Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 21

Во время полёта к месту назначения Никита пребывал в возбуждённом состоянии. Ему хотелось то писать (в обоих случаях), то плакать, словом, излить жидкость, мысли и всё, что накопилось в душе. После третьего похода в туалет он зажмурил глаза и прочитал внезапно родившийся (так обычно и бывает) экспромт:
- Кто оленя не видал,
Тот и в тундре не бывал.
Возможно, стихотворные строчки переросли бы в поэму, но тут судно стал заходить на посадку, притом с таким креном, что агент решил в следующий раз (если он выдастся) ехать на поезде.
- За время полёта мы не потеряли ни одного крыла, хвоста или пассажира. Экипаж самолёта благодарит вас за понимание и поддержку отечественной авиапромышленности. Мы верим в Бога! - раздалось из динамиков.
Граждане одной шестой части суши часто обижаются, когда иностранцы описывают Россию как непроходимый лес с медведями в косоворотках и бородатыми мужиками с мутными глазами и непрекращающимся перегаром, по сравнению с которыми косолапые кажутся белыми и пушистыми созданиями. Никита к своему стыду все климатические пояса, шедшие выше средней полосы, представлял именно так, поэтому был предельно удивлён, увидев перед зданием аэропорта таксопарк и людей, куривших “Парламент”.
- И где же олений мох? - беспомощно спросил он у водителя.
- А лоха ты не хочешь?
- Как вы смеете так разговаривать с предполагаемым клиентом.
- Наверное, ты не ботаник.
- Оскорбление за оскорблением, - возмутился парень.
- Успокойся! Лох - слово многозначное, в данном случае это такая растительность. Тебе куда?
- В тюрьму.
Собеседник тяжело вздохнул и сухо произнёс:
- Садись.
- А деньги?
- Так довезу.
Встав на рыночные рельсы, все люди разом поняли, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, а за халяву придётся заплатить немалую цену. Вот почему молодой человек так подозрительно посмотрел на таксиста:
“К чему этот приступ невероятной щедрости? Может, он отравился кислородом или относится к той категории пожилых людей, которые завозят юных пассажиров в лес, раздевают, связывают и начинают глумиться? Такой вариант не подходит. Голым я быстро замёрзну на таком морозе”.
- Ты же не боишься меня? - криво ухмыльнулся мужчина.
- Конечно, нет, - бесстрашно сказал агент и пригнул в машину.
Внутри пахло тошнотным освежителем воздуха, а из динамиков лилась музыка популярного в определённых крагах жанра русский шансон. Отдельно хотелось бы заметить, что такие песнопения голосами с хрипотцой имели мало общего с первоначальной концепцией, возникшей во Франции. Да и что же это за городская песня (а именно так переводится название), если там то голуби летят над нашей зоной, то Владимирский централ, обдуваемый ветром северным, то вообще стихотворное изложение массового убийства на фоне ревности и развившейся с годами шизофрении.
- Как думаешь, почему я тебя бесплатно подвожу?
Никита пожал плечами:
- Понравился?
- Хрен тебе, - мужчина выпустил из рук баранку и с экспрессией произвёл известный жест. - Ты, наверное, из Москвы. Там все такие извращенцы?
- Вообще-то я постоянно в разъездах.
- Скрываешься?
- Я не преступник.
- Конечно, пока не поймали, все так говорят. И мой это твердил, - грустно произнёс собеседник и начал свой рассказ.
На свете кроме счастливчиков, которые выигрывают джек-пот в лотерее и рулон туалетной бумаги в качестве рекламной акции “Вы все ещё сидите на горшке? Тогда мы идём к вам”, есть и патологически невезучие люди. То ли какой-то дальний родственник в седьмом колене совершил страшный грех, и теперь потомку приходится расплачиваться, то ли теория вероятностей на поверку оказывается дисциплиной, близкой к закону подлости, однако факт остаётся фактом. Таким субъектам строго-настрого запрещено переходить улицу на красный свет и в неположенном месте (какой-нибудь коварный “Запорожец” обязательно задавит насмерть), пытаться пройти без очереди (морду будут бить все, включая продавца и грузчиков) и совершать преступления (из мелкого хулиганства вылепят антиправительственное выступление, призывы к межнациональной розни и убийство Кеннеди). Именно так получилось с младшим братом водителя.
- А я говорил ему, чтобы учился, да только всё без толку. Решили комок ограбить, он на шухере стоял, а дали прилично, - мужчина стал передразнивать судью. - Группа лиц по предварительному сговору собралась с целью хищения материальных ценностей.
Никита кивнул. Он стоял по другую сторону, поэтому прекрасно знал психологию преступника. Пойманные демоны твердили то же самое:
- Первый раз в жизни вижу этот ритуальный нож и двенадцать окровавленных трупов, сам я неместный, только что из Ада. Если не верите, спросите Сатану, он может дать положительную характеристику с места работы.
Решив не злить шофёра своим смелым высказыванием, пассажир изрёк известную фразу:
- Да, в наших тюрьмах сидят невиновные, негодяи охраняют их, а самые отъявленные шикуют за народные деньги.
- Я так и подумал, что ты к родственнику приехал. Кто?
Парень замялся. Клубок вранья начинал нарастать, но нельзя было упускать столь редкого шанса. Вдруг местный житель что-то знал о заключении Левицкого?
- Дядя, - произнёс молодой человек. - Знаете, такой солидный, импозантный, а безобидный как ребёнок. Эти волки позорные его в одиночку посадили и голодом морят.
- Ну, это ты загнул. Это тюрьма только для особо опасных преступников. Как правило, серийные убийцы да маньяки, которых не признали психами. Кого же он укокошил?
- Именно это я и хочу выяснить. Скажите, вы никогда не видели этого человека?
Водитель, переключив всё своё внимание с дороги на показанную фотографию, едва не врезался в столб и встречную машину, но продолжал молчать.
- Знакомые черты лица? - обрадовался Никита.
- А ты, часом, не из дурдома сбежал?
- Это ещё почему?
- Посмотри на снимок.
Агент взглянул на фотографию и не поверил своим глазам. Молодка, запечатлённая на светском рауте, держала в руках бокал шампанского и мило улыбалась пустому месту. На следующем снимке был виден стол с яствами, но опять не было человека. Достав из всех карманов ориентировки, парень убедился, что и на них появились белые пятна. Притом всё это было сделано настолько мастерски, как будто там никогда не было Левицкого. Даже нелепый фоторобот, по которому можно задержать лицо кавказской национальности, старушку и скунса, теперь выглядел как чистый лист бумаги.
- Мистика, - прошептал пассажир. - Столько лет работаю в этой сфере, а всё никак не могу привыкнуть к проделкам демонов.
Мужчина резко нажал на педаль тормоза:
- Демоны, говоришь? Живо вылезай, тебе не в тюрьму, а в дурдом надо.
- А сколько ещё осталось?
- Не волнуйся, за тобой приедут.
Возмущённый Никита нехотя вылез из машины и стал оглядываться по сторонам.
- Степь да степь кругом, - пропел он. - Только вместо ковыля какая-то карликовая растительность.
В спину дунул холодный ветер, и парень, поняв, что не стоит долго находиться на одном месте, пошёл вперёд. Когда окоченевшие руки перестали реагировать на щиплющий мороз, молодой человек увидел вдали здание тюрьмы. Посчитав монолитное сооружение спасительным оазисом в неприветливой пустыне, он обрадовался и поспешил внутрь. Но дежурный на проходной не разделял его стремления оказаться в остроге:
- Вы по какому поводу?
- Пустите погреться, я покажу вам удостоверение.
- Так вы по делу или просто некуда пойти?
Агент вздохнул и не слушавшимися пальцами достал удостоверение. Голограмма, подобной той, которой Лавр Георгиевич убедил милиционера отпустить Борю, действовала безотказно и очень скоро гость пил чай с малиновым вареньем. Как только жертва одурманивания приходила в себя и с возмущением отмечала, что за столом сидит чавкавшая не по уставу персона, Никита вновь доставал корочку и просил подлить чайку. Отогревшись, он поблагодарил своего спасителя за слабую волю и легкоуправляемую психику и пошёл искать начальника. Тот, как и полагается важным людям, сидел не за решёткой в темнице сырой, а в уютном кабинете с евроремонтом. Пожалуй, только песни покойного Михаила Круга, слышимые ещё в коридоре, давали понять, о каком учреждении идёт речь.
- Здравствуйте! - улыбнулся гость, входя в помещение.
Мужчина не ответил. Он сосредоточенно раскладывал виртуальный карты на электронном столе, на котором в случае его выигрыша появлялась картинка эротического содержания. Глаза были воспалены, руки в ожидании клубнички дрожали, а фотография так и не появлялась.
- Вас предупредили о нашем приезде?
Начальник оторвался от важного занятия и надменно произнёс:
- Пацан, а почему ты говоришь о себе во множественном числе?
Никита молча достал удостоверение и показал его хаму. Увидев голограмму, тот зачарованно всматривался в неё около минуты, а потом, изменив тон, произнёс:
- Извините, заработался.
- Ничего, с кем не бывает. Ну, так вы мне поможете?
- Разумеется. Вас интересует кто-то конкретный?
Агент вкратце изложил суть проблемы. Разумеется, он не стал вдаваться в подробности, откуда у него эта информация, кто такой Левицкий и как оказался в такой глуши.
- Если бы не ваша корочка, я подумал бы, что розыгрыш, - мужчина озадаченно почесал голову. - То есть вы всерьёз утверждаете, что в нашей тюрьме в одиночке сидит человек, а мы об этом даже не знаем? И давно он там?
- По нашим сведениям около недели.
- Без воды и еды? - удивился начальник.
- Ему это не требуется.
- Йог, что ли?
- Демон, - чуть не сорвалось с языка собеседника, но он пересилил себя. - Что-то вроде того.
- Мистика. Быть такого не может.
- Так давайте проверим это, - улыбнулся агент.
Он уже представлял, как удивится мужчина, когда из одиночки на него высочит обезумевший демон.
“Может, заранее подготовить, а то ещё схватит сердце, - подумал Никита. - Пожалуй, лучше я приму удар на себя”.
Начальник, достав из сейфа связку ключей, с сожалением посмотрел на незавершённую игру и пошёл вперёд. Не выходя из административного корпуса, он повёл гостя по бесконечным лестницам, которые оканчивались в самых неожиданных местах. Тут и там не хватало ступенек, будто тюрьма располагалась в разбомбленном здании времён Второй Мировой войны.
- Недостаток финансирования, - пояснил собеседник. - А заключённых так много, что некоторые кабинеты и подсобные помещения пришлось перевести в камеры.
Одиночка, в которой по информации бельгийских коллег без малого неделю томился Левицкий, была оборудована мощной дверью c запорным механизмом как у сейфа.
- Здесь содержатся особо опасные. Сказать по правде, последнее время она пустовала.
- Всё же давайте проверим, - настаивал гость.
Мужчина перебрал всю связку, прежде чем нашёл нужный ключ. Дверь с шумом открылась и обнажила неприглядный антураж помещения. В камере было темно, сыро, отвратительно пахло, словам, уютом не веяло.
- Да, это не санаторий, - словно прочитав чужие мысли, сказал начальник. - Вроде бы никого.
Парень, боясь, что демон затаился для решающего удара, попросил не входить внутрь и сам сделал робкий шаг. В коридоре послышался странный звук.
- Что там такое? - насторожился молодой человек.
- Минуточку, сейчас включу свет, а то такая темень.
Шум усилился. Собеседник стал производить подозрительные действия, которые даже отдалённо не напоминали щёлчок выключателя или активацию рубильника. Никита держался из последних сил, но когда дверь с мерзким скрипом закрылась, не выдержал и прохрипел:
- Прошу прощения, мне кажется, вы ошиблись.
За стеной раздалось злорадное хихиканье, которое никак не вязалось с образом импозантного мужчины. И без активной деятельности мозговых центров было понятно, что агент попал в западню.
“Ловко сработано, - думал он. - Теперь в этой камере действительно есть человек, но о нём никто не знает. Стало быть, кормить меня не будут. Даже помоями, похлёбкой и чаем, сильно отдающим рыбой”.
Попав в экстренную ситуацию, каждый человек ведёт себя по-своему. Один впадает в панику, другой по головам пытается пройти к выходу, третьего охватывает героизм, и он начинает спасать товарищей по несчастью. Новоявленный заключенный, несмотря на свой относительно юный возраст (Лав Георгиевич был старше него почти в два с половиной раза), сразу отмёл вариант кликушества, истерических воплей, мольбы о помощи и остервенелого битья головой о дверь. Он сел на труху, называемую в данном учреждении местом для отдыха и отхода ко сну, и стал трезво рассуждать.
“Помощи ждать не от кого. Лавр Георгиевич, возможно, уже прилетел в пустыню, которая также может оказаться западнёй. Союзники отправились в родные пенаты, откуда, если начальство заподозрит их в неладном, им нет возврата. Остаётся надеяться, что гориллы детально сообщат наш план Геннадию Андреевичу, и тот пошлёт на выручку своих людей, - Никита вздохнул. - Ох, чувствую, к этому времени я успею умереть, разложиться и встретиться с другими участниками альянса”.
Парня так же мучил ряд вопросов, над которыми ему предстояло поломать голову немало дней и ночей в этом неприятном месте.

Глава 20

Когда союзники вновь собрались вместе (не сговариваясь, они стали ждать друг друга под окнами квартиры Марго), Никита почувствовал себя героем дня. Все остальные сухо констатировали полученную информацию, и только он сладко вещал, упиваясь собственными достижениями.
- Думаю, кресло председателя правительства нашего импровизированного государства по праву должно принадлежать мне, - заключил агент, завершив свой рассказ.
- Постой, но ведь и мы были заняты делом, - не согласился начальник. - Узнали, о каких именно “Гостях” идёт речь в завещании, о смерти нотариуса и о том, что журналист не замешан в этом деле.
- Да, но именно мои сведения оказались самыми ценными. Если архивариус сказал, что фирма закрыта, то почему же по документам она всё ещё существует?
Дело было не в ничего не значащей должности премьер-министра несуществующей страны, а в справедливости. Каждый считал, что внёс посильную лепту в общее дело, которая мало чем отличалась от вклада молодого человека.
- Но именно я сложил все кусочки воедино, собрал мозаику и пришёл к выводу, что нас всех дурят, - настаивал парень.
Союзники стали медленно закипать, когда из машины высунулся первый бугай и удивлённо спросил:
- Выходит, мы зря связывались с бельгийскими коллегами? Никто не поедет в тундру?
- А ведь и вправду! - засмеялся мужчина. - Пока мы тут спорим, Левицкий сидит в одиночке и что-то замышляет.
- Он в тюрьме? - удивились мнимые родственники. - Вы уверены?
- Информация предельно точная, однако не мешает проверить на месте. Ну, так кто поедет?
Некоторых индивидов нельзя понять. Они хнычут, что им требуется смена обстановки, новые люди и иной климатический пояс, а когда выдаётся прекрасная возможность посмотреть, как растёт ягель, больше известный как олений мох, вдруг вспоминают, что у них хронический фарингит, лающий кашель, одышка и диатез от цитрусовых.
- Поймите, я старый больной человек, - отнекивался Лавр Георгиевич, сразу напомнивший Паниковского в блестящем исполнении Зиновия Гердта.
- С моей легендой в тюрьму нельзя, - резонно заметил Костя. - Это на воле толерантное общество терпимо относится к гомосексуалистам, а вот на зоне мне придётся кукарекать по десять-пятнадцать раз за ночь.
- Неженское это дело - по тюрьмам шляться, - подала голос Марго.
Все безмолвно уставились на Никиту. Тот по редчайшей наивности и доброте душевной предлагал бросить жребий, но выбор был сделан и без этой процедуры.
- У нас же демократия, - возмутился агент, - нельзя отправить меня без желания.
Проголосовав, выяснилось, что за идею выступило трое союзников, а против был лишь парень.
- Это тебе в наказание за бахвальство, - заключила фурия. - Ты ведь утверждал, что твой вклад в общее дело самый значимый, вот и продолжай в том же духе.
- Я нисколько не умаляю ваших заслуг, - собеседник пошёл на попятную. - Если хотите, я готов признать, что мы все потрудились на славу, только не посылайте меня в такую глушь.
Союзники начали постепенно оттаивать, как из машины выглянул второй бугай:
- Лавр Георгиевич, вам тут сообщение пришло.
- Ну и что?
- Очень важное.
- Откуда ты знаешь?
Горилла стыдливо потупила взор.
- Ты опять игрался с моим сотовым? - догадался мужчина.
- Просто у вас “Змейка” модернизированная, лучше, чем на портативном “Тетрисе” или в других моделях. Я случайно нажал на конвертик. А там…
- Что? Говори, все свои.
- Нет, вы лучше сами прочтите, - упрямился бугай.
Босс выхватил у него телефон и изменился в лице.
- Кто-то умер? - испугался Никита.
- Ожил.
- Кто?
- Левицкий, - с дрожью в голосе произнёс шеф.
- Разве это может удивить или испугать? Мы это уже знаем, - ехидно заметила Марго, - и именно поэтому и собираемся отправить паренька в тундру.
- В том-то всё и дело, что демона обнаружили на другом континенте.
- В Африке? - наугад сказал агент.
- Верно, притом в том самом месте, где предположительно разбился Антуан де Сент-Экзюпери.
В то время как запрос от бельгийцев был удовлетворён за считанные минуты, мировому сообществу понадобилось значительно больше времени, чтобы ответить российским коллегам. Практика довольно распространенная, но никогда прежде эти два канала связи не выдавали разную информацию. С другой стороны контора никогда не имела дело с демонами, воскрешавшимися самостоятельно, а не через возвращение в Ад, поэтому можно было предположить следующее: Левицкий, потеряв одну жизнь, возродился сразу в двух экземплярах, исчерпав весь свой лимит. Увы, среди союзников не было авторитетных специалистов в данной области, поэтому догадки так и остались на уровне неподтверждённых гипотез.
- Жаль, что рабочий день уже закончился, - посетовал Лавр Георгиевич. - В конторе только охранники, даже если я их уговорю пропустить меня, ключей от нужных кабинетов у меня нет. Эх, время не терпит, а то бы завтра с раннего утра спросил бы у знающего товарища, что это за фортель выкинул Левицкий.
- А что, часики тикают?
- Да. В сообщении написано, что демон перемещается по пустыне со скоростью гепарда. Лучше настичь его в безлюдном месте, чем дождаться, когда он окажется в крупном городе.
- Может, всё-таки обсудим ситуацию с фирмой “Гости”? Как я говорил, нас дурят, - начал Никита.
- Знаешь, не до этого.
- Это ещё почему?
- У нас два Левицких, один из которых беспорядочно перемещается, а другой подозрительно замер, словно чего-то ждёт. Незакрытый сателлит может и подождать. В крайнем случае, - начальник повернулся к бугаям, - я через ребят передам Геннадию Андреевичу замечания по этому поводу.
- А он так и послушается, - насмешливо сказал подчиненный, - и приставит вас к ордену.
- Скорее, к стенке, но не будем о грустном. Поздравляю, у тебя появилось право выбора.
Собеседник задумался. Тундра против пустыни - такое противостояние можно помпезно назвать “Битва титанов, или Из двух зол выбирают меньшее”. Менять одну холодную крайность на другую, где в песке можно сварить яйцо, - занятие неблагодарное, однако к жаре молодой человек относился ещё хуже, да и мистическое исчезновение самолёта французского писателя пугало его с раннего детства.
“Вдруг Маленький Принц - это не вымышленный персонаж, а реально существующее лицо, которое от скуки своими внеземными силами сбивает самолёты, а потом сводит людей с ума своими рассказами о розе, барашке и вулканах, которые надо прочистить, - думал парень. - Нет, лучше в тундру, о ней я легенд не слышал”.
- Ну, что скажешь? - спросил босс.
- Простите, а как же командировочные расходы? - Никита цеплялся за соломинку.
- Ты, наверное, забыл, в какой организации работаешь. У нас же даже собственных денег нет, всё принадлежит конторе. Стало быть, отчётности практически никакой. Да и разве в пустыне есть мотели, кафе и прочие прелести жизни?
- Там вроде есть бедуины.
- И верблюды, которые выдают кассовые и торговые чеки и благодарят за покупку, - прыснула доселе молчавшая Марго. - Вы лучше скажите, что нам делать. Выходит, альянс распадается?
- Вовсе нет. Вы останетесь на хозяйстве. Смотрите, чтобы в наше отсутствие здесь не объявился ещё один Левицкий.
- Слушайте, а почему бы вам не обратиться к своим хозяевам? - предложил молодой человек.
Идея была оригинальная и несколько авантюрная. Всё-таки одно дело контора, где по дружбе или путём небольшой угрозы можно было спокойно добыть данные о демоне или архивную информацию по предприятию. Служение Дьяволу - это не просто каторжный труд, ненормированный рабочий день и отсутствие социальных гарантий в случае потери работоспособности. Действовать следовало, по меньшей мере, изощрённой хитростью, чтобы ни единая душа не догадалась, что приспешники проявляют интерес к информации, которую им не полагается знать.
- Это очень рискованно, но всё же лучше, чем сидеть сложа руки и ждать, пока вы прибудете с триумфом и парой голов Левицкого, - справедливо заметила девушка.
Разговор подошёл к своему логическому заключению. Союзник за столь короткий срок так и не успели подружиться, поэтому можно было расстаться без всхлипываний и обещаний писать письма мелким почерком.
- Успехов! - бросила Марго и зашла в подъезд.
Сатир виновато улыбнулся и последовал за ней. Мужчина, заведя машину, попытался оправдать такое бесцеремонное поведение:
- Действительно, нам нельзя терять ни минуты. Ты уже собрал вещи?
- Да, там пару чемоданов, - ответил подчинённый, - надо ещё захватить бритвенные принадлежности и одеколон.
- Надень на себя все вещи и не тащи с собой лишние тяжести.
- Но мне же будет жарко в самолёте.
- Ничего, попросим, чтобы открыли окно, - пошутил босс.
До дома Никиты они доехали молча. Когда молодой человек побежал напяливать на себя пару свитеров, ветровку и пуховик (у него было своё представление о тёплом времени года в тундре), бугаи хором спросили:
- А мы с вами поедем?
- Нет, вы, ребята, остаётесь за старших, - выдавил из себя начальник.
Гориллы были не самыми лучшими исполняющими обязанностями, но другой кандидатуры не наблюдалось. Просить их передать дословно все замечания, предложения и план было бессмысленно, всё равно бы охранники что-нибудь перепутали в ущерб делу, поэтому шеф стал лихорадочно делать записи в блокноте. Закончив фразой “В моей смерти прошу винить демона Левицкого”, мужчина положил бумаги в бардачок и велел достать их, как только он с Никитой покинет город.
- Надеюсь, на вас можно положиться?
- Конечно, не волнуйтесь. Улыбнитесь, пожалуйста.
- Зачем? - удивился Лавр Георгиевич. - По-моему сейчас не лучшее время зубоскалить.
- Мы хотим запомнить вас весёлым и жизнерадостным.
Собеседник обречённо вздохнул:
“Ну, если даже такие олухи царя небесного понимают, что из командировки я не вернусь, то плохи мои дела. Где там Никита?”
Молодой человек, снарядившийся по полной программе, закрывал входную дверь, когда его увидела соседка напротив.
- Какой у вас чудный костюм пингвина, - с неподдельным восхищением сказала она.
- На маскарад собираюсь.
- Надолго?
- Всё зависит от результатов, - честно ответил агент. - Кстати, можете больше не бояться за своё имущество, налётчиков не будет.
- Откуда вы знаете?
- У меня по гороскопу написано: “От вашей поездки родные и близкие не потеряют, а только приобретут. Не возвращайтесь, не портьте людям праздник”.
- Радость-то какая! Удачи вам! Желаю остаться там подольше.
Соседка говорила искренне, от всего сердца, что изрядно напугало собеседника. Он, как никто другой, в силу своего профессиональной деятельности знал, что мысль материальна и если сильно чего-то захотеть и долго об этом просить, то мечта рано или поздно сбудется. Перспектива остаться не просто в тундре, а в тюрьме для особо опасных преступников, не радовала, и Никита поспешно раскланялся, чтобы девушка не успела пожелать ещё чего-нибудь.
- Надеюсь, вы встретите там новых друзей или же старые знакомые предстанут для вас в ином свете, - крикнула та вдогонку.
Но парень этого уже не слышал. С трудом пройдя в узкий дверной проём (не стоит в качестве домашнего животного заводить пингвина, он ведь не войдёт ни в лифт, ни в холодильник), молодой человек с таким же усилием сел в машину и под беззлобный смех горилл и босса попросил проявить к нему чуточку сострадания.
- Кто бы мог подумать, что ты так вырядишься, - улыбнулся Лавр Георгиевич, вытирая слёзы.
Не ответив на это, агент решил перевести разговор на другую тему:
- Мне вот интересно, как вы собираетесь попасть именно в назначенный сектор пустыни. Или думаете, что авиа-услуги дошли до такого уровня, что по желанию клиента его могут выкинуть куда угодно, даже не снижаясь?
- Главное попасть в столицу, а там покажу корочку, свяжусь с центром, и мне выделят частный самолёт. Кстати, пока нам по пути.
- А мы? - гундосили бугаи.
- Вы не понимаете с первого раза?
- Что нам делать, когда мы передадим блокнот Геннадию Андреевичу?
- Играйте в морской бой, - усмехнулся шеф, - только без компьютера, а с живым соперником. Тем более что вы достойны друг друга.
Заправив бак до краёв, мужчина пересел на заднее место и приказал горилле гнать, что есть мочи.
- Куда?
- В Москву, в Москву, - ответил начальник и закрыл глаза.
- Как вы можете спать? Неужели неопределённость не гнетёт вас? - удивился Никита.
- Не то слово. Именно поэтому я пытаюсь покемарить, только в сладкой дрёме тревожные мысли отступают на второй план.
Послушавшись совета старшего товарища, подчинённый попытался вспомнить что-нибудь хорошее (на ум приходила только бессовестно торчащая грудь Марго) и к своему удивлению заснул.
- Вставайте, уже пора, - раздалось над ухом.
Босс открыл глаза:
- Как пора? Мы в аэропорту? Тогда мне надо связаться с центром, без приказа свыше они не полетят.
- Всё уже сделано.
Удивившись такой прыткости подчиненных, которые в последнее время только и делали, что проявляли чудеса сообразительности, Лавр Георгиевич вылез из машины и, указав на парня, спросил:
- А он?
- Самолёт ждёт его на другой полосе.
- Ребята, а вы, оказывается, резкие, - зевнул Никита. - Похоже, вам не терпится остаться за главных.
По возмущённому квохтанью было понятно, что он недалеко ушёл от истины.

Глава 19

По дороге в загородный дом Левицкого союзники говорили о пустяках, поскольку каждый не решался сказать главные слова. Нет, Лавр Георгиевич не собирался признаваться в любви к сатиру, да и тот не настолько вжился в роль гомосексуалиста, чтобы гладить мужчину по коленке. Однако они понимали, что между ними есть незримая связь, которая выше деления на добро и зло и избиений с целью получения информации.
- Знаете, я на вас не сержусь, - наконец, произнёс Костя.
- Вот и хорошо. А то я всё никак не решаюсь попросить прощения, - улыбнулся агент. - Не хочу показаться нудным, но повторю, что ты всегда можешь перейти на нашу сторону. У тебя есть уникальный шанс посмотреть, как мы работаем, и понять, что это совершенно иной уровень.
- А как быть с Альбертом Михайловичем? Разве можно убивать по одному лишь подозрению? Да, у него были намерения, но он так и не успел их реализовать. Даже мой хозяин не пошёл на такое безрассудство.
- Это не наш с Никитой произвол. Поступило распоряжение свыше, в нашей организации приказы не обсуждаются, а выполняются.
Решив не омрачать поездку дебатами на эту тему (всё равно каждый останется при своём мнении), Лавр Георгиевич включил радио. На одной станции крутили надоевшую попсу, на другой - не менее приевшиеся золотые хиты прошлого столетия, на третьей рассказывали, как опасно ходить по берегу моря Хорватии без сланцев.
- Морские ежи подплывают к суше и мстят туристам из Западной Европы за уничтожение Югославии и смерть Слободана Милошевича, - вещал ди-джей, - а поскольку мы не предотвратили этого, то достаётся и нашим новым русским. Так им всем и надо!
Мужчина тут же выключил радио:
- С тех пор, как адская братия захватила СМИ, нигде нет правды и позитива.
- Хозяин ведёт информационную войну. Пропаганда - великая вещь. По крайней мере, так утверждал Йозеф.
- Он до сих пор горит в Аду?
- Да, Сатана всё ещё сердится на вождей третьего рейха за их провал.
- Ещё один аргумент в нашу пользу. У моего хозяина милосердие стоит на первом месте.
- Давайте переключимся на сегодняшнюю проблему, тем более что мы почти приехали, - сказал парень, указывая на силуэт особняка Левицкого.
Веселья на участке не наблюдалось. Казалось, гости после чрезмерных излияний перешли на следующую ступень жалости, сострадания и всепрощения. Они вдруг вспомнили, по какому поводу собрались, и теперь заливались горькими слезами.
- Может, это раннее похмелье? - предположил Костя.
- Который раз убеждаюсь, что пить надо с умом.
Когда уважаемые в городе люди веселились до упада, это было предосудительно, а сейчас они попросту пугали своей запоздалой реакцией.
- А вы можете подождать меня? Я буквально на пару минут забегу, узнаю и тут же вернусь. А тот как подумаю, что мне придётся слышать это кликушество или, чего доброго, заночевать под завывания, так дурно становится.
- Хорошо, только быстро. А то рабочий день на исходе, в конторе останутся только охранники, а они в архивных делах ничего не смыслят.
- Я мигом! - пообещал сатир.
Молодой человек выскочил из машины и прошмыгнул в открытую калитку. Демон никогда не позволял себе такой халатности, вдове же было не до того. Она умывалась слезами, и было от чего: проводы в последний путь окончились смертью нотариуса.
- За что же мне такое наказание? - верещала дважды вдова. - Я только нашла человека, на которого можно положиться, как злой рок отнял его у меня.
Судя по всхлипываниям, женщина надеялась использовать нотариуса и, возможно, пообещала взять его в долю в случае удачного завершения дела. Как и мнимые осиротевшие детки, она намеревалась изменить содержание завещания, рассудив, что не для того она выходила замуж за пожилого мужчину, чтобы остаться с носом.
- Ещё раз здравствуйте! - сказал Костя. - Тот журналист просил узнать о последней воле усопшего.
- Какого из двух?
- Вашего любимого.
- Выражайся яснее, у меня траур, помутнение рассудка и тяжёлое финансовое положение. К тому же я многих любила, и все отвечали взаимностью.
Способность здраво рассуждать и на всякий случай прикрываться тысячью отговорок всегда умиляла пасынка, но теперь он раздражённо спросил:
- Какие буквы стояли перед названием фирмы? ООО, ОАО, ЗАО “Гости” или ещё как-нибудь?
- Ах, оставь меня в покое, - вдова трагически махнула рукой.
И тут парень впервые за долгие годы вспомнил о своих уникальных способностях. Несмотря на низкий статус в дьявольской иерархии и соответствующую работу курьера, сатир мог воздействовать на эмоциональный фон окружающих. На всех ему бы не хватило сил, поэтому Костя сосредоточился на мачехе. Обхватив тонкие запястья, молодой человек пристально посмотрел в глаза (казалось, за зрачками он обнаружил нечто интересное и теперь пытался рассмотреть объект) и вкрадчиво произнёс:
- Ваша грусть пройдёт, как только вы скажете мне правду.
Женщина отступила назад и, освободив руки, закрыла лицо ладонями:
- Всё кончено, впереди меня ждёт полуголодное существование нищенки. Меня даже в элитные проститутки не возьмут, я медицинский полис не продлила. Придётся по вокзалам шататься и с командировочными путаться.
Гости, услышав о столь неприятном развитии событий, напротив, повеселели и стали медленно двигаться к выходу.
- И что это я так разнервничался? - удивлялся мужчина, показывавший стриптиз. - Два трупа в один день - это, конечно, печально, но мир не потерял ни великих композиторов, ни талантливых актёров. Бандит, выбившийся в люди, и продажный шкурник, заверявший любые документы, даже если они подписывались под дулом пистолета.
- Верно! - вторила ему жена, так же отличившаяся на столе зажигательными танцами. - Да и она не лучше. Когда выходила замуж, думала, что дорвалась до денежного мешка, а теперь осталась на бобах.
- Я не хочу больше жить, - ревела вдова. - Костя, что ты со мной сделал?
- Просто скажите правду, - парень повторил свою просьбу.
- От неё один вред.
- Не вынуждайте меня, а то будет ещё хуже.
- Я никогда не любила Левицкого.
- Да это и так понятно.
- Что ты от меня ещё хочешь? - взвилась женщина. - Какую правду?
- О завещании.
- Так бы и сказал. Там было ООО.
- Точно?
- Могу показать.
- А откуда оно у вас? - опешил Костя. - Я всегда думал, что документы такого рода должны храниться у душеприказчика.
- Когда нотариус твой близкий друг такими формальностями можно пренебречь.
- Хорошо, - смилостивился собеседник. - Принесите бумагу, и будет вам счастье.
Несмотря на выпитое и пережитое вдова собралась, восстановила внутреннюю ось координат и уверенным шагом пошла по лестнице в дом, где так и остался лежать юрист, павший жертвой пышных похорон. Вернувшись с документом, мачеха села на скамейку и заныла.
- Успокойтесь, мне делается тошно от ваших стонов, - поморщился Костя. - Сейчас я всё исправлю.
Он вновь взял женщину за руки, жгучим взглядом посмотрел в лицо и отпустил.
- Что со мной было? - удивилась вдова. - Я вся в слезах и соплях.
- Истерика. Советую как следует выспаться и готовиться к трудовым будням. Кстати, продлите страховой полюс, в нашем обществе всякая профессия в почёте.
Молодой человек вышел с опустевшего участка и сел в машину агента.
- Ну, что там было? - нетерпеливо спросил тот.
- Она не ошиблась. В бумаге действительно фигурирует ООО “Гости”.
- Что-нибудь ещё? Реквизиты, должностное лицо, причина, по которой Левицкий так поступил?
- Ничего. Да и что хотеть от демона? Наверняка он всё уже продумал.
- Это точно, - согласился Лавр Георгиевич. - Не удивлюсь, если завещание - это только прикрытие, ширма для отвода глаз.
- Кстати, умер нотариус, оставивший завещание Левицкого вдове. Как вы думаете, это случайность?
- Скорее, отравление сивушными маслами, содержащимися в алкоголе. Не думаю, что туту замешаны потусторонние силы.
Собеседник завёл автомобиль и тронулся. Подъезжая к черте города, он вдруг спросил:
- Слушай, а что это было? Гипноз?
- Обижаете! Я же не Кашпировский, - усмехнулся парень. - Знаете, в чём разница между самой ничтожной личностью этого мира и того?
- Даже никчемность к концу жизни может осознать, что её существование не принесло пользы, и, истово молясь, получить второй шанс. Главное тянуться к свету.
Произнеся эти слова, мужчина стал похож на ревностного христианина. Есть такие священники, которые из всего извлекут свою выгоду и представят любое явление окружающей действительности как подтверждение церковного догмата. Вот и сейчас умудренный опытом агент использовал каждую возможность, чтобы убедить собеседника, как ему казалось, находившегося на перепутье, сделать правильный выбор.
- Нет, опять вы за старое, - отмахнулся Костя. - Разница в том, что безродный бродяга - вошь как в мире себе подобных, так и в Аду. А вот если взять сатира, ситуация меняется. Мне легче достичь высот на Земле, используя свои способности, нежели дождаться повышения по службе.
- Иными словами, ты использовал свой дар?
- Да, но это ни в коем случае не гипноз. Я не внушаю человеку, что ему хорошо или плохо, а реально изменяю его мироощущение. В отличие от психологической установки моё воздействие не проходит ни со временем, ни с возрастом, его даже нельзя рассеять привычными способами.
- Вот уж не ожидал, - честно признался собеседник. - А почему ты тогда ходишь в курьерах и позволяешь, чтобы тебя били?
- Это позволяют себе только сильные враги, - пояснил сатир, - лица более высокой организации, на которых мои чары не действуют.
- А с ними бы справился? - мужчина пальцем показал на доселе молчавших бугаёв.
Те возмущённо зароптали:
- Мы не простые смертные, чтобы ставить на нас эксперименты.
- Я просто спросил. С каких это пор такие мужественные глыбы стали столь обидчивыми? - усмехнулся босс.
Всю оставшуюся дорогу он думал о том, как направить способности сатира в нужное русло.
“Если он как следует разовьёт свой дар и перейдёт на нашу сторону, то мне не надо будет избивать информаторов, чтобы узнать, что творится по ту сторону добра, - размышлял шеф. - Из нас четверых получилась бы отличная команда. Впрочем, не надо забывать и о гориллах, в экстренных случаях грубая физическая сила может оказаться весьма кстати”.
Подъехав к зданию конторы, Лавр Георгиевич обратился к пассажиру:
- Ну, а теперь тебе придётся подождать меня.
- Хорошо, - сказал парень и покосился на сидевших сзади.
- Сдувайте с него пылинки.
- А бить его можно? - глупо спросила первая горилла.
Костя затрясся мелко дрожью. Увидев это, второй агент миролюбиво сообщил:
- Он шутит. Максимум, что мы можем себе позволить, - откусить тебе ухо.
- Только учтите, - тихо произнёс сатир, - что вся моя боль многократно усилится и перейдёт к вам. Я мастак на такие штуки.
Мордовороты замолчали, а начальник рассмеялся и, решив, что старому знакомому ничего не угрожает, вышел из машины. Когда босс влетел на этаж, работник архива уже собирался домой и наотрез отказался делать исключение ради посетителя.
- Спешка нужна только при поносе и ловле блох. У вас какой случай?
- Очень важный.
- Выходит, диарея, - решил пожилой мужчина.
- Я не займу много вашего времени.
- А я и не позволю. Приходите завтра.
- Но мне надо сегодня, - настаивал агент.
Как и подчинённый, он был предельно удивлён упрямству того, кто должен беспрекословно выполнять свою работу, и также решил действовать хитростью.
- Хорошо, раз вы не понимаете по-хорошему, придётся вызывать подмогу. Я уйду, но очень скоро вернусь с двумя мордоворотами, думаю, вы знаете их. В принципе, мог бы и сам двинуть, но у меня на старика рука не поднимется, а этим живодёрам всё равно, совесть мучить не будет, - сказал мужчина и направился к лестнице.
Вспомнив, какие шкафы обычно ходят рядом с начальником, архивариус решил не рисковать здоровьем, которое сумел сохранить лишь потому, что с первого дня службы в конторе записался не в отдел по борьбе с нечистью, а в канцелярские крысы.
- К чему этот экстремизм? Я просто выразил своё неудовольствие, но это не значит, что я не помогу хорошему человеку.
- Сразу бы так, тем более что дело пяти минут, я больше вас убеждал. Дайте мне информацию на дочернюю фирму нашей организации.
- Эти данные должны храниться в бухгалтерии.
- Но этот сателлит уже полгода как ликвидирован.
- Тогда вы обратились по адресу, - улыбнулся архивариус. - Как называется?
- ООО “Гости”.
Покопавшись в делах, старик вручил пухлую папку с тесёмкой. Мужчина, ожидавший получить минимум необходимых сведений, изрядно удивился:
- Здоровая!
- Это ещё что! На действующем предприятии существуют целые архивы, размером с несколько этих клетушек, где хранятся тома дел.
- Слушайте, а можете сделать краткое резюме по этой фирме?
- Насколько лаконичное?
- Предельно.
Собеседник открыл папку, пролистнул её и сказал:
- Она закрыта полгода назад. Вас устроит такой ответ?
- Вполне. За сим не смею больше вас беспокоить. Вы мне очень помогли. Всего доброго!

Глава 18

Возможности Марго были небезграничны. Да, она могла перевоплощаться в людей, воссоздавая образ до мелочей, но не в её силах было заполучить мозг объекта, его мысли и память. Конечно, надо было спросить Никиту, но тот, озабоченный своим заданием, пулей выскочил из квартиры и даже отказался, чтобы его подвезли до центра. Чтобы долго не блуждать по городу в поисках редакции, девушка подошла к прохожему с вчерашним выпуском местной газеты и вежливо задала свой вопрос.
- Вы, наверное, шутите? - воскликнул мужчина. - Это действительно Борис Спиркин?
- Да, - новоявленный журналист скромно потупил взор.
- А зачем вы задаёте такой странный вопрос?
- А вы?
- Это розыгрыш?
- Нет, статистическое исследование. Хотим узнать, какой процент горожан знает, где находится здание редакции.
- Так это же любой дурак знает, - усмехнулся прохожий. - Кстати, а когда вы оттуда переедете?
- Назовите адрес, - теряя терпение, попросила Марго-Боря.
- Да вы не волнуйтесь, я всё знаю.
Мужчина говорил правду. Он назвал точные координаты, предельно доступно описал, как туда пройти и даже указал неприятное обстоятельство, что редакция находится на втором этаже продуктового магазина, отчего там день и ночь пахнет сырым мясом.
- Действительно, и когда мы переедем? - вслух произнесла девушка. - Это же, наверное, неприятно.
Поблагодарив прохожего, фурия пошла по указанному адресу. Путь не занял много времени, и очень скоро журналист, зажав нос, стоял перед секретаршей. Та стыдливо прятала ноги (настырная киска не успокоилась, пока изодрала все колготки), но, увидев, посетителя вскочила с места и вытаращила глаза:
- Боря? Ты вернулся?
Марго терпеть не могла таких ситуаций. По интонации сотрудницы она поняла: настоящий Спиркин натворил нечто ужасное, а ей теперь придётся за него отдуваться, возможно, в экстренном порядке накропать незатейливую статейку или ещё каким-нибудь образом проявить свой журналистский талант, которым фурия, к великому сожалению, не обладала.
- Да, вспомнил одно неотложное дело. Как говорится, не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня.
- И это после того, что здесь произошло?
- Пустяки, - отмахнулся Боря.
- Не скажи. Наш-то в реанимации.
- Кто?
- Дед Пихто, - взвилась секретарша. - Ну у тебя и память! Главный редактор, разумеется. После твоего ухода, упал на пол, стал дёргаться. Мы сначала решили, что на старости лет эпилепсия разыгралась, стали голову поднимать, чтобы язык не проглотил и не задохнулся им, а он стонет, мол, скорую вызывайте.
- Все мы смертны, - философски заметил журналист. - Слушай, помоги. Мне надо узнать, если у нас информация на организацию “Гости”.
- А зачем тебе это? Тебя же уволили.
- Восстановят! - огрызнулся Боря. - Я ведь ценный работник. Ну, так как?
- Первый раз слышу. Сейчас пробью по базе, но ты же знаешь, что у нас в компьютере фигурируют только те лица и фирмы, которые особо отличились. Сам же писал все эти скандальные статейки.
На поиски ушло несколько минут и весомый процент нервных клеток, безвозвратно потерянных от рассказов о новом ухажёре секретарши, который мало того, что ковыряется в носу, так ещё и ест солёные залежи, предварительно предложив подруге. Наконец, из динамиков раздался звук, больше всего похожий на журчание унитаза.
- Ничего, - сообщила девушка. - Я так и думала. Будь она на слуху, ты бы сам запомнил.
- Верно. Это я так, на всякий случай. Ну, пока!
- Погоди минутку! Смотри, что у меня есть, - секретарша встала из-за стола и, показав зад во всей своей красе, стала что-то искать в самом нижнем ящике.
Марго презрительно посмотрела на седалище:
“Этим не соблазнишь даже изголодавшегося кавказца, только что спустившегося с гор”.
Несмотря на это справедливое замечание, она не сдвинулась с места, напротив, застыла в оцепенении в ожидании то ли чуда, то ли провокации. А собеседница всё рылась и рылась, нагнетая тем самым интригующую обстановку. Вскоре послышался щелчок открываемой коробки, звук неизвестного механизма и бурный вопль визави.
- Может, поделишься радостью?
- Уже скоро.
- Поторопись, а то, если честно, твой отвислый зад не вызывает у меня энтузиазма, - журналист ехидно добавил. - Может, что-нибудь ещё покажешь?
- Одну минутку. Сейчас тебе всё будет.
Наконец, девушка выпрямилась и твёрдым голосом произнесла:
- Руки вверх!
- Это ещё почему?
- Потому, - сказала секретарша и вытянула руку.
В ней было зажато небольшое приспособление, напоминавшее отвёртку для ленивых, автоматически закручивающую шурупы, и шприц для внутримышечного введения.
“Электрошокер, - почему-то подумала Марго. - Неужели она такая обидчивая, что готова шибануть током за смелую шутку?”
Собеседница нажала на миниатюрный курок, и из еле заметного отверстия вылетала капсула с иглой. У приспешников Сатаны свой кодекс чести. Нельзя назвать их благородными рыцарями тьмы, однако они предпочитают предупреждать, а иногда с откровенным удовольствием рассказывать, что же будут делать с врагом. Обычно это всякие ужасные вещи, по сравнению с которыми поднятие на дыбу кажется профилактической процедурой по растяжке позвоночника, но, тем не менее, никто не может обвинить супостатов в скрытности при выборе орудия истязания и последующего убийства. Как говорил кот Матвей из детской новогодней сказки о Вите и Маши:
- Сказал: “Съем”, значит, съем.
Вот и нечисть всех мастей словами на ветер не кидалась. Именно поэтому Марго была возмущена до предела:
- Вот так, без предупреждения, вероломно, как Гитлер?
Девушка жала на курок до тех пор, пока в агрегате не закончились заряды. В капсулах находилась убийственная доза снотворного, от которой даже слон заснул бы беспробудным сном, но Боря продолжал стоять. Поняв, что он потребует объяснений, секретарша залепетала:
- Извини, Боря! Ты, конечно, хороший, и материалы у тебя убойные, особенно про маньяка, насиловавшего прапорщиков в отставке, но главный редактор - мой непосредственный начальник, у меня просто не было другого выхода.
Мужчина, пребывавший не в самом лучшем расположении духа (ломка - это вам не сладкая истома после сытного ужина), без конца проклинал Спиркина и пообещал кругленькую сумму за его поимку. Девушка давно мечтала о меховых унтах с бриллиантовыми застёжками как у Сергея Зверева, но её зарплаты хватало только на лапти отечественные из серии “Патриотизм” и ботинки ковбойские со шпорами и загнутым носами из прошлогодней коллекции “Идиотизм”.
- Но откуда у тебя взялся этот мини-пистолет с транквилизатором? - удивилась фурия.
- Я ведь домой одна возвращаюсь. Пока дойду до освещённого места, пол-обоймы потрачу на всяких маньяков и просто озабоченных личностей. А можно тебе задать встречный вопрос?
- Почему я не падаю без чувств? - догадался собеседник. - Пусть это останется моей маленькой тайной.
Правдивый рассказ о том, что на самом деле это не Боря, а Марго, которую по долгу службы снабдили столь сильным иммунитетом, показался бы для простой смертной горячечным бредом. К тому же начальство строго-настрого запретило отклоняться от легенды.
- А что ты со мной сейчас сделаешь?
- Знаешь, я так устал, - честно признался Спиркин. - Накажи себя сама, но не филонь, а то заявлюсь среди ночи и проверю.
- Я буду биться головой об стену, - пообещала секретарша.
- Замечательно! Только без фанатизма, до первой крови.
Под тупые звуки соприкосновения пустой головы с бетонной стеной Марго вышла на улицу и первым делом приняла свой истинный облик, чтобы ненароком не увязнуть в делах журналиста.
“Выходит, я зря делала ставку на Борю, - удручённо подумала она. - Похоже, у него и без нас дел невпроворот. Странные у него отношения с работодателем”.
Как только образовался альянс, каждый взял на себя посильное задание. Если бы действие происходило в другой стране, фурия обрадовалась бы, что так быстро разобралась со своим поручением и скорее вернулась бы в квартиру, но девушка решила поступить иначе.
“Времени навалом, - подумала Марго, - а сидеть одной в четырёх стенах нет охоты. Прогуляюсь!”
Однако она совсем забыла, что внешность её была более чем эффектной, и прекрасная незнакомка, гулявшая в полнейшем одиночестве, сразу привлекла внимание любителей маленькой и грязной похоти. К тротуару подъехал автомобиль, наполненный охотниками за юбками, и оттуда раздался гнусавый голос:
- Красавица, подвезти?
“В качестве бонуса за быстрое выполнение задания я могут позволить себе небольшое развлечение для поднятия настроения”, - подумала Марго.
Она наперёд знала, чем закончится это катание. Сначала ребята будут везти себя как истинные джентльмены, возможно, даже покормят, а потом попытаются отвезти в лес или на квартиру в криминальном районе, где лучше не кричать: “Насилуют!”, ибо там это понимают не как зов о помощи, а приглашение поучаствовать в оргии.
- Ребята, а приставать не будете? - девушка кокетливо поправила волосы.
- Только если ты этого захочешь, - после этой фраз из салона послышался дикий гогот.
“Только дураки смеются со своих шуток. Ничего, скоро они поплачут”, - ухмыльнулась фурия и села в машину.
Озабоченные молодые люди с каждым годом становятся всё больше похожими на зверей. Если ещё в прошлом веке они хотя бы первое время соблюдали рамки приличия, то теперь, очевидно, насмотревшись порнографических фильмов, действовали ретиво и без прелюдий. Отъехав от людного места в сквер, ребята закрыли двери и молча стали раздевать добычу.
- Подождите, только без насилия. Я и так согласна!
- Какая умная девушка попалась, - одобрительно сказал водитель. - С несговорчивыми гораздо сложнее: приходится бить, слушать завывания, а после этого настроение портится.
Столь циничная реплика возмутила Марго до глубины души. Она даже хотела сразу выкинуть негодяев через лобовое стекло, но передумала:
“Может, оторвать им хозяйство? Нет, я и так это делаю каждый раз, когда мною пытаются овладеть. Для поднятия настроения надо выдумать что-нибудь похитрее”.
- Эй, чего дремлешь? Раздевайся, не томи!
- Вы точно хотите этого? - хитро улыбаясь, спросила фурия.
- Да!
Девушка расстегнула кофточку и показала аппетитную грудь, буквально вываливавшуюся из ажурного бюстгальтера.
- Продолжать?
Ребята проглотили слюну в знак согласия. Жертва изогнула спину, эротично вздохнула, и кинулась на водителя, закрывшего глаза от сладкой истомы. Тот в предвкушении бурной оргии стал страстно целовать, как ему показалось, нимфоманку, но, открыв глаза, с удивлением обнаружил, что её место заняла сухонькая старушка, ловко вцепившаяся в предполагаемого насильника.
- А где девушка? - беспомощно спросил парень.
- Я за неё. Ну, что стушевался, касатик?
Молодой человек спешно открыл дверь и попытался выбраться наружу, но объятья оказались сильнее его инстинкта самосохранения. В его глазах возник ужас, от которого недавняя жертва пришла в неописуемый восторг. Внезапно настроение поднялось, и ей захотелось пошутить. Увы, служение Сатане отнимает всё свободное время, поэтому фурия не могла себе позволить регулярные просмотры юмористических программ. Но одну подходящую шутку из “Comedy Club” (проект был основан при поддержке советника Сатаны по разложению широких народных масс) она всё-таки вспомнила:
- Ребята, куда же вы? Доведите бабушку до оргазма!
Позорно убегавшим охотникам за юбками было не до смеха, ведь парни спасали самое дорогое - честь и достоинство мужского организма. Молодой человек, посетовав, что в этот роковой день именно он сел за руль, обречённо вздохнул и предложил:
- Давайте не будем дикарями. Мы же разумные люди. Что вы хотите?
- Тебя, мой зайчик!
- Это какая-то ошибка. Я подвозил девушку.
- Старость надо уважать, как бы молодо она не выглядела, - глубокомысленно произнесла Марго.
Сама того не зная, девушка процитировала фразу из монолога Ефима Шифрина.
- Я ведь на самом деле очень хороший, просто связался с дурной компанией, - захныкал водитель. - Бабушка, ну не надо!
- Ладно! - недовольно протянула фурия. - Тогда в качестве компенсации я возьму твой автомобиль. Водить, правда, не умею, но до ближайшего столба доеду.
- Спасибо! Я больше так не буду. Вы очень добры!
Девушка отпустила водителя, и тот с диким воплем радости вырвался из объятий и поскакал по аллее. Всё-таки верно говорят, что в нашей жизни всё зависит от подхода. Можно всё так обставить, что человек добровольно отдаст всё своё состояние и будет искренне верить, что отделался малой кровью. Главное - убедить жертву, что инициатива исходила от неё самой, а получатель блага просто не хотел отказываться.
“С тех пор, как я стала половозрелой дамой, мне ни разу не удалось прогулять по парку. Постоянно что-то случается, - подумала Марго. - Видимо, придётся ехать домой”.
Рванув с места, она едва не сбила голосовавших на обочине. Разношёрстная толпа: хиппи, обросший волосами, панк, зелёная шевелюра которого, словно табор, уходила в небо, и лысое недоразумение с кольцом в носу, как у быка, - возмущённо замахала руками, требуя остановиться.
“Нет, на сегодня хватит, - усмехнулась фурия. - А вообще, кто бы мог подумать, что в одном городе обитает столько больных”.

Глава 17

Многие коллективы, как творческие, так и деловые, разваливались только потому, что каждый тянул одеяло на себя. Не успели новоявленные партнёры объединиться, как внутри формирования с пугающей скоростью дали о себе знать центробежные силы.
- Слушать, разумеется, следует меня, - авторитетно заявил Лавр Георгиевич. - Во-первых, я старше всех по возрасту, во-вторых, по званию мне нет равных, в-третьих, зло можно победить только с позиции добра. Вы же будете использовать свои дьявольские приёмы, от которых всем будет только хуже.
- Ничего подобного! Я первая согласилась на сотрудничество. Пусть молодость вас не смущает, мои таланты безграничны, - девушка решительно мотнула головой.
Костя, то ли в подражании старшим товарищам, то ли решив, что самое время проявить свои организаторские способности, также изъявил желание встать во главе крестового похода против ренегата.
- Не хочу показаться отщепенцем, но можно я не буду участвовать в процессе самоопределения? Мне хватает того, что я считаюсь лучшим агентом в конторе. Зачем мне слава вождя? - справедливо заметил Никита.
- Получается, что твой голос решающий, - усмехнулся начальник.
- Вы о чём?
- У нас же демократия, поэтому предводитель должен быть выбранным коллегиально, без подтасовок и грязных политических акций. Ну, ты за кого?
Парень задумался. Сатира он сразу отмёл как безвольного слабака, способного только плакаться и прикидываться гомосексуалистом, а вот босса и Марго оставил. Молодой человек подчинялся шефу столько лет, что мог доверить ему не только свою, но и жизнь населения Люксембурга. Однако и фурия представлялась далеко не глупым кандидатом, к тому же симпатичным.
- Никита, ты ещё думаешь? - возмутился начальник. - Выбираешь между поборником добра и справедливости и приспешниками Сатаны?
- Похоже, старичок считает, что у вас нет собственного мнения, - съехидничала девушка.
- Я так понимаю, что моя кандидатура даже не обсуждается, - обиженно сказал Костя. - Хорошо, тогда я отдаю свой голос Лавру Георгиевичу.
- Предатель, - прошипела сестра.
Подчиненный торжественно подошёл к боссу, пожал ему руку и произнёс:
- Поздравляю с победой
- Что? - возмутилась Марго. - А ведь я хотела пригласить вас на свидание.
- Так никогда не поздно.
- Вот и целуйтесь теперь со своим начальником.
Присутствовавшие сначала напряжённо молчали, а затем разом рассмеялись. Умиляла не сама фраза, а то обстоятельство, что вместо занятия делом, талантливые личности (каждый в своём ремесле, если посчитать, что Костя неподражаем в роли адского курьера нетрадиционной ориентации) комично выясняли отношения демократическим путём.
- Хотите, я дам вам в качестве утешительного приза должность председателя правительства? - веселился мужчина. - Только тогда придётся назначить министров.
- А кто будет вице-президентом?
Вдоволь повеселившись, союзники распределили обязанности. Лавр Георгиевич решил отправиться в архив конторы, чтобы получить реквизиты фирмы “Гости” и узнать, действительно ли она закрыта. Марго, как и намеревалась, собиралась превратить в Борю, который должен был озадачить всю редакцию, но выяснить, есть ли ещё одна организация с таким названием.
- Вообще-то в городе должно быть отделение Регистрационной палаты, - подал голос Никита.
- Вот этим ты и займёшься, обрадовался начальник. - Сначала узнаешь у бюро справок, где находится это учреждение, и поедешь туда.
- А я? - растерянно спросил Костя.
- Возвращайся к мачехе и узнай, какие буквы в завещании стоят перед названием “Гости”.
Все стали действовать исходя из своих задач. Лавр Георгиевич, увидев, сколь страстные взгляды его подчиненный бросает на хозяйку квартиры, вызвался подвезти Костика к безутешной вдове, пьяной от возлияний и горя (сегодня ей так и не удалось удовлетворить своё либидо). Предвосхитив хитрую мысль, Марго попросила всех скорее покинуть помещение и, закрыв дверь, не стала ждать лифта и гордо пошла по ступенькам.
- Не получилось, - хмыкнул мужчина. - Видимо, она знает, что сильные личности любят ретивых барышень.
Никита, впрочем, несильно расстроился. Парень, всецело поглощенный непростым заданием, так же решил поработать ножками и, обогнав девушку, выбежал из подъезда. Оказавшись в центре, он сразу нашёл бюро справок и разочарованно заметил клочок бумаги, скотчем приклеенный к стеклу:
- Ушла на обед. Если не вернусь, спросите бабку с семечками. Она видела Ленина.
Рядом с будкой сидел три старушки неопределённого возраста. Парень был молод, поэтому позволял себе оскорбительную мысль о том, что после пятидесяти, а особенно после пенсии, пожилым людям нет никакого резона отмечать свои дни рождения.
“Что приятного в осознании того, что ты ещё на один год стал ближе к смерти? - думал он. - Старость возраста не имеет, посему семьдесят лет визуально мало чем отличается от девяноста. И вообще, кто из них мог видеть Ленина?”
Бабушки сталинской закваски, уловив на себе любопытный взгляд, по их меркам, зелёного юнца, первыми пошли на контакт:
- Что, милок, за справкой пришёл?
- Да, а тут написано, что обращаться к одной из вас.
- Почему только к одной? Мы все тут при здравом уме и крепкой памяти.
- Надеюсь, - тихо произнёс агент и перешёл к делу. - Где находится место, где фирмы получают имена?
- А ты, кажись, дурачок, - заключила крайняя левая старушка. - Столько лет, а изъясняешься то ли как лопух, то ли как деревенский обалдуй.
Парень удивлённо посмотрел на говорившую. Собеседник намеренно упростил речь, посчитав, что умная фраза собьёт пожилых дам с толку, и те ему не помогут. Теперь же выходило, что он тут самый главный дурак.
- Главное, что вы меня поняли, - миролюбиво сказал Никита. - Вы знаете, где это находится?
Задремав под получасовую тираду о великом и могучем русском языке и пользе фразеологизмов и изобразительно-выразительных средств для обогащения речи (все три бабушки оказались учителями, вышедшими на пенсию), агент проснулся совершенно другим человеком.
“Из меня вышел бы отличный часовой, постовой и прапорщик, - подумал он. - Главное в этом деле не храпеть и не пускать слюни”.
- Вы всё поняли, молодой человек? - хорошо поставленный голос вывел парня из небытия.
- Конечно! Спасибо, сестрёнка, - брякнул шутник и под возмущённые возгласы ровесниц крейсера “Аврора” пошёл по полученным координатам.
Преимущество городов среднего размера состоит в том, что при остром желании пройтись пешком, а не тратиться на такси или маршрутку, можно спокойно дойти до места назначения, не истоптав ноги до кровавых мозолей. Никита шёл по пешеходной дорожке и радовался жизни. Ещё недавно над ним с Лавром Георгиевичем навис дамоклов меч в связи с убийством кристально чистого демона. Казалось бы, оксюморон, однако соглашения между добром и злом считало иначе, называя это презумпцией невиновности.
- Что это такое!- возмущались приспешники Сатаны. - Почему, когда вы убиваете наших последователей, это называется очищение Земли от нечисти, а стоит нам по нелепой случайности порезать пару ваших ребят, так это считается происками злых сил?
В результате секретным агентам выдавались ордера на убийство, когда начальство было до конца уверено, что имеет дело с противником, преступившим общепризнанные нормы. Самодеятельность в этом деле не приветствовалась, ибо в таком случае злые силы могли потребовать реванша, чего после исчезновения тела Левицкого так сильно испугалась вся контора.
“На следующей планёрке обязательно подниму этот вопрос, - подумал молодой человек. - Пусть Геннадий Андреевич хоть раз в жизни побудет в нашей шкуре и поймёт каково, когда ты вечно оправдываешься”.
Мысль о мщении так обрадовала парня, что он прибавил скорости и очнулся только возле входной двери учреждения. Внутри Никита сразу увидел солидного мужчину и решил обратиться к нему за помощью.
- Здравствуйте, мне нужно получить информацию.
- Я не против, - незнакомец махнул рукой.
- И как это сделать?
- Обратиться к знающим людям, - вполне резонно ответил собеседник.
Чувствуя, что диалог затягивается и постепенно превращается разговор тупого с глухим, парень тяжело вздохнул и продолжил допрос:
- А где они сидят?
- Я откуда знаю?
- Вы же здесь работаете.
- Да, но я маляр.
- Еврей что ли?
- Молодой человек, где вы видели еврея-маляра?
С мужчиной нельзя было поспорить. Иудеи, интеллигенты от рождения, предпочитают выбирать творческие профессии, не сопряжённые с поднятием тяжестей, работой на свежем воздухе или вредными условиями труда.
- Так вы по профессии, - догадался Никита, - а я думал, по фамилии. Ну, знаете, как Коган, Лифшиц или Шлагбаум. Понимаете, у вас такой приличный костюм, вот он меня и сбил с толку.
- Понятно! Если маляр, то обязательно в заляпанном краской комбинезоне с огромной кистью, великом и отвратительно пахнущей банкой наперевес. А у меня, между прочим, душа поёт, - в подтверждении сказанного незнакомец взял высокую ноту и закашлялся.
“Поющий маляр - как это свежо и оригинально, - подумал парень. - Но мне хватило бабушек, читавших нотацию о красоте русской речи. Арию Ленского я не переживу”.
Аккуратно обогнув мужчину, чтобы тот не кинулся и не стал орать в ухо, молодой человек проскользнул в коридор, стал перемещаться по его ответвлениям и попутно открывать попадавшиеся двери. Везде его, как правило, посылали в соседний кабинет и чуть дальше, и лишь в каморке под лестницей в парня никто не запустил гранёной пепельницей и не пообещал пожаловаться зятю-боксёру.
“Видимо, это такая порода, - решил агент, осваиваясь в крохотном помещении. - Наверное, ещё страшнее, чем доберман-пинчер и ротвейлер”.
Сначала он даже подумал, что попал в уборную или бытовку, но потом увидел девушку с безнадёжно печальными глазами беременной коровы, сидевшую за перегородкой.
- Что вам? - безучастно спросила она.
- Узнать о регистрации фирмы.
- Это конфиденциальная информация, и я не вправе её разглашать.
- Голубушка, о чём вы говорите? - удивился Никита. - А если я придумал для своей фирмы название, которое уже используется?
- Не волнуйтесь, это выяснится в процессе заполнения документов, и вам придётся чуть поднапрячь фантазию.
- А почему нельзя узнать заранее?
- До вас никто этим не интересовался, да и вы, как мне кажется, спрашиваете из праздного любопытства или злого умысла.
Не всегда первое впечатление бывает обманчивым. Парень с самого начала окрестил собеседницу коровой, схожей со жвачным животным, как по форме, так и по содержанию, и теперь не переставал удивляться собственной проницательности.
“Действительно, крупный рогатый скот, - заключил молодой человек. - Такая же упёртая, тупая и неповоротливая. Придётся действовать хитростью”.
Он прищурился, увидел табличку с ФИО, прикреплённую на груди собеседницы, и запальчиво произнёс:
- Так вы и есть та Ленка, которую собираются увольнять из-за безалаберности.
- Что? - взвилась девушка. - Да как вы смеете? Я новый сотрудник, молодым везде у нас дорога.
- Старикам везде у нас почёт, - прыснул Никита.
Наш народ уникален и неподражаем во многом, особенно в отношении к истории. Когда СССР являлся общепризнанной империей зла, угнетавшей личность, подавлявшей индивидуальность и истреблявшей лучшие ума человечества, граждане всех социалистических республик презрительно именовали своё государство совком и слушали на чердаке “Голос Америки” и зарубежных исполнителей. Стоило мощной махине развалиться, как в людях проснулся запоздалый патриотизм. Спустя пятнадцать лет после распада великой державы на улицах тут и там можно встретить молодых людей в майках с аббревиатурой СССР и серпом и молотом. Аналогичная ситуация происходила и с лозунгами, которые то и дело повторяли те, кто уже плохо помнил или вообще не застал страну победившего социализма.
- Но ведь так говорили, - смутилась девушка.
- Нашли, что вспомнить. Времена теперь другие, и тунеядцев, бездельников и хамов больше не держат. Собирайте вещички, вам не простят регистрацию нескольких фирм под одним названием.
- Да быть того не может!
- Вы проверяли?
- Этим занимаются другие люди, они за это деньги получают.
- А уволят вас, - пророческим тоном заявил агент.
- Что за фирма?
Парень, стараясь не выдать своего ликования, медленно произнёс:
- “Гости”, именно так. Не “Кости”, не “Гости из будущего” и даже не “Кости из прошлого”.
Собеседница забарабанила по клавиатуре, как заяц из рекламы дорогущих батареек. С замиранием сердца она ждала вывода результатов, а, получив выгодную для неё информацию, сардонически расхохоталась.
- Никто меня не уволит! Такая фирма в единственном экземпляре.
- Да ну?
- ООО “Гости” учреждено год назад, - начала девушка и тут же осеклась. - Больше ничего сказать не могу.
“А мне и не надо, - подумал Никита. - Главное, что теперь я знаю: фирму в отличие от прочих временных сателлитов не закрыли. Отсюда возникает два главных вопроса: почему этого не сделали и как Левицкий додумался завещать всё своё состояние филиалу организации, которая борется с такими, как он. Отличная пища для коллективного разума. Надеюсь, наши новые союзники прольют свет на последнюю волю их мнимого папочки”.

Глава 16

Лавр Георгиевич в детстве мечтал стать артистом и даже ходил в драмкружок (его почему-то вёл трудовик, постоянно размахивавший стамеской вместо дирижёрской палочки, путая театр с симфоническим оркестром), где играл то левую ногу конька-горбунка, то охотника в “Красной шапочке”, словом, роли были ответственные и в большинстве случаев безмолвные. Именно там будущий агент секретной организации научился держать паузу. Вот и теперь он только многозначительно смотрел на датчик и жал на газ.
- Куда мы едем? - не выдержал Никита.
- К одному старому знакомому.
- А что это за прибор?
- Радар, который указывает нам путь.
- Хотите сказать, что вы точно не знаете, где живёт ваш приятель?
- Ну, приятелем я бы его не назвал.
- Враг, поэтому мы нагрянем к нему без приглашения?
- Скорее, он жертва обстоятельств.
- Главное, что б не аборта, - мрачно пошутил подчинённый.
Достаточно пропетляв по узким дворам, заставленным машинами, агенты подъехали к нужному подъезду и припарковались ровно там, где некоторое время назад стояла машина главного редактора. Судя по отметинам на асфальте и сбитому мусорному баку, водитель, не рассчитав прыти колымаги, рванул с места, ударился бампером и с чувством выполненного долга поехал прямиком на детскую площадку, где забуксовал в песке, смешанном с собачьими экскрементами. Там отпечаталось несколько пар кедов, очевидно, их хозяева смогли сдвинуть машину с места, ибо далее следы уходили на проезжую часть. Одного этого было достаточно, чтобы понять: шпана оторвётся на славу и угробит автомобиль до того, как в нём закончится бензин. Боря был бы доволен, о лучшей мести он и не смел мечтать.
- А тут пахнет чуть лучше, чем в моём подъезде, - завистливо отметил Никита.
- Ничего, дай подрастающему поколению время, и очень скоро везде будет одинаковый аромат нечистот.
Парень печально кивнул. В прибывшем лифте стояла огромная лужа с характерным цветом и запахом, а в уголке стоял застенчивый паренёк и виновато улыбался:
- Вы ведь тоже были молодыми и чушь прекрасную несли?
- Нет, лично я эту чушь, - мужчина показал на жидкость, - нёс до дома.
- Просто в вашей юности не было лифтов, - констатировал незнакомец и прошмыгнул на лестничную площадку.
- И этих людей мы спасаем от нечисти, - язвительно заметил молодой человек. - Надеюсь, ваш старый знакомый из культурных?
- Даже слишком.
Начальник без лишних церемоний потянул на себя дверь, та оказалась открытой. Он уже хотел пошутить, что две незапертые преграды в одном пространственно-временном континууме - это опасная тенденция, способная развратить местные криминальные структуры и лишить их квалификации, но из комнаты послышался знакомый голос.
- Быстрее, мы у цели, - прошептал незваный гость.
Агенты ворвались в помещение, в котором находись уже знакомые лица: Костя и Марго. И если первая личность была для Никиты неизвестной, то эффектную девушку он сразу узнал.
- Лавр Георгиевич, как вы здесь оказались? - удивился сатир.
- Извини, Костик, если разрушаю созданный в твоём сознании светлый образ доброго врага, но я не мог поступить иначе.
- Так вы меня небескорыстно подвезли?
Марго презрительно фыркнула:
- Родной, ты в каком веке живёшь? Я сколько на попутках езжу, столько и делаю непростой выбор: или заплатить, или отдать натурой.
- И что выбираете, барышня? - встрял в разговор секретный сотрудник.
- Поскольку я не богатая и не легкомысленная, оба варианта меня не устраивают.
- И что же вы делаете?
- Говорю спасибо, а если доброго слова оказывается недостаточно, то отрываю хозяйство вместе с корнями.
Собеседники попались понятливые. Все они были мужского пола и давно перешагнули рубеж половозрелого возраста, поэтому моментально поставили себя на место водителя и мысленно посочувствовали ему. Девушка, довольная произведённым эффектом, решила усилить его за счёт брата.
“Вспомни свою легенду и посмотри на парня”, - шепнула она.
Тот изогнул брови, широко улыбнулся и всплеснул руками:
- А это что за котёнок?
- Прощу прощения? - не понял Никита.
- Зайчик, как тебя зовут?
“Кажется, теперь понятно, что имел в виду босс, когда говорил, что его знакомый слишком культурный. Какая-то помесь Манилова с Моисеевым”, - подумал смущённый агент.
К нему на помощь пришёл шеф:
- Это трюк здесь не прокатит. Ты, Костик, пока помолчи, пусть поговорит твоя подруга.
- Ещё чего! - фыркнула Марго.
- Придётся применить грубую физическую силу.
- Против девушки?
- Я за равноправие, - улыбнулся Лавр Георгиевич. - Предупреждаю, бью сильно, а когда вхожу в раж, то не слышу слов пощады. Советую подумать об этом.
Угроз собеседница не боялась. Способность перевоплощаться и сверхчувствительность были лишь малой толикой её умений. Конечно, она не исключала, что полноватый мужчина способен на многое, даже на отражение магии, но остановило её не это. Решив, что без союзников в этом деле никак не обойтись, а Левицкий насолил обеим сторонам, Марго предпочла худой мир хорошей войне и на удивление брата начала рассказ.
Все религии без исключения, несмотря на кажущуюся многогранность, склонны упрощать явления окружающего мира, делая их как можно понятнее для последователей. Бог и Дьявол, Мессия и Антихрист - хрестоматийные враги, олицетворяющие противоборствующие силы, показанные в абсолюте. Однако как христианская церковь имеет бесчисленное количество направлений (в том числе и непризнанных, так называемых сект), так и злые силы не едины в своём порыве уничтожить добро и завладеть всем сущим. Конечно, есть некий центр со штаб-квартирой в Аду, где правит великий и ужасный Сатана, но вот среди его подчинённый царит здоровая конкуренция с поощрениями в виде благодарностей, грамот и повышений по службе и штрафными санкциями вплоть до разжалования в нижайшее существо и скоропалительной смерти.
Служебная необходимость привела Марго в город, где всё было понятно с самого начала. Левицкий, возомнив себя подобным Сатане, решил использовать силу, власть и деньги, чтобы создать оппозицию и стать основателем третьей стороны в бесконечном конфликте. В успехе он не сомневался, ибо злые силы на то и носят такое название, что часто незаслуженно обижают друг друга и бывают чрезвычайно жестоки. К нему бы примкнули оскорбленные, желая отомстить, и алчные, охочие до презренного металла. Обе категории демон планировал использовать для своих целей и не повторять ошибок предшественника: не хамить, не пытать и не сталкивать подчинённых лбами.
- Я создам такую структуру, что ко мне побегут из обоих лагерей, - заносчиво сказал Альберт Михайлович на очередном подпольном собрании.
Разумеется, среди ярых сторонников оказались и лазутчики, которые не преминули выслужиться и сообщить Сатане, что против него готовится заговор. Тот был жестокий, беспощадный и решительный, когда дело касалось таких вещей, но, услышав имя Левицкого, выразил сомнение:
- Неужели это тот демон, что столько лет служил мне верой и правдой? Я ведь наградил его тремя жизнями сразу.
В результате повелитель тьмы отдал приказ не убить, а проследить за предполагаемым отступником. Это было поручено Косте, который проник в дом с фальшивым свидетельством о рождении, подтверждавшем его легенду. Опытный демон сразу понял, что за ним установили слежку, но решил не делать резких движений, а, напротив, залёг на дно, чем сильно разозлил внутренних врагов.
- Этот сатир всё испортил, - шептали они. - Теперь слежка ничего не даст, надо его скомпрометировать, проверить на вшивость.
На роль искусительницы прекрасно подошла фурия с обворожительной внешностью. Встречу она назначила как брошенная дочь, а в процессе беседы собиралась раскрыться с другой стороны. Внезапная смерть Левицкого спутала карты всем и случайно свела двух приспешников Сатаны. Когда Лавр Георгиевич увёл с собой Никиту и забрал бездыханное тело, а Боря последовал за ними, Марго сразу приметила обеспокоенного парня, сидевшего чуть поодаль от её столика. Тот без конца вздрагивал, менялся в лице и порывался подойти к девушке.
- Скорее решайтесь, а то я скоро уйду, - не выдержала фурия.
- Понимаете, мне так неудобно, - залепетал незнакомец. - Скажите, кем вам доводился тот мужчина?
- Папой
- И мне тоже. Выходит, мы родственники?
Марго вспомнила личное дело демона. По легенде тот действительно был отцом двух детей, с которыми ему пришлось расстаться из-за сварливых жён. История получилась грустная и местами неправдоподобная, но появлением сначала сына, а затем и дочери больше не вызывала сомнений окружающих. Даже циничные репортёры были тронуты семейной идиллией и изрядно напуганы отпрыском с педерастическими наклонностями.
- Значит, вы тот самый потерянный сын от первого брака? - догадалась девушка.
- Да. А вы от второго?
- Хватит дурачиться, - улыбнулась собеседница. - На кого вы работаете?
- О чём вы?
- Коллега, не выводите меня из себя. Мы ведь с вами самозванцы, заброшенные сюда по поручению повелителя тьмы.
Парень продолжал стоять на своём. Тогда фурия, тяжело вздохнув, опустила руку под стол и сделала последнее предупреждение.
- Знаете, похоже, я зря обратился к вам, - сказал молодой человек и попытался подняться с места.
Увы, его словно парализовало. Конечности не слушались, и это страшное оцепенение постепенно поднималось к голове.
- Марго, фурия, - представилась незнакомка.
- Костя, сатир.
- Давно бы так. На правах старшей по званию предлагаю перейти на ты и рассказать, как ты сюда попал.
Парень, привыкший к избиениям со стороны секретных агентов (особенно в этом преуспел Лавр Георгиевич), решил не кокетничать и рассказать всю правду.
- Выходит, у нас был один объект, а цели разные. Думаю, после извещения наших хозяев ничего не изменится, но нам лучше скооперироваться.
Именно тогда родилась история о брате и сестре, которых обстоятельства заставили обратиться к ненавистному отцу. По иронии судьбы Марго через несколько часов рассказывала эту легенду журналисту и, вскружив тому голову, исчезла на три дня. На похоронах она пожалела, что так обошлась с кавалером, которого теперь можно было бы использовать в личных целях. К тому времени Костя узнал о завещании в пользу таинственной организации “Гости”, поделился информацией с новоявленной сестрой, после чего оба приспешника Сатаны сообщили шефу неприятное известие и получили новое задание.
- А тебе не кажется это странным? - спросил Костя. - Когда Левицкий был жив, всё было понятно. Я следил, ты провоцировала. Но теперь-то зачем посылать двух подчиненных, если цель одна?
- Почему ты так в этом уверен?
- У нас ведь один хозяин.
- Боюсь, высшие демоны с этим не согласны, - усмехнулась Марго. - Именно поэтому нам надо держаться вместе. Не хотелось бы, в конце концов, оказаться врагами, получив противоположные приказы или вообще установку на уничтожение друг друга.
А во время похорон девушка встретила нового знакомого и решила, что это знак судьбы. Сатир, всегда считавший, что всякий дружеский контакт с простыми смертными недопустим, долго сопротивлялся, но сестра была непреклонна:
- По своим каналам он всё узнает, а мы лишний раз не будем светиться. К тому же если дело серьёзное, то любого, кто залезет слишком глубоко, прихлопнут как назойливую муху. Уж лучше пусть под ударом окажется этот проныра, а не мы с тобой.
Возможность умереть, так и не достигнув дьявольских высот, подействовала на собеседника отрезвляюще, и он стал сговорчивым. Но Марго просчиталась. Боря уехал, так ничего не узнав, а начальство требовало сухих фактов, а не оправданий и обещаний что скоро всё будет.
- И барышня решила превратиться в журналиста, - догадался Лавр Георгиевич. - Хитро придумано, да только незачем.
- Это ещё почему?
- Фирма “Гости” закрылась полгода назад.
- Откуда такие сведения? - деловито спросила девушка.
- Это была дочерняя организация нашей конторы.
- Вы так уверены?
- Безусловно.
- А какая была организационно-правовая форма?
Никита, пожалуй, впервые с восхищением смотрел на противника, который поразил его не только внешним видом, но и интеллектуальными способностями.
“Осталось узнать, любит ли она Зигмунда Фрейда, и я буду покорён этой фурией”, - подумал парень.
Девушка, не замечая его вожделенного взгляда, продолжила:
- ООО, ОАО, ЗАО, кооператив, товарищество?
- Фирма, - беспомощно ответил мужчина.
- Понятно. Значит, я имею дело с профанами, - заключила Марго. - И какой нам от вас толк?
- Вы хотите пройти с нами?
- На каком основании? Мы не совершили ничего противозаконного. А вот ваш подчинённый на глазах у простых смертных и, что самое главное, двух слуг Сатаны убил невиновного демона. За намерения, я так понимаю?
- Только не говорите, что вы пожалуетесь вышестоящим товарищам. Левицкий надул вас.
Девушка укоризненно посмотрела на брата.
- А что я мог сделать? - стушевался тот. - Он бил меня.
- Хорошо. С этой минуты мы станем тактическими союзниками, но это временно.
- А лично мне кажется, что это начало крепкой дружбы, - произнёс очарованный Никита.
Правда же, как обычно, была где-то между.

Глава 15

Простившись со старушкой, Спиркин вышел на улицу. Гневно посмотрев на машину главного редактора, он подозвал шпану, без дела прогуливавшуюся по чужому двору в поисках неприятностей:
- Хотите безнаказанно пошалить?
- Только за деньги, - деловито ответил самый старший. - Если хотите нанять нас на работу, так и скажите. А бесплатно мы ничего не делаем.
- Ну, если вам не нужны ключи от машины, я отдам их более сговорчивым ребятам.
- Что-то вы не очень похожи на Якубовича, чтобы дарить автомобиль.
- Я сбрил усы, - брякнул Боря и бросил ключи на тротуар.
Он знал, что любопытство пересилит осторожность, и парни не только залезут в машину, но и будут кататься до тех пор, пока не кончится бензин. Скорее всего, они оставят её в лесополосе и забудут о странном типе.
“А если повезёт, может, даже утопят, - думал журналист. - Это было бы идеально”.
О том, что шпану могут привлечь за угон транспортного средства, а затем дойти и до него, Спиркин не беспокоился. Ему казалось, что человек, возящий под водительским сиденьем дозу, не станет обращаться в правоохранительные органы. С сожалением посмотрев на дом, где, как выяснилось, Марго снимала квартиру, он мысленно попрощался с запутанным делом и девушкой, так и не ставшей его единственной.
“Дерзкое преступление, синдикат наёмных убийц, алчные наследники, подозрительное завещание, таинственная организация “Гости” - это, конечно, всё интересно, но, похоже, впереди меня ждёт статистическая информация общего удоя крупного рогатого скота и количество водоплавающих, заразившихся птичьим гриппом”, - думал Боря.
Увидев старушку, он сразу же вспомнил о матери и решил навестить места боевой славы. Родители жили в соседнем городке, который по недоразумению носил этот гордый статус, в то время как едва ли превосходил по количеству жителей средний населенный пункт сельской местности. Но название обязывает, поэтому ещё на заре перестройки на базе захудалой редакции газеты нувориш, бизнесмен и первый парень на деревне (всех регалий этого прощелыги и не перечислишь) организовал собственную студию, откуда вещали дикторы с ужасным говором и лицами. Как это бывает в деревнях, половина жителей относилась к родственникам разной степени (если к вам в гости пришла троюродная тётка шурина сестры бабушки внучатой племянницы, то это отличный повод сесть за стол, ведь всё равно без пол-литра не разберёшься), а другая - к знакомым, и родители Бори не были исключением. Тот самый новый русский местного значения был на перепутье двух дорог: одновременно приходился неимоверно дальним родственником и чуть более близким знакомым (в годы тотального дефицита его бабушка, работавшая в сфере торговли, как-то раз оставила тёте маминой подруги банку сгущёнки и палочку сырокопчёной колбасы в обмен на финские полусапожки). Когда же Спиркин перебрался в соседний город, который полностью соответствовал этому названию, и сделался самым известным журналистом района, нувориш по знакомству и родственной связи предложил работать на него.
- Да какие тут могут быть новости? - засмеялся Боря. - После общения с соседским козлом коза Маруся забодала свою хозяйку насмерть. Предупреждение, заказное убийство или тонкий намёк на жирные обстоятельства? Дело пахнет сенсацией, следите за этим журналистским расследованием на станицах нашей газеты. Так?
- У меня ещё свой канал.
- На котором для несознательных куриц мы крупным планом будем показывать, как правильно нести яйца?
Собеседник обиделся, но с тех пор прошло достаточно времени, и он должен был отойти. По крайней мере, так думал Спиркин, пополнив число безработных людей свободной профессии. Родители встретили его радушно, окружили вниманием и заботой, и на время сын забыл, сколько всего натерпелся за этот день. Лишь под вечер матушка села рядом и спросила вкрадчивым голосом:
- Боренька, тебя хотят грохнуть?
- Мама, - журналист укоризненно покачал головой. - Разве можно употреблять такие слова по отношению к ребёнку?
- А где здесь малолетний карапуз? Я вижу перед собой великовозрастного детину, который из-за своей работы не может ни навестить старую семью, ни завести новую.
Спиркин поморщился: обвинение в трусости для него было самым оскорбительным. Он не раз делал репортажи о местных авторитетах, участвовал в перестрелке, задержании рецидивиста, который сбежал из тюрьмы и по нелепой случайности засел в квартире напротив, поэтому всегда считал себя смелым и отважным. А теперь выходило, что бравый хлопец влез в чересчур запутанное дело, испугался за свою жизнь и, пожавши хвост, ретировался в родные пенаты.
- Тебя не поймёшь! В кои-то веки решил повести себя как любящий сын, как натолкнулся на глухую стену непонимания.
- Ты мне зубы не заговаривай! Что случилось?
Решив не вдаваться в подробности, а сказать лишь, чем всё закончилось, Боря неспешно начал:
- На работе возникла конфликтная ситуация, в ходе которой обе стороны проявили несдержанность и несговорчивость.
- Так тебя уволили? - перебила его мать.
- Ты всегда понимала меня с полуслова.
- С этого и надо было начинать. Не волнуйся, мы мигом устроим тебя на местное телевидение.
Боря кивнул. Иного выбора у него не было.
- Тебя будут узнавать на улицах, просить автограф и сделать ребеночка. Не пройдёт и месяца, как мы тебя женим.
От столь радужных перспектив заболела голова, и сын поспешно удалился в свою комнату. Ворочаясь на кресле-кровати, на котором отказывались умещаться длинные ноги, журналист размышлял о своём значении в жизни.
“Интересно, кого-нибудь тронет моё исчезновение или меня забудут на следующий же день? - думал он. - Наверное, я никому не нужен”.
Его опасения были напрасны и беспочвенны. Внезапный отъезд наделал немало шума, и последствия были непрогнозируемые. В то время как Спиркин внезапно решил навестить родных и близких, из центра города шёл Костя. Размышляя о добрых врагах, сатир прошмыгнул в квартиру и принюхался. Место дорогих духов занял естественный запах, присущий старым людям, что нисколько не огорчило парня, напротив, он зашёл в комнату и улыбнулся:
- Привет, старушка! Как дела?
- Поверь, пока не родила, - в рифму ответила пожилая женщина.
- А если по существу?
- Ох, лучше, Костик, не спрашивай.
- Что-то серьёзное? - заволновался сатир.
- Боря уехал.
- Куда?
- Не знаю, просто сказал, что вынужден покинуть город. Больше ничего не сказал, пытать меня бесполезно.
Молодой человек озадаченно почесал затылок. Когда начальство поручило ему выяснить, что это за организация “Гости”, он, обрадовавшись проявленному доверию, разошёлся настолько, что пообещал вернуть активы в лоно сатанинского котла.
- Надо соизмерять свои желания со способностями, - надменно сказал демон.
- Я давно уже вырос из курьерских миссий и нуждаюсь в серьёзной работе.
- Неужели? Хорошо, так и быть. Но учти, если оплошаешь, то из Ада не выйдешь.
И вот теперь получалось, что Костя по глупости накликал на себя беду - вечные мучения, стенания в абсолюте.
- А чего же ты тут сидишь? Почему не остановила его?
- Как? - взвизгнула старушка. - Я и так еле выкрутилась, объясняя, кто я такая.
- Могла бы сказать правду.
- Теперь понятно, почему ты до сих пор ходишь в сатирах.
Остро уколов собеседника, пенсионерка, кряхтя и охая, встала с софы, вытянулась в струну, расправила плечи и тяжело вздохнула. В ту же минуту с её внешностью стали происходить невообразимые метаморфозы. Когда в рекламных блоках нас уверяют, что процесс старения обратим, все воспринимают это как обман чистейшей воды, а всё потому, что люди перестали верить в чудеса. А между тем они существуют, иначе как объяснить тот факт, что пожилая женщина из засохшего бутона расцвела в пышную розу, притом с весьма знакомым лицом.
- Обожаю, когда ты это делаешь, - парень захлопал в ладоши. - Марго, а ты можешь превратиться в лицо кавказской национальности?
- Я думала, что ты гомик только по легенде.
- Вот опять обижаешь, - надулся брат. - Уже и спросить нельзя.
- Нечего говорить ерунду, пора делом заниматься. Пока я тебя ждала, всё продумала.
- Излагай.
- Спасибо за разрешение, - съехидничала девушка.
Каждый индивид рождается с определённым потенциалом, и вся его дальнейшая жизнь зависит от того, сможет ли он раскрыть свои таланты и выжать из них максимум. Порой люди под влиянием родителей, друзей, знакомых, пропаганды и ещё тысячи факторов делают один неверный шаг за другим, в результате чего получают ненавистную им профессию, вторую половину, к которой не испытывают никаких чувств, и, в конечном счёте, неудавшуюся жизнь. Неудачники, чья цена три копейки в базарный день, страдают сами и мучают других, а всё потому, что изначально были неправильно расставлены приоритеты. У нечисти такой проблемы не наблюдалось. Каждому давалось звание исходя из способностей, которыми тёмные слуги пользовались на всю катушку. Марго с малых лет обладала уникальным даром: могла становиться другим человеком. Особенность её возможностей заключалась в том, что вместе с внешним обликом, она получала характерный голос, запах, походку, то есть всё, что отличает живую личность от мастерски сделанной копии из воска.
- В кавказца я превращаться не буду, - улыбнулась девушка. - А вот в Борю - это запросто.
- Ты решила свести его с ума? - догадался Костя. - Представляю, что с ним будет, когда в гости придёт точно такой же Спиркин.
- Вовсе нет! Я превращусь в него и пойду в редакцию. Мы ведь до сих пор не знаем, что это за “Гости”, которым Левицкий оставил всё своё состояние.
- Незваные. Только они приходят без спроса и мешают хозяевам.
- Думаю, эта фирма демона, зарегистрированная на подставных лиц. Впрочем, может, и на него самого. Если он выбрал в качестве отправной точки после смерти какой-нибудь тропический остров в оффшоре, то сейчас лежит под пальмой, попивает коктейль из трубочки и ждёт, пока сможет вновь распоряжаться своими деньгами.
- А зачем ему вообще завещание? Умер, возродился, получил наличность и снова за дело.
Марго была озадачена вопросом собеседника. Обычно тот спрашивал всякие глупости, но теперь задал вопрос, на который девушка не знала ответа. Тем не менее, она, чтобы не ударить в грязь лицом, попыталась ответить:
- Наверное, боялся, что наш хозяин сделает так, что весть о его смерти облетит все банковские учреждения.
- А такое возможно?
- Понимаешь, если бы мы работали на транснациональную корпорацию, я бы ответила, что это типичная киберпанковская выдумка из какого-нибудь фантастического романа, где личность подавляют всесильные организации, занявшие место государственных образований. Но мы служим великому владыке, чья безграничная сила ни с чем не может сравниваться. Что ему стоит одним мановением длани оповестить все кредитные организации мира о смерти клиента?
Костя закрыл глаза от удовольствия. Сам он был презренным сатиром, поэтому особо упивался рассказами о непобедимом хозяине, который снизошёл до его скромной персоны.
“Ведь если разобраться, то вся адская машина состоит из вот таких неприметных механизмов, - думал парень. - Если мы все разом прекратим ишачить на Сатану, его чертоги охладеют и покроются инеем, а на Земле все станут добрыми, отзывчивыми и милосердными”.
Девушка замолчала.
- Продолжай! - потребовал брат. - Нельзя останавливаться на самом интересном месте.
- Что-то не так.
Марго обошла всю комнату, заглянула под софу и вновь застыла посреди комнаты в нерешительности. Кроме возможности превращаться в других людей природа наградила её сверхчувствительностью, которая выражалась не в остром зрении, чутком слухе и нюхе, а в том самом третьем глазе. Интуиция, перешагнувшая на качественно новый уровень, не раз спасала её от многих неприятностей, но сегодня припозднилась.
- Я чувствую приближение светлых сил! - закричала фурия. - Ты предал меня!
- О чём ты говоришь? Я никогда бы не пошёл на такое.
- Не лги мне!
Девушка зарычала, и собеседник понял, что это не дань кокетству.
- Постой! Дело в том, что я случайно встретился со старым знакомым, он действительно из другого лагеря. Может, моя одежда пропиталась его духом, как противным табачным дымом?
- Что ты ему сказал?
Костя тяжело вздохнул. Истовые правдолюбцы укоряют лжецов, что, солгав единожды, те врут и впредь, постоянно увеличивая грязный ком обмана. Истина лишь немногим отличается от своего антипода. Сообщив, что общался с Лавром Георгиевичем, сатир получил цепную реакцию с непрогнозируемым исходом.
- Знаешь, у него свой подход, поэтому я не мог держать всё в секрете.
- Ты всё ему сдал? - ахнула девушка.
- Он бил меня, - плаксиво заметил брат.
- Так ты и от меня получишь.
Парень попятился к дверному проёму. Он не знал подходящего заклинания против разъярённой фурии и мысленно готовился к тяжёлым увечьям.
“Лучше сразу потерять сознание, а вместе с ним и память, - подумал сатир. - Быть может, я проснусь совершенно другим человеком, и мне не придётся отвечать за поступки прежнего Кости”.

Глава 14

Костя относился к той категории трусливых индивидов, которых если как следует прижать, то потом уже не остановить. Они будут болтать без устали, раскроют все свои секреты, сдадут местоположение секретного штаба и на всякий случай признаются, что втайне ненавидят руководство и ждут ответственного момента, чтобы нанести удар в спину. Именно поэтому Лавр Георгиевич нисколько не сомневался, что собеседник рассказал ему всё, а если его и стоит бить, то только для профилактики.
- Сразу бы так, - улыбнулся мужчина. - А то каждый раз упрямствуешь, получаешь под дых и только потом сдаёшь хозяина. Неужели наши предыдущие встречи тебя ничего не научили?
У парня был богатейший опыт, поэтому, увидев старого знакомого у калитки дома, он переменился в лице, предчувствуя, что очень скоро его будут бить и, возможно, ногами, как писали классики. Но сейчас он гордо смотрел на врага с чувством выполненного долга. Если бы не чёткое разделение на хороших и плохих, светлых и тёмных, добрых и злых, Костя с радостью общался бы с этой незаурядной личностью, а не получал от неё зуботычины. Увы, мир был биполярный ещё задолго до того как оформились капиталистический и социалистический лагеря. Менялись общественно-экономические формации, философские течения и стандарты человеческой красоты, но противостояние оставалось неизменным.
- Может, всё-таки перейдёшь к нам? - традиционно спросил Лавр Георгиевич.
Вопрос был риторический, и на него следовала известная реплика:
- Я ведь когда-нибудь выбьюсь из курьеров, стану уважаемым сатиром. А если оступлюсь, то так и застряну в роли предателя.
Теперь у собеседника появился новый довод:
- Ты будешь не первым.
- Нет, - сатир отрицательно покачал головой. - Левицкий отправился на вольные хлеба, ему можно, он сильный и богатый. А мне придётся идти под вашу крышу. Это разные вещи.
Мужчина печально вздохнул. Чисто по-человечески ему было жаль этого паренька. Пока он работал почтовиком, собственноручно передавая послания от вышестоящего приспешника Сатаны к более мелкой сошке, его жизни ничего не угрожало. Конечно, иногда курьер нарывался на агентов противоборствующей организации, выходя из конфликта в слегка потрёпанном состоянии, но те никогда не отправляли его в Ад, ибо, как множество раз упоминавшийся Остап Бендер, чтили уголовный кодекс, установленный обеими сторонами.
- Неужели ты действительно мечтаешь о карьере на службе у Князя Тьмы? Это же глупо и опасно. Чем выше ты поднимаешься по служебной лестнице, тем выше будет твой рейтинг в нашем чёрном списке тех, кого следует прикончить в первую очередь. Подумай об этом на досуге, - произнеся привычную для него сентенцию, Лавр Георгиевич направился к выходу.
- А зачем вы приходили? Что передать вдове?
- Хотел пообщаться с семьёй Левицкого. Похоже, тут нет скорбящих.
- Можете меня подвезти до центра? Только не подумайте, что это первый шаг к сближению.
- У меня и в мыслях не было. Скорее, это компенсация за увечья, нанесённые тебе в процессе допроса, - усмехнулся мужчина.
В салоне ни водитель, ни пассажир не пытались завести дружескую беседу. Костя сухо поблагодарил агента и, дождавшись, пока тот скроется из видимости, пошёл на квартиру Марго. Он шёл дворами, постоянно оглядывался, но слежки не заметил.
“Неужели Лавр Георгиевич подвёз меня из доброты душевной, - подумал парень. - Выходит, они действительно лучше нас. Я бы на его место потребовал ответную услугу или, по крайней мере, попытался бы использовать это в своих целях. С другой стороны, он же побил меня, вот потом и стало неловко. Милосердие - вот первая причина, по которой добро никогда не победит зло”.
Подъехав к зданию конторы, мужчина взглянул на дисплей миниатюрного датчика и хитро улыбнулся. На нём мигала красная точка, на пути которой встречались прямоугольники и другие геометрические фигуры. Некоторые из них перемещались, но были другого цвета. В настоящее время объект находился в одном месте рядом с другой точкой, так же неподвижной.
“Главное, что ничего противозаконного, - подумал сотрудник, - зато действенно”.
С пугающей нежностью посмотрев на прибор, он положил его в карман и поспешил в свой кабинет. Там сидели агенты-неразлучники, притом один важно кликал мышкой, а другой что-то записывал на бумаге. Начальник, как и Никита до недавнего времени, был не особо высокого мнения о гориллах, поэтому частенько оставлял их за рабочим местом. Теперь же он понимал, что всё это время поступал легкомысленно, позволив одурачить себя простецким видом подчинённых.
“Первый добрался до секретных материалов, а второй переносит их на бумагу в рукописном виде. Они настолько законспирированы, что даже не используют ксерокс, - ужаснулся босс. - Как я мог быть таким наивным?”
Схватив лист, шеф внимательно посмотрел на содержимое.
- Б6, Г3 - что это такое? Тайный шифр, кодированные значения? - взвился он.
- Вообще-то морской бой, - улыбнулся бугай.
- А он что делает за компьютером?
- Тоже играет, только с машиной. Пока я думаю, куда выстрелить, он рвёт виртуального соперника на части, а мне, между прочим, дует. И как только Каспаров проиграл компьютеру?
- Так-то же были шахматы, а не морской бой, - остыв, произнёс мужчина.
Внезапно ему стало ужасно смешно и стыдно за своё поведение. Как только в голову могла прийти крамольная мысль, что гориллы в его отсутствие скачивают секретные материалы и пересылают их врагам? Максимум их возможностей упирался в электронные развлечения, да и мыслить они должны были как Костя: в статусе предателя многого не добьёшься.
- И давно вы здесь?
- Как только связались с иностранными коллегами.
- А где Никита?
- Дома. Осознал ошибочность своих убеждений, раскаивается и собирается в дальний путь, - высокопарно заявил первый бугай.
- И куда?
- В тундру.
- Он выбрал не самое удачное место и время для отдыха, - ехидно заметил Лавр Георгиевич.
- Это не от него зависело.
- Горящая путёвка по рекордно низкой цене?
- Необходимость, связанная с Левицким.
Узнав, что демон находится в одиночной камере в тюрьме для преступников, осуждённых на пожизненный срок, мужчина удивлённо покачал головой:
- Смеётесь? Неужели это самое безопасное место на планете, где его не достанет ни одна из сторон?
- Вы о чём?
- Если бы я знал. Это дело с каждым днём становится всё запутаннее. Наши зарубежные коллеги не могли ошибиться?
- Исключено, у них первоклассная техника, - категорически заявили подчинённые.
- А где полученная информация?
- Мы всё отдали Никите.
- Тогда поехали.
- А мы ещё вернёмся? - спросил бугай, сидевший за компьютером.
- К чему это нездоровое любопытство?
- Я не успел доиграть, а если прервусь, то машина посчитает это за поражение.
Шеф зло посмотрел на гориллу, которая в силу необъяснимых причин не стеснялась признаваться в таких вещах. Похоже, люди наглеют и садятся на шею вне зависимости от уровня интеллекта, занимаемой должности и курса национальной валюты. Это некая константа, которая естественна как физиологические потребности.
- По-хорошему прошу впредь больше не говорить мне об этом и вспомнить старый дедовский способ.
- Это как? Нажать Ctrl+Alt+Del? - удивился собеседник. - Перезагрузкой ничего не добьёшься.
- Ручка, тетрадный листок в клетку и живой соперник. Понял?
Оставив подчинённых в машине, Лавр Георгиевич зашёл в подъезд. Тот встретил его запахом мочи, исписанными (в обоих смыслах) стенами и кровососущими насекомыми, питавшимися нерасторопными гражданами. Пока мужчина понял, что в ногах бегают клопы, а руки облепили комары, было уже поздно.
“Проклятая конспирация! - гневно подумал он. - Бедолаге каждый день приходится испытывать такие унижения, лишь бы не выделяться из толпы. А ведь это самый лучший сотрудник конторы”.
Начальник по легенде занимал высокую должность в строительной организации, поэтому ему выделили элитное жильё, но не всем так везло. Никита был красноречивым подтверждением, хоть никогда и не жаловался, ибо знал, что это бесполезно. Вернувшись с работы, он стал рьяно собирать вещи и попутно думать, как Левицкого занесло в места не столь отдалённые. Шеф застал его именно за этим занятием:
- А что это ты дверь не закрываешь?
- Кому очень надо, тот и так зайдёт, - философски заметил парень.
В отличие от простых смертных он знал истинную картину мира, поэтому снисходительно улыбался, когда соседи напротив то и дело вешали на свою дверь немыслимые замки. А между тем их обносили, обносят и будут обносить, поскольку им невдомёк, что дело не в надёжной защите, а в ближайших соседях. Не верьте, что хуже всего жить рядом с общеизвестным криминальным авторитетом, самогонщиком или наркоторговцем. Конечно, приятного мало, когда периодически в доме раздаются выстрелы, в подъезде околачиваются малоприятные личности, а наряд ОМОНа постоянно путает двери и ошибочно бьёт вас по почкам. Самая большая опасность - оказаться в соседях с тайным агентом мистического толка. Нечисть не ограничена в возможностях, её не запугать звонками в милицию и дубинкой участкового. В зависимости от занимаемого положения она может без особых проблем пройти сквозь стену, сжечь входную дверь дотла или материализоваться в облике покойной тёщи. Возможно, Никита давно бы отправился к праотцам, если бы не пресловутая конспирация. Враги не сидели сложа руки и по своим каналам узнавали, где живёт та или иная личность, чтобы наведаться к ней и объяснить, что нельзя быть на свете красивой такой. Но каждый раз сведения оказывались недостаточно точными, и разъярённые противники ошибались то с домой, то с квартирой. В этой связи больше всего не везло соседям напротив, которые связывали эти незаконные вторжения со своим материальным благополучием.
- Везёт вам, молодой человек, - жаловалась женщина. - У вас дверь на соплях, никто даже не вздумает её ломать, она и так откроется. А мы должны нести крест за всё зажиточное население страны.
- Не волнуйтесь, думаю, это скоро закончится.
Парень говорил искренне и уверенно, так как знал, что по плану должен переехать в другой дом, и соседям осталось немного терпеть этот дьявольский в прямом смысле произвол.
- Голубчик, сочувствую тебе, - произнёс начальник, имея в виду антисанитарные условия в подъезде.
Никита к тому времени неоднократно переезжал и бывал в домах похуже, поэтому решил, что речь идёт о провале его версии с журналистом. Очередной раз заходя в клоповник, он степенно смахивал насекомых с тела и думал о вечном. Возможно, именно поэтому каждый россиянин в душе философ (особенно после бутылки водки), ведь только дзен-буддист может жить в типичной клоаке и искренне верить в светлое будущее.
- Вы уже всё знаете? - грустно спросил парень.
- Конечно, это просто невыносимо.
- Я понимаю. Вы, наверное, после этого перестали уважать меня. Ещё бы, считаюсь лучшим агентом в конторе, а оказался в такой ситуации.
- Прекрати, ты же не виноват, что эти люди такие свиньи.
- Вы о чём?
- О несознательных гражданах, что загаживают и без того отвратительный подъезд.
Молодой человек равнодушно махнул рукой:
- Это мелочи жизни по сравнению с тем, что я сегодня узнал. Догадайтесь, где находится Левицкий?
- Я в курсе.
- И что вы об этом думаете?
- Всё правильно.
- Разве?
Мужчина хлопнул себя по макушке:
- Ты же ничего не знаешь! Я был дома у демона, где встретил одного сатира, который рассказал мне обратную сторону этой истории. Оказывается, Левицкий предал хозяина и ведёт свою игру.
- Так вы думаете, что он специально скрывается в таком ужасом месте?
- Разумеется! Война на два фронта сгубила многих талантливых полководцев. Ему ни в коем случае нельзя попадать в Ад, иначе ему там не будет ни прощения, ни покоя.
- Черти посадят его в кипящий котёл? - усмехнулся Никита.
- Это детская страшилка, а на деле всё гораздо ужаснее.
- Получается, что у нас общий враг?
- Да, только тут не действует известная схема “Враг моего врага - мой друг”. Здесь каждый за себя. Силы зла постараются приструнить отщепенца, поэтому нам следует торопиться.
Подчиненный, который с самого начала не горел желанием отправлять в тундру, сел на баулы и с надеждой в голосе спросил:
- Может, позволить им самим разобраться с ренегатом?
Лавр Георгиевич умилённо покачал головой. Парень был настолько бесхитростен в своём желании не срываться с места, что совсем упустил, с чего начался весь сыр-бор. Контора поставила задачу убить Левицкого, в то время как демон не совершил ничего предосудительного. Да, он поднялся на ноги, развил бурную политическую деятельность и якобы хотел устроить государственный переворот в России, но никаких доказательств не было, только лишь домыслы, чтобы совсем не походило на секретную организацию, привыкшую действовать только когда преступление совершенно и обратной дороги нет. Уж больно высшее руководство боялось, что его обвинят в разжигании конфликта между добром и злом, а на этот раз решило не осторожничать.
- Нет, нельзя всё пускать на самотёк. Думаю, самое время проявить дипломатическое искусство, - загадочно произнёс босс и достал из кармана датчик.

Глава 13

День у Бори выдался насыщенным. Нельзя сказать, что сегодняшние события вывели его из себя и умертвили добрую часть нервных клеток. Нет, он с детства хотел быть журналистом и ещё тогда сформировал формулу успеха: “Надо придумать так, чтобы всем понравилось”. Тогда взрослые смеялись с него, говоря, что репортёр не имеет права нести отсебятину и выдавать желаемое за действительное, это прерогатива писателей и фантазёров, но с внедрением в постсоветское пространство западных ценностей всё переменилось. Спиркин придумывал от и до, снабжал материал пикантными фотографиями, подписывал их именно так, как ему выгодно, и клялся здоровьем детей (для бездетного человека - это верх оригинальности), что не погрешил против истины ни на йоту.
- Пусть у всех моих сперматозоидов отвалятся хвостики и они не доплывут до яйцеклетки, если я солгал, - с пафосом заявлял Боря.
Первое время ему подкарауливали прямо у редакции или возле дома, просили по-хорошему, угрожали, потом переходили к более решительным мерам, но всё было без толку. Журналист быстро бегал, а в ответственный момент бил по самому дорогому - детородным органам. Слух об этом разнёсся довольно быстро, и наёмники не хотели с ним связываться. Вскоре элита поняла, что дурная слава - это не так уж плохо, по крайней мере, граждане узнают на улице и боятся хамить, а нищие не просят милостыню, а всё, потому что в газете вышел подробный отчёт о зверствах того или иного героя дня.
“Раньше такого не было, - удивился Спиркин. - Даже интересно, кто это сделал и зачем? Всё равно ведь в кабинете не было ничего ценного. Видимо, это они так намекают”.
- Надеюсь, с моей машиной всё в порядке? - раздался грозный голос.
Это был главный редактор, который как типично деловые и некультурные люди, не считал необходимым стучаться в дверь, приветствовать подчиненных, желать им здоровья и интересоваться утренним стулом. Последнее, впрочем, он иногда делал, но исключительно из нездорового любопытства.
- Конечно, всё прошло нормально, если не считать, что она постоянно капризничала, отчего мне приходилось половину пути толкать её, притом не только с горы, но и в гору. Ещё под водительским сиденьем гаишник обнаружил мешочек с белым порошком, но это уже мелочи.
Мужчина побледнел:
- И где он сейчас?
- В кустах, как и обычно. Самое смешное, что чуть дальше есть пост, но там никого нет, так как все засели в засаде и доят автомобилистов.
- Я о порошке.
- У гаишника, - беззаботно ответил журналист. - К счастью, проезжавший мимо знакомый отмазал меня.
- Ты отдал его?
Боря выразительно посмотрел на собеседника. У того явно были смещены акценты, иначе как объяснить, что он всё это время волновался о наркотиках, а не о ценном сотруднике.
- Ты хоть знаешь, сколько сейчас стоит грамм героина? - взвился главный редактор.
Спиркин полгода назад делал репортаж о местном наркобароне. Драг-дилер встретил съёмочную группу радушно, накормил воздушными булочками с маком, дал затянуться косяком, а после чарки конопляной настойке разоткровенничался и признался, что в детстве у мамы рано закончилось молоко.
- Меня кормила совершенно чужая женщина, - всхлипывал он, - поэтому мне не хватает теплоты. А с тех пор как умер Боб Марли, я беспрестанно ощущаю пустое одиночество.
Журналист снял отличный материал, который ещё долго крутили по местному телевидению под заголовком “Нет груди - есть наркоман”. Точку так и не прикрыли, так как крышу ей обеспечивали сами правоохранительные органы, зато, благодаря бесплатной рекламе, адрес узнали даже дремучие пенсионеры, всю жизнь мечтавшие поймать дракончика по приемлемой цене. Тогда Боря получил от распространителя прейскурант и дисконтную карту постоянного покупателя в подарок, однако теперь в связи с инфляцией, отсутствием стабильности в обществе и напряжённости вокруг иранского ядерного досье цены могли запросто взлететь вверх.
- Думаю, ещё дороже, чем в полгода назад, - предположил Спиркин.
- Он думает, - истерически захохотал главный редактор, - а я знаю. А ведь это был первоклассный товар, не то, что ты.
- У вас неправильная жизненная позиция. Нельзя так говорить о человеке.
- И ты меня ещё будешь учить? Да кто ты такой? - зашипел мужчина.
Похоже, у него начиналась ломка, а доза в единственном экземпляре хранилась в заначке, что во многом объясняет, почему он долго не соглашался дать подчиненному машину для поездки на кладбище. Но сотрудник не догадывался об истинных причинах столько бурного гнева и подливал масла в огонь:
- Я тот, кто даёт редакции две трети шикарного материала. Сенсации, скандалы, поучительные истории и, конечно же, авторские анекдоты. Помните тот перл о лошади Пржевальского, которую лишили московской регистрации? Это моя работа, а вы только раз в неделю публикуете программу передач и некролог, но это уже не от вас зависит.
Многое в нашей жизни происходит исключительно оттого, что мы не рассчитываем силы и недооцениваем других. Боря искренне верил, что он входит в золотой список тех кадров, которые решают всё. Увы, он ошибся.
- Ты уволен, - сухо произнёс главный редактор. - И не надейся, что выпросишь у меня прощение или возможность работать внештатным сотрудником. Всё, баста!
Все люди в решающий момент способы делать широкие и неосмотрительные жесты, именно так поступил Спиркин. Без лишних слов он сгрёб со стола и сбросил на пол всё, что не успел Никита, и с грохотом захлопнул за собой дверь. Выйдя на улицу, журналист заметался по тротуару. Хотелось сделать нечто из ряда вон выходящее, но ума и фантазии хватило только на мочеиспускание на машину обидчика и написание известного слова из трёх букв на капоте. Вот так мнимый интеллигент и холодный циник в одночасье превратился в разбушевавшегося правдолюба, чьи действия были крайне иррациональны. Подумав ещё немного, Боря сел в только что описанный им же автомобиль и дал по газам.
- Ты получишь срок за угон автотранспорта! - крикнул главный редактор, высунувшись из окна.
“Я не доставлю тебе такого удовольствия, старый кокаинист”, - зло подумал Спиркин.
В себя он пришёл только возле дома Марго. Вообще-то журналист планировал поехать к себе, но, решив не спорить с внутренним автопилотом, заглушил мотор и зашёл в подъезд. Девушка собиралась пойти в салон красоты, поэтому её запросто могло не оказаться на месте, что было только на руку гостю.
“Сяду под дверью, подумаю, как мне дальше жить, - решил он. - Заодно проверю её искренность. Может, после моего ухода в квартире нарисовался какой-нибудь тип. Интересно, сколько доверчивых ослов повелось на её смазливое личико и аппетитные формы?”
В анекдотах муж возвращается раньше из командировки и застаёт свою жену в постели с любовником. Внезапность - враг измены и друг бдительности. Именно поэтому Боря тихонько подошёл к двери и, не нажимая на звонок, потянул дверь на себя. Та на удивление была открыта, однако из комнаты не раздавалось стонов и звуков хлестанья плёткой зовущей плоти.
- Марго, ты здесь? - негромко спросил Спиркин.
В детективах, не менее популярных, чем анекдоты об адюльтере, убийство предвосхищается незапертой дверью. Если герой трогает ручку и спокойно входит внутрь, то, значит, следующая сцена будет преисполнена кровью и хладным трупом, возможно, не одним. На негнущихся ногах журналист, не снимая обуви (мёртвое тело возлюбленной не идёт ни в какое сравнение с затоптанными полами), прошёл в комнату, ожидая увидеть что-то из серии “Криминальная Россия”. Но там преспокойно сидела старушка и, надев очки для дальнозоркости (Боря сразу узнал их по мутным стёклам, в которых глаза смотревшей расплывались как два утопленника в стоячей воде), вязала, судя по продолговатому раструбу, утепленный намордник для любимой овчарки.
- Простите, а что вы делаете в этой квартире? - удивлённо спросил Спиркин.
- Живу, - невозмутимо ответила пожилая женщина.
- И давно?
- Мне эту квартиру дали при Леониде Ильиче Брежневе. Ох, какой мужчина был! - старушка в изнеможении закатила глаза. - Червонные брови, алые губы, а красноречив был, как отец небесный.
Боря с сожалением посмотрел на говорившую. Видимо, та окончательно выжила из ума, если сравнивала человека, который последние пятилетки жил только на лекарствах, заговаривался и спал на ходу, с создателем всего сущего. Скорее всего, она вышла на прогулку, отравилась кислородом и перепутала этажи. Дверь в квартире Марго была самая обыкновенная, поэтому можно было предположить, что ключ банально подошёл.
- “Ирония судьбы, или С лёгким паром” отдыхает, - протянул Боря. - Может, у вас и паспорт есть? Только сразу предупреждаю, что это не Ленинград - город на Неве и даже не Москва - город на Москве-реке.
- Милый, я в своём уме. Могла бы показать тебе документ, только тогда и тебе придётся вынимать удостоверение личности. А если его не окажется, я попрошу удалиться или даже вызову милицию.
“А бабушка не такая уж простая, - подумал гость. - Надо её успокоить”.
Но собеседница даже не думала волноваться. Она увлечённо вязала непонятную конструкцию, притом там не увеличивалась в размерах. Казалось, что старушка только делает видимость и активно ворочает спицами, а сама даже не знакома с этим ремеслом.
“Возможно, притворяется, прямо как моя мама, - догадался журналист. - Значит, по молодости была светской львицей”.
У каждого возраста есть свои стереотипы. Глядя на лица пожилого возраста, окружающие невольно примеряют к ним пуховой платок, косынку, костыль, массивную роговую оправу с треснувшими от многолетнего использования стёклами и спицы с пряжей.
Люди отчего-то забывают, кто такие эти старики. Ведь они не сразу пошли на пенсию, а, как и все нормальные люди, кормились материнским молоком, делали первые шаги, складывали из букв слова, ходили в учебные учреждения и на работу и только потом стали пожилыми. Отсюда вопрос: откуда эта уверенность, что любая бабушка должна как заяц на барабане орудовать спицами и вообще быть без ума от рукоделия? Мама Бори наперекор всем стереотипам одевалась в молодёжном стиле, делала укладку и макияж, не считала зазорным как следует пропотеть в тренажёрном зале и всем своим видом показывала, что она не собирается на пенсию. Поэтому в родительском доме никогда нельзя было увидеть спицы, а жаловаться на здоровье запрещалось как сыну, самому молодому в семье, так и отцу, который после долгого лежания в одной позе часами не мог прийти в себя.
- Посмотрите на меня, - родительница укоряла обоих. - Если хотите, чтобы ничего не болело, надо заниматься своим здоровьем, а не гробить его перед телевизором или за спицами. От этой заразы может развиться артрит.
Но всё менялось, когда в гости приходили подруги, которые не скрывали своего почтенного возраста. Тут мама хватала вязание и делала всё возможное, чтобы не отличаться от них.
- Как тебе это удаётся? Ты прямо пышешь здоровьем, даже живота нет, и бёрда не расползлись, будто с утра до ночи занимаешься спортом.
- Что вы, - отмахивалась пожилая женщина. - Это мне дано свыше. В таком возрасте надо беречься. На то она и старость, чтобы вязать тёплые вещи перед телевизором.
Когда сын однажды набрался смелости и спросил, почему она не скажет правду, мать честно призналась:
- Я хочу, чтобы они мне позавидовали. Какой толк, если скажу, что это от каждодневных изнурительных тренировок, омолаживающих масок и диетического питания? Нет, пусть думают, что у меня идеальные природные данные и тихо ненавидят создателя за такую несправедливость.
Вспомнив матушку, забавную в таких мелочах, журналист не смог сдержать улыбки и махнул рукой:
- Ладно, некогда мне с вами. Если увидите Марго, передайте ей, что я вынужден временно уехать из города.
- Куда же ты, Боренька? - совершенно другим голосом спросила старушка.
Казалось, что она сильно обеспокоена известием, будто перед ней стоял муж, уходивший на войну с проклятыми империалистами.
- Вы меня знаете? - удивился Спиркин.
- Деточка очень много рассказывала о вас.
- Она ваша внучка?
Собеседница засмеялась:
- Нет, всего лишь квартирантка. Сегодня день оплаты, вот я и пришла. А чтобы скоротать время, решила повязать. Она обычно вовремя приходит, а сейчас что-то задерживается.
Что-то в этом рассказе не вязалось. Даже если предположить, что Марго настолько разговорчивая, что обсуждает свою личную жизнь с хозяйкой, то почему она вынуждает старого больного (журналист по характерному запаху нисколько не сомневался, что у старушки нет ни единого здорового места) человека приходить за деньгами? И почему та смотрит на это сквозь пальцы?
“Да какая разница? - подумал Боря. - Может, они тут все повязаны и врут напропалую. Самое время вернуться в родные пенаты”.

Глава 12

Лавр Георгиевич по жизни не был философом (ему сполна хватило научного коммунизма, вымученная тройка до сих пор снилась ему в ночных кошмарах), поэтому никогда не задумывался о безмерно сложных вещах и не пытался подстроить своё бытие под определённую закономерность. Но даже он отметил, что Боря попался ему на пути не случайно.
“Может, Никита прав, - подумал мужчина. - Надо поддержать его начинание и взять в разработку эту таинственную красавицу. Извиниться, что ли?”
Забавно, но в другой части города подчинённый собирал тёплые вещи и пытался найти слова раскаяния, что он так долго и упорно шёл не по тому пути. Это лишь подтверждает тот факт, что все мы ошибаемся, а сомнение - наш худший враг. Увы, мало кто может, единожды установив для себя цель, не сойти с дороги. В течение длительного срока человек идёт по намеченной траектории, а потом оглядывается назад и с сожалением понимает, сколько времени потрачено впустую, а ему надо идти ещё столько же, да только в другую сторону.
Удивившись философским мыслям, внезапно овладевшим им, Лавр Георгиевич подъехал к особняку Левицкого и догадался, отчего Боря советовал ему заглянуть на огонёк как-нибудь в другой раз.
“Да тут и без меня весело, - усмехнулся мужчина. - Тогда не буду показывать удостоверение, они и так все пьяные, всё равно на завтра не будут ничего помнить”.
Сотрудник секретной организации доподлинно не знал, как ведут себя люди, разбогатевшие, но не поумневшие, поэтому на всякий случай постучал ногой в дверь и произнёс пару неприличных слов. Решив усилить эффект, он разбежался и навалился грузным телом на калитку, героически не пускавшую незваного гостя внутрь. Неизвестно, как бы на эти пассажи отреагировали трезвые культурные люди, но в пьяном угаре это смотрелось довольно свежо и оригинально. Гости даже стали улюлюкать, подбадривая незнакомца.
- Может, открыть ему дверь? - предложила женщина, танцевавшая стриптиз.
- Нет, - строго сказал её муж, также показавший пластичность тела на столе, - это будет неспортивно.
Хозяйка, махнув рукой на нотариуса, который, уснув на полу, в грёзах оформлял завещание Билла Гейтса, притом тот всё оставлял душеприказчику, захлопала в ладоши:
- Ой, к нам опять гости. Что за день сегодня такой?
- Скорбный, - ехидно заметил Костя.
Верно говорят, что трезвому человеку нечего делать среди пьяных. Это как два совершенно разных народа. Один говорит на местном диалекте берберского и карабахского языков, дико уважает братьев по гранёному стакану и истово ненавидит тех, кто довёл страну до такого состояния. Притом если спросить, о каком государстве идёт речь, мало кто с трёх попыток назовёт правильный ответ. Другая же нация с отвращением смотрит на пьяных свиней, по возможности тычет им кулак в пятак, а когда получает сдачи (как известно, после излияний у человека физической силы хоть отбавляй, а чувство меры исчезает за ненадобностью), то с диким возмущением вызывает милицию.
- И не говори, - не заметив колкости, согласилась женщина. - Посмотри, как этот импозантный мужчина хочет попасть к нам в гости. Пусть пройдёт, у него черты лица моего будущего мужа.
Молодой человек проследил за рукой мачехи и переменился в лице. За забором стоял Лавр Георгиевич. Поняв, что привлёк внимание всей гоп-компании, он решил больше не бушевать и теперь спокойно жал на кнопку звонка, который был еле слышен из-за громкой музыки.
- Да ты весь трясёшься, - вдова понимающе улыбнулась. - Мне он сам понравился. Полноват, правда, но если даже гея это не смущает, то чего уж мне привередничать. Давай бросим монетку, кто победит, тому он и достанется. Или ты за здоровое соперничество?
- За кого вы меня принимаете? - хотел сказать возмущенный Костя, но вовремя вспомнил, кто он по легенде.
Однако дрожь молодой человек унять не мог, хотя её характер был далеко не романтического толка. Когда Марго с братом в один голос твердили о проблемах, которые вынудили их обратиться к ненавистному отцу, они не вдавались в подробности, зная человеческую сущность. Именно поэтому Боря решил, что в деле замешаны деньги, наркотики, противоправные деяния и прочие вполне обыденные для нашего времени вещи. Лавр Георгиевич являлся антиподом журналиста, посему ему везде мерещились приспешники Сатаны, а правда, между тем, была ровно посредине.
- Похоже, ты очарован его пивным брюшком, - решила мачеха. - Придётся открывать самой.
Она продефилировала от крыльца к калитке, изящно обогнув группу спавших на клумбе роз гостей (всё-таки алкоголь - самое лучшее обезболивающее) и без лишних слов впустила гостя внутрь. Тот галантно поцеловал ручку и отпустил пару комплиментов:
- У вас такой пикантный запах духов.
- Это водка, - смутилась хозяйка. - Сначала хорошо пошла, а потом попала не в то горло и вылилась на платье. Вам действительно нравится?
- Очень! Прекрасно гармонирует с вашим природным запахом.
- Первый раз встречаю человека, который сходил бы с ума от запаха несвежего тела и немытых волос.
- А как же Наполеон Бонапарт? Общеизвестный факт, что он любил свою ненаглядную Жозефину только в таком виде.
- Вы такой душка!
“Чего только не сделаешь ради общего дела, - подумал Лавр Георгиевич. - Вот на старости лет уже и врать научился, притом довольно неплохо”.
Он посмотрел на крыльцо и почувствовал приступ смутного воспоминания, который называется красивым словом дежа-вю. К двери прислонился парень с лицом то ли старого знакомого, то ли звезды давно минувших дней. Последнее было маловероятно, поскольку мужчина практически не смотрел телевизор, не читал газет и не ходил на концерты заезжих гастролёров, словом, жил в полной изоляции и несказанно радовался этому. Все его знакомые, так или иначе, были связаны с работой, поэтому делились на два лагеря: союзники и враги. Первая категория в это время спасает мир от второй, поэтому гость стал оглядывать участок в поисках прочих подозрительных личностей. На глаза ему попадались пьяные люди, не способные вызвать торнадо и кислотный дождь. Максимум их возможностей - сделать пару шагов шатающейся походкой, закурить и оправиться.
- Может, пройдём в дом? В спальне прекрасная звукоизоляция, там не будет слышно музыки.
- Прекрасная идея, - сказал мужчина и побежал внутрь.
“Какой прыткий, - подумала вдова. - С полуслова понимает, что мне надо”.
Она глубоко ошибалась. Гость с молодецкой лёгкостью поднялся по ступенькам и схватил парня за плечо.
- Лавр Георгиевич, не надо, я ничего плохого не сделал, - заныл тот.
- Костик, а что ты тут делаешь?
Можно забыть многое: лицо, имя и домашний адрес, но только не голос, особенно такой противный. Старый знакомый мог вполне нормально разговаривать, но как только дело пахло жареным, он отчаянно гнусавил, наивно полагая, что таким образом сможет разжалобить. Однако это действие только раздражало, в особенности Лавра Георгиевича, на которого парень натыкался всякий раз, когда выходил на дело. Костя был сатиром, что в терминологии борцов за свет и доброту обозначало не озорного спутника бога вина и даже не шута. Молодой человек являлся представителем тёмных сил самой низшей категории. В обыденном сознании нечисть представляется чем-то вроде организованной преступности, только вместо разрушительного оружия используются заклинания деструктивного воздействия. Однако по ту сторону реальности, как и в привычном мире, остро наблюдался дефицит трудовых ресурсов. Не только земляне традиционных взглядов стремились окончить вуз и устроиться на высокооплачиваемую должность, их товарищи по несчастью так же мечтали о престижной работе, только не в качестве топ-менеджера транснациональной корпорации, а в роли ближайшего советника Сатаны или уполномоченного по горячим точкам и разжиганию конфликтов на ровном месте. Костя, как и все плохие ребята, был честолюбив и помышлял о блестящей карьере злодея, в крайнем случае, политика, но жизнь распорядилась иначе. Он уже который год выполнял курьерские функции, а за отдельную плату мог принести что-нибудь к ужину (пару литров свежей крови и человеческая вырезка - прекрасные яства для вакханалии).
- Так вы знакомы? - разочарованно спросила женщина. - Старые любовники, ой, знакомые? Жаль, очень жаль. Придётся мне вас оставить.
Она обиженно поджала губы и вышла к гостям, которые прекрасно веселились, спали и испражнялись (отдельные личности, как Цезарь, совмещали сразу несколько дел) и без неё.
- А ты так и живёшь под легендой гомосексуалиста? - усмехнулся мужчина.
- Это беспроигрышный вариант. Главное не попасть в компанию к скинхедам, фашистам и прочим отморозкам. А простые смертные с большим пониманием относятся к моей необычности.
- А ведь каких-то десять лет назад от тебя шарахались в сторону. Похоже, наше общество катится в тартарары.
- Нет, всё дело в толерантности. Россия медленно, но верно движется к либеральным идеалам западного общества.
- Как красиво можно назвать беспредел, - печально протянул начальник противоборствующей организации. - Ну, что ты тут делаешь?
- То же, что и вы. Выполняю поставленную передо мной задачу.
- Какие у тебя задачи, я знаю, поэтому спрошу ещё раз, пока по-хорошему.
- Вы мне угрожаете?
- Давай я тебе кое-что объясню, - Лавр Георгиевич поманил парня за собой.
Тот был настолько доверчив, что попался в ловушку, и только после третьего удара разгадал хитрость противника.
- И вам не стыдно? - с упрёком спросил он.
- Это говорит мне сатир?
- Между прочим, я не сделал ничего противозаконного.
- Надо чаще ходить на собрание, уже полгода действует дополнительное соглашение между сторонами.
Поскольку Костя занимал низшую ступень в иерархии сил зла, то ни на какие серьёзные совещания его не звали, а постановления, порой выходившие пачками, читать не любил, поскольку там не было ни картинок, ни анекдотов, ни тем более изображений голых натур. Суть новой договорённости ему не понравилась, ведь по ней белые и пушистые добряки преспокойно били курьера и ещё требовали, чтобы тот сказал им правду.
- Хорошо, ваша взяла. Но учтите, что я это делаю исключительно из пацифистских соображений.
- Как же иначе, - ухмыльнулся мужчина. - Ну, так что?
- По легенде я сын Левицкого. В мои обязанности входило беспрестанное наблюдение за ним, но теперь он умер и обстоятельства изменились. Теперь я должен вернуть его активы в лоно нашей организации.
- Он завещал всё свое состояние молодой жене?
- Если бы! В том-то и дело, что вдова осталась без гроша, а деньги имущество завещаны таинственной организации “Гости”. Никогда не слышали о такой?
Собеседник едва не выпрыгнул из штанов, что совсем не входило в его планы и не вязалось с образом полноватого агента со стажем. Первая заповедь конторы гласила о конспирации, о том же вещала вторая и третья. Практически во всех инструкциях по нескольку раз повторялась идея постоянного шифрования и бдительности. Именно из таких соображений организация регистрировала ряд фирм, открывала банковские счета, обзаводилась пластиковыми картами, словом, вела вполне естественную деловую жизнь, после чего ликвидировала структуры, подчищала хвосты и начинала всё заново. Вся эта волокита ужасно раздражала сотрудников, особенно тех, кому приходилась заниматься переоформлением, но иначе контора не могла. Организация была государственной и не могла себе позволить раздувания бюджета и растраты казенных средств, а безналичных расчёт позволял прекрасно проследить за финансовыми потоками. Одна из последних фирм, закрытая около полугода назад, называлась именно “Гости”, что чуть не вызвало бурную реакцию у Лавра Георгиевича. Справившись с собой, он равнодушно ответил:
- Я ведь гоняюсь за нечистью. Откуда мне знать эту организацию?
Костя кивнул:
- У меня та же ситуация. Когда я сообщил начальству, что Левицкий оставил все активы неизвестно кому, то дико возмущалось и пообещало повысить меня в случае успешного завершения дела.
- А в случае провала?
- Я оптимист и мне очень не хотелось бы пересказывать всю сложную процедуру, которая ждёт меня, если деньги так и не вернутся к хозяину.
- А почему твой всесильный босс не призовёт демона к ответственности?
- Мой папа по сценарию оказался очень хитрым типом. На протяжении долгого времени беспрекословно выполнял поручения и выпросил себе сразу три жизни, поэтому ещё не скоро попадёт в Ад. Думаю, он вообще не планирует туда возвращаться, ибо знает, что его ждёт.
- То есть Левицкий вас кинул?
- Получается, что так.
Мужчина расхохотался. Со стороны могло показаться, что это смех банального злорадства, которое столь естественно для истового поборника справедливости, которая, наконец, восторжествовала, притом силами врагов. Но веселье было совсем по другому поводу. Демон предал своих собратьев и скрылся, а это значит только одно - он никогда в жизни не свяжется с Сатаной и не сообщит, что его убили по подозрению в противоправных деяниях. Реванш сил зла отменялся на неопределённый срок.