Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 3

Насколько долго гуманоиды двигались к заветной цели, настолько быстро они добрались до места назначения. Путешествие оказалось скоротечным, в иллюминаторе только сверкали огни сумрачного города, да были слышны удивительные возгласы на земле.
- А простые граждане могут себе такое позволить?
- Ну, не всё сразу. Лет через тысячу, когда мы, наконец, завоюем всех соседей и подчиним себе силы природы, - отшутился безликий, - между прочим, это мой личный транспорт. Потратил уйму денег, но не жалею. Кстати, если не верите, могу показать налоговую декларацию, у меня всё честно.
Он приземлился на крыше небольшого здания, которая стала постепенно опускаться. Таким оригинальным образом универсальная машина оказалась в просторном гараже.
- Вот мы и дома!
Таррик попытался открыть дверь, но член Совета ликов пресёк его попытку.
- У вас, наверное, и так гудят ноги. Зачем нарезать здесь круги, когда можно с комфортом подъехать к гостиной.
“Хороший дом, если по нему можно ездить на машине”, - подумал малах.
Проезжая по длинному коридору, он насладился богатой коллекцией произведений искусств человеческой цивилизации, до последнего времени считавшихся утерянными после злосчастного инцидента с инопланетным артефактом.
- Леонардо да Винчи, Мане, Гоген - это всё подлинники?
- Торговец антиквариатом утверждал, что да. А вы в этом разбираетесь?
Малах задумался. Много лет он изучал творчество предков, так и не увидев их воочию. Разве можно считать себя ценителем, ограничиваясь репродукциями в учебниках?
- Ну, хоть были такие художники и картины или это уже новое написали и продают под старину?
- Эти полотна - шедевры прежней цивилизации, они бесценны. Я знаю историю каждого их них.
- Да? - удивился Картос. - Ну, вы прямо энциклопедист. Давайте вы уделите мне пару часиков своего внимания, а потом мы вместе вернёмся в коридор и выберем вам какую-нибудь картину на память.
- В подарок? А вы знаете, сколько они стоят?
Хозяин дома вполне естественно засмеялся.
- Уж я-то знаю. Но чего не сделаешь ради дорогого гостя.
Он остановил машину возле узкого дверного проёма и начал колдовать над приборной панелью. Чудо техники издало звук, похожий на тяжёлый вздох каторжанина, и стало резко худеть, словно по мановению волшебного врача-диетолога.
- Ещё немного и мы будем на месте, - пообещал безликий.
Действительно, после очередного сужения транспорта Картос заглушил мотор и предложил пройтись ногами.
- Тут недалеко, всего несколько километров, - улыбнулся он.
- Скажите, а как вам удалось расширить такое небольшое с виду здание?
- Всё просто, я шёл в глубину, поэтому сейчас вам только кажется, что вы стоите на полу. На самом деле это стена. Если прислушаться, можно уловить лёгкий шум подземных вод.
- И сколько тут этажей?
- Мне хватает.
- А часто у вас бывают гости? - неожиданно спросил Таррик.
- Сейчас нет. Раньше я по доброте душевной и чрезвычайной наивности с удовольствием приглашал коллег, но потом понял, что это была плохая идея.
- И в чём причина?
- Завидуют, гады, и тихо ненавидят.
- Отчего это вдруг?
Картос захохотал:
- Не надо, любезнейший, лицемерие вам не к лицу. Это вполне естественно, что гостя начинает удивлять здешнее убранство, но, в конце концов, я ещё раз повторю, что это построено на вполне законные деньги. К тому же, посудите сами. Если бы я активно брал взятки, лоббировал чуждые государству мелкособственнические интересы и вообще заправлял теневым бизнесом, то разве бы я осмелился на такой рискованный шаг?
- Обнародовать своё богатство и не раствориться в желчи завистников, как в серной кислоте, - поступок поистине смелого индивида, требующий силу воли и определённый навык отрешения от мирской суеты и злословия толпы.
- Надеюсь, сейчас вы говорите искренне и положительно, потому что, признаюсь, я не всё понял из сказанного.
- Я вас более чем одобряю, - заверил малах.
Гуманоиды дошли до изящной арки и оказались в огромной гостиной. Посчитав её личными апартаментами Картоса, целитель больше не стал терять времени и приступил к своим обязанностям.
- Ну, откройте рот.
- Это совершенно ни к чему, - отмахнулся безликий.
- Ошибаетесь, я должен посмотреть, в каком состоянии ваше горло, и только потом приступить к лечению.
- Поверьте, я чувствую себя здоровее дюжины молодчиков.
- Вот как? А зачем же я вам нужен? - насторожился Таррик.
- Не волнуйтесь, вы же старый и мудрый малах. Если бы мне захотелось развлечься в физиологическом плане, я бы выписал себе молодую и резвую сексуалку, да не одну, а целый гарем.
- Это радует.
- Но вы всё ещё напряжены.
- Неизвестность угнетает.
- Хорошо, тогда сразу к делу. Вы должны помочь мне, но не как целитель, а как умный и тонкий дипломат. Уверяю, в долгу я не останусь.
Картос вкратце прошёлся по своей биографии. Разумеется, новому знакомому он рассказал только то, что значилось в его личном деле, но это была только крохотная вершина огромного айсберга. Безликий происходил из знатного рода, который уже несколько столетий чинно восседал в Совете ликов без каких-либо взлётов и падений. Будучи рядовыми членами, предки мечтали, что когда-нибудь им на смену придёт молодой и амбициозный юнец, который обязательно дойдёт до вершин элиты и станет одним из трёх уважаемых безликих. В связи с этим продолжателя славного дела с детства готовили к карьере политика, отчего предательство, коварство и соглашательство являлись его верными спутниками жизни. Чтобы попасть в тройку влиятельнейших, пришлось многих оболгать, подкупить и даже убить. Но, исполнив заветную мечту предков, Картос решил не останавливаться на достигнутом и задумал узурпировать власть.
- И лишь после того, как я проявил себя либеральным политиком, за мной пошли народные массы, а рядовые члены Совета ликов стали прислушиваться к моему мнению, - безликий окончил рассказ, лживый от начала до конца.
Мудрец предосудительно покачал головой:
- А я уж думал, что мы с вами сможем поговорить начистоту. В ваш рассказ могут поверить только анималы ввиду своей животной натуры и сексуалы, вечно занятые внешним видом.
- Браво, вы прошли мой тест на проницательность. Значит, я не ошибся, победа будет за нами. Помните, я говорил, что оппозиция не дремлет?
- Да, думаю, это стало главной причиной для приобретения такого транспорта и места жительства.
- Именно. А знаете, кто является идеологом, организатором и спонсором оппозиции?
- Вы, - спокойно ответил малах.
Картос разочарованно посмотрел на собеседника, но тот не изменил своего мнения.
- И вы так спокойно общаетесь с человеком, который, по вашему мнению, подрывает конституционные устои своей родины?
- А что мне остаётся делать? На данный момент я пока жив, что большая редкость для иностранца в ваших краях.
- Вот так всегда, - картинно развёл руками безликий, - я его спас, взял на поруки, покатал на собственном авто, привёл в дом, а он, оказывается, считает себя мухой в паутине кровожадного паука.
- Вы уж извините, что так получилось, но я не привык верить политикам, особенно тем, которые рассказывают, как принято было говорить в одном людском народе, сказки про белого бычка. Вы ведь типичный интриган, преследующий свои цели.
- Это вы поняли после того, как я сорвал относительно больного горла и поведал официальную автобиографию?
- Вот именно, что официальную, - подчеркнул Таррик, - это ключевое слово. А как было на самом деле?
- Не стоит ворошить прошлое, если впереди нас ожидает печальное будущее. Возвращаясь к вопросу об оппозиции, скажу, что главным является Корто.
- Кто?
- Поклонник рок-н-ролла, интересующийся историей погибшей цивилизации, меценат, уважаемый член общества, можно перечислять до бесконечности.
- Этот брюзга, недовольный тем, что за столько лет никто так и не узнал его облика? А вам не кажется, что он слишком стар, несговорчив, да и далёк от таких дел? Гуманоид, выбравший в качестве постоянного лика образ Элвиса Пресли, может быть только законченным романтиком, ностальгирующим о далёком прошлом, но не политиканом.
- Как вы за него заступаетесь, - восхитился безликий, - будто родной, а ведь ничего о нём не знаете. А я, стало быть, мечтаю о захвате власти и пытаюсь оболгать честного соотечественника. Тем не менее, вы не задумывались, как такой божий одуванчик досиделся в Совете ликов до седых волос?
- Сами же говорили, что несколько поколений ваших предков работали на государственной службе.
- Да, но никто из них не входил в элиту.
- Зато вы отличились, - парировал Таррик.
Безликий задумался. Чем больше он пытался очернить коллегу, тем сильнее за него вступался собеседник. Он решил прервать этот замкнутый круг довольно странным решением.
- Ладно, так мы ни к чему не придём. Давайте я прямо сейчас свяжусь с Корто, чтобы он показал вам свой знаменитый музей двойников. Кстати, я держу своё слово, поэтому вы получите любую картину.
Такой поворот событий мудрец понял по-своему.
- А взамен должен буду шпионить за вашим оппонентом?
- Вовсе нет. Пропав к нему в дом, достаточно проявить чуточку вашей проницательности, чтобы понять, кто был прав.
- Это вы на себя намекаете?
- Жизнь покажет.
Сев в транспорт, гуманоиды вернулись в коридор. Малах долго не решался потребовать полотно Альбрехта Дюрера и ограничился Шишкиным.
- Слушайте, но вам же явно понравилась та мазня, - удивился Картос, - вот её и берите.
“Ведь я поступаю против своей совести, - подумал Таррик, - волей-неволей мне придётся оказать ему услугу”.
Положив картину в тубус, хозяин торжественно вручил подарок гостю и ещё раз дал понять, что это никак не повлияет на его взаимоотношения с ним.
- Слабо верится. А почему вы так и сказали, что от меня требуется?
- Знаете, я решил не торопить события. Сейчас моя просьба покажется вам форменным ренегатством, но очень скоро вы сами предложите мне эту схему.
Малах ничего не ответил. Воспользовавшись затишьем словесной баталии, безликий связался с коллегой. Тот явно обрадовался возможности пообщаться с иностранцем и предложил оставить его на ночлег у себя дома.
- О, это будет здорово! Я доставлю его прямо к вашему музею.
- С нетерпением буду ждать. Вы настоящий товарищ, нам надо держаться вместе.
- Конечно, иначе оппозиция одолеет нас.
В этом диалоге было скрыто столько потаённого смысла и сарказма, что оба собеседника улыбнулись сложившейся ситуации. Создатель оппозиции был прекрасно осведомлён о том, что в кулуарах уже поговаривают о его причастности к противоправным действиям по отношению к рядовым членам Совета ликов. Картос же не сомневался, что безликий, располагающий широкой сетью агентуры, доподлинно знает, каким способом коллега пришёл к власти.
- Ну, всё в порядке? - спросил старик.
- Да-да, он возьмёт вас на ночь. Вы же не против?
- Нет, это большая честь для меня.
- Тогда поехали.
- Может, скажите, на что мне обратить внимание?
- Зачем же? Вы должны сами дойти до этого. Кстати, не подумайте, что я вас пугаю, просто примите к сведению. Все ваши предшественники погибли именно по вине Корто. Вы уже сами видели, что участь любого решения фактически зависит от трёх членов. Так вот во всех случаях этот поклонник рок-н-ролла выступал за казнь.
- А вы, разумеется, против, - иронично улыбнулся мудрец.
- Конечно, ведь они были на моей стороне. Поэтому, если хотите сохранить свою жизнь, не дружите со мной. Рассматривая двойников некогда известных личностей, как бы невзначай выразите своё негативное отношение ко мне.
- И я буду спасён?
- Остаётся только надеяться на это, - безликий похлопал собеседника по плечу, а потом и вовсе обнял.
“Прямо первый раз со мной такое, - подумал Таррик, - наверное, к старости мои феррамоны начали действовать и на представителей мужского пола”.
Добравшись до места, гуманоиды подождали ещё несколько минут, прежде чем подъехал правительственный экипаж с кортежем и народным ликованием. Ведущий член Совета ликов вышел из машины, приветственно помахал толпе и позволил сделать несколько дежурных снимков с ребёнком на руках.
Коллега уже дал себе слова, что не будет давить на малаха, но не выдержал и прокомментировал происходящее на площади.
- Ох уж эта показуха. В то время как его товарищи, словно крысы, прячутся по норам или разъезжают на бронированных каракатицах, вроде моей, стоимостью в несколько муниципалитетов среднего размера, Корто ничего не боится и даже общается с электоратом без посредников и охранников. А чего ему опасаться, если он сам лично планирует теракты, дерзкие преступления и избиения среди бела дня?
- Вопрос, наверное, риторический, - решил старик, - ну, я пошёл.
- Ага, идите и берегите себя. Да не забудьте картину.
- Давайте, я заберу её перед самым отбытием.
- А вы оптимист, - улыбнулся Картос, - столько пережили и наслушались, а всё равно верите в благоприятный исход дела.
- Чего и вам советую.
Таррик закрыл дверь и пошёл навстречу улыбающемуся политику. Тот представил подоспевшей прессе своего гостя, охарактеризовал его с самой лучшей стороны и намекнул на скорую дружбу расы безликих, малахов и техносов.
- А как же анималы и сексуалы? - удивились журналисты.
- Зачем нам звери и проститутки? - с ходу ответил Корто.
Его пресс-секретарь переменился в лице, подбежал к шефу и стал горячо шептать о добрососедских отношениях и недопустимости ксенофобии.
- Минуточку внимания, - попросил политик, - это я, конечно же, пошутил. На самом деле мы готовы протянуть нашу руку для дружественного пожатия всем, и не важно, что нам дадут в ответ: волосатую лапу или тонкую кисть с маникюром.
Чтобы больше акулы пера не поймали на слове и не пришлось менять собственное мнение на политкорректное высказывание, мужчина скорее удалился вместе с гостем под крышу музея.
- Репортёры, четвёртая власть, - пояснил он, - так и норовят застать врасплох, а потом представить в плохом свете. А знаете, на кого они работают?
- Ну, если у вас настоящая демократия, то СМИ должны быть частными.
- Верно! Поэтому все борзописцы принадлежат одному частному лицу.
- Картосу?
- Правильно, - оживился политик, - как догадались?
- Это же очевидно. Он мне сразу не понравился и, как оказалось, чувства меня не подвели. Представляете, едва мы оказались в его доме, он тут же попытался меня подкупить, предложив участвовать в сомнительной операции против вас.
- А ведь я его считал своим верным соратником. Мои службы неоднократно доносили, что он вербует иностранцев, но я не давал этому делу ход.
- К чему это попустительство?
- Не будьте так строги. Я безликий, в далёком прошлом человек, у меня тоже есть сердце. Разве я мог поставить вопрос ребром и предложить казнить своего товарища за государственную измену?
“Конечно, нет. Ведь тот, скорее всего, располагает неопровержимыми доказательствами вашей причастности к многочисленным преступлениям. Уж лучше казнить иноземцев, их всё равно недолюбливают в любой стране, считая засланными агентами”, - подумал Таррик, - похоже, эти безликие достойны друг друга. Один хочет захватить власть в свои руки, другой с помощью карманной оппозиции пытается её удержать. Что там говорил этот юнец Элацио? Дружить сразу с двумя. Точно!”
Гуманоиды медленно двинулись в путь. Впереди их ждало огромное количество залов с экспонатами, историю которых Корто знал лучше других, ведь многие из них приходились ему родственниками. Цель мудреца состояла в другом - разговорить политика, чтобы окончательно сформировать его психологический портрет, отвести от себя подозрения и познакомиться с оставшимся безликим из элиты. Но и без этой встречи старик понимал, что попал в самый настоящий загон с гиенами, где каждый так и норовил воспользоваться его помощью, а потом утолить зверский голод костями бывшего союзника.

Глава 2

Таррик очнулся нескоро. То ли возраст давал о себе знать, то ли приклад оружия техносов был чересчур твёрдым и массивным, то ли охранник не рассчитал силы. Открыв глаза, старик увидел неподдельную радость Элацио.
- А я уж думал, что это будет мой первый провал, притом с треском и с занесением в личное дело, - улыбнулся он, - ну, болит голова?
- Ага! Такое обычно бывает, когда по ней бьют.
- Ничего, вы же малах, быстро себя вылечите. Нам отвернуться?
- Зачем? - не понял мудрец.
- Я думал, вы прямо сейчас будете лечиться, а для этого понадобится кал и моча.
- Да, видимо, нашей расе никогда не избавиться от этих предрассудков. На самом деле в ход идут все выделения, главное знать, что применять.
- И что вам сейчас надо?
- Немного ушной серы, смоченной слюной.
- Мне бы так, - мечтательно протянул Элацио.
Его лицо поплыло, но малах без труда распознал в нём молодого представителя известной ему расы. Поверхность была гладкая, без каких-либо признаков морщин, да и зубы ещё не тронул коварный пародонтоз.
- Вы ведь безликий, - скорее утвердительно, чем вопросительно сказал Таррик.
Ещё ребёнком он слышал удивительные истории о расе, корни которой вели к вечно гонимой еврейской нации. Когда прародитель техносов изливал душу инопланетному предмету, мечтая о гармонии машин, а будущий малах использовал артефакт для придания своему организму уникальной целебности, иудей сразу приспособил его для своих нужд. Впрочем, это только легенда, в которой в очередной раз крайними делают евреев. По преданию, молодой человек добровольно отказался от своей внешности, чтобы каждое утро просыпаться в новом обличье. Теперь он не работал, а выходил на дело: воровал, разбойничал и насиловал, зная, что завтра у него будет другая жизнь.
- Наверное, у вас в голове крутятся все эти легенды об ушлом еврее? - догадался парень.
Мудрец не стал скрывать этого и честно признался, что не знает ни одной истории, восхваляющей безликих.
- Да, дурная репутация досталась нам от мнимых предков. Обидно, но нас вечно выставляю проходимцами, авантюристами и прочими малоприятными личностями. Впрочем, - Элацио хитро улыбнулся, - у вас будет замечательная возможность убедиться в том, что всё это враки и происки врагов.
- Хотите сказать, я попаду на вашу землю?
- Верно!
- Но ведь оттуда ещё никто из представителей других рас живым не возвращался.
- Значит, вы будете первым. Если, конечно, не станете дерзить Совету ликов.
В отсек зашёл гуманоид средних лет. Он был одет в форму лётчика, но Таррик сразу распознал в нём одного из стражей.
- Это вы ударили меня по голове? - прямо спросил мудрец.
- Как вы догадались?
- Перед тем, как начался весь этот балаган, я услышал шорох за спиной, потом появились охранники, чуть позже и сам повелитель техносов.
Элацио улыбнулся:
- Заметьте, я вас провёл.
- Если бы не резкие изменения в поведении настоящего Матиса, такого не произошло бы. Считайте, что вам повезло.
- Кстати, именно о нём и хочет узнать Совет.
- Это неразумно. Вы и так находились в его апартаментах, к чему это дерзкое похищение?
- Неразумно? Вы слишком долго жили с техносами.
- Быть может, - согласился Таррик, - но в этом синтезе что-то есть. Думаю, нам есть чему учиться друг у друга.
Лётчик вежливо покашлял:
- Я ведь для чего пришёл. Господа, мы прибыли на место.
- Отлично, тогда на выход, - парень встал с места.
- Его опять вырубать?
- Нет, ведь в таком случае его придётся тащить на себе. А вот это действительно неразумно.
Старик рассмеялся:
- Поймали на слове. Люблю гуманоидов с хорошим чувством юмора.
- Я тоже. Только вы это, - Элацио сделался серьёзным, - не подводите меня. Вас-то, в крайнем случае, убьют, а мне ещё жить в обществе. В настоящее время у меня перспективное положение, и не хотелось бы лишаться его в одночасье.
- Поверьте, я буду сама любезность, - пообещал Таррик.
Он понимал, что Совет ликов будет выспрашивать его о главе государства и наследнике престола, однако малах даже при всём желании не мог раскрыть государственную тайну.
- У одной нации была такая пословица: “Меньше знаешь - крепче спишь”.
- Это вы к чему?
- К тому, что мои сведения ограничиваются тем, какие науки изучает наследник и что из моих шлаков предпочитает монарх в качестве биологически активных добавок.
- Только вы сразу их е расстраивайте, а то могут не поверить. Решат, что утаиваете, и устроят допрос с пристрастием.
- Уверен, вы этого не допустите. За время полёта мы с вами подружились. Поправьте, если я ошибаюсь.
Мудрый малах не зря всю свою жизнь потратил на изучение гуманитарных наук, он запросто мог забалтывать и расставлять психологические ловушки. Поставив нового знакомого в неловкое положение, старик внимательно посмотрел на него. Элацио переменился в лице, если такое устойчивое словосочетание можно применить к безликому. Находясь в нескольких минутах от приёмной Совета ликов, он чувствовал себя загнанным зверем.
- Понимаете, - начал парень, - у нас не принято спорить с правительством. К тому же, я сам имею очень большие шансы в ближайшее время попасть в него.
- Прекратите, это же смешно! Слышали бы нас техносы. Для них расправа с пленным по окончании допроса - пустяковое дело, они не тратят времени на оправдания.
- Вот видите, наша раса лучше.
- Да, у вас ещё осталась совесть, - улыбнулся Таррик и подумал, - но надолго ли?
Они остановились у пропускного поста, где бывшие охранники и лётчики превратились в офицеров безопасности и пошли в свои кабинеты.
- У вас назначено? - спросил дежурный.
- Не то слово.
- Отвечайте односложно на поставленные вопросы.
- Мы не техносы, чтобы реагировать на командный голос.
- Второй раз я повторять не буду.
- Хорошо. Нам назначено и, если хотите знать, Совет ликов собрался исключительно для нас.
- Так вы Элацио?
- Он самый.
- А я плененный малах, - старик приветственно помахал рукой, - здравствуйте!
- Что-то вы слишком весёлый.
- Ну, не плакать же.
- Но ведь вы питаетесь собственными выделениями.
- Поверьте, мы испытываем от этого ни с чем несравнимое удовольствие. Между прочим, это очень полезно и питательно. Наковырять вам ушной серы, плюнуть в лоб, сморкнуться в ладонь?
- Он это всё шутит? - дежурный шёпотом спросил у безликого.
- Отнюдь!
- Тогда пусть мне наковыряет чего не жалко.
- Так попросите его.
Мужчина смущённо начал:
- Уважаемый малах, может, у вас завалялся кусочек…
- Чего?
- Чего угодно, лишь бы целебное.
- Болеете?
- Не я, тёща.
Таррик понимающе улыбнулся:
- Мать моей жены - моя мать. Ну, для тёщи мне и фекалий не жалко. Правда, сейчас в связи с перелётом и стрессом не хочется. Может, я пришлю вам по почте?
- О, это будет здорово.
Элацио посмотрел на часы в зале:
- Давайте, вы договоритесь после, а то нам пора.
- Подождите, а если он, как и все остальные иностранцы, не понравится правительству, и его убьют? Кто же тогда вылечит мою тёщу?
На этот случай старик глубокомысленно посоветовал, чтобы та привыкала к земле, и поспешил за безликим. Власти предержащие встретили иноземца сдержанным молчанием.
- Ориентируетесь на ту тройку, - парень кивнул в сторону сидящих в центре, - хоть Совет ликов и коллегиальный орган, но фактически решения принимают они.
- Оборотная сторона демократии?
- Называйте, как хотите, это ничего не изменит. Просто данные члены очень мудрые, и все остальные соглашаются с ними. Но это неофициально, ведь есть процедура тайного непрямого голосования. Правда, предварительно все интересуются мнением тройки.
- То есть мне надо понравиться только двум членам, - подытожил Таррик.
- Да, желаю вам успеха. Тем более что до вас это никому из иностранцев не удавалось.
Обнадёжив таким образом пленника, Элацио отрапортовал об успешном проведении операции.
- Ну, это не вам решать, агент, - недовольно начал один из тройки.
- Зачем же вы так? Он главный претендент на это кресло, - вступился второй, - ни одного провала.
- Не стоит обольщаться. Если малах будет несговорчив, это напрямую отразится на карьере юнца.
Мудрец внимательно посмотрел на брюзгу. Его одутловатое лицо, зафиксированное Советом ликов как постоянное, казалось некогда знакомым, но забытым. Обычно с таким трудом вспоминаются резко постаревшие артисты и образы из детства.
- Элвис Пресли? - выпалил Таррик.
- Это форменное неуважение к правительству. Ему не давали слова, а он уже начал, притом не по существу. Пожалуй, вы были правы, - согласился сосед брюзги.
- Нет-нет, пусть говорит. Ну, малах, продолжайте.
- В общем-то, это всё. Просто ваше лицо мне показалось знакомым. Извините, если нарушил порядок.
Член Совета ликов улыбнулся:
- Наконец-то хоть один узнал. Если вас не убьют, то предлагаю посетить музей двойников. Там есть все материалы, начиная с первых безликих, помнящих и знающих классику, в мгновение превратившихся в Мэрилин Монро, означенного Элвиса Пресли и других. Многие из них были моими родственниками, оттуда и беззаветная любовь к рок-н-роллу.
“Что творит этот малах? - подумал Элацио. - Полвека никто не мог разговорить этого сухаря, а тут такое. Да, теперь я, кажется, понимаю, почему из множества трухлявых малахов выбрали именно этого”.
- О, почту за честь, - улыбнулся мудрец, - как говорили люди, наши древние предки: “Увидеть Париж и умереть”. Сейчас мало кто знает, что это такое, поэтому я могу смело перефразировать: “Увидеть музей двойников и умереть”.
- Если будете правильно себя вести, последнего делать не придётся. Ваша жизнь в ваших руках. Итак, первый вопрос касается вашего пребывания на службе у техносов.
- Я являюсь воспитателем Пиренга, будущего правителя нации.
По залу прокатилась волна смеха. Элацио повернулся к малаху и изобразил страшную гримасу. Тот удивлённо посмотрел на него и повторил утверждение.
- Не отягчайте свою участь, - пригрозил центральный член Совета ликов, - у вас было неплохое начало.
- Простите, но я искренне не понимаю, в чём дело.
- Дело в том, - вздохнул безликий, - что наша осведомлённость превышает все разумные границы. Агенты повсюду, на всех уровнях управления любой расы. Вы говорите нам официальную версию, мы же требуем правды.
- А чем вас не устраивает эта?
Элвис Пресли в глубокой старости покачал головой и передал право голоса своему соседу. Тот нетерпеливо начал:
- Хотите пыток? Говорите правду!
- Можете спросить у ваших агентов, чем я занимался во дворце.
- Но ведь это только прикрытие.
- Кто вам сказал? - резонно спросил Таррик.
- По-вашему, мы настолько глупы, что поверим, будто рациональные техносы готовят на трон олгифрена?
- У вас устаревшая информация. Ребёнок крепнет и умнеет, поверьте, я знаю, что говорю. Скоро должно состояться всестороннее обследование Пиренга независимыми экспертами Совета безотказных машин, после чего у империи стопроцентно будет наследник.
Мужчина разочарованно посмотрел на иноземца:
- И вы не хотите поведать нам о том разговоре за закрытыми дверями?
- Так вы же не спрашивали. Вы бы лучше просканировали мой мозг, а то информация такая противоречивая, что уважаемый Совет ликов может заподозрить меня во лжи.
- Мы не располагаем этой изуверской техникой.
- Напрасно, так бы вы свели субъективный момент к минимуму.
- Нахватались умных слов от техносов? Может, вы им сочувствуете и втайне планируете сменить гражданство?
Мудрец рассмеялся, не зная, что ответить. За свою жизнь он думал о многом, но только не о смене своего правового статуса. Грамотный малах столько лет провёл в разъездах, что не мог с уверенностью назвать свою малую и большую родину.
- Отвечайте! - потребовал авторитетный безликий.
Не проявлявший до этого никакого интереса третий член вдруг неожиданно заявил:
- Давайте оставим его здесь.
- А это ещё зачем? - удивились все, включая допрашиваемого.
- Он же малах, а у меня как раз болит горло. Пока будет лечить, расскажет о своей деятельности во дворце, только, так сказать, в непринуждённой обстановке.
- Например, сводим его в музей двойников, - оживился его сосед.
Началось голосование, в ходе которого эту идею поддержали две трети.
- А я что вам говорил, - шепнул Элацио, - расскажите им всё, что знаете, и считайте, что спасены.
Пока члены Совет ликов выходили из помещения, молодой агент тихо млел, понимая, что очень скоро он попадёт в их ряды. Его радость не осталась незамеченной для мудреца.
- А исход истории получился счастливый для вас, не правда ли? - спросил он.
- Да, вы даже не представляете, как это здорово. Кстати, не только для меня. Мало того, что вы будете первым иностранцем, оставшимся в живых, почётным гостем государства безликих, так ещё, возможно, удостоитесь чести стать приближённым элиты Совета ликов.
- Элитой вы называете эту троицу?
- Именно! Только заранее предупреждаю, дружите сразу с двумя. В противном случае вы можете стать фаворитом того, кто попадёт в опалу, и тогда пощады не ждите.
Элацио хотел сказать ещё несколько напутственных слов, но к нему подошёл безликий с больным горлом.
- Молодец, - сказал он, - у тебя блестящий послужной список, будь уверен, я сам лично буду ходатайствовать за твою кандидатуру.
- Вы не пожалеете!
- Главное, чтобы государство не разочаровалось, сиречь Совет ликов.
“Да тут демократией и не пахнет, если главный руководящий орган стоит выше интересов граждан”, - подумал малах.
- Передаю вам в руки этого замечательного пленника, - улыбнулся агент.
- Охотно принимаю. Ну, давайте знакомиться. Меня зовут Картос
- Таррик.
- Какое у вас странное имя.
- У вас тоже.
Новый знакомый неестественно рассмеялся и попросил следовать за ним. Несколько минут старик покорно передвигался то по лестнице, то заходил в лифт, то вновь разрабатывал ноги. На одном из этажей он заметил вывеску с заоблачным числом.
- Простите, а куда мы идём? - удивился целитель.
- На выход из здания. А потом пообщаемся с вами, как я метко выразился, в неформальной обстановке.
- Но мы поднимаемся вверх, а не спускаемся вниз. Вы видели табличку на стене? Скоро до крыши доберёмся.
- Не знаю, как у вас, малахов, а у безликих так принято. Вниз мы опускаемся, а вверх поднимаемся, - иронично заметил Картос.
- Да вообще-то у нас тоже так. Вопрос в другом, - начал старик и ахнул.
За поворотом его ждала причудливая машина из научно-фантастических фильмов. Переливаясь всеми цветами радуги, она то увеличивалась в размерах, то складывалась в небольшой чемоданчик, в котором принято выносить деньги из ограбленного банка.
- Что это?
- Прогресс, милейший, - самодовольно произнёс спутник, - а вы-то думали, безликие только и могут, что менять обличье, шпионить за другими расами и в случае чего устраивать диверсии, похищения и прочие неприятные вещи.
- Вы же прекрасно знаете, что это не так. Я гуманоид широких взглядов, и мне чужды ошибочные предрассудки, устаревшие стереотипы и уж тем более ксенофобия.
- Я просто проверял вас. Если всё ещё хотите знать, это техническое достижение наших учёных. Трансформируемое транспортное средство, оснащённое по последнему слову всем, включая оружие, и способное передвигаться в любой среде и плоскости.
- А зачем это вам?
- Оппозиция не дремлет. Уже были попытки повлиять на членов Совета ликов путём действий насильственного характера. И это ужасно, ведь некоторые под давлением уже стали менять свою точку зрения. А те, кто упирается и продолжает ходить без охраны, не предпринимая никаких мер предосторожности, умирают при загадочных обстоятельствах, и на их место приходят более лояльные господа.
Картос достал из кармана миниатюрный пульт, нажал несколько кнопок и агрегат стал заполнять всё свободное пространство. Очень скоро взору предстал футуристический челнок с трапом эскалаторного типа.
- И мы на этом поедем? - по-детски обрадовался Таррик.
- Берите выше, полетим.

Глава 1

- Земля с нетерпением ждала чуда. Увы, времена уже были не те. Мессия не спешил спасти человечество от Страшного Суда, тот не наступал, да и Антихрист не пытался исполнить волю отца своего. Однако чудо пришло, откуда его совсем не ждали. Космос, который интересовал ещё древние народы, подарил не инопланетных гостей и не огненную комету. Однажды в верхние слои атмосферы незамеченным для спутников влетел сгусток субстанции, навсегда изменивший Землю, - проскрипел Таррик.
Он ласково посмотрел на внимательного слушателя. Пиренг всё ещё забывал закрывать рот, поэтому слюна медленно стекала с подбородка, что значило одно - у пожилого мужчины был дар искусного рассказчика, мальчик же заметно отставал в развитии от сверстников. Именно с этим боролся Таррик, с удовлетворением отмечая, что общение с ним идёт на помощь будущему правителю. Мысли были прерваны искаженным голосом из громкоговорителя:
- Хватит забивать ему голову, старик. Я не за это тебе плачу.
- Простите, но ведь я выполнял ваше поручение.
- Да ну? Напомни, когда я просил тебя рассказывать моему сыну байки, древность которых может сравниться только с твоей трухлявостью.
- Ваше аналитическое величество, - мягко улыбнулся пожилой мужчина, - это не нахождение целочисленных решений задач линейного программирования. Гуманитарные науки - дело тонкое, тут, знаете ли, всё надо с присказками, а не сухим текстом. А что касается моего возраста, можно поспорить. Что для вас старость, для меня мудрость.
- Что-то не нравятся мне такие демагогические речи. Учти, если твои испражнения потеряют свежесть, и я перестану получать от них заряд бодрости, тебя не спасут эти иррациональные словесные изыскания. И вообще, почему ты вечно задерживаешь его? Учителя прагматики, рационализма в ведении политики и вреда чувственности недовольны тобой.
- А что взять с этих сухарей? Кстати, вы в курсе, чему они учат вашего сына? Пиренг, скажи папе, какое было домашнее задание.
- Выучить 125 преимуществ полового безразличия и механическим путём извлечь железы, отвечающие за выработку собственных феррамонов и восприятие чужих, - отчеканил мальчик.
- И как успехи? - поинтересовались из громкоговорителя.
- Я всё знаю.
- Молодец, сын, из тебя выйдет отличный политик.
Таррик многозначительно хмыкнул и протянул ученику листок с парой десятков развивающих вопросов. Построены они были так искусно, что ребёнок до сих пор не догадывался, что ему приходится делать домашнее задание. Это было очевидно даже сейчас: Пиренг не сдвинулся с места, надеясь, что напоследок учитель что-нибудь расскажет.
Винить Матиса, правителя техносов, за предвзятость к воспитателю его сына было бессмысленно. Ради достижения успеха он поставил жирный крест на личной жизни и лишь искусственным путём смог завести ребёнка, который оказался не вполне здоров. Приговор Совета безотказных машин, законодательного органа техносов, был суров. Малышу дали непомерно короткий испытательный срок, по истечении которого проводилось всесторонне обследование, от которого зависело быть ему правителем или не быть, вернее, жить или не жить. Помешанная на науке раса уже давно умерщвляла детей в любом возрасте, не удовлетворявших потребностям общества.
- Древняя Спарта отдыхает, - протянул Таррик.
Он был малахом, переродившимся последователем того самого Малахова, призывавшего к очищению организма и прочим полезным вещам. В отличие от своих собратьев старик не ограничивался своей биологической сущностью. Да, его выделения были целебны, а свежеприготовленный мозг мог молодить любой организм, но всё-таки выгоднее было использовать серое вещество, чем съесть в один присест. Таррик очень быстро это понял и стал пользоваться большим успехом у высоких чиной практически всех рас. Теперь же перед ним стояла поистине великая задача - из олигофрена-доходяги сделать не просто полноценного индивида, а выдающегося политика. Действовал он как и много лет назад: развивал образное мышление ребёнка, много рассказывал и требовал выражения собственных мыслей устно и письменно. А для физического развития готовил снадобье из собственной слюны и пота, чем сильно злил техносов.
- Если результат будет нулевой, - грозил Матис, подстрекаемый товарищами, - мы извлечём все твои целебные железы и заменим их отравляющими, вонючими и мерзкими, чтобы такого прохвоста чуяли за версту.
Мудрый старик не обижался, это был не самый плохой работодатель за последнее десятилетие. По крайней мере, этот хоть и критиковал учебный процесс, но не вмешивался в него и регулярно платил. Да и ученик оказался не такой уж безнадёжный.
- Что вы сказали, учитель? - спросил Пиренг.
- Древняя Спарта отдыхает.
- Это вы о чём?
- О том, что история имеет свойство повторяться, эти спиралевидные витки пугающе схожи.
Таррик посмотрел на мальчика. От чрезмерного количества умных слов у того началось обильное слюнотечение.
- Ладно, беги скорее на свои прагматические уроки, а то эти сухари опять будут жаловаться твоему отцу на меня. Ты же не хочешь, чтобы меня уволили?
- Нет, - испугался ребёнок, - вы такой хороший, столько всего знаете. А они только и могут, что читать с дисплеев и задавать учить непонятные догматы.
Пожилой мужчина улыбнулся. На первом уроке словарный запас Пиренга был так небогат, что он не сразу смог подобрать подходящее для себя название. Теперь же его мысли становились понятными окружающим. Отпустив ученика, малах взял календарь и удовлетворённо заметил, что к означенному сроку представит Совету безотказных машин развитую личность с широким кругозором, не ограничивающимся одними лишь постулатами прагматизма.
- Таррик, мой сын ушёл?
- Ваше аналитическое величество, неужели вы думаете, что я поверю этой иллюзии интимности с учеником? Вы ведь не только прослушиваете все наши разговоры, но и просматриваете.
- Старик, ты можешь изъясняться конкретно?
- Нет, я не машина и не технос. Я малах!
- Нашёл, чем гордиться! Анималы, животные во плоти, и то более брезгливы, чем вы. Если те питаются подножным кормом, вы довольствуетесь своими шлаками.
- Вы так говорите, как будто сами не пьёте мою мочу и прочие выделения и не платите за это деньги, - пожилой мужчина широко улыбнулся канцелярским принадлежностям.
Громкоговоритель замолк. Техносы, как следует из их названия, были сильны в точных науках, а вот в гуманитарных откровенно плавали. Сказать Матису было нечего, на любое возражение старый малах нашёл свой контраргумент.
- Ладно, будем считать, что, общаясь с нашей расой, ты обрёл начальные навыки дедукции, - сдался правитель, - только перестань улыбаться в камеру.
- Вообще-то я понял это в первый же день занятий. И логика тут ни при чём. Мы, малахи, чувствуем подвох каждой клеточкой своего целебного организма.
- Конечно, если сам себя не похвалишь, то этого никто не сделает. Я хочу поговорить с тобой с глазу на глаз.
- Без камер и жучков?
- Живо сюда!
Таррик вышел из помещения, на пороге его уже ждали двое.
- Ребята, не волнуйтесь, я к вашему шефу.
- Мы знаем, он нас послал за вами.
- Вот как? - удивился старик. - С каких это пор такая предосторожность в собственных апартаментах?
Очень скоро он получил ответ на этот вопрос. Взволнованный Матис расхаживал по своему кабинету и даже не думал отключать свои нервные центры.
- К чему лишняя эмоциональность? - меланхолично протянул мудрец. - Вы же к этому не привыкли, так может и сердечный приступ случиться.
- Ничего, у техносов самая лучшая наномедицина. Ты мне лучше другое скажи: чувствуешь?
Таррик потянул носом:
- Да, это вполне естественно. Вы разволновались, пошёл физиологический процесс. Это у вас впервые? Если сильно мешает, могу выписать рецепт. Понадобится мой кал, моча и щепотка перхоти. С последним, правда, напряг. Справедливости ради надо сказать, шампуни у вас такие хорошие, что волосы не только колосятся и крепко держатся, но даже начинается процесс, обратный поседению. В чём тут секрет?
Технос самодовольно улыбнулся. Это было иррационально, но похвала дала о себе знать.
- Ну, не всё же вам слыть великими знахарями. Кое-что и мы умеем, - внезапно мужчина погрустнел, - но, боюсь, прекрасные шампуни не спасут нашу расу.
- Вы именно об этом хотели поговорить? - вкрадчиво спросил старик.
В эту минуту он походил на опытного психоаналитика, обрабатывающего ополоумевшего мужчину с суицидальными наклонностями на краю крыши. Однако повелитель техносов был в корне не согласен с отведённой для него ролью.
- Да кто вы такой? - разозлился он. - Совет безотказных машин? Вечная сущность, состоящая из единиц и нулей?
- Хорошо, тогда зачем вы меня позвали?
- Мне ненужно бессмертие.
- Для правителя технически продвинутой расы вы чересчур скромны, - полушутя заметил Таррик.
- Но оно у меня почти есть.
- И это говорит мне технос, существо, для которого разум превыше всего? Уж вы-то должны знать, что если такое состояние и существует, то целиком, а не почти.
- Опять эти твои демагогические речи. Я говорю почти, так как по нашей традиции после смерти правителя его мозг оцифровывают, и он становится полноправным членом Совета безотказных машин. К тому же у меня есть резервное тело и возможность перенести в него свой разум.
- Но…
- Что?
- Скорее отключите чувственное восприятие, а то теряется логика вашего повествования.
- В этом-то и вся проблема, - по щекам Матиса покатились слёзы.
Мудрец каждой клеткой организма ощутил нелепость ситуации. Индивид, ранее не позволявший неоправданной разумом улыбки, теперь рыдал как младенец.
- Что вам надо? Воды?
- Я хочу счастья простого жителя и плитку шоколада.
- Ну, в вашем положении это стоит больше, чем бессмертие.
- Оставьте, - мужчина мазнул рукой, - это проще всего сделать, честное слово.
- А при чём тут я?
- Впереди меня ожидает вечная жизнь, поэтому я хочу знать, как контролировать свои чувства.
- Зачем вам это?
Технос громко икнул:
- Я ничего не могу с собой поделать. Блокираторы не работают, спустя столько поколений рациональных предков ко мне возвращается животная сущность. Всё чаще случаются акты немотивированной агрессии, резко меняется настроение, а с недавних пор появились эти дурные манеры.
Таррик сухо захихикал в кулачок:
- Будете смеяться, ваше аналитическое величество, но вы превращаетесь в человека.
- Ты уверен?
- Да, вы ведь сами не раз обвиняли меня в излишне гуманитарном подходе. Я много читал и достаточно знаю о древней расе людей. Чтобы ни писали современные историки, а мы произошли от гомо сапиенсов. Космический артефакт произвёл резкую мутацию, но, видимо, теперь всё вернётся на круги своя.
- А моё бессмертие? - забеспокоился Матис. - У меня ведь всё уже готово. Скелет из сверхпрочных сплавов, регулируемые процессы жизнедеятельности, цифровая индикация, словом, всё, осталось только оцифровать разум.
- Вы всё-таки определитесь, хотите бессмертия или нет. Ведь в таком случае вас станет двое.
- Верно, старик. Один будет жить вечно, мудро править в соответствии с догматами прагматизма, я же поживу как простой смертный, состарюсь и умру, но не сразу, только тогда, когда захочу. Вот тут-то ты мне и пригодишься.
Малах направился к выходу.
- Куда же ты?
- Подключите логику. Если субъект тянется к дверной ручке, то это что-то значит.
- Ты мне дерзишь?
- Да, ведь это единственный способ спасти вас от совершения ужасной ошибки.
- Это ещё почему?
- Ваша бессмертная копия будет править, вы будете полнокровно жить, а что с сыном?
- А ты как будто не знаешь, что он болен. Когда придёт срок, непредвзятый Совет безотказных машин признает его недостойным называться техносом. Его ликвидируют, но это нестрашно, ведь наследник мне больше не нужен. Ловко придумано?
- Нет, если учесть, что Пиренг будет жить.
- Что?
- Я работаю на совесть, поэтому план будет перевыполнен. А в не замечали, что ваш сын умнеет и крепнет физически не по дням, а по часам?
Матис отрицательно покачал головой.
- Естественно, ведь вы уже давно решили его участь, - горестно заключил мудрец.
- А если я и его возьму с собой? Одним механическим клоном больше, одним меньше, кто будет считать?
- Вы так испугались своих чувств, что готовы городить весь этот огород?
- Дело не только во мне. Система мониторинга фиксирует нарушения деятельности всех техносов, и с каждым днём их число растёт.
- Поэтому вы решили бросить свою нацию на произвол судьбы?
- Что ты такое говоришь! - правитель перешёл на шёпот. - Я собираюсь провести расследование инкогнито.
- Но ведь вы только умеете раздавать приказы, а придётся общаться, притом с не всегда приятными личностями.
- Вот для этого ты и нужен. Ты будешь вытягивать из них информацию, а я её анализировать. К тому же, твои шлаки пойдут мне в пищу. Не волнуйся, я и с тобой поделюсь, мы не умрём с голода.
Таррик улыбнулся такой щедрости и пообещал подумать. Он искренне хотел помочь правителю, но не одобрял затею с клонами.
- Ничего, - успокаивал он сам себя, - к завтрашнему дню я как следует подготовлюсь и заболтаю его. Пусть расследованиями занимаются профессионалы, а руководители должны сидеть на троне и повелевать народом, притом сами, а не через механических болванчиков.
Старик вышел из кабинета и медленно пошёл по коридору. Анализируя беседу с Матисом, он всё больше убеждался, что тот врал, врал банально, безыскусно, подстраиваясь на ходу. Первоначально он хотел передать пост клону, но, поняв, что малах не станет ему помогать, сказал то, что было приятно слышать.
- Вот, что делают чувства с теми, кто их отвергает, - подытожил пожилой мужчина, - а в летописях написано, что люди старой Земли могли лгать с голубых экранов, не потеть, не краснеть, а только широко улыбаться.
Завернув за угол, мудрец услышал за спиной возню и сдавленные крики.
- Эй, охрана, чего вы там возитесь? У вас тоже приключился приступ чувственности? Похоже, дело куда серьёзнее, чем мне представлялось.
- Нет-нет, всё в порядке, - бодро улыбнулись стражи.
- Ну, дальше меня можете не провожать, вот уже видна моя дверь.
- Это будет неправильно, - возразил внезапно появившийся правитель техносов, - они не осмелятся ослушаться моего приказа.
- А к чему эта осторожность?
- К тому, старик, что я всё знаю. Ты хоть знаешь, что тебе за это будет? - мужчина угрожающе расправил плечи и стал медленно приближаться.
Таррик удивлённо вздёрнул брови:
- Ваше аналитическое величество, что с вами? Чувственные центры всё никак не могут успокоиться? Хорошо, я сейчас же плюну вам в лоб и разотру, отличное успокаивающее средство.
- Проклятый калоед!
- Если вы пытаетесь оскорбить меня, то это вам не удалось. Все расы знают, чем мы питаемся и как это полезно.
- Смотри! - Матис пальцем показал под ноги.
- Простите, но я ничего не вижу.
- А ты ниже нагнись, старый маразматический малах.
Мудрец покорно наклонился, искренне не понимая, что он должен увидеть на идеальных, как и всё остальное у техносов, полах. В ту же минуту он получил прикладом по голове.
- Охрана, осуществите вынос тела. Звучит, правда? Да, у них не язык, а какой-то набор команд, - лицо мужчины стало трансформироваться, но Таррик этого уже не видел.
Его примеру последовали охранники, физиономии которых постепенно превратились в гладкую поверхность, будто какой-то кулинар-экспериментатор обмазал их сливочным маслом и острым ножом стал срезать всё лишнее.
- Что дальше, Элацио?
- Я уже отдал приказ. Грузите старика, только осторожно, он нужен нашему правительству живым.
- Может, снимем с него лицо, чтобы несильно выделялся?
- Я бы с радостью, да боюсь, что Совет ликов этого не одобрит.

Краткое описание

Глава 1
Читатель знакомится с миром техносов, помешанных на рационализме и, как следует из названия, на технике. Правитель Матис нанял малаха Таррика, чтобы тот воспитывал его сына Пиренга. После урока отец вызывает наставника и ведёт пространную беседу, из которой старик узнаёт, что главный технос собирается сделать механического клона, а сам покинуть руководящую должность. Оказывается, представители его расы, как и он сам, всё чаще дают волю чувствам. Матис собирается провести собственное расследование инкогнито и просит помощи у малаха. Таррик подозревает правителя во лжи. Решив проанализировать эту ситуацию, он хочет пойти в свои покои, но в коридоре его задерживают. Стража по приказу техноса отключает его.

Глава 2
Придя в себя, Таррик понимает, что похищен безликими, которые могут принимать облик кого угодно. Очень скоро мудрецу удаётся разговорить молодого агента Элацио. Доставить пленника в свой родной мир, он советует ему отвечать по существу и не дерзить. Будучи опытным психологом, старик располагает к себе элиту Совета ликов, однако его участь пока ещё не решена. Картос, один их трёх влиятельнейших безликих, берёт его под свою опеку, чтобы, как он сам утверждает, получить необходимую информацию в неформальной обстановке. Через некоторое время Таррик понимает, что в государстве безликих не всё спокойно, и ему уготована особая роль в этой смуте.
Читать полностью »

Приложение

Очень часто чрезмерная запутанность сюжета и перегруженность действия сложносочинёнными именами собственными, названиями рас, локаций и ссылками на прошлые работы автора затрудняют погружение читателя в мир писателя. Чтобы этого избежать, далее мы поместим не только краткое содержание каждой главы для ленивых, но и описание рас, действующих лиц и всего того, что нельзя запомнить с первого раза.
Читать полностью »

Синопсис

Не хотелось бы громких сравнений с такими эпическими сагами как “Звёздные войны” и “Дюна” и уж тем более обвинений в эпигонстве. Впрочем, это решать не автору, а редакции и, в конечном счете, в случае публикации читателям. Однако писатель делал всё возможное, чтобы создать целую вселенную, наполненную расами, непохожими как внешне, так и внутренне. Наряд с этим преследовалась высокая цель - показать, что в глубине души они остались людьми, то есть человечность не уничтожишь ни комическим артефактом, ни искусственной эволюцией, ни навязываемой идеологией.
Отдельно слово о сюжете. Произведение близко к жанру альтернативной истории. Люди находят инопланетный артефакт, обладающий уникальными свойствами изменять как живых существ, так и рельеф. Каждый человек по-своему видит прекрасное будущее, поэтому в очень скором времени Земля изменяется до неузнаваемости. Мало того, что безумцы стали перемещать тектонические плиты, так они ещё создали расы, которыми заселили отвоёванные территории.
Инопланетная субстанция и мутация человечества не показаны, однако это всегда можно реализовать в приквеле (уже есть наработки в этой области).
Автора интересует другое: жизнь непохожих друг на друга рас, которые через много лет всё ещё чувствуют себя людьми, хоть и открыто не признаются в этом. Собственно говоря, в этом-то и идея - показать, что все мы граждане одного мира и ксенофобия не наш выбор.
В произведении будет фигурировать древнее пророчество, которое на протяжении всех глав будет медленно, но верно исполняться. А это значит, что каждая раса начнёт терять свои уникальные способности. Более того, те, кто не попал в число избранных, о чём гласит фолиант “Апокриф мира” (для развития вселенной со временем можно опубликовать главы из этой своеобразной Библии для гуманоидов обновлённой Земли), будут деградировать до тех пор, пока не превратятся в одноклеточных существ.
В конце концов, все счастливы: избранные стали людьми, недостойные этого опустились на более низкую ступень эволюции. На последней странице показаны политики, превратившиеся в причудливых животных, которые на первый взгляд совершенно безобидны. Это синтез прежнего и нового мира, который может послужить отличной почвой для продолжения (сиквел о том, как нелегко приходится жить людям, не приспособленным к новым условиям).
В конце книги хотелось бы пометить приложение для более детального и глубокого проникновения читателей в созданный автором мир.
Вместе с синопсисом и приложением (расы, действующие лица, организации и уже привычное для автора кратное содержание глав) прилагается первые три главы.

Краткое содержание

Первоначально всё это писалось как синопсис для издательства. Возможно, читателям в силу определённых причин ленивым или не способным дочитать до конца этот краткий пересказ так же может показаться полезным.

Глава 1
Молодой человек при весьма странных обстоятельствах знакомится с симпатичной девушкой, та провожает его до дома, где на балконе разыгрывается настоящая драма: папа дерётся с какой-то некрасивой женщиной. Мужчина так и не признаётся, кто она такая.
Читать полностью »

Эпилог

Уж такова человеческая психика, что поделать, но большая часть населения планеты предпочитает истории со счастливым концом. Впрочем, это не вызывает осуждения или удивления. Ведь всегда приятно, когда добро побеждает зло, а герои, полюбившиеся за время приключений, живут долго и безмятежно.
Лев Борисович по-прежнему совершает прорывы в науке. Ему, как и раньше, удаётся найти время для хобби, которое всенепременно связано с метафизическими опытами, описание последствий которых может вылиться в ещё одну книгу. Однако теперь начальство не такое беспечное, и учёного напрямую курирует агент спецслужб. Сколько гениальных препаратов ботаник не создаёт за обеденный перерыв, их всё равно забирают на проходной.
Возможно, это и к лучшему, поскольку с течением времени таких попыток становится всё меньше и меньше. Не исключено, что наступит тот светлый день, когда мужчина примет радикальное для себя решение - заняться тем, что никак не связано с работой. Тогда в зимнем саду появится несколько ульев с шикарными по размерам пчёлами. Лев Борисович будет ухаживать за ними, подкармливать только разрешёнными препаратами и молиться, чтобы они никогда не выросли в мохнатых мутантов, мечтающих поработить Землю.
Впрочем, и тут вероятны непрогнозируемые последствия. Мало ли до чего договорится учёный с матками ульев? И не додумается ли он накормить их веществами собственного производства, которые рано или поздно будут вынесены из лаборатории в анусе (его никогда не проверяют то ли стыдливые, то ли брезгливые охранники)? Поэтому не удивляйтесь, если в ближайшее время услышите в новостной программе, что в Краснодарском крае наметилась беспрецедентная миграция пчёл. Знайте, это ботаник загоняет их под свою крышу, чтобы в годовщину своей работы на правительство, вывести их на праздничную демонстрацию на зависть престарелым коммунистам.
Лилия Петровна занята ответственным делом. Она составляет смету расходов и доходов лаборатории, обсуждает с поваром меню и следит, чтобы муж не принёс из лаборатории какую-нибудь радиоактивную халтурку на дом. Её тоже курирует известное учреждение, памятуя о недавних финансовых махинациях, но за мужем следят более пристально, от чего на душе у женщины легко и приятно.
Дима и Ира, как и все влюблённые, находятся на седьмом небе от счастья. Дело медленно, но верно идёт к свадьбе, с чем смирился даже будущий тесть, который так и не смог осуществить свою заветную мечту о браке по расчёту. Правда, будущий тесть настоял на том, чтобы парень в обязательном порядке окончил свой вуз. Теперь молодых людей можно часто видеть на набережной, где они активно штудируют методички, выбрав для себя дистанционное обучение, при котором все зачёты и экзамены можно сдавать беспристрастному компьютеру.
Аня и Ваня, подобно предыдущей паре, находятся в щенячьем восторге друг от друга. После произошёдших метаморфоз с супругом, который стал не мальчиком, но мужем, благоверная окончательно отказалась от идеи временного расставания. Кстати, она сама многое приобрела из этой истории с компрометирующими документами. Ей вручили благодарственную грамоту и даже выписали корочку внештатного сотрудника. Теперь у Вани есть личная милиция, которая его бережёт.
После разоблачения сэнсэя мать Ани долго пребывала в подавленном состоянии, а, вернувшись из меланхолии, поставила крест на своей публичной жизни. Спустя столько лет она варит супы, печёт пироги и вообще ведёт себя таким образом, что невольно стала главной героиней всех светских раутов. Некогда высокомерные дамы теперь звонят ей по телефону, любезно спрашивают о здоровье и как бы невзначай просят дать рецепт расстегая. Но женщина остаётся непреклонной.
- Хрен вам, - говорит она, и никто не вправе осуждать её за кулинарное пристрастие к этому овощу.
Крёстный отец Вани так и остался полковником. Уже доказано, что мысль материальна, поэтому если долго думать о плохом, оно обязательно случится. Действительно, мужчина долгими бессонными ночами боялся, что на очередном допросе сэнсэй потопит его, что, в конечном счёте, и произошло. Милиционера сняли с доходного поста, дали по шапке (кстати, фуражку тоже забрали, оставили только свисток и посоветовали засунуть его куда-нибудь поглубже) и с позором отправили на пенсию. Сначала даже хотели посадить (в эпоху демократии государство время от времени любит устраивать показательные процессы), но полковник откупился. Хватило всем: адвокату, прокурору, судье, суду присяжных и государству на строительство дорог.
Освоившись на новом месте, начальник НИИ прекрасно живёт в ссылке: сытно ест, сладко пьёт и крепко спит, Правда, первое время он не мог перебороть ксенофобию в своей душе, поскольку коренное население (евреи и китайцы) постоянно дурачили его. То хитрые иудеи прищурятся, чтобы их приняли за монголоидов, то последние широко раскрывают глаза и отвечают вопросом на вопрос. Зато теперь у мужчины всё замечательно в личной жизни. Он нашёл вторую половинку, которую шутливо называет китайской подделкой, и весело чешет ей спину.
Сотрудник спецслужб, получивший от ботаника в качестве взятки приспособления для очарования противоположного пола, сначала ушёл в загул, а потом и вовсе уволился из органов. Теперь он объявлен в национальный розыск как типичный мошенник-обольститель. В отличие от товарищей по преступному ремеслу, он не тратит много времени. Увидев красивую богатую женщину (это обязательное условие), он пользуется сначала первым, а потом и вторым. А буквально на днях тревогу забили и европейские правоохранительные органы. Мужчина пересёк границу с Польшей, и теперь доверчивые пани шляхетского рода при виде ловеласа бросают не только чепчики, но и кошельки.
- Так им и надо, это наш ответ за поддержку двух Лжедмитриев, - таков был комментарий официальных властей России.
На родине ужасно гордятся удачливым проходимцем и уже окрестили его вторым Сусаниным.
Бывший зомби не без помощи государства открыл реабилитационный центр для лиц, пострадавших от сэнсэя и Льва Борисовича. Доктор хоть и расколдовал их, но не дал новой жизни, поэтому правительство во избежание резкого увеличения преступности (ещё бы, получить столько люмпенов за один раз) поручило это ответственное мероприятие тому, кто сам освободился от хозяина.
К отцу Димы предъявляет претензии только брошенная любовница, которая после сеансов у психоаналитика хоть и избавилась от страстной привязанности к учёному, но по-прежнему стесняется ходить в общественную баню из-за щупалец в неожиданных местах. Впрочем, эти отростки активно используются в медицине. Девушка лечит ими пациентов путём наложения на больные места, а когда в городе случаются перебои со светом, работает портативной электростанцией и, как и все, проклинает Чубайса.
Толстушка, впоследствии оказавшаяся миловидной барышней, не ест, не пьёт и не дышит и с течением времени всё больше убеждается, что Льву Борисовичу нужно поставить прижизненный памятник.
После пластической операции Катя вернула своё лицо, но наотрез отказалась возвращаться к прежней жизни. Так она попала в реабилитационный центр бывшего зомби, где сразу приглянулась товарищу по несчастью. Тот и до этого пребывал в замешательстве, а после встречи с вульгарной от рождения девушкой окончательно растерялся. От прежней семьи у него остался только престарелый пудель с перманентным расстройством кишечника, поэтому, считая себя круглой сиротой, мужчина рьяно пустился налаживать личную жизнь. Приняв ислам, он успокоил муки совести и общественность, и теперь в его гареме три прекрасных, непохожих друг на друга цветка: две подопытные Льва Борисовича, имени которых так никто и не знает, и Катя.
Не забыты и зомби, бывшие в машине, когда произошла авария. Новоявленный главный врач реабилитационного центра потратил уйму времени, чтобы разыскать их и предложить стать помощниками. Разумеется, все согласились, а бомж-интеллигент даже открыл кафедру просвещения собственного имени, где по пятницам устраивает для пациентов пушкинские чтения и чаепитие с плюшками.
Медсёстры из клиники “Сонное царство” после перенесённого шока больше не дурачат главного врача, а добросовестно ложатся спать, истово молясь, что им не приснится оживший вурдалак.
И, конечно, сэнсэй, оставленный на закуску. Поняв, что не сумеет никого загипнотизировать, он решил быть примерным подследственным, поэтому с превеликим удовольствием потопил полковника, посчитав, что таким образом восстановит баланс равновесия.
- Нельзя, чтобы такой мерзавец вышел сухим из воды, - заявил он на суде, - а бумаг вы на него е нашли потому, что их как самые бесценные я хранил в совершенно другом месте. Никогда не догадаетесь, а я вам и не скажу.
Впрочем, мужчина лукавил. Польстившись на смягчение своей участи, он раскрыл тайник, и общественность была в шоке от новых фактов в этом деле.
Теперь сэнсэй отбывает наказание в психиатрической лечебнице и с большой охотой подставляет мягкое место для укола, в связи с чем даже Наполеон Бонапарт и Александр Македонский называют его психом, которого в детстве укусила то ли бешеная лошадь Пржевальского, то ли своенравный Буцефал. Мужчина не обращает на них никакого внимания и продолжает лелеять мысль о воссоединении с Косомом. Действительно, с каждым днём образы подсознания, внутренний голос и эмиссар Космоса появляются всё чаще, но лечащий врач утверждает, что это классические галлюцинации, которые со временем пройдут. Пока же эффект обратный, что несказанно радует сэнсэя.
В целом каждый получил по заслугам. Герои не забыты, злодеи наказаны. Но иногда Льву Борисовичу снится один и тот же страшный сон. Будто он пришёл домой после приятного трудового дня (а так всегда и бывает, когда занимаешься приятным делом), где его встречает любящая семья, и в самый неподходящий момент в дверь вежливо стучат мелодичной дробью. Не дождавшись приглашения, незваный гость, которым оказывается сэнсэй, входит в дом. Мужчина гаденько улыбается, заявляя, что ещё нет на свете той великой силы, которая остановила бы его на пути единения с Космосом, и тянет руки к ботанику. На этом месте учёный просыпается в холодном поту и просит больше не заказывать на ужин ничего мясного.
- Что-то случилось, дорогой? - традиционно спрашивает Лилия Петровна.
- Сон, дурной сон, - отвечает супруг.
Но так ли это? Может, это подсознание подсказывает скорую встречу со злым гением? Как говорится, поживём - увидим.

Глава 38

В кабинете невыносимо пахло валерьянкой. Периодически Лилия Петровна открывала глаза, спрашивала, что там с чемоданом, получала ответ, что он в надёжных руках, и тут же падала в обморок.
- Лев Борисович! - взмолился мужчина. - Сделайте хоть что-нибудь, а то я выпил полсклянки успокоительных капель, а сердце так и норовит выскочить.
- Отдайте нам деньги, и всё вернётся на круги своя.
- Что? - возмутился представитель спецслужб. - И это после того, как я, рискуя своей головой, изменил место ссылки?
- Милейший, мы-то с вами знаем, почему вы так сделали.
- Решительно нет! И скажите своей симулянтке-жене, что я не передумаю.
- Меня ещё никогда в жизни так не оскорбляли, - раздалось с пола, - мы уйдём, но только знайте, что и вам эти деньги счастья не принесут.
Чета с шумом захлопнула за собой дверь, оставив секретаршу наедине с шефом. Девушка попыталась покинуть помещение, но босс отменил своё распоряжение.
- Не надо провожать их до машины, это уже лишне. Лучше иди сюда, зайка!
Учёный шёл по длинному пустынному коридору, удивляясь, что на визжание супруги никто не обращал внимания.
- Знаешь, дорогая, - прошептал он жене, - мне кажется, что тут кроме нас никого нет.
- Да что ты такое говоришь? Это тебе так только кажется. Они же бойцы невидимого фронта, вот и маскируются, а стоит нам сказать, что наш президент - серая мышь, как тут же из всех щелей выскочат силовики и начнут бить ногами за антиправительственные высказывания.
Однако и на проходной никого не было. Лишь во дворе двое молодых людей травили анекдоты, причём один из них, стоявший спиной к супругам, дико ржал и периодически дёргал конечностями.
- Ну и кадр! - возмутилась Лилия Петровна. - Я, конечно, понимаю, что нормальные люди не хотят идти в правоохранительные органы, но это ещё не повод принимать на службу припадочных.
Отсмеявшись, парень повернулся в сторону гражданских лиц и расплылся в улыбке.
- Гляди, он вообще неадекватен.
- Дорогая, ты так больше не говори.
- Это ещё почему? - удивилась благоверная.
- Всё-таки Дима хороший мальчик.
Женщина опешила, признав, наконец, в припадочном своего единственного ребёнка. Однако тот за столько короткий срок успел сильно измениться.
- А вот и мои родители! - обрадовался сын. - Ну, теперь все в сборе. Поехали!
Только в машине мать поняла, в чём дело, а рассказ молодого человека только подтвердил её догадку.
- Деньги-то тю-тю, - весело сказал он, - но не расстраивайтесь, кое-что я всё-таки успел потратить.
Приговорив все консервы, Дима пошёл в туалет и, закрывшись в кабинке, стал перекладывать тугие пачки денег себе в карманы, за шиворот и в плавки.
“Хорошо, что я люблю трусы такого фасона, а не семейные. Иначе куда бы я пихал наличность? - подумал парень. - Вот только жаль, что лифчика не ношу, а то бы больше поместилось, заодно и грудь бы увеличилась”.
Далее он пустился во все тяжкие. Для начала постригся и приоделся, после сходил на скачки, поставил треть чемодана на старую клячу, которую звали точно так же как бабушку, и в сладкой истоме расположился в дорогущем ресторане. Сотрудники спецслужб еле вытащили его из цепких лап куртизанок, которым добродушный малый пообещал кругленькую сумму, если те сыграют в бутылочку с бомжем, милиционером и лохматой дворнягой (чтобы был хоть какой-то стимул).
- Молодой человек, вы уже оплатили по счёту? - ехидно спросил мужчина.
- Спасибо, что напомнили, - сладко пропел Дима.
Подозвав официанта, он согласился со всеми приписками, заплатил за музыку и соседний столик, где сидели полдюжины бедных студентов, заказавших три сосиски и ведро льда, и дал тому приличную сумму на чай.
- Что вы себе позволяете? - возмутился сотрудник спецслужб. - Это же не ваши деньги.
- И уж тем более не ваши. Не мутите воду. Держите, это вам на погоны, - улыбнулся молодой человек и протянул две тугие пачки.
Инцидент был исчерпан, особенно, после того как молодой человек, щедрый на чужие деньги, купил мужчине в подарок ликёр “Irish Cream” и пару галстуков, впоследствии оказавшихся свежезамороженной китайской лапшой.
- И сколько осталось в чемодане, когда тебя сюда привезли? - с замиранием сердца спросила Лилия Петровна.
- Ну, пачек семь-восемь.
- А всё остальное ты потратил?
- Да.
- Там же была прорва денег.
Дима потеребил локоны, покрытые воском, и рассудительно ответил:
- Вот я и подумал, зачем отдавать государству то, что ты в лёгкую умыкнула у него из-под носа. Раз не было должной охраны и контроля, значит, материальные ценности не представляют для властей никакого интереса.
Женщина расплылась в улыбке. Как Карандышев, стрелявший в Ларису из “Бесприданницы” Островского, она сочла, что наличность никому не должна достаться.
- Ты моя отрада! Я знала, что кто-нибудь обязательно отомстит за мою поруганную честь.
- Кстати, я тоже тобой горжусь, - Лев Борисович вставил свои пять копеек.
Прибыв на место, семья долго охала, шутя, что давно было пора в такую ссылку. Потом родители завели сына в тёмную комнату и, боясь прослушивающих устройств, зашептали в оба уха:
- Слушай, а ты что-то говорил о деньгах, которые припрятал на себе. Их тоже изъяли?
- Нет, - в тон им ответил ребёнок, - они до сих пор у меня в карманах, за спиной и в трусах. Между прочим, вентиляции никакой, поэтому, доставая купюры, не обращайте внимания на запах.
Семья ботаника довольно быстро устроилась на новом месте, однако Лилия Петровна, некогда хвалившая Диму за операцию по сокрытию денег, время от времени бесновалась (возможно, это как-то связано с полнолунием), вспоминая, какой суммы денег она лишилась.
- Ты должен был бежать на запад и просить политического убежища. Осел бы где-нибудь в Англии, сейчас там много русских.
- Нет, всё равно б денег не хватило на старинный замок и любимый клуб королевы, а без этого я бы чувствовал себя неуютно в чужой стране.
После подобного диалога женщина, как правило, ложилась на боковую, а молодой человек отправлялся на набережную, чтобы подышать насыщенным ионами воздухом. В такие минуты он вспоминал прошлую жизнь, удивляясь, что родители до сих пор не отправили его ни в какое учебное заведение. Пожалуй, это было самое большое преимущество ссылки.
- Обратите внимание на субтропическую растительность. Вечнозелёные кустарники и деревья - визитная карточка всех курортов, однако только в этом месте вы можете наблюдать, как данный вид раскрывает свои… - хорошо поставленным голосом вещала экскурсовод.
За ней гуськом шла толпа туристов, которым почему-то жизненно важно было знать, что тропическое растение готово было показывать за бесплатно всем желающим. Последней шла девушка, силуэт которой казался знакомым.
“Видимо, пора лечиться, - грустно подумал Дима, - мало того, что Ира каждый день снится и занимает все мои мысли, так теперь ещё и мерещится. Но вдруг это она?”
Взяв себя в руки, парень самым безмятежным голосом, тщательно скрывая своё безудержное волнение, задал простой вопрос:
- Вы откуда?
- Оттуда, - небрежно ответила девушка, - я на улице не знакомлюсь.
- Вот как? А кто же тогда подкарауливал меня у кустов?
Молодой человек был готов услышать возмущённый вопль, что для флирта следует выбирать более ортодоксальные фразы, однако собеседница подняла на него глаза, прищурилась от солнца и воскликнула:
- Дима, это ты! Не может быть!
- Аналогично, - только и мог промолвить кавалер.
Родители, узнав о счастливом воссоединении влюблённых, встретили его с пониманием, однако не закатили пир горой. Зато когда Ира стала рассказывать городские новости, которые ей сообщала подружка, звонившая каждый день, Лев Борисович стал чаще звать девушку в гости.
- Душенька, ну как там продвигается дело? Скоро сэнсэй окажется за решёткой? - злорадно спрашивал учёный.
Ежедневно он получал один и тот же ответ:
- Суд отложили. Следствие нашло новые улики и теперь не знает, что с ними делать.
Но однажды будущая невестка пришла сама не своя.
- Расскажи ты, я не в силах, - обратилась она к Диме.
- Отец, радуйся! Сэнсэй сидит, но обо всём по порядку.
Когда доктор, очнувшийся в палате, оборудованной специально для преступников, он немного расстроился. Нет, не тому, что его посадят в тюрьму. Мужчина свято верил в свои безграничные возможности, поэтому терпеливо ждал, когда же с ним вступят в контакт. В таком случае он бы моментально загипнотизировал человека, который бы и подготовил его побег или просто закрыл дело в зависимости от своих полномочий. Однако всё же было обидно, что после стольких лет его вывели на чистую воду.
“Даже если я подчиню себе всё МВД, суд и прокуратуру города, кредит доверия у общественности всё равно будет исчерпан, - думал врач, - придётся переезжать в другой город, поближе к Льву Борисовичу. Не думает же он, что я оставлю его в покое?”
Однако жизнь привнесла свои коррективы. Аня, уязвлённая тем, что настоящий полковник, как не менее настоящая свинья, приписал себе все заслуги, решила восстановить историческую справедливость. Будучи от природы девушкой неглупой, к чему впоследствии добавилось блестящее образование, едва взглянув на бумаги, она поняла, что эти документы могут потопить не одно должностное лицо.
- Отдавать такое в руки твоего крёстного отца - смерти подобно, - заявила она Ване, - мало того, что он уничтожит ту часть, что компрометирует его, так другую он оставит себе, чтобы шантажировать сильных мира сего. Разве это честно?
Собрав семейный совет, они решили подключить влиятельного соседа и ещё несколько человек, чья честность не вызывал сомнения (по крайней мере, у них до сих пор не было ни одной судимости даже привода в милицию по малолетству).
- И тогда мой папа по своим каналам пригнал в город непревзойдённых специалистов не только из области, но и их центра, - улыбнулась Ира, пришедшая в себя, - начался аттракцион под названием “Пауки в банке”.
Лев Борисович, обожавший давать всем своим проектам кодовые названия, понимающе кивнул. Как ботаник со стажем, он знал, что будет, если ползающих тварей поместить в один плотно закрытый контейнер без еды, воды и кислорода. Наивно полагая, что собрат, шевелящийся слева от третьей задней конечности, виноват во всех смертных грехах, насекомое убьёт сначала его, а потом и само откинет лапки в полной уверенности, что сделало всё возможное для своего спасения.
- Они стали топить друг друга, даже те, о злодеянии которых ничего не было известно. Кстати, после выяснения отношений оказалось, что полковник самый честный из всей этой братии, посему отделался лёгким испугом и треснувшими штанами на заседании суда. Кстати, я ещё тогда в логове сэнсэя обратила внимание на его проблемы с желудочно-кишечным трактом, но он меня не послушался, - усмехнулась Ира, - а вот мера пресечения вам может показаться неоправданно лёгкой.
- Его отпустили на поруки? Он загипнотизировал их всех? - учёный схватился за сердце.
- Нет, ему этого не удалось, так как с ним никто не разговаривал. Как я уже говорила, его поместили в специально оборудованную комнату и общались таким образом: сначала его спрашивают через громкоговоритель, а потом слушают ответ, предварительно обработанный на ЭВМ.
- Это как? - удивилась Лилия Петровна.
Муж замахал на неё руками:
- Потом объясню. Там всё элементарно просто: компьютер анализирует текст, ищет зашифрованные приказания, а если не находит их, то читает ответ преступника, но только своим монотонным голосом.
- Вот этим утробным, как будто сидит в туалете и очень занят? - догадался Дима.
- Именно! Таким образом магия слов разрушается. Умно придумано, не ожидал от нашей милиции такой смекалки.
- Я же говорю, специалисты были самые лучшие. Папа постарался, чтобы сэнсэя засадили, - девушка вздохнула, - но ему опять повезло.
Кроме зомби, попавших в аварию, никто больше так и не пришёл в себя. Местные психотерапевты просили по-хорошему, больно били по коленке и даже пугали красной трёхведёрной клизмой, но пациенты упорно не хотели выходить из очумелого состояния. Вот суд и посчитал, что заклинание может разрушить только тот, кто его наложил. Однако доктор тут же потребовал смягчения приговора и в конечном счёте получил его.
- Его отпустили? - ужаснулся Лев Борисович. - Тогда скорее закрывайте окна и двери, он уже на подходе.
- Успокойтесь! - улыбнулась Ира. - Тюрьму ему заменили психиатрической лечебницей.
- Всё-таки он получил своё, - с досадой произнёс ботаник.
- А что хорошего жить под одной крышей с психами и подставлять зад под шприцы с психотропными веществами?
- Вот именно, что с психотропными. Как я понял из беседы с тем сотрудником спецслужб, сэнсэй затеял весь этот балаган с двойником Димы именно для того, чтобы ближе подобраться ко мне. Ему нужны препараты, расширяющие сознание. Могу заверить вас, что психиатрическая лечебница - самое подходящее для этого место.
После этих слов в комнату внезапно ворвался порыв неправдоподобно холодного для этого времени года ветра. Сидевшие в комнате поёжились и вместе с окном закрыли столь неприятную для них тему. Ещё неделю Лев Борисович возмущался недалёкостью людей, выносивших приговор, а через месяц это стало традицией. Утра начиналось именно с того, что он раскрывал газету и, прочитав об очередном маньяке, вспоминал о злом гении. Вскоре эта проблема решилась, когда Лилия Петровна по совету профессора Преображенского запретила мужу читать отечественные газеты.
Молодые люди, как это свойственно влюблённым, быстро забыли о неприятном разговоре. Угроза того, что доктор когда-нибудь появится в их жизни, отчего совсем не пугала. Зато они ещё долго вспоминали, при каких обстоятельствах познакомились.
- Хоть этот сэнсэй и оказался последним негодяем, хотевшим тебя использовать, - сказал как-то раз Дима, - но я всё равно благодарен ему, что он организовал нашу встречу.
- Нашёл, кому говорить спасибо, - фыркнула девушка, - нас свела сама судьба.
- Оба раза?
- Второй раз могла быть счастливая случайность. Потому что я со скуки записалась на все экскурсии и в любом случае прошла бы мимо тебя. Да и ты сам говорил, что почти каждый день в это время прогуливался по набережной.
- Так всё-таки судьба или счастливая случайность?
- Гегель с ними, этими диалектическими категориями. Главное, что мы вместе.

Глава 37

Толпа зевак, поняв, что больше ничего интересного не будет, начала медленно расходиться. Съёмочная группа сделала удачный репортаж и теперь торопилась в студию, чтобы отпраздновать это знаменательное событие. В последнее время начальство посылало их то на консервный завод, где вместо тушёнки клали крысиные хвосты, то на местный аналог Тверской улицы, где оператору сломали камеру и нос. Теперь же творческая жизнь начинала налаживаться.
- Простите, - улыбнулся полковник, - а когда это всё попадёт в эфир?
- Уже.
- Без предварительного монтажа?
Журналистка удивлённо посмотрела на мужчину:
- Вы милиционер или киношник?
- Скорее первое, хотя в детстве я мечтал снимать фильмы про разведчиков.
- В таком случае не расслабьтесь. Если вы волнуетесь, что плохо получились в кадре, то напрасно. Оператор у нас опытный, поэтому хуже, чем вы есть, не получится.
Мужчина, успокоенный таким оптимистичным заверением, мечтательно поднял глаза к небу. Ему казалось, что вот-вот с пушистого облака упадут генеральские погоны и прибавка к жалованию. Впрочем, не в деньгах счастье, а в увеличении полномочий.
“Переберусь в область, познакомлюсь с сильными мира сего, может, ещё там построю пару-тройку коттеджей, - думал он, - жизнь моя жестянка, какие мои годы? Ещё воровать и воровать. Благо, государство у нас доброе, а закрома необъятные. Я люблю тебя, Россия!”
Видя, что глава МВД города пребывает в самом прекрасном расположении духа, бывший зомби решил напомнить о себе, мягко тронув полковника за плечо.
- Что вам? - гаркнул тот.
- Вы говорили, что восстановите все документы.
- Да, было дело.
- А когда?
- Ну не сейчас же.
- Позвольте, но вы сказали, что сами лично займётесь этим.
- Чего только перед камерой не скажешь, - добродушно засмеялся мужчина, - вы странный человек. Столько лет были потеряны для общества, даже не знаете, что творили всё это время, а теперь хотите стать гражданином. А вдруг выяснится, что вы были в банде сэнсэя и выполняли грязные поручения?
- Любой опытный судмедэксперт скажет вам, что я не могу отвечать за злодеяния, совершённые фактически другим человеком. Я был марионеткой в чужих руках.
- Слушайте, зачем вам паспорт, ИНН и прочие проблемы? Нет документов - нет человека. Не надо платить налоги, периодически менять паспорта и делать прививки. Живите и радуйтесь.
- Вот так всё и заканчивается, - грустно произнесла бывшая толстушка, - мавр сделал своё дело, мавр может уходить. Я так понимаю, что моему спасителю некуда пойти. Самое время отблагодарить его.
- Вы хотите приютить его у себя дома? - спросила подруга.
- А вы против?
- Вы только не обижайтесь, но мне он сейчас нужен гораздо больше, чем вам. Я ведь по-прежнему нахожусь в какой-то наркотической зависимости от злого гения.
- Обратитесь к психотерапевту, - сурово произнесла собеседница, - он мой!
Мужчина, поняв, что ничего не добьётся от полковника, получившего своё, скорее поспешил к новым знакомым, чтобы потушить разгоравшийся скандал.
- Дамы, вы чего? - усмехнулся он. - Не можете договориться, у кого будет жить бомж?
- Не говорите так! Вы замечательный человек, это сэнсэй выбил вас из колеи. Но это временно, мы поставим вас на ноги.
- Вам понравится у меня, - сказала бывшая толстушка.
Возмущённая собеседница уже открыла рот для пулемётной очереди, как вдруг вспомнила о своих уникальных способностях. Сбросив юбку, она спокойно стала стягивать нижнее бельё. Новый знакомый, как истинный джентльмен, сначала хотел укрыть барышню своим халатом, но потом одумался, решив, что голый торс может только раззадорить соперниц.
- Готовьтесь к бою!
- Всегда готова! - ответила бывшая толстушка и принялась жадно хватать ртом воздух.
Эффект не заставил себя долго ждать. Формы начали стремительно округляться, приближаясь к классическим габаритам борцов сумо.
- Прекратите! - взвизгнул бывший зомби, быстро одевая девушку.
Вдруг он ухватился за что-то длинное и продолговатое.
- Это то, о чём я думаю? - чуть заикаясь, спросил мужчина.
- Не стесняйтесь, посмотрите поближе. Может, придумаете, как от этого избавиться.
Собеседник потянул на себя шланг, который казался безразмерный. Осьминогов и прочих головоногих моллюсков он видел только на картинках, но сразу решил, что Лев Борисович, привыкший, как в западных комиксах, давать герою звучное имя, назвал этот проект “Осьминожка”.
- С этим надо что-то делать, - справедливо заметил бывший зомби, - с таким хозяйством вам придётся забыть о бикини. Давайте, чтобы вы не ссорились, я буду жить у вас по очереди. Хотя я буду обивать пороги всех инстанций, чтобы мне выделили отдельную жилплощадь. К тому же, мне нужны документы. Иначе как я получу обратно свою имущество и долю от бизнеса сэнсэя?
“Наивный, - умилённо подумали новые знакомые, - шиш ты получишь, а не деньги”.
Троица медленно пошла по дороге. Мужчина, за эти годы сильно отставший от жизни, упоенно рассказывал, как он затаскает по судам всех, кто в своё время растащил его бизнес и уничтожил семью, а внимательные слушательницы делали вид, что верят.
Тем временем на парковочную стоянку безуспешно пытался заехать грузовик. Автомобиль был настолько убитый, что всем сразу стало ясно, что его прислали из муниципалитета. Он разительно отличался от иномарок, владельцы которых нехотя стали отъезжать в сторону.
- Полковник, что это за тарантас? - спросил один из бугаёв.
- Без понятия. Сейчас узнаю, что это за самодеятельность.
Но водитель опередил его:
- Ваш зам послал машину, чтобы ребята погрузили бандитов. Они ведь всё равно спят. А за самым главным, который пытался убежать, скоро приедет карета скорой помощи. Ему вколют снотворное, и будет всё тип-топ”.
“Хитрый лис решил выслужиться, - подумал полковник, - такой того и гляди подсидит. Хорошо, что я скоро уеду отсюда”.
Люди, как известно, всех судят по себе. Вот и мужчина сразу же представил заместителя, метящего на его место. А ведь бывает и такое, что человек просто выполняет свою работу без задних мыслей.
- А откуда он об этом знает?
- Так весь город знает, - усмехнулся водитель, - по ящику передавали специальное включение. Даже бразильские сериалы прервали. Сколько вони было!
Решив не уточнять, почему его подчиненный на рабочем месте смотрит телевизор, полковник кисло улыбнулся и что-то пробормотал о надёжных тылах, прикрывающих зад.
- А твой крёстный отец - человек с железной хваткой, - заметила Аня, - как только появилась пресса, тут же приписал всё себе и о нас даже не вспомнил.
Супруг развёл руками:
- Он ведь начальник, вот и привык приписывать чужие заслуги. Если всё прошло на ура, то это исключительно благодаря ему. А если операция провалилась, во всём виноваты подчинённые-олухи. С другой стороны, это же он подогнал всех этих быков.
- Как ты думаешь, а он действительно думает, что это милиционеры?
- Относительно первой партии, которую привёл дежурный из отделения, не знаю. Даже если они и братки, то неподготовленные, если в один момент полегли от удара ноги сэнсэя. А те, что приехали на иномарках, известные бандиты, их каждая собака знает.
- Ну, мне пора! - охранник решительно направился к лежавшим коллегам.
- Вы куда?
- К ним. Лягу среди товарищей, пусть положат в грузовик. Не хочу отрываться от стаи.
- Как сказал бы сэнсэй, стадный инстинкт, - грустно улыбнулась Ира, - заодно захватите эту куклу. Ей ведь тоже некуда податься.
- Как и вам, - угрюмо заметил зомби.
Аня и Ваня укоризненно посмотрели на неучтивца, но тот рысцой побежал к стоянке, боясь, что грузовик уедет без него. Катя же, как робот, твёрдо шла по земле и никуда не торопилась.
- Вообще-то можно было оставить их себе, - сказала вдруг супруга.
- Ты серьёзно?
- Конечно, они же зомби. Платить ничего не надо. Только кормить и обновки покупать, когда вещи совсем износятся. Охранника можно так брать, не переучивая. А с девкой надо было провести пару сеансов гипноза и убедить её, что она прирождённая кухарка. Ты же любишь вкусно поесть?
- Да, а ты не умеешь готовить.
- Вот видишь, как я ловко всё придумала.
- Так давай их догоним.
- Нет, иначе чем же мы лучше сэнсэя. Если окажется, что всех зомби по-прежнему эксплуатируют, только другие хозяева (а этого можно ожидать от твоего крёстного отца), мы заберём эту парочку.
- Но как? Вернее, кто нам их отдаст?
- Полковник.
- Да ну? - муж недоверчиво посмотрел на супругу.
Аня победоносно улыбнулась:
- Ну да, милый! У кого все бумаги, подтверждающие противоправные деяния этого колдуна?
- У него, - сказал Ваня и тут же посмотрел на тугую папку в руках благоверной, - то есть…
Ира, догадавшаяся обо всём раньше парня-идеалиста, сардонически рассмеялась:
- Держись за свою жёнушку. Она у тебя гениальная личность!
- Я знаю, - девушка скромно потупила взор.
- Дорогая, вот ты где! - послышалось за спиной.
Все разом повернулись, притом молодой человек раньше всех, хотя к нему это слово никак не относилось. Увидев свою тёщу, до пояса высунувшуюся из салона автомобиля и возбуждённую до предела, он решил, что та начнёт возмущаться по поводу преждевременного разоблачения сэнсэя.
“Наверное, сейчас скажет, что мы поторопились, - подумал Ваня, - надо было сначала выкрасть документы, а потом шантажировать ими, чтобы омолодить её и окружить безвольными рабами”.
Но зять глубоко ошибался. Экзальтированная мамаша выскочила из машины, в которой она от безделья каталась по городу сутки напролёт, и стала у всех просить прощения.
- А у меня-то за что? - удивилась Ира.
- И она ещё спрашивает! Я же привезла к вам в дом какого-то неизвестного мужика, который вовсе не ваш жених.
- Пустяки!
- Никакие это не пустяки, - возразил до боли знакомый мужской голос, - я едва не взял себе в зятья человека, который в прошлом столетии был таким же чудовищем, как сэнсэй
- Так ты уже всё знаешь? - удивилась дочь, увидев подъехавшего отца. - Кто бы мог подумать, что наш старый знакомый промышлял такими ужасными вещами, что лучше и не знать.
- Меня волнует другое.
- Что?
- А был ли мальчик?
- В смысле?
- Твой жених, - пояснил глава семейства, - он действительно существовал и в какой-то момент был заменен двойником или всё это чётко выверенный план сэнсэя?
- Не знаю, - честно призналась девушка, - но теперь мне ясно одно: всё это время я была ничтожной марионеткой в руках подлеца. Я считала его своим другом, а он ловко управлялся с моей жизнью.
Бизнесмен, как и предстало деловому человеку, не стал называть дочь медвежонком, деткой или тыковкой. Он сухо протянул носовой платок, так как только вчера отвозил машину на мойку, и предложил развеяться.
- Но как?
Мужчина молча протянул пухлый конверт, в котором лежали паспорт, билет и турпутёвка.
- А как же университет? У меня же сессия на носу.
- Не волнуйся, мы с мамой знаем, что на протяжении всего семестра ты усердно занималась. Думаю, преподавателям понравятся мои доводы.
Ира мысленно перевела завуалированные слова дельца на общедоступный язык и спросила:
- А как же быть с преподавателем ДКБ? Он неподкупный.
- Значит, получит в рыло.
- А он большой и сильный.
- Но бегает-то он всё равно медленнее пули.
- Папа! - воскликнула девушка. - Если я сейчас узнаю, что ты, как и сэнсэй, всё это время занимался преступной деятельностью, то умру на месте. Даже не помышляй о том, чтобы купить мне зачёты и экзамены.
- Но тебе надо развеяться, - упорствовал отец.
- Согласна. Но после отдыха я вернусь и сама сдам все долги.
- А такое возможно?
- Возьму бегунок, у нас так полгруппы делает.
Мужчина успокоился. Подъехав к дому, он виновато посмотрел на дочь и сказал:
- Я бы сам хотел отдохнуть, но сейчас работы по горло. Мама с тобой тоже поехать не может, к ней приезжает её мама, поэтому постарайся отдохнуть там и за меня тоже.
- Постараюсь, - улыбнулась Ира.
Заботливый отец так расстарался, что у порога уже лежали собранные вещи. Так обычно женщины, набравшиеся смелости, выставляют вон мужей-дебоширов.
- Надеюсь, когда я вернусь, вы не переедете в другой город? - пошутила девушка. - Вы ведь не хотите от меня избавиться?
- Не говори ерунды.
У главы семейства были другие планы. Он знал, что уже завтра заголовки газет будут пестрить сообщениями о сэнсэе, самом ужасном человеке на земле, скрывавшемся под личиной талантливого доктора, мецената и импозантного мужчины. А через неделю начнётся долгий судебный процесс, куда дочери неоднократно придётся явиться, чтобы при посторонних людях рассказывать о своих долгих дружеских отношениях с негодяем.
“Я отстреляюсь за всех, - подумал отец, - скажу, что пользовался его услугами как психоаналитика, чтобы нормализовать отношения с тёщей, которая считает себя белой медведицей и каждый свой приезд заставляет нас есть сырую рыбу. Они, разуется, её вызовут, и она так запудрит им мозги, что все разом исключат нашу семью из списка свидетелей”.

Страница 4 из 28«123456789101112131415»...В конец »