Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 31

Костя с первых дней своего заточения понял, что с этими людьми шутки плохи. Лишь однажды, вспомнив о своей роли, он попробовал соблазнить охранника, за что пребольно получил по зубам, и больше не высовывался. Кормили сносно, а тот факт, что за пленником следили сразу два стража, грел душу.
“Видимо, они считают меня важной птицей, - думал сатир. - Иначе зачем приглядывать за мной, если я и так сижу за решёткой?”
От изнурительной скуки парень стал считать, сколько он здесь находится, и каждый раз сбивался. Ему помогал биологический будильник, который показывал, что пленник провёл здесь около недели. Всё это время Костя думал о сложившейся ситуации. Больше всего ему не давали покоя преследователи, настигшие его и доставившие в это учреждение.
- Слушайте, а вы давно их знаете? - как-то раз спросил сатир.
- Не твоего ума дело.
- А всё-таки?
- Помнишь, как больно было в тот раз, когда ты попробовал ко мне приставать?
- Мне просто не хватает теплоты, я ведь как в том стихотворении. Сижу за решёткой в темнице сырой.
- Ты ещё поной у меня, живо порции розги получишь.
Охранник угрожающе придвинулся к заключённому и по неосмотрительности просунул руки меж прутьев. Парень сжал их из последних сил и заворковал:
- Да, котёнок, я только об этом и мечтаю. Ты должен отшлёпать меня за плохое поведение.
- Эй, отстань от меня!
- Тогда скажи, как давно эти бугаи здесь работают.
- Откуда мне знать? Они были здесь до нас, возможно, с самого основания.
Второй страж отошёл на почтительное расстояние и стал шевелить губами. Очень скоро в его правой руке появился огненный шар, который постепенно стал увеличиваться в размерах.
- Отпусти его, иначе твои обугленные кости пойдут на минеральные удобрения, - зло предупредил он.
Охранник блефовал. Сверху поступил приказ сохранить пленника в целости и невредимости, поэтому ни о каких экстренных мерах не могло быть и речи. Редкие зуботычины и оскорбления - таков был предел возможностей, о чём не раз жалели оба стража.
- Вы что, сдурели? Решили устроить тут светопреставление? - послышалось из дальней части коридора.
- Сатир напал на меня.
- И хотел лизнуть в щёчку?
Собеседник потупил взор. Подошедший презрительно хмыкнул и скомандовал:
- Так, вы оба живо идите в распределитель.
- Но мы же охраняем пленника.
- Не смешите, за всё время этот клоп даже не попытался ослушаться команды. Там доставили настоящих смутьянов, за которыми нужен глаз да глаз.
- А вы точно справитесь?
Мужчина гневно посмотрел на стражей:
- Вы кто такие, чтобы задавать подобные вопросы?
Охранники мелко засеменили ногами, чтобы ненароком не прогневить начальника. Тот никогда не отличался вежливостью и приятностью в общении, но сегодня будто с цепи сорвался.
- Ну, всё ещё притворяешься геем?
- Я им и являюсь, - с достоинством ответил Костя.
- Серьёзно? Ну, тогда сними штаны, повернись ко мне задом и чуть-чуть нагнись.
- Зачем?
- Проверка твоей ориентации. Не волнуйся, тебе понравится.
- Не сомневаюсь, - прошептал пленник.
Выполнив команду, он замер на одном месте, моля всемогущие силы, чтобы ни одна живая душа не узнала об этом инциденте. За спиной послышался раскат смеха:
- Братец, ты так сыграл, что даже пьяный Станиславский поверил бы.
Этот голос молодой человек узнал бы из тысячи, однако, до конца не веря своим ушам, повернулся в сторону звука. На него смотрела улыбавшаяся девушка, которая уже успела изменить лицо, но всё же оставалась в теле грузного мужчины.
- Марго! - воскликнул парень. - Я даже не знаю, радоваться ли этой встрече, или надуться на тебя из-за столь дурацкой шутки.
- Тебе решать. Только учти, кто из нас двоих находится в клетке.
- Дай же я тебя обниму.
Фурия потянула рубильник рядом с камерой, и рёшётка автоматически отъела в сторону. Костя пулей выскочил в коридор и, полный благодарности, прильнул всем телом к спасительнице. Девушка, не теряя времени, вкратце объяснила, где находятся союзники и как туда попали, после чего пробасила:
- А теперь заведи руки за спину, ничтожный червь.
Сатир кивнул. В дерзком плане он выступал в качестве запасного игрока, который в случае обнаружения подмены начальника должен был бросить девушку на растерзание врагам и единолично спасти союзников. Периодически пара сталкивалась с воинами, которые отдавали честь и тут же предлагали свою помощь.
- У вас есть более важные дела, чем возиться с заключённым, - говорили они.
“Какие заботливые подлизы”, - усмехалась Марго и спрашивала: - Что вы здесь стоите? Я же велел всем идти в распределитель.
Лабиринт оказался бесконечно длинный с огромным числом ответвлений в кишкообразном коридоре, и через некоторое время напарники сбились с пути, которого, если быть откровенными, у них не наблюдалось с самого начала.
- Мы всё время поворачивали направо и теперь пришли к тому же месту, с которого начинали.
- Ничего подобного! - упорствовал Костя. - Там были камеры, и я сидел в одной их них.
- Разуй глаза, вот они.
- Это другие.
- Почему? - удивилась девушка. - Ты так долго здесь находился, что уже стал разбираться в клетках?
- Там люди.
- Видимо, наши товарищи по несчастью. Надо им помочь.
Марго подошла к рубильнику и ахнула. В заключении скучали союзники, которые так долго друг на друга кричали, что теперь, охрипшие и уставшие, молча сидели на полу в разных углах.
- На выход с вещами, - скомандовал начальник.
- По твоей милости нас уже ведут на смертную казнь, - обречённо заметил Боря и обратился к недругу. - Вот уж противная морда!
- Странно, а парни обычно говорят, что у меня модельная внешность.
Журналист открыл рот от удивления, но напарник привык к столь резким поворотам:
- Какое счастье, что успела спрятаться. Я так и думал, что ты нас спасёшь.
- Не надо, я слышала, как ты всерьёз рассуждал, а не преступница ли я.
- Понимаешь, когда ты находишься в западне, - начал агент.
- Все извинения я принимаю в твёрдой валюте и в более спокойной обстановке.
Оказавшись на свободе, союзники забыли прежние обиды и наперебой стали хвалить сообразительную фурию. Та, несмотря на грозный вид (она по-прежнему оставалась в обличье грузного мужчины), оттаяла от грубой лести и даже улыбнулась.
- Я тоже рад, что с вами ничего не случилось, - съехидничал сатир.
- Ой, а мы тебя и не заметили.
- Я так и понял.
- А теперь вы мои пленники. Смотрите не подведите, - строго сказала девушка.
- Слушай, а куда теперь? Очень скоро распределитель наполнится, туда нагрянет настоящий начальник, и тогда всё вскроется.
- Пожалуй, ты прав. Придётся, как обычно, действовать хитростью. Осталось только придумать, в чём она заключается, - усмехнулась Марго.
Процессия отошла подальше от камер, навевавших неприятные воспоминания, и в нерешительности остановилась.
- Босс, зачем вы их выпустили? - поинтересовался патрульный. - Куда направляетесь без охраны?
- На выход. Кстати, почему нигде нет вывесок, указывающих правильное направление? В этом лабиринте немудрено заблудиться.
- Так ведь для этих целей вы сами велели нам не расставаться с картой куба.
- Она у тебя при себе?
- Так точно.
- Предъяви! - приказал мужчина.
Выхватив электронный планшет с условными обозначениями, Марго велела идти подчинённому в распределитель, доверившись внутреннему компасу.
- А если я заблужусь? - плаксиво спросил воин.
- Тогда грош цена такому солдату. Ну, шуруй!
Убедившись, что союзник остались наедине, девушка жарко зашептала:
- Ребята, похоже, пора прекращать этот маскарад и драпать на полной скорости.
- Это ещё почему?
- А вы посмотрите на карту.
Интерактивная доска имела ряд преимуществ по сравнению со своей бумажной сестрой. В виде сверху были отмечены не только все развилки, камеры и курилки, но и даже разноцветные точки, сновавшие по коридорам.
- Сечёте?
- Что именно?
- Да вы посмотрите на легенду, - обозлилась фурия. - Можно обмануть недалёких солдафонов, но только не куб. Здесь мы отмечены красными точками как враги. Понимаете, что будет, если кто-нибудь взглянет на карту?
- Начнётся переполох, - предположил Боря.
- Скорее облава. Бежим!
Карта показывала, что в ходе перемещений пленники оказались в противоположной от выхода части лабиринта. Расстояние постепенно сокращалось, но по мере приближения союзников к цели, на душе у девушки становилось всё тревожнее.
- Стойте! - сказала она. - Нам туда нельзя.
- Вот это новость! - воскликнул Костя. - Сестрица, ты в своём уме?
- Понимаете, моё предчувствие говорит, что впереди нас ждёт опасность.
- Сомнительная интуиция против карты, которая недвусмысленно показывает, что мы в пяти минутах от спасения.
- Или погибели. Вы же все хвалили мою сверхчувствительность.
Собеседники удивлённо посмотрели друг на друга, словно говоря:
- И кто это мог сказать такую глупость?
- Ах так? Хорошо, идите, только потом не проклинайте свою Кассандру.
- Тебя же вроде Марго зовут, - удивился агент.
- Темнота, - усмехнулся журналист. - В древнегреческой мифологии была такая прорицательница, предсказавшая погибель Атлантиды.
Парень кивнул, выхватил карту из рук фурии и пошл вперёд. Его примеру последовали все остальные, включая девушку. Она шла в некотором отдалении, чувствуя себя Иисусом Христом, отправляющимся на Голгофу.
“А что я могу поделать? - оправдывалась новоявленная Кассандра. - Если уж попадём в западню, так все вместе, будет хотя бы ничтожная вероятность, что мы выберемся. А если я останусь здесь, то второй раз трюк с перевоплощением не удастся”.
Процессия оказалась в огромном помещении, предварявшем долгожданный выход. И тут карта стала изменяться прямо на глазах: сначала из условных обозначений исчезла спасительная дверца, далее из ниоткуда стали появляться точки, символизировавшие воинов, а после дисплей и вовсе потух. На этот раз союзники оказались в окружении, из которого не представлялось возможности выбраться. Впрочем, даже если бы Марго и приняла облик среднестатистического воина и смешалась с толпой, то её бы в два счёта вычислили по карте. Противники, продвинутые в технологическом плане, не могли себе позволить наступить на одни и те же грабли дважды.
- Попробуем принять бой, - без всякого энтузиазма сказала девушка.
Пожалуй, она была единственной, кто мог сразиться с недругами на равных. Костя, поднаторевший в курьерских поручениях, так и не развил свои боевые навыки. Агент привык действовать под прикрытием с эпатажем и страховкой и после многократных подтверждений, что объект не будет сопротивляться (вспомнить хотя бы сцену убийства Левицкого). Боря вообще не имел понятия, что делать с такой оравой, но на всякий случай оскалился и зарычал (видимо, для устрашения).
- Живыми мы не дадимся! - крикнул Никита.
Из толпы вышел тот самый начальник, чей облик успешно использовала фурия, и захлопал в ладоши:
- Браво! Меня умиляет ваше наивное желание держаться до конца, а вот побег, откровенно говоря, удручает. Содрать бы с вас кожу за такое непотребное поведение. Вы чуть не опозорили меня перед хозяином. К счастью, его интересует только конечный результат, а он положительный.
Мужчина направился к самой массивной колонне, в которой, видимо, так же была скрыта приборная панель. Едва он успел до неё дойти, как прямо в центре зала вырос вытянутый в высоту параллелепипед. Его створки открылись, и оттуда донеслось:
- Ребята, сюда!
Без лишних слов и раздумий союзники поспешили внутрь. На поверку геометрическая фигура оказалась футуристическим лифтом, на котором катались знакомые лица.
- А мы вас как раз искали, - затараторил Никита. - Слушайте, если вы здесь, то где же Лавр Георгиевич? Это он вас сюда послал? Выходит, с ним всё в порядке?
Бугаи не ответили. Их взгляд упал на Костю, и тот переменился в лице. Голосом, достойным оперного кастрата, он пропищал:
- Марго, ты была права.
- Да ладно, я уже привыкла, что вы мне не верите. Главное, что всё позади.
- Если бы, - горько усмехнулся сатир. - Наши злоключения находятся в самой кульминации.
- Прекрати нас пугать, - засмеялся Боря. - Теперь нас так много, что голыми руками не возьмёшь.
Фурия обхватила голову руками:
- Ребята, а ведь он прав. Моя интуиция словно сошла с ума, такое ощущение, что мы находимся в самом эпицентре опасности.
Гориллы сардонически рассмеялись и, по-прежнему не говоря ни слова, стали по очереди вырубать союзников. Те, измождённые и предельно удивлённые, попытались сопротивляться, но узкого пространства было недостаточно для маневра. На закуску шкафы оставили колотившегося Костю.
- Не надо, - взмолился он, - у меня такой нежный организм. Лучше я сам.
Боднув головой стенку, молодой человек упал на груду тел.
“Слабак”, - презрительно подумали бугаи.
“Дураки”, - парень не остался в долгу.

Глава 30

Союзники продолжали наблюдать пустынный антураж кабинета. Каждый внимательно смотрел по сторонам, будто надеясь, что от пристального взгляда появится мебель и Лавр Георгиевич собственной персоной. Первым не выдержал Боря:
- Ну и долго мы здесь будем находиться? Лично я вдоволь налюбовался этими обоями, только так и не понял, что на них изображено: экзотические цветы или карликовые лошадки.
- Тогда уж это пони, - поправила Марго. - Может, мне стоит принять свой истинный облик?
Никита сосредоточенно думал. В голову лезли самые разнообразные мысли, и не все из них были приятны преданному борцу со злом. Например, одно предположение, коварной змеёй закравшееся в сознание, всерьёз рассматривало вариант предательства со стороны босса, который всё это время был заодно с Костей. Чувствуя, как начинает злиться на самого себя, молодой человек рубанул ладонью воздух и твёрдо произнёс:
- Кто-то должен всё это объяснить.
- Наверное, самый главный. Уж если начальник не знает, что творится в его офисе, то грош цена такому администратору.
- Да, но к нему так просто не войдёшь. Если просто нагрянуть всей толпой, он раскричится и вызовет охрану, если это не успеет сделать его верная секретарша.
- Я беру это на себя, - хитро улыбнулся Боря. - Пойдёмте, нам нельзя терять ни минуты.
Прогноз Никиты сбылся: девушка наотрез отказалась пускать посетителей внутрь, поскольку у тех не было объективной причины беспокоить большого босса.
- Геннадий Андреевич не принимает.
- Точно? - любопытно спросил журналист. - А вот у меня был один начальник, который тоже вроде как не принимал, а потом выяснилось, что серьёзно сидит на наркотиках. Скажите, ваш босс часто бывает раздражительным?
Вспомнив, как мужчина после последней планёрки заходился слюной и поломал о спину подчинённого крепкий с виду стул, девушка замялась:
- Ну, у него такая ответственная работа.
- А зрачки сужены?
- Он не любит, когда ему пристально смотрят в глаза.
- Все симптомы на лицо, - печально протянул Спиркин. - Возможно, пока мы с вами разговариваем, он корчится в ломках и умоляет о помощи. Похоже, вам придётся искать новую работу. Впрочем, это необязательно, ведь, скорее всего, вас расстреляют за халатность.
Боря врал по полной программе, не имея ни малейшего представления о мерах пресечения в данной организации. Едва взглянув в небесно-голубые глаза секретарши, он понял, что сие очаровательное создание ввиду ряда причин поверит во всё, даже во Второе Пришествие Элвиса Пресли.
- Тогда идите.
- Нет уж! - журналист картинно встал в позу. - Мы сейчас зайдём с благими намерениями, а вы охрану вызовете.
- Клянусь, что не сделаю этого.
- Хорошо, я вам верю. Только тогда уж не обращайте внимания на истошные крики из кабинета.
- Но их же нет.
- Так будут, - пообещал Спиркин и первым пошёл на встречу с большим боссом.
Геннадий Андреевич за свою жизнь достаточно насмотрелся наглецов, но такого откровенного и решительного видел впервые. Выкинув критическую массу из удобного кожаного кресла, журналист оттащил визави к центру комнаты, дальше от средств связи и вежливо спросил:
- Вы не хотите объяснить сложившуюся ситуацию данным товарищам?
Мужчина посмотрел на вошедших. Марго, по-прежнему находившаяся в обличье агента, и Никита широко улыбались и всем своим видом показывали, что настроены на конструктивный диалог.
- Лавр Георгиевич, вы ведь за это ответите, - зло прошипел большой босс.
- А разве я сделал что-то противозаконное? Я кручусь как белка в колесе. Сначала вместе с напарником попал в западню, потом выбрался из неё, а когда вернулся в родной офис, то обнаружил, что он пуст. Это что, такой тонкий намёк, что у меня подошла выслуга лет и самое время идти на пенсию?
- Я могу всё объяснить. А зачем было валить меня на пол?
- Лучшая защита - это нападение, - пояснил молодой человек. - Лучше сразу наехать, чтобы собеседник оправдывался, а ты забрасывал его каверзными вопросами, но только не наоборот. Стоит проявить мягкотелость, как тут же подомнут.
- Ну-ну, вот, что я вам скажу, - кряхтя, Геннадий Андреевич поднялся на ноги и стал отряхиваться.
Он был настолько занят наведением марафета, что забыл закончить фразу, о чём нетерпеливый журналист не преминул напомнить.
- Конечно, одну минуту, - проскрипел начальник и достал из кармана небольшой футляр.
Внутри оказался миниатюрный куб, который переливался всеми цветами радуги, словно цветомузыка на зажигательной вечеринке в стиле диско. Постепенно правильная геометрическая фигура стала увеличиваться, а когда эта абсурдная мысль дошла до союзников, они уже были внутри неё и щурились от яркого света. Наконец, все процессы остановились, и первым на это отреагировал Боря. Казалось, что это фурии должна стремительно соображать, лазать по стенам и искать выходы. Впрочем, и от агента можно было ожидать решительных действий, однако оба молчали, а журналист оценивал ситуацию и тут же высказывал своё мнение:
- Надеюсь, внутри этого куба не так опасно, как в одноимённом фильме.
- О чём это ты? - удивились пленники.
По долгу службы они не имели возможности разжижать свой мозг тлетворным воздействием телевизора, к тому же в их жизни фантастики хватало и без просмотра художественных фильмов.
- Сложно объяснять, но смысл в том, что каждая комната за редким исключением - это помещение, нашпигованное смертельными ловушками. Короче, выживут только сильнейшие и лишь для того, чтобы потом сойти с ума от пережитого.
- У тебя в роду не было писателей злых сказочек для непослушных детишек? Гауф отдыхает, честное слово, - хмыкнул Никита. - А если серьёзно, то надо оторвать язык тому демону, что проболтался киношникам об этой технологии.
- И отрезать руки, которыми он за это брал деньги, - вторила ему девушка.
Несмотря на лютую ненависть друг к другу, противоборствующие стороны сходились в одном - их вражда не должна становиться доходным бизнесом для поп-арта. Омерта (священный обет молчания) существует не только в итальянской мафии, но и среди лиц, обладающих сверхъестественными способностями. И все они приходят в ярость, узнав, что очередной новичок, соблазнившийся получить кругленькую сумму и прославиться, продаёт подробности взаимоотношений или проверенный способ убийства врагов. Именно поэтому фильмы с каждым годом становятся всё более реалистичными, а оттого и жестокими. Фактически, начиная с XXI века, зрители смотрят не выдумку, а реальную жизнь, которая для сотрудников тайной организации и нечисти разных мастей является такой же рутиной, как чистка зубов, походы по магазинам и рабочие будни.
- Хотите сказать, что это действующая модель той машины смерти? - ужаснулся журналист.
- Ну, киношники любят всё преувеличивать. На самом деле это многофункциональный куб. Некоторые его используют в качестве тюрьмы из-за нехватки места, другие перестраивают здесь перегородки и делают форменный лабиринт для развлечения, и лишь отдельные личности снабжают помещения смертельными ловушками.
- Ты меня успокоил. Значит, мы в заточении, а вероятность смертельного исхода всего одна треть.
- Не умничай! Если нам повезло, и это всего лишь лабиринт, то мы вообще можем отсюда выбраться целыми и невредимыми. Правда, Марго?
Союзники огляделись по сторонам, но девушка словно сквозь землю провалилась, что было невозможно, если учесть, в каком месте пребывали пленники. Магический куб был завуалированным порталом. Расширяясь, он поглощал индивидов и переносил их в иное измерение, координаты которого не знал даже проектировщик, поскольку за пункт отправления отвечал генератор случайных чисел.
- Как ты думаешь, куда она делась? - спросил Никита.
- Не знаю, это ты большой спец по таким вещам.
- Может, фурия с ними заодно?
Собеседник печально покачал головой:
- Тебе пора лечиться. Я, конечно, понимаю, что род твоей деятельности предрасполагает к душевным заболеваниям вроде мании преследования, но надо ведь принимать какие-то предупредительные меры. А так паранойя налицо.
- Хорошо, доктор Фрейд. А что вы думаете по этому поводу?
Журналист открыл рот, чтобы выразить своё мнение, но вместо этого услышал фразу, произнесённую совершенно чужим голосом:
- Не двигайтесь, вы окружены! Мы полностью контролируем ситуацию.
- Это я сказал? - удивился Спиркин.
Парень молча показал пальцем на фигуру, облачённую в чёрное.
- А почему он говорит о себе во множественном числе?
- Эффект мультипликатора.
- Банковского?
- Нет, конечно, - усмехнулся агент. - А я думал, что только у нас в вузе были лекции по экономической теории.
Мультипликатор, в обыденной речи - множитель, был изобретён дьявольски гениальным чернокнижником. Суть эффекта заключалась в том, что субъект, пребывая в неподвижном состоянии где-нибудь в углу, мог находиться сразу в нескольких местах, притом перемещаясь между ними с такой скоростью, что у стороннего наблюдателя складывалось впечатление, будто он имеет дело с полчищем врагов. Все параметры равномерно распределялись между копиями, поэтому чтобы побороть противника, следовало уничтожить от десяти до сотни супостатов (в зависимости от коэффициента), которые в это время лезли со всех сторон и наносили пусть и слабые, но точечные удары. У этого беспроигрышного способа ведения военных действий был лишь один недостаток: такие фортеля были возможны только в ином измерении, на Земле же в силу ряда объективных причин все потуги оказывались напрасны.
- То есть ты хочешь сказать, что сопротивляться бесполезно? - удивился Боря. - И это мне говорит неустрашимый борец со злом?
- Мы невольно попали в другой мир, который живёт по другим законам. Мне очень жаль, - сотрудник поднял руки вверх.
Напарник последовал его примеру.
- Весьма разумно, - с удовлетворением отметил недруг. - Идите вперёд и не пытайтесь скрыться. Даже мы перемещаемся по этим лабиринтам только по карте пути.
Сверхчувствительность никогда не подводила Марго. Вот и сейчас, едва уловив аромат приближавшейся опасности, она в несколько прыжков достигла угла помещения и спряталась за массивную колонну. Вскоре дважды пленённые союзники скрылись за поворотом, чуть поодаль от них шёл воин, однако ощущение тревоги не покидало душу. Девушка привыкшая доверять своим уникальным способностям, решила не вылезать из укрытия и вновь не прогадала. В зал в окружении охраны прошествовал грузный мужчина. Подойдя почти вплотную к колонне, за которой пряталась фурия, он кулаком стукнул по плитке, после чего та отъехала и обнажила приборную панель с множеством кнопок. Набрав многозначный код, незнакомец приблизился к центру комнаты, где прямо из пола вырастал конусовидный штырь.
“Сталагмит или сталактит, - подумала Марго. - Всегда их путала. Только они образуются годами и десятилетиями. Интересно, что это за акселераты из мира камней?”
Мужчина обхватил руками образовавшийся отросток и тут же затрясся, будто тот был подключён к высоковольтной линии электропередач. Через пару секунд процедура окончилась, и незнакомец облегчённо вздохнул:
- Хозяин остался доволен и сказал, что сам лично прибудет сюда, чтобы убедиться в поимке всех, кто мог помешать его планам. Думаю, мы все получим по заслугам.
“Так это был астральный коммутатор, - догадалась девушка. - Значит, мы действительно в другом измерении, только там возможны такие фокусы”.
Учёные утверждают, что скорость мысли близка к скорости света, однако её передача внешнему миру сильно затруднена. Все мы выражаем свои идеи через набор слов, которые далеко не всегда могут описать наши мироощущения. Иногда для радикального взгляда на некоторые вещи не создан понятийный аппарат, и лиц, высказывающих смелые мысли, называют фантастами, гениями или, что гораздо чаще, сумасшедшими. В измерениях, отличных от Земли, такой проблемы не существовало. С помощью современных средств связи абоненты получали не звуки, текст или графические объекты, а сразу мысли, не требовавшие перекодировки.
“Должно быть, это комендант здешнего заведения, - решила Марго. - Хотелось бы знать, кто его хозяин. Понятное дело, что какая-то нечисть, но она действует вопреки подписанным соглашениям. Или Сатана окончательно сошёл с ума, или оппозиция перешла от слов к делу. В любом случае скоро всё встанет на свои места”.
Чувства пришли в норму и, воспользовавшись затишьем, фурия выбралась из укрытия. Активировав процесс трансформации, она решительным шагом направилась по коридору в поисках пленённых союзников.

Глава 29

- Я намерен жить вечно. Пока всё идёт хорошо, - оптимистически шутит Николай Фоменко на “Русском радио”.
Между тем история знает достаточно примеров, когда бессмертие не даровалось за послушание, а посылалось на головы грешников в качестве проклятья. Возможно, в роду Лавра Георгиевича была личность, навлекшая на несколько поколений такую кару, или же это всего лишь случайный набор генетической информации. Размышления по этому поводу бессмысленны, ведь факт остаётся фактом. С раннего детства с будущим агентом приключались всевозможные несчастья. И если о младенческих неурядицах он помнил только по рассказам родителей, то в более старшем возрасте нередко задавался вопросом, а не связано ли это с его персоной. Сначала молния ударила именно в тот лес, куда классная повела первоклашек. Никто не пострадал, но женщине тогда сильно досталось. На педсовете долго допытывались, почему она решила отвести детей не в парк на аттракционы или в ботанический сад, а именно в насаждение ветхих деревьев, ровесников Ленина, да ещё в день, когда синоптики предвещали грозу со шквальным ветром.
- Кто же знал, что их предсказание сбудется, - оправдывалась учительница.
Спустя два года в классе прямо во время диктанта замкнуло проводку, несколько человек задохнулось от гари, поскольку предусмотрительная классная закрывала дверь на ключ, чтобы шалуны не сбежали с урока раньше времени. Женщину судили бы, если бы она не сошла с ума. Остальным классным руководителям вплоть до выпускного вечера, где трое молодчиков отравились палёной водкой, так же приходилось нелегко. Мистицизм многочисленных ситуаций с летальным исходом заключался в том, что за день-два, а иногда буквально за несколько минут до трагедии, взрослевшего Лавра то пересаживали с одной парты на другую, то не пускали на вечеринку, то он вовремя заболевал. Это не могло остаться незамеченным для конторы, которая тут же решила, что на юноше лежит печать несчастья. Но всё оказалось ещё неожиданнее: его ангел-хранитель работал сверхурочно и не позволял подопечному получать увечья и даже серьёзные ушибы.
- Знаете, какая была самая первая проверка? - спросил агент.
Лена пожала плечами.
- Они заперли меня в газовую камеру и на полную мощность открутили вентиль.
Девушка вздрогнула:
- И что потом?
- Я умер, - сказал собеседник и расхохотался. - Шучу! Просто не могу без улыбки вспомнить, что тогда произошло. По иронии судьбы там произошла какая-то неразбериха с баллонами, в результате чего я надышался закисью азота, попросту веселящим газом. Представляете, они там с замиранием сердца ждут, когда парень начнёт биться в агонии, а тот вместо этого ржёт как сивый мерин и ретиво стучит копытами.
Специалисты неоднократно проверяли кандидата, но каждый раз ему удавалось остаться в живых. Лишь однажды он упал и на ровном месте растянул мышцы ног, да так, что пришлось обращаться в больницу. Пока весёлый Лавр заигрывал с медсёстрами, в контору нагрянули ополоумевшие демоны и, нарушив тогдашний мораторий на безосновательное убийство противников, уничтожили всех, кто там находился. Так исключение стало подтверждением общего правила, и после выписки молодой человек стал агентом, которому предрекали бесконечную жизнь.
- Почему же вы тогда в пустыне вели себя неподобающим образом, если знали, что не умрёте? - удивилась Лена.
- Я просто раскис. Надеюсь, это останется строго между нами.
- Мы унесём этот секрет в могилу.
- Говорите за себя. Я намерен жить вечно, - улыбнулся мужчина.
- Вот таким вы мне нравитесь гораздо больше.
Девушка тепло посмотрела на визави, коснулась его рук и прижала к себе. Чувствуя, что от сих телячьих нежностей, он или расплачется, или замычит, сотрудник подозвал официанта и взглядом показал на удостоверение.
- Сдачи не надо, - усмехнулся Лавр Георгиевич, глядя на остолбеневшего парня.
В самолёте он всё-таки заснул и очнулся, когда даже сама Лена устала от своего романтического лепета. После знойной пустыни столица казалась верхом совершенства: давление, температура, загазованность атмосферы и хамство обслуживающего персонала - всё было родным и милым. Таджики, отдалённо напоминавшие алчного лечащего врача со скальпелем, приветливо улыбались и не пытались залепить глаза шпаклёвкой, а после зарезать мастерком и прочими подручными средствами.
- А в городе, где я сейчас работаю, ещё лучше. Представляете, ни пробок, ни молдаван, ни “Макдоналдса”, - спутник зажмурил глаза от удовольствия.
- Живут же люди, - завистливо произнесла девушка.
Настала пора прощаться, но напарники оттягивали сей печальный момент. Их нежелание расставаться, неподкреплённое словами, было трогательно, если учесть что оба находились далеко не в юном возрасте. Наконец, Лавр Георгиевич сделал первый шаг:
- Скажите, а чем вы занимаетесь в конторе?
- Выкидываю неправильно припаркованные машины, - пошутила Лена. - Что скажут, то и делаю.
- В данный момент вам поручили сопровождать меня. А не уточняли сроки действия приказа и область применения?
Девушка удивлённо посмотрела на собеседника:
- Вы всегда так сложно выражаете мысль, когда хотите пригласить на свидание?
- Вообще-то это деловое предложение, - смутился мужчина. - Ну, а там как получится. Так вы готовы поехать со мной?
- Вы шутите? Из Москвы ехать в провинцию в сопровождении мужчины, который вдвое старше меня? Да я всю жизнь об этом мечтала.
- Кто бы мог подумать, что прекрасный принц на белом коне - это вчерашний день.
Собеседники решили остановиться на столь весёлой ноте, чтобы не заключить друг друга в жаркие объятья. И если сладострастный порыв Лены легко объяснялся молодой кровью, то прыткость умудрённого опытом сотрудника вызывала серьёзные опасения за эмоционально-гормональный фон. Долгие часы поездки на автобусе незаметно пролетели за томными взглядами, поэтому, когда все пассажиры, уставшие, потные и обозлённые, толпились у выхода за право первым подышать свежим воздухом, парочка по-прежнему оставалась на своих местах.
- Представляете, вот мы и дома.
- Да, счастливые часов не наблюдают, - улыбнулась Лена. - Ну, а дальше как? Поедем на маршрутке?
Мужчине вдруг захотелось почувствовать себя галантным кавалером, поэтому он попытался связаться с Никитой, чтобы тот подъехал к вокзалу на служебной машине. Увы, контора не держала в своих конспиративных гаражах кабриолеты, “Ягуары” и прочие атрибуты лёгкой жизни, но даже простой позор отечественной автомобильной промышленности в данной ситуации был бы лучше, чем давиться в душном салоне переоборудованного грузовика.
- Вот так всегда, - угрюмо констатировал собеседник. - Как только он мне нужен, тут же слышится одна и та же фраза: “Абонент находится вне зоны обслуживания”. Придётся воспользоваться общественным транспортом, а так хотелось почувствовать себя человеком.
- Ничего, мы же в России, надо был привыкнуть.
- Если вы не против, мы заглянем на мою работу, заодно узнаете, чем отличается столичное представительство от его провинциального коллеги.
- Буду только рада. Это всё равно лучше, чем одной сидеть в машине.
По дороге к центру сотрудник отвлёкся от прелестной особы и тут же зло вспомнил несколько забористых выражений, применив их к своей персоне. Всё это время он был настолько поглощён своей пассией, что совершенно забыл, куда отправил подчинённого.
“Вот я даю! - сокрушался мужчина. - Никита ведь, как и я, попал в западню и не факт, что выбрался из неё. Как можно быть таким индивидуалистом?”
Ругая себя на все корки, агент вмиг забыл обо всех нормах этикета и, первым выскочив из троллейбуса, помчался к заветному зданию. Маршрут Лавра Георгиевича совпадал с траекторией пути союзников. Сначала он, так же как и предшественники, постучал в дверь лаборатории и, не дожидаясь ответа, вошёл внутрь. Тут же послышался ворчливый голос:
- Такое безрассудство позволяется только моим старым товарищам.
- А я, по-твоему, кто?
Мужчина саркастически усмехнулся:
- Пришёл извиняться? Своевременно, а то я начал дуться.
- За что? - удивился агент.
- Уже забыл? Память девичья. Кстати, а это кто?
И тут гость неожиданно для себя произнёс диковинную фразу, находившуюся на грани пошлости латиноамериканских сериалов и искренности пылко влюблённого:
- Это роза пустыни, спасшая меня от неминуемой гибели.
- Ты бы ещё сказал, что это твоя невеста или молодая жена, - прыснул старый приятель.
- Всё возможно в этом самом чудесном из миров, - уклончиво ответил Лавр Георгиевич. - Ты лучше скажи, за что на меня чуть не обиделся.
- Видимо, у тебя от любви память отшибло. Хорошо, повторю для особо одарённых. Несколько часов назад ты вместе с Никитой и малоприятной личностью, как всегда, без стука ввалился в лабораторию и стал обвинять меня в некомпетентности.
Чем больше агент слушал, тем меньше верил своим ушам.
Даже если предположить, что всё это время он находился не в пустыне на другом континенте, а на пляже, пребывая в горячечном бреде, откуда отправился в контору, чтобы поскандалить, то всё равно не мог представить, что сказал такую глупость. Верного товарища мужчина знал столько лет, что иной раз думал, что тот так же отличается необъяснимой тягой к жизни, и тешил себя надеждой, что старость проведёт не в одиночестве, а компании приятного собеседника. Кроме энциклопедических знаний по долгу службы (редкий человек знает обо всех разновидностях нечисти и способах её нейтрализации на разных стадиях развития) друг за несколько минут разгадывал ребусы и кроссворды любой сложности, а в программе “Кто хочет стать миллионером?” стабильно доходил до предпоследнего вопроса и выключал телевизор, заранее предугадывая, что игрок ответит неверно.
- И когда же я так смертельно тебя обидел?
- Давеча.
- Странно всё это. Впрочем, самое главное, что ты видел Никиту. Как он выглядел?
Собеседник пожал плечами:
- Как обычно. Или ты забыл, каков из себя твой напарник?
- А что за тип, который тебе не понравился?
- Знаешь, такое мерзкое лицо, желчь прямо с губ стекает. Он как начал говорить, я сразу же понял, что тут не обошлось без дьявольщины. Хотел взять у него анализ крови или хотя бы биопсию, но вы ушли с гордым видом, даже не попрощавшись.
В голову пришла безумная мысль, которая в организации, где сотрудники борются с теми, о существовании кого простые смертные даже не ведают, могла считаться гениальной. Боясь спугнуть удачное решение шарады, агент осторожно спросил:
- А говорил он хорошо поставленным голосом?
- Да, заливался как молодой Троцкий, только не картавил.
Лавр Георгиевич облегчённо вздохнул:
- Всё в порядке. Это один мой знакомый журналист, но, несмотря на внешний вид и профессию, он очень хороший человек. А вот я был не я.
- Хороший ответ. И что только люди ни придумают, лишь бы не извиняться.
- Не хотелось бы вмешиваться в разговор, но мы только что вернулись из Африки. Всё это время я была с Лавром Георгиевичем, могу засвидетельствовать, - Лена подняла левую руку, полная решимости опустить её на Библию или Конституцию (кому что дороже).
Старый приятель беспомощно захлопал ресницами. Беззвучно шевеля губами, он достал несколько томов по демонологии и стал перемещаться по закладкам.
- К чему тебе это? - усмехнулся сотрудник. - Все ведь и так знают, что у тебя феноменальная память.
- Да, но я просто не могу поверить, что общался с демоном и даже не понял этого.
- Вообще-то она фурия.
- И ты так спокойно говоришь об этой? - возмутился мужчина. - Силы зла вольготно расположились в конторе, прогуливаются по этажам и едва не рисуют пентаграммы вместе со свастикой на кафеле в общественном туалете.
- Не волнуйся, это наш человек.
- С каких это пор ты стал якшаться с нечистью?
- С тех самых, как отдельные личности стали задумываться о своём поведении, - парировал Лавр Георгиевич. - Можешь сказать, что они тебе говорили?
- Какие-то глупости. Мол, на свободе гуляет сразу два Левицких, а этот журналист знает правду и расскажет её только в узком кругу доверенных лиц.
- Молодцы, ребята! Рубят фишку, моя школа, - восторженно заметил агент.
- Ты о чём?
- Это же была западня. Мы сами попали в такую же передрягу, и теперь Никита с товарищами расставляет капканы на предателей. Высший класс, они ведь даже тебя занесли в список подозреваемых.
- И это после стольких лет бескорыстной дружбы? - возмутился собеседник.
- Радоваться надо, что нам на смену идут такие бдительные кадры. Ну, мы побежали.
- Куда?
- К подозреваемым. Там мы скорее выйдем на их след.
Скомкано попрощавшись, сотрудники переместились в коридор. Начальник на мгновение задумался, а потом уверенным шагом направился в архив.
- Да, тут у вас не соскучишься, - присвистнула Лена.
- То ли ещё будет.

Глава 28

Говорят, что в кораблекрушении самое страшное - это близость воды, которая всё равно не пригодна для питья. Поистине танталовы муки - барахтаться в пучине и знать, что это солёная жидкость не утолит мучительную жажду. Пустыня в таком ракурсе несколько милосерднее. Она не заигрывает со странниками, сразу даёт им понять, что выживут только верблюды и бедуины, а остальным нечего делать в золотистых барханах. Те же, кто тешат себя робкой надеждой остаться в живых, жестоко караются миражами - галлюциногенными оазисами, порождёнными воспалённым сознанием.
- А я всё думал, как людям могут мерещиться пальмы и ручейки посреди пустыни, - заплетающимся языком сказал Лавр Георгиевич.
Лена промолчала. Она чувствовала себя не лучшим образом, но для поднятия боевого духа решила не показывать вида. Между тем девушка раскисала прямо на глазах и, когда на горизонте появился первый мираж, заплакала от отчаяния.
- Кто же так безрассудно расходует воду? - укоризненно спросил мужчина.
Спутница внимательно посмотрела на него и зашлась истерическим смехом.
- Вы говорите как в “Дюне”, - веселилась она.
- Правильно, мы же в пустыне.
- Нет, я о романе Фрэнка Герберта. Там ведь все тоже экономили жидкость. А когда мать Моад-диба, нареченного от рождения Полом Атрейдисом, заплакала, фреймены сказали то же, что и вы.
- Выходит, я фреймен?
- Нет, вы гораздо лучше.
- Вот как? - удивился Лавр Георгиевич.
- Да, вы чудо! Я рада, что оказалась в трудную минуту именно в вашей компании.
- А, по-моему, какая разница с кем умирать?
- Поверьте, мы будем жить долго и счастливо.
- Нарожаем кучу детишек и умрём в один день, - окончил мужчина.
- Вы делаете мне официальное предложение?:
Собеседник внимательно посмотрел на девушку, пытаясь понять, кокетничает ли она или просто бредит. Но Лена не шутила. Романтический порыв настиг её в пустыне и не отпускал вот уже несколько часов. Чем жарче становилось на солнце, тем сильнее разгорался пожар в груди. Неизвестно, что бы из этого вышло, но мужчина, увидев на горизонте застрявшую в бархане машину, от счастья рухнулся на песок.
- Что с вами? - испугалась спутница. - Мы же в пяти минутах от спасения.
- Если я умру, то пусть учёные назовут это явление эффектом Чапаева.
- А почему не вашим именем? При чём тут герой революции и анекдотов?
- Он ведь тоже чуть-чуть не доплыл до берега.
Собеседник закрыл глаза и, как ему показалось, на целую вечность, ибо вскоре появились характерные картинки: яркий свет, люди в белом и помещения, оформленные в минималистском стиле.
- Я на том свете, - догадался агент.
Он попытался встать с кровати, но Лена удержала его от этого порыва.
- Нет, вы в местной больнице.
- Но я видел ангелов.
- Это был медицинский персонал.
- Но у них были крылья, - не сдавался Лавр Георгиевич.
Он, словно капризный ребёнок, упорно не хотел расставаться с мечтой о вечной тишине и покое.
- Это приходил лечащий врач с гусём подмышкой. Тот, разумеется, был напуган таким количеством посторонних людей, стал вырываться и распустил крылья, а доктор - руки.
- И что дальше?
- Скрутил ему шею.
- И не жалко?
- Это всё равно был подарок от благодарного пациента.
- Магарыч в перьях, - простонал мужчина. - Дикая страна, жуткое наследие колониализма.
- Вы неподражаемы, - восхитилась девушка и прижала к губам волосатую ладонь мужчины.
“Только этого и не хватало, - подумал тот. - На больничной койке я этого ещё ни разу не делал, даже когда симпатичная медсестра меняла подо мной утку”.
Собеседница стала негромко всхлипывать и говорить глупые нежности об иронии судьбы и любви с первого взгляда. Лавр Георгиевич стал постепенно засыпать под монотонную речь, как вдруг без стука (люди здесь были такие же дикие, как страна и гуси) в палату вошёл лечащий врач. Если бы пациент не знал, что лежит в стране близ знойной пустыни, то решил бы, что имеет дело с российским доктором южной внешности (наследие распавшегося Советского Союза и коммунистической интернационализации). Как и отечественный специалист, он был небрит, периодически чесался в разных местах и обязательно нюхал руку. Запах, скорее всего, был не от Коко Шанель и не Кристиана Диор, ибо мужчина сильно морщился и что-то говорил себе под нос (наверное, “Надо чаще мыться”).
- Это и есть мой лечащий врач? - без всякого энтузиазма спросил больной.
- Сказать по правде, эти арабы мне на одно лицо. Но судя по окровавленному халату и перьям, торчащим из кармана, он или мясник, разделывающий птиц, или эскулап этой больницы.
- А я думал, что только в нашей стране кризис здравоохранения. Интересно, что ему надо?
В ту же минуту доктор заговорил. Это был интересный вариант синтеза арабского и европейских языков. От первого местному наречию достались характерные звуки и интонации, будто врач объявлял неправоверному пациенту джихад и смертную казнь через клизму, наполненную жидким свинцом, а группа германских и романских языков использовалась для обозначения общеизвестных торговых марок.
- “Картье”, “Мерседес”, Готье, - Лавр Георгиевич повторял вслед за собеседником. - Забавно, но мне кажется, он перечисляет, что принимает в качестве подарков. А я думал отделаться гусем.
Доктор произнёс несколько фраз, широко улыбнулся и протянул Лене листок, сплошь исписанный арабскими закорючками. К счастью, в конце шли цифры, так же арабские, но их значение девушку не обрадовало.
- Кто бы мог подумать, что медицинское обслуживание в странах третьего мира такое дорогое, - присвистнула она.
- Эти аборигены уже успели выписать мне счёт? - удивился мужчина. - Дайте сюда.
- Не стоит, вы ещё так слабы.
- Неужели там значится такая большая цифра, что вы боитесь за моё здоровье?
После ознакомления с бумагой, с лица мгновенно сошла улыбка, и появилось непреодолимое желание воспользоваться голограммой в своём удостоверении. Решив оттянуть этот момент и проявить дипломатическое искусство, пациент помахал листком и спросил:
- Простите, это счёт или номер вашего телефона?
Мужчина добродушно улыбнулся и послюнявил пальцы, словно собираясь в ближайшем будущем пересчитывать купюры.
- Может, обойдёмся гусём? - больной помахал руками и загоготал.
Видимо, доктор до этого работал мимом в цирке, ибо мастерски владел искусством пантомимы. Поняв, что собеседник имеет в виду пернатое, он знаками показал, как скрутил ему шею и подмигнул, очевидно, намекая, что схожие действия производит со всеми, кто отказывается платить. Осознав безвыходность ситуации, Лавр Георгиевич тяжело вздохнул и достал бумажник.
- Вот тут сто пятьдесят рублей и двенадцать рублей мелочью. Устроит? - спросил он, ища удостоверение.
Собеседник достал из кармана кожаный футляр, в котором хранился скальпель. Очевидно, слово “рубль” вызвало у него далеко не самые приятные ассоциации.
- Может, вырубить его? - предложила девушка. - Я в юности изучала кун фу.
- Не надо, сейчас я воспользуюсь голограммой.
К его счастью гипноз интернационален и ему не страшны никакие языковые барьеры. Уложив доктора в кровать, мужчина переоделся и, забрав на память скальпель и гусиное перо, двинулся в путь. Аэропорт находился недалеко, проблем с билетами не наблюдалось (они так же были получены путём гипноза), отчего спутник предложил посидеть в кафе неподалёку.
- Вот за что действительно люблю свою работу, так это за непрекращающуюся халяву. Вот мы сейчас можем заказать что угодно и нисколько не волноваться не только о наценке, но и даже о себестоимости. Платить-то всё равно не будем, - веселился он. - Только поэтому я смирился с тем фактом, что контора не платит нам денег.
Лена заходилась звенящим хохотом. После всех злоключений приятно было послушать серьёзного человека, рассуждавшего на уровне угловатого паренька, которому разрешили пожизненно бесплатно есть пломбир и запивать сладкой газировкой. Возможно, полноватый агент когда-то и был тем самым подростком, чьи детские мечты осуществились только сейчас. В любом случае говорил он с неподдельной искренностью, чем ещё больше забавлял спутницу.
- Как вам удалось добиться имени-отчества и при этом сохранить мальчишеский задор?
- Я молод душой. Вы ведь знаете, что каждый из нас рождается со строго определённым возрастом?
- Конечно. Вот я, например, с детства была спокойной и рассудительной, не склонной к авантюрам, разительно отличавшейся от сверстников. Меня даже дразнили маленькой старушкой, а когда я попала в контору, то узнала, что моей душе действительно около сорока лет.
- Значит, скоро попадёте в нирвану, - вполне серьёзно сказал мужчина. - Кстати, я ведь так и не поблагодарил вас за своё спасение. Скажите, как вам удалось вытащить машину из бархана?
- Я подняла её и поставила на ровную поверхность.
Лавр Георгиевич тонко улыбнулся. Он любил людей с хорошим чувством юмора, особенно, когда шутка уместна и произнесена человеком, к которому и без каламбуров чувствуешь расположение. Лена по всем параметрам входила в эту категорию лиц, а после её романтического лепета у напарника не оставалось сомнений, что она отвечает ему взаимностью.
- А если серьёзно?
- Я не шутила.
- То есть? - удивился агент.
- Как вы оказались в конторе?
Это первый вопрос, который сотрудники задают друг другу при знакомстве. Дело в том, что секретная организация - это не вуз, актёрское училище или “Фабрика звёзд”, куда можно попасть за деньги, по блату или переспав с продюсером. Особенность данного учреждения заключается в том, что официально его не существует, поэтому люди со стандартным типом мышления никогда не мечтают стать агентом таинственной международной организации. Максимум, на что хватает человеческого воображения, - это спецслужбы вроде тех, в которых работал ныне действующий президент (его харизма значительно подняла авторитет чекистов), но не более того. Посему в конторе не проводятся кастинги, не устраиваются SMS-голосования и даже звонок из Кремля не окажет никакого влияния на принятие окончательного решения. В организацию нельзя попасть ни случайно, ни намеренно. Если у вас есть Божья искра, хотите того или нет, вы вольётесь в стройные ряды борцов со злом.
- Контора заметила и по достоинству оценила некоторые особенности моего организма, - уклончиво ответил Лавр Георгиевич.
- А я не стану темнить и честно признаюсь, что меня взяли из-за недюжинной силы, которая и не снилась лучшим спортсменам мира.
Собеседник недоверчиво покосился на точёную фигуру девушки и промолчал.
- Не верите, - догадалась Лена. - Конечно, в вашем понимании у меня должна быть груда мышц или критическая масса тела как у борцов сумо. Ну, тогда придётся доказать вам свою правоту.
- Только не надо никому выбивать челюсть. Мы же на задании в чужой стране.
- Напрасно смеётесь. Предлагаю устроить маленький турнир по армрестлингу. Обещаю, что не причиню боль и не буду смеяться, когда вы проиграете.
После этих слов ни один мужчина, уверенный в своих силах, не мог не поддаться импульсу. Желание доказать молодке, что её ирония совершенно излишняя, оказалось настолько сильным, что спутник без предупреждения (что было очень неспортивно) обхватил изящную ладонь и попытался опустить её на стол, но тут же столкнулся с резким сопротивлением, постепенно переросшим в противодействие. Вскоре агент превратился в стороннего наблюдателя, изумлённо смотря, как его конечность стремительно падает в противоположную сторону.
- Вы случайно не внучка Ивана Поддубного? - спросил раскрасневшийся собеседник.
- Ну, теперь вы понимаете, что я не шутила, говоря о машине? Для меня это как сдвинуть с места коробок спичек, притом пустой.
- И это, я так понимаю, без всякого напряжения мышц?
- Верно. Меня долго тестировали на всевозможных аппаратах и пришли к выводу, что это работа моего головного мозга, ибо активность прослеживалась только там, а мышечная масса, дыхание и давление оставались в покое.
- Выходит, это телекинез, проявляющийся таким образом?
- Опять в точку, - улыбнулась Лена. - А что с вами не так?
- Ну, по сравнению с вами я практически не феномен.
- А если отбросить ложную скромность?
- Как бы это сказать, - замялся мужчина, - я вроде Кощея Бессмертного, но не оттого, что у меня смерть в яйце. На самом деле у меня их пара, и я пока обхожусь без утки и иглы. Но между тем со сказочным персонажем меня роднит мистическая тяга к жизни.
- Смерть не берёт? Оно и не удивительно, в вашем-то возрасте.
- Спасибо за комплимент, но это началось с детских лет и, боюсь, никогда не окончится, - напарник тяжело вздохнул.
Воспоминания - это всегда переживание былых чувств, спектр которых простирается от элегической грусти до безудержной тоски и истерического хохота. У Лавра Георгиевича было это всё и по прогнозам учёных с годами не собиралось исчезать.

Глава 27

Марго встретила гостей в весьма взволнованном состоянии. Сначала молодые люди решили, что это связано исключительно с их персонами, но вскоре всё выяснилось. После долгих охов-вздохов девушка протянула лист бумаги:
- Смотрите, что я нашла на столе.
Боря тут же прочитал:
- Попал как кур во щи. Будучи филологом по образованию, могу сказать, что это пословица имеет древнеславянское происхождение. В те времена петух имел с курицей общий корень, а предлог “во” использовался не только перед гласными и буквой “В”.
- Спасибо за исторический экскурс, но мне кажется, что Марго ожидала услышать не это, - иронично заметил Никита.
- Ну, ещё я неплохой почерковед. Написано как курица лапой, каракули прекрасно подходят к пословице о куре. Видимо, человек ужасно торопился.
- Верно! - воскликнула хозяйка. - Но самое главное заключается в том, что это наш условный сигнал, обозначающий, что один из нас попал в беду.
- Интересно, кто тут имеется в виду?
- Разумеется, Костя.
Агент многозначительно хмыкнул. Сатир не входил в число доверенных лиц, поэтому парень был склонен считать, что приспешник Сатаны пытается заманить союзников в ловушку. Услышав такую версию, журналист охотно согласился:
- Конечно! По закону жанра кто-то из альянса обязательно должен быть предателем.
- Но почему именно он? - возмутилась фурия.
- А больше некому, - спокойно парировал молодой человек.
- Это ещё почему? Первоначально нас было четверо, по двое от каждой стороны. Теперь добавился ты, но о тебе речи не идёт. Остаются мой братец и Лавр Георгиевич. Кто может поручиться за этого колобка? Может, он прислал себе SMS с другого сотового и для отвода глаз отправился в жаркие страны?
- Он всегда служил конторе верой и правдой. А твоего несостоявшегося родственника я первый раз вижу.
- Зато они хорошо знакомы между собой.
Спиркин произнёс сложносочиненное ругательство и добавил:
- А что, если мы имеем дело сразу с двумя предателями?
Настало время вспомнить о пословице: “Одна голова хорошо, а две лучше”, но присутствовавшие отказывались рассматривать данный вариант. Каждый защищал своего напарника, и вскоре союзники пришли к выводу, что надо забыть об этой крамольной мысли и двигаться дальше.
- Я, к сожалению, ничем не могу помочь, ибо засветилась, - честно призналась Марго. - Если я сейчас проявлю любопытство, то тут же навлеку на себя пристальное внимание соответствующих служб. Но вот вы, ребята, можете продолжить расследование о загадочной фирме “Гости”.
- А как же Лавр Георгиевич? - удивился Никита. - Если пустыня - это такая же западня, как и тюрьма в тундре, то ему сейчас нелегко. Надо спасать его.
Но фурия пошла на принцип, хотя агент посчитал это типичной вредностью:
- Раз мы не собираемся выручать Костю, то на время надо забыть и о твоём напарнике. Они оба в опасности, но каждый из нас в этом не согласен.
В этой ситуации проще всего было журналисту, плохо знавшему обоих объектов. Ему не болела душа за мужчину, изнывавшего от тропической жары и мучительной жажды, а с манерным сатиром он вообще не хотел иметь ничего общего. После долгого прозябания в сельской местности, Боре не мог бездействовать, поэтому сказал:
- Я, пожалуй, пойду на прежнее место работы.
- Не советую, - фурия остудила его пыл.
- Это ещё почему?
- Я была там в твоём обличье и меня нашпиговали транквилизаторами.
- Зачем?
- Так велел твой босс, хотел, чтобы тебя доставили к нему для мучительных пыток.
- Мрак, как сказала бы Эллочка Людоедка, - заключил журналист. - Выходит, мне тоже придётся сидеть с тобой дома? А я так хотел быть полезным.
Никита задумался. Выбравшись на свободу, он намеревался развить бурную деятельность, но сейчас инициатива была на нуле.
“А что я могу сделать в одиночку? - думал агент. - Вот если бы тут был Лавр Георгиевич”.
Внезапно его осенило. Когда молодой человек не без восхищения спросил, как шефу удаётся планировать дела так, что у них ещё ни разу не было провала, тот полушутя ответил, что залог его успеха - это хорошая мина при плохой игре.
- Я иногда понятия не имею, что делать дальше, - честно признался мужчина. - Но если ты об этом узнаешь, то тут же начнёшь высказывать своё мнение и откажешься подчиняться приказам. Вот и приходится изображать из себя всезнающую личность.
Тогда парень подумал, что начальник откровенно лукавит, не желая раскрыть секрет своего успеха, но теперь решил воспользоваться его советом. Сделав каменное лицо, он встал в центре комнаты и волевым голосом произнёс:
- Никто сидеть дома не будет.
- А что ты предлагаешь? За моими передвижениями следят, за пределы района выехать проблематично. Боре тоже лучше лишний раз не выходить на улицу. Вся надежда только на тебя.
- Позволь тебе напомнить, что мы союзники, стало быть, и вести себя должны как участники одной команды. Раз вы ничего не можете предложить кроме как бездействия, командовать парадом буду я.
- И каков ваш первый приказ, командор? - ехидно спросил журналист.
- Мы все вместе будем искать брешь, через которую вытекают ценные данные, а обратно льётся откровенная дезинформация.
- Мы же договорились больше не возвращаться к теории всемирного заговора. Среди наших союзников нет предателей, помнишь?
- А я про них ничего не говорю.
- Контора? - осенило Спиркина.
- Ну, не вся, конечно, а только отдельная её часть. Возможно, лишь одна, две крысы, которые пятнают честь этой великой организации.
Пока союзники лихорадочно соображали, как агент дошёл до такой крамольной мысли, он начал рассказать свой план. Разумеется, никаких конкретных соображений на этот счёт у него не было, но молодой человек решил воспользоваться советом босса. Поскольку передвижения Марго были ограничены, область её применения так же сужалась, но её уникальные способности с лихвой окупали это неудобство. Ей отводилась весьма важная роль - перевоплотиться в Лавра Георгиевича, который якобы успел побывать в пустыне, чудом выбрался из западни и теперь вернулся, чтобы поднять тревогу в конторе. К нему должен был присоединиться Никита, полный возмущения, что и его организация отправила в ловушку, даже не удосужившись проверить истинность информации. Борю решено было выдать за ценного свидетеля, который знает, кто убил Кеннеди, Лору Палмер и жив ли Элвис Пресли, и скажет об этом в урочный час на конспиративной квартире. Именно там разработчик плана наметил устроить засаду, в которую должен попасть лазутчик, напуганный, что очень скоро всё вскроется.
- Очень не хотелось бы, чтобы мои подозрения подтвердились, однако пусть лучше предатели будут в конторе, а не среди нас, - окончил парень.
- Звучит как тост, - усмехнулся журналист. - План не ахти какой, но я согласен.
- А что тебе не нравится?
- Моя роль. Как ты себе это представляешь? Мы придём в контору, ты громогласно объявишь, что в доме N по улице Красных молдавских партизан в полночь по московскому времени состоится тайное собрание, на котором я скажу правду, и негодяй явится туда, чтобы перерезать нам глотки. Так?
- Ты передёргиваешь.
- Только когда мне одиноко, - смутился Боря, - но речь не об этом. За версту пахнет западнёй.
- Не волнуйся, информацию мы распространим не в лоб, а как бы между прочим.
Агент ни разу не отклонился от своего плана. Войдя в здание, он не стал кричать: “А вот и мы! Где же цветы?”, а пулей поднялся по лестнице. Найдя нужный кабинет, парень вежливо постучался и тут же заглянул внутрь.
- Сколько можно повторять, что после стука надо ждать разрешения войти? - незамедлительно послышалось из-за стеклянной перегородки.
- Твой выход, - шепнул Никита, обратившись к фурии.
Та скроила крокодилью улыбку и, погладив своё брюшко (визуальные эффекты у неё всегда выходили на отлично), пропела:
- И это так ты встречаешь старого друга?
- Лавр Георгиевич, голубчик, это ты? Да не один, как я посмотрю. Что же, для тебя могу сделать исключение. Ну, какими судьбами?
Старинный приятель или был отменным артистом, или действительно ничего не знал. Изрядно удивившись, что агенты на некоторое время покидали город, он тут же нашёл себе оправдание:
- А откуда мне знать? Лаборатория - это собственный мир. Если заметил, меня даже не на все планёрки зовут, хотя я играю не менее важную роль, чем агенты-сорвиголовы.
- Но ошибки допускают все, - загадочно произнёс молодой человек.
- Прошу прощения?
- Ничего, не слушай этого брюзгу, - отмахнулся босс. - Он так намёрзся в этой тундре, что теперь зол на весь мир. Но разве ты виноват, что прогноз не сбылся?
- Слушайте, о чём вы?
- О Левицком. Ты же утверждал, что у него три жизни.
- Всё верно. Очень редкий экземпляр, начинающие работники таких только на картинках видели.
- А между тем на свете существует уже два воскресших типа.
- Да ну? - удивился мужчина. - Вы же сами сказали, что это была западня.
- Левицкие там действительно были, притом одновременно в двух местах. А потом, видимо, ушли.
- Что за вздор?
И тут на воображаемую сцену вышел Боря. Он презрительно фыркнул и бросил:
- В отличие от вас я никогда не ошибаюсь. У меня есть достоверная информация, подтверждающая мои слова.
- Так покажите её.
Собеседник отрицательно покачал головой:
- Моя жизнь в опасности, поэтому эти сведения я покажу только в кругу людей, которым я беззаветно доверяю, и то ровно в полночь и только в моей квартире. Пойдёмте!
Союзники пошли за ним, услышав вслед:
- Лавр Георгиевич, неужто ты променял старого друга и опытного профессионала на какого-то вздорного мальчишку?
Ответа не последовало. Наживку проглотили вместе с крючком, и теперь требовалось время, осторожность и сноровка, чтобы подсечь рыбку. Далее на очереди был архивариус, который встретил процессию с ужасом в глазах.
- Требуется какое-то дело? - забеспокоился он. - Вы только скажите. Тот разговор подействовал на меня, и больше я никуда не тороплюсь. Если надо, могу остаться после работы.
Никто из членов альянса не присутствовал при беседе, поэтому страх пожилого мужчины остался непонятым. Впрочем, по одному его виду было понятно, что такой книжный червь не способен сотворить большую пакость, чем сдуть на посетителя пыль с тома или закрыть абонемент из-за загнутых уголков страниц.
- Вообще-то я просто пришёл поздороваться. Только что вернулся из командировки, думал, что не выживу.
- Опять спасали мир?
- Не опять, а снова, - улыбнулся босс. - Решил узнать, что тут нового, а в конторе все такие занятые, вот и поднялся сюда.
Архивариус запел песню на манер старого товарища: его уголок пыли и ветхих дел - это отдельный мир, сию работу никто не ценит, а старика настолько не уважают, что редко когда приглашают на планёрки.
- Зато вас никто не отрывает от дел, - возразил Никита, - и жизнь всегда в безопасности.
- Не скажите! Когда ваш шеф стал угрожать, что позовёт своих быков, я не на шутку испугался, какая уж тут неприкосновенность, тишина и покой. Кстати, а где они? Вы же всегда ходите с ними.
- А разве вы их здесь не видели? - удивился агент. - Они же оставались за старших.
- Должно быть, ребята поняли всё буквально и теперь чинно восседают в моём кабинете, - предположил Лавр Георгиевич.
Союзники отправились на поиски бугаёв, по пути обмениваясь мнениями.
- Странно, никакой реакции, - пригорюнился парень. - Если честно, у меня не осталось подозреваемых. Есть ещё Геннадий Андреевич, но он птица слишком высокого полёта, чтобы заниматься такими мелкими делами. К тому же мы всё равно не добьёмся аудиенции к его величеству.
- А что ты думаешь по поводу горилл? - спросила Марго. - Может, под маской тупых существ скрываются интеллектуалы уровня Доктора Зло?
- Отчасти ты права. Я общался с ними несколько теснее и знаю, что они не так глупы, как кажутся. Но для них самый простой способ нейтрализовать нас - просто убить, а не затевать глупые игры с SMS и ложной информацией, полученной со спутника, - агент подскочил на месте. - Стоп! Я всё понял, это бельгийцы.
- Почему не голландцы? - усмехнулся Спиркин. - Эти извращенцы готовы на что угодно, включая наркотики, инцест, совокупление с жабой и предательство.
- Я имею в виду тех ребят, которые за считанные минуты достали нам эту информацию. Они утверждали, что обладают совершенной техникой. Может, западня с пустыней - это их рук дело?
- Но мы ведь ещё не уверены, что это ловушка.
- Однако телефон не работает, я набирал его с самой Москвы.
- Естественно, это же пустыня, откуда там операторы сотовой связи.
- Мы столько лет с ним вместе, что я уже чувствую. Ох уж эти бельгийцы!
Молодой человек ворвался в кабинет начальника. Тот был пуст, притом буквально. Там не было ни людей, ни мебели, ни следов напряжённого трудового дня в виду кипы бумаг, заполненной до краёв мусорной корзины и гудящего компьютера. Лавр Георгиевич большую часть своего рабочего времени проводил вместе с агентом, разъезжая по городу в поисках очередного нарушителя порядка, однако умная машина всегда стояла на почётном месте, хоть монитор постепенно и зарастал паутиной.
- Или это чья-то глупая шутка, или босс слинял отсюда вместе с казенным имуществом, - заключил парень.

Глава 26