в шляпе, только на этот раз выражение следует понимать буквально. Во времена советской власти его, скорее всего, задержали бы бдительные милиционеры, а прохожие однозначно выказали бы своё осуждение. Вполне вероятно, что назавтра в местной газете появилась бы заметка об империалистическом шпионе, пытавшимся вызвать волнение широких народных масс. Но сейчас все мы живём в федеративном демократическом правовом государстве с республиканской формой правления, что значит только одно - ходи, в чём хочешь (как вариант, в чём мама родила), этим теперь никого не удивишь.
- Мальчик, это какая улица? - осторожно спросил мужчина, руками держа полы халата, оголяющие при дуновении ветра пикантные подробности организма.
Юнец предположительно школьного возраста внимательно посмотрел на незнакомца, перевёл взгляд от помятого лица к босым ногам и понимающе улыбнулся:
- Что, дядя, от пятницы всё никак отойти не можете?
- А какой сегодня день недели?
- О, значит я угадал! Только вы с этим дело осторожнее, а то ведь может произойти отравление организма сивушными маслами, - по-взрослому сказал мальчик, - вот вы какой спирт пьёте: технический, как все, или шикуете и медицинским балуетесь?
Бывший зомби потупил взор. Сначала он хотел спросить, в каком находится городе и далеко ли от оффшора, но потом понял, что этим самым только подтвердит догадку умного не по годам собеседника. Молчание юнец понял по-своему:
- Мой папа тоже по пятницам сильно зашибает, но всегда возвращается домой, потому что мама на подкладке его куртки вышила наш домашний адрес. У вас хоть семья есть?
Мужчине надоело, что с ним разговаривают как с классическим забулдыгой без регистрации, работы и определённого места жительства. Он назвал фамилию, ещё несколько лет назад весьма уважаемую в городе. Правда, это чувство была смешано с откровенной боязнью, поэтому известие о скоропостижной кончине местного авторитета на тропическом острове общественность встретила с большой радостью.
- Ого! - протянул малец.
Собеседник победоносно взглянул на него и героически обхватил руками свои литые бёдра, тут же обнажив срам.
- Ого! - мальчик продолжил восторгаться. - Где же вы такую выпивку берёте, что до сих пор вставляет? С пятницы какого года вы не проживаете в реальном мире?
- Ты о чём?
- О том, что этот бандит ещё в конце прошлого века коньки отбросил.
- Как?
- Я тогда был ещё маленький, не всё понимал, но вроде он заказал девочек на ночь и те отработали по полной программе. А наутро клиент умер, - юнец трагически взмахнул ресницами.
Подивившись редким в наше время состраданием, бывший зомби отметил про себя, что если его признали мёртвым, то ни дома, ни денег, ни семьи у него уже нет. Первые два пункта бесцеремонно забрали компаньоны, некогда клявшиеся в верности, и враги, мало чем отличающиеся от союзников. Что касается родных и близких, то их участь так же была ясна: часть из них истребили или пустили по миру (как правило, это относилось к лицам мужского пола), а наиболее симпатичных взяли себе в наложницы или, что бывает крайне редко, в жёны.
Видя, как глаза собеседника медленно наливаются слезами отчаяния, мальчик поспешно отошёл от него в сторону (кому охота связываться с великовозрастным плаксой?) и сказал:
- Дяденька, вы так больше не пейте, а то, когда в следующий раз очнётесь, президентом будет Жириновский или вообще какой-нибудь ваш собутыльник. Подумайте о стране!

Глава 30

Ваня, договорившись, что тяжёлая артиллерия нагрянет в отделение, спокойно сел на колченогую табуретку и вперился в слегка модернизированный тетрис, встроенный в мобильный телефон
- Молодой человек, а кому вы звонили? - осторожно поинтересовался дежурный.
- Не волнуйтесь, он будет здесь с минуты на минуту.
- Это по поводу заявления?
Парень улыбнулся. Видимо, именно химия - царица наук, иначе как объяснить тот факт, что милиционер, несколько минут назад откровенно издевавшийся над недалёким посетителем, теперь робко блеял и бешено вращал глазами, которые как у рака, попавшего в кастрюлю с кипящей водой, так и норовили вылезть из орбит. Кстати, сходство с деликатесным членистоногим добавлял и цвет лица: пунцовый дежурный явно чувствовал себя не в своей тарелке, вернее ведре с кипятком и специями.
- Что вы сразу не сказали, что это так серьёзно, - залебезил милиционер. - Знаете, сколько к нам в день обращается полоумных?
- Таких как я?
- Да. Ой, то есть нет. Вы только на первый взгляд похожи на психа, Это из-за глаз, они у вас чересчур выразительные.
“Теперь понятно, почему в школе и вузе девушки не хотели со мной встречаться, - подумал Ваня, - как только всё это закончится, тут же поставлю себе контактные линзы”.
Тяжёлая артиллерия как вихрь ворвалась в отделение. Взглянув на посетителя, дежурный понял, что за сегодняшнюю оплошность его как минимум сошлют на Колыму. По мере того как солидный мужчина стремительно приближался к милиционеру, тот менялся в лице. Теперь это уже был не варёный рак, а свисток бравого гаишника, только изо рта лились не звуки, а слюни.
- Спите на посту, лейтенант? - строго спросил вошедший.
- Никак нет, товарищ полковник.
- А почему тогда весь подбородок мокрый, и уже на заявления от гражданских лиц капает?
- Интенсивное слюноотделение, - отчеканил дежурный.
- Как у собаки Павлова?
- Не знаю, товарищ полковник. Я не общаюсь с собаками из соседнего отделения.
- А что так? - весело спросила тяжёлая артиллерия.
- Не люблю я их. Уж больно на оборотней в погонах похожи.
Усмехнувшись такому ответу, вошедший повернулся к Ване и стал выяснять, что же произошло. Тот сбивчиво объяснил всё, не забыв упомянуть о странной блажи тёщи и об арсенале в бытовых помещениях сэнсэя.
- Бери пример с моего крестника, - полковник повернулся к милиционеру, - казалось бы, гражданское лицо, должен сидеть дома и носа не казать, а в случае чего обращаться к браткам или охранным агентствам, а он, как законопослушный гражданин, первым делом обратился к тебе. А ты?
- Я думал, что это очередной, - собеседник задумался, осторожно подбирая слова.
Так и не найдя нужного, он молча протянул заявление об артисте-мистификаторе, проводящем сеансы чёрной магии. Мужчина пошарил по внутренним карманам, важно надел очки и ознакомился с содержанием бумаги. Дежурный был готов к любой реакции: судорожному смеху до слёз и непроизвольного мочеиспускания, снисходительной улыбке или хотя бы понимающему вздоху, облегчившему его незавидную участь, но полковник отдал заявление и строго спросил:
- Ну и в чём проблема? Почему не проводятся оперативно-розыскные мероприятия? Где его фоторобот, особые приметы? Что, неужели в этом убогом отделении нет даже мотоциклетов с пулемётами? Кто тут главный?
Милиционер удивлёно посмотрел на старшего по званию.
“А я ещё укорял себя за то, что в детстве мало читал книжек, - подумал он, - зато сейчас я смотрю фильмы и сериалы, поставленные по классике. А вот чем увлекается это дуб - вопрос на миллион, тут бы и Галкин сел в лужу”.
- Ну, что молчишь?
- Так это же Булгаков, - прошептал парень.
- Никогда о таком не слышал. Недавно из области приехал? Кто по званию?
- Он из гражданских.
Полковник покраснел:
- Хочешь сказать, что в этом отделении заправляет человек, не связанный с внутренними органами?
- Понимаете, Воланд - это такой персонаж, - начал дежурный, но собеседник не дал ему договорить.
- Еврей, что ли?
- Скорее немец, заграничный артист.
- А почему тогда не занимаетесь его поисками? Что думаете, если еврей, так его и ловить не надо, пусть дальше славянам головы дурит?
Ваня, до этой поры с азартом рубившийся в тетрис, поднял голову и запальчиво произнёс:
- Это какой-то национализм! Мало нам Ленина с Троцким, так ещё и какие-то заезжие суются.
- Идиотизм! - крёстный отец поддержал его. - Чтобы завтра же на всех постах у каждого сотрудника были ориентировки этого Воланда. А сейчас собери мужиков, пусть возьмут собой оружие, поедем на дело.
Милиционер сокрушённо вздохнул. Как можно объяснить такому истукану, что в отделении только два свободных человека - дежурный и кинолог, притом последний без собаки, поскольку та натрескалась консервированных бычков в томатном соусе и уже второй день скулит на коврике с признаками ботулизма. Но голь, как известно, на выдумку хитра, поэтому молодой человек под благовидным предлогом справить малую нужду после встречи с разъярённым лицом, старшим по званию, скрылся за углом и стал звонить всем своим знакомым мужского пола, чей силуэт лица больше всего походил на милицейский.
- Братан, - раздалось в трубке, - я занят, из должника кровно заработанные бабки выбиваю. Слышишь, как кричит? Наивный, думает разжалобить. Ничего, мы и не таких кололи.
Следующий знакомый так же сослался на дикую занятость и цейтнот:
- Уже третий день свою козу не драл.
- А где ты её держишь? - удивился парень. - Неужели на балконе?
- Ты что? - дико заржали на том конце провода. - Я сплю с ней в одной кровати.
- Нельзя же так! В конце концов, она всего лишь животное.
- Да, ты прав. Но видел бы ты её попку.
Набирая третий номер телефона, молодой человек готовился услышать равнодушный женский голос, твердящий, что абонент отключился или находится вне зоны действия сотовой связи. Однако ему крупно повезло: старый знакомый на полном серьёзе заявил, что его банде как раз не хватает практики.
- Вы только оружие не забудьте с собой взять.
- И эта та самая милиция, которая должна меня беречь? - хрюкнул приятель. - Не бойся, всё будет в лучшем виде.
- Тогда подъезжайте в отделение в течение получаса, а то мне несдобровать.
Есть порода людей, для которых давняя дружба значит больше чем деньги, власть и предрассудки общества. Один ходил в лейтенантах, другой - в бандитах, но оба были счастливы и не собирались жертвовать хорошими взаимоотношениями из-за осуждения толпы.
- Всё готово, сейчас они подъедут, - отрапортовал парень.
- Отлично! Пока мы будем на спецзадании особой важности, ты займись делом этого Воланда.
Дежурный слёзно посмотрел на Ваню в надежде, что тот немного образованнее своего крёстного отца.
“Быть или не быть - вот в чём вопрос, - подумал молодой человек, - ладно, думаю, он достаточно натерпелся, можно его простить”.
Вкратце изложив содержание гениального романа Булгакова, он вскользь упомянул Маргариту из “Фауста” Гёте и посоветовал меньше смотреть криминальные сериалы.
- А что делать, что по ящику только такое и показывают? Я весь день на работе вижу эти мерзости, прихожу домой, а там продолжение.
- Попробуйте читать книги.
- Не могу. Я от этого быстро засыпаю.
- Вот и отлично, - обрадовался крестник, - сон - лучшее лекарство. Слышали, у нас в городе новая частная клиника открылась? Так вот они работают именно по этому принципу.
- Надо будет попробовать, а то здоровье совсем ни к чёрту.
Чем больше мужчина жаловался на свои болячки, тем больше в нём проявлялось человеческого. Ещё немного и дежурный был готов поверить, что перед ним стоит гражданское лицо, но тут в отделение ворвались братки. Очевидно, приятель по-своему понял фразу телефонного разговора о том, что скоро милиционеру будет несдобровать, отчего одной левой повалил скудную мебель и предложил молиться волкам позорным и иже с ними.
- Ее смей портить казенное имущество.
- Тебя не поймёшь.
Молодой человек вполне ожидаемой внешности (наколки, бритая голова и далеко не одухотворённое выражение лица) перевёл взгляд на Ваню и крёстного отца. Последний был одет по форме, что сразу не понравилось гостю.
- Эй, всё в порядке! Они с нами, - предупредил его приятель.
- Да ну? Сдаётся мне, что это оборотень в погонах.
- Это ещё почему? - возмутился мужчина.
Прямого ответа не последовало. Один из братков, узнав должностное лицо, которого то и дело мелькало в новостной программе местного телевидения, приложил руку к пустой голове и гаркнул:
- Здравия желаю, товарищ полковник!
Сработал эффект попугая. Товарищи, стоявшие чуть поодаль, так же отдали честь, правда, в один момент повысив милиционера до генерала, а кое-кто по незнанию и до маршала.
- Вот это орлы! - восхитился полковник. - А говорят, что в наших органах из-за кризиса некому работать. Готовы свернуть голову одному нехорошему дядьке?
Дежурный закашлялся. Он-то прекрасно знал, с кем имеет дело. Данная категория людей понимала всё буквально и с большой охотой была согласна выполнить приказ.
- Простите, а он очень плохой? - парень шёпотом обратился к Ване.
Тот ребром ладони показал на кадык и словами добавил, что Доктор Зло, Адольф Гитлер и кудрявый из группы “Корни” и рядом не валялись.
- А родственники у него есть?
- Из близких людей у него только враги. Есть ещё несчастные зомби, но они сами не ведают, что творят.
“Наверное, какой-то сектант, - подумал милиционер, - даже если помнут бока, ничего страшного”.
Проводив шумную толпу, как говорится, до калитки, он облегчённо вздохнул и дал себе зарок, что впредь будет внимательно выслушивать последних идиотов, принимать от них заявления космической глупости и вежливо улыбаться.
“Лучше пускай принимают за своего, - решил парень, - в конце концов, на Руси всегда хорошо относились к юродивым”.
Дежурный вернулся на своё место и потом ещё долго вздрагивал при каждом шорохе, в то время как Ваня увлечённо озвучивал свой план, сидя в машине крёстного отца, искренне верящего, что за ним едет шлейф машин со стражами правопорядка.
- Людей калечить нельзя, они ведь служат ему против своей воли.
- И что ты прикажешь делать.
- Надо использовать резиновые пули.
Полковник отмахнулся:
- Ерунда всё это! Если они настоящие бандиты, то пусть нося бронежилеты. У нас денег не хватает на нормально оружие, а ты предлагаешь гуттаперчевые пестики. Имей совесть, не все же такие богатые, как твои родители.
Молодой человек с трудом подавил ехидную усмешку. Как говорится в народе, уж чья бы корова мычала, а твоя молчала. Крёстный отец с незапамятных времён был главой МВД города и за свою продолжительную службу успел построить коттеджи себе и двум сыновьям и зачем-то отселил тёщу в шикарные апартаменты, где потом её застрелили неизвестные, притом преступление до сих пор не раскрыто. Разумеется, у каждого члена семьи, включая глуховатого подслеповатого контуженого деда, был личный автомобиль, стоимостью в трёхкомнатную квартиру в центре города. Казалось бы, грех жаловаться на такую жизнь, но мужчина всегда находил, кому ему завидовать.
- Всё, приехали! - обрадовался Ваня. - Ну, окружаем!
- Погоди, - остановил его полковник, - тут надо выработать тактику. Эх, жаль, что у меня нету с собой чемодана с картошкой.
- Это ещё зачем?
- Ты что, не смотрел фильм про Чапаева? Это же необходимый материал для руководителя операцией. Ладно, придётся объяснять на пальцах. Вот смотрите, если я скажу: “В атаку!”, то…
Договорить крёстный отец не успел. Братки, руки которых с последней разборки средней кровавости чесались почти неделю, чутко уловили команду и не стали вникать в тактические элементы плана.
- Главное ввязаться в бой, а том посмотрим, - усмехнулся парень, процитировав Наполеона Бонапарта, - не милиционеры, а просто звери. Не хотел бы я оказаться на месте сэнсэя.
Заткнув уши пальцами и зажмурив глаза, он попросил тревожить его только в случае безоговорочной победы или, не дай Бог, проигрыша, но выстрелы всё не раздавались.
- А он точно бандит? - неожиданно спросил полковник.
- Самый настоящий. Ну, много там крови?
- Пока всё тихо.
- Наверное, они добровольно сдались. Я бы так и сделал на их месте.
- Что-то здесь не так. Пойду проверю.
- Не надо, - взмолился Ваня, - не оставляйте меня здесь. Я же ничего не вижу и не слышу.
- А ты вынь пальцы из ушей и открой глаза, должно помочь.
Последовав совету, парень отметил, что так гораздо лучше, но по-прежнему не хотел отпускать собеседника.
- Хорошо, тогда иди ты, - предложил тот.
- Вы меня неправильно поняли. Я не хочу оставаться один, мало ли что. Пока вы будете здесь, сэнсэй со своими зомби вылезет через чёрный ход и нападёт на меня.
- Ну, тогда пошли вместе.
- Нет, лучше вы, чем я. У вас всё-таки за плечами сытно прожитая жизнь, а я ещё так молод, у меня жена красивая. Идите, я буду за вас молиться.
Полковник пожал плечами и бесстрашно отправился в неизвестность. Молодой человек с замиранием сердца стал ждать его возвращения. Шли долгие минуты, но ничего не происходило. Наконец в дверном проёме появился бледный мужчина и дрожащим голосом произнёс:
- Это конец!

Глава 29

Всё хорошее заканчивается очень быстро. Ещё месяц назад ни Лев Борисович, ни его жена, ни тем более сын, который больше всех страдал от грузности родителей, занявших всё свободное пространство, не согласились бы, что поездка в душном купе - это то, о чём можно только мечтать. Теперь семья спала без задних ног на полках, некогда казавшихся ужасно неудобными, и встретила рассвет сладкой улыбкой на устах.
- Вот это я понимаю - жизнь. Ни тебе учёбы, ни работы, ни домашних хлопот, - учёный высказался за всех.
- Да, - поддержал его сын, - настоящая романтика. Если бы не все эти злоключения, мы бы так и не оценили окружающий нас мир.
Одна Лилия Петровна воздержалась от восторженных речей. Будучи далеко не романтической натурой, она прекрасно понимала, что на место преследователей, забитых развеселившейся толпой в аэропорту, придут новые, которые, опираясь на опыт предшественников, будут менее учтивы и начнут стрелять без предупреждения.
- Дорогая, о чём ты сейчас думаешь?
- О дальнейшей жизни, - туманно ответила супруга.
- И какие планы? - не унимался учёный.
- Ну, в ближайшие полчаса нам ничего не угрожает, а вот как только мы сойдём с поезда, думаю, придётся попрощаться с белым светом.
- Нельзя быть такой пессимисткой.
- Это слова здравомыслящего человека. Неужели ты думаешь, что нас оставят в покое?
Купейная баталия продлилась до тех пор, пока добросовестная проводница не стала стучать по дверям и требовать вернуть постельное бельё.
- Да-да, сейчас, - раздражённо откликнулся Лев Борисович, - мы уже выходим.
- Немедленно выходите в коридор! Знаю я ваши бандитские штучки. Все так и норовят смешаться с толпой и унести фирменные полотенца и наволочки.
Дима внимательно посмотрел на дырявые, дурно пахнущие куски застиранной материи и подумал, что многого не понимает в этой жизни. Кому из пассажиров, едущих на курорт, может прийти в голову украсть такое тряпье? Но женщина стояла на своём:
- Считаю до трёх, а потом вызываю транспортную милицию.
- Вы ещё конную дивизию Будённого позовите. Держите!
После долгого выяснения, почему полотенца чересчур мокрые, а простыни, напротив, слишком сухие, у супругов просто не было сил собачиться друг с другом. Их гнев, как это обычно бывает, переключился на постороннего человека.
- Почему простынки сухие? - Лев Борисович мастерски передразнивал проводницу. - Я что, похож на несмышлёного малыша или глубокого старца, чтобы мочиться прямо в постель?
- И не говори, - поддакнула ему жена, - а какой голос противный. Сразу чувствуется, что она весь мир ненавидит. Тоже мне, Анна Каренина!
На перроне было полно встречающих. К всеобщему удивлению семьи их тоже ожидали, правда, не родственники, не знакомые и даже не представители местной власти или СМИ. Едва нога ботаника коснулась железной ступеньки, как двое в штатском, сверившись с фотокарточками, показали проводнице удостоверения личности и потребовали беспрекословного подчинения.
- Я буду участвовать в задержании особо опасных преступников? - обрадовалась женщина. - Знаете, а эта семья мне сразу не понравилась. Все люди как люди, а этот жмот заплатил за постельное бельё под расчёт и даже, скотина, не постеснялся насыпать мне в ладонь мелочи. Там были монеты в одну и пять копеек, представляете? Я думала, что они уже вышли из обращения.
Оперативники (Лев Борисович почему-то сразу признал в них представителей правопорядка), как гласит постановление о проведении операций при большом скоплении гражданских лиц, с лёгкой улыбкой безмятежности стали утверждать, что всё как раз таки наоборот.
- Это замечательный человек, - доверительно сообщил первый сотрудник, - нас специально отправили к перрону, чтобы мы встретили его, объявили устную благодарность и по возможности оказались полезны всей семье.
Проводница задумалась. Видимо, годы советской власти, где изворачиваться, на ходу придумывая себе оправдания, считалось в порядке вещей, не прошли даром, поскольку женщина, подавив удивлённый вопль, тут же запела обратное:
- Вот и я о том же! Обычно сядут в поезд свиньи, суют купюры большого достоинства и потом ещё сдачи до последней копейки требуют. А этот, такой вежливый, пунктуальный, импозантный, с брюшком, сразу дал столько, сколько полагается. Всем бы такими быть!
Пассажиры, то ли горя желанием выслужиться перед представителями правоохранительных органов, то ли решив, что те приехали не одни, а со съёмочной бригадой национального телевидения, начали плотно прижиматься ко Льву Борисовичу и с гордым видом сообщать, что они ехали с ним в одном вагоне, а некоторое даже в соседнем купе.
- А я занял для него очередь в туалете, - прошепелявил какой-то плюгавенький мужичонка.
Всё это время глава семейства лихорадочно соображал, как получить выгоду из этой клоунады. Увы, он был зажат со всех сторон и не имел возможности добраться до противоположного конца поезда, поэтому со скорбным выражением лица готовился к самому худшему:
“Раз у них есть красные корочки, то, скорее всего, они представители официальных властей. Или же просто купили их в подземном переходе, там ведь всё можно купить, включая золотую медаль и удостоверение сотрудника ФСБ, МВД, ЦРУ, ФБР и АНБ сразу в одной книжечке. Будем надеяться, что это всё-таки спецслужбы, они, по крайней мере, сначала поговорят по-людски, а потом будут пытать. А вот от ряженых бандитов можно всего ожидать. Хорошо ещё, что пальбу не устроили”.
Кое-как успокоив толпу, мужчины взяли ботаника под белые ручки и осторожно поставили грузное тело на твёрдую поверхность. Сдержанно улыбнувшись, они попросили пройти с ними в тонированную “десятку” и не делать глупостей. Прошли те времена, когда для таких целей под покровом ночи к подъезду подавали чёрный воронок и увозили в вполне известном направлении.
- Господа, к чему такая спешка? - Лев Борисович оттягивал момент расплаты. - Я только с дороги, хотелось бы покушать, принять ванну, полежать пару часиков на мягкой кровати.
- Всё это будет, - пообещал ему первый сотрудник, - только, боюсь, матрац вам покажется недостаточно лёгким и воздушным, но ничего к этому быстро привыкают.
От сказанных слов учёный мигом обмяк, чем сразу же воспользовался мужчина. Блестящий браслет связал их руки и развязал руки коллеге (удачный каламбур). Тот, оценив габариты Лилии Петровны, не стал провоцировать грыжу, заработанную в детстве, когда по романтической неопытности таскал тяжёлый ранец понравившейся девочки, и галантно подал руку.
- Спасибо, но я никуда не тороплюсь, - улыбнулась дама, - я даже ещё не определилась, куда мне идти дальше в этом незнакомом городе.
- Позвольте не согласиться, - в тон ей ответил мужчина, - у нас есть отличное место, в которое мы доставим вас в лучшем виде.
Раздался щелчок наручников, и приторность бесед