Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 21

Во время полёта к месту назначения Никита пребывал в возбуждённом состоянии. Ему хотелось то писать (в обоих случаях), то плакать, словом, излить жидкость, мысли и всё, что накопилось в душе. После третьего похода в туалет он зажмурил глаза и прочитал внезапно родившийся (так обычно и бывает) экспромт:
- Кто оленя не видал,
Тот и в тундре не бывал.
Возможно, стихотворные строчки переросли бы в поэму, но тут судно стал заходить на посадку, притом с таким креном, что агент решил в следующий раз (если он выдастся) ехать на поезде.
- За время полёта мы не потеряли ни одного крыла, хвоста или пассажира. Экипаж самолёта благодарит вас за понимание и поддержку отечественной авиапромышленности. Мы верим в Бога! - раздалось из динамиков.
Граждане одной шестой части суши часто обижаются, когда иностранцы описывают Россию как непроходимый лес с медведями в косоворотках и бородатыми мужиками с мутными глазами и непрекращающимся перегаром, по сравнению с которыми косолапые кажутся белыми и пушистыми созданиями. Никита к своему стыду все климатические пояса, шедшие выше средней полосы, представлял именно так, поэтому был предельно удивлён, увидев перед зданием аэропорта таксопарк и людей, куривших “Парламент”.
- И где же олений мох? - беспомощно спросил он у водителя.
- А лоха ты не хочешь?
- Как вы смеете так разговаривать с предполагаемым клиентом.
- Наверное, ты не ботаник.
- Оскорбление за оскорблением, - возмутился парень.
- Успокойся! Лох - слово многозначное, в данном случае это такая растительность. Тебе куда?
- В тюрьму.
Собеседник тяжело вздохнул и сухо произнёс:
- Садись.
- А деньги?
- Так довезу.
Встав на рыночные рельсы, все люди разом поняли, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, а за халяву придётся заплатить немалую цену. Вот почему молодой человек так подозрительно посмотрел на таксиста:
“К чему этот приступ невероятной щедрости? Может, он отравился кислородом или относится к той категории пожилых людей, которые завозят юных пассажиров в лес, раздевают, связывают и начинают глумиться? Такой вариант не подходит. Голым я быстро замёрзну на таком морозе”.
- Ты же не боишься меня? - криво ухмыльнулся мужчина.
- Конечно, нет, - бесстрашно сказал агент и пригнул в машину.
Внутри пахло тошнотным освежителем воздуха, а из динамиков лилась музыка популярного в определённых крагах жанра русский шансон. Отдельно хотелось бы заметить, что такие песнопения голосами с хрипотцой имели мало общего с первоначальной концепцией, возникшей во Франции. Да и что же это за городская песня (а именно так переводится название), если там то голуби летят над нашей зоной, то Владимирский централ, обдуваемый ветром северным, то вообще стихотворное изложение массового убийства на фоне ревности и развившейся с годами шизофрении.
- Как думаешь, почему я тебя бесплатно подвожу?
Никита пожал плечами:
- Понравился?
- Хрен тебе, - мужчина выпустил из рук баранку и с экспрессией произвёл известный жест. - Ты, наверное, из Москвы. Там все такие извращенцы?
- Вообще-то я постоянно в разъездах.
- Скрываешься?
- Я не преступник.
- Конечно, пока не поймали, все так говорят. И мой это твердил, - грустно произнёс собеседник и начал свой рассказ.
На свете кроме счастливчиков, которые выигрывают джек-пот в лотерее и рулон туалетной бумаги в качестве рекламной акции “Вы все ещё сидите на горшке? Тогда мы идём к вам”, есть и патологически невезучие люди. То ли какой-то дальний родственник в седьмом колене совершил страшный грех, и теперь потомку приходится расплачиваться, то ли теория вероятностей на поверку оказывается дисциплиной, близкой к закону подлости, однако факт остаётся фактом. Таким субъектам строго-настрого запрещено переходить улицу на красный свет и в неположенном месте (какой-нибудь коварный “Запорожец” обязательно задавит насмерть), пытаться пройти без очереди (морду будут бить все, включая продавца и грузчиков) и совершать преступления (из мелкого хулиганства вылепят антиправительственное выступление, призывы к межнациональной розни и убийство Кеннеди). Именно так получилось с младшим братом водителя.
- А я говорил ему, чтобы учился, да только всё без толку. Решили комок ограбить, он на шухере стоял, а дали прилично, - мужчина стал передразнивать судью. - Группа лиц по предварительному сговору собралась с целью хищения материальных ценностей.
Никита кивнул. Он стоял по другую сторону, поэтому прекрасно знал психологию преступника. Пойманные демоны твердили то же самое:
- Первый раз в жизни вижу этот ритуальный нож и двенадцать окровавленных трупов, сам я неместный, только что из Ада. Если не верите, спросите Сатану, он может дать положительную характеристику с места работы.
Решив не злить шофёра своим смелым высказыванием, пассажир изрёк известную фразу:
- Да, в наших тюрьмах сидят невиновные, негодяи охраняют их, а самые отъявленные шикуют за народные деньги.
- Я так и подумал, что ты к родственнику приехал. Кто?
Парень замялся. Клубок вранья начинал нарастать, но нельзя было упускать столь редкого шанса. Вдруг местный житель что-то знал о заключении Левицкого?
- Дядя, - произнёс молодой человек. - Знаете, такой солидный, импозантный, а безобидный как ребёнок. Эти волки позорные его в одиночку посадили и голодом морят.
- Ну, это ты загнул. Это тюрьма только для особо опасных преступников. Как правило, серийные убийцы да маньяки, которых не признали психами. Кого же он укокошил?
- Именно это я и хочу выяснить. Скажите, вы никогда не видели этого человека?
Водитель, переключив всё своё внимание с дороги на показанную фотографию, едва не врезался в столб и встречную машину, но продолжал молчать.
- Знакомые черты лица? - обрадовался Никита.
- А ты, часом, не из дурдома сбежал?
- Это ещё почему?
- Посмотри на снимок.
Агент взглянул на фотографию и не поверил своим глазам. Молодка, запечатлённая на светском рауте, держала в руках бокал шампанского и мило улыбалась пустому месту. На следующем снимке был виден стол с яствами, но опять не было человека. Достав из всех карманов ориентировки, парень убедился, что и на них появились белые пятна. Притом всё это было сделано настолько мастерски, как будто там никогда не было Левицкого. Даже нелепый фоторобот, по которому можно задержать лицо кавказской национальности, старушку и скунса, теперь выглядел как чистый лист бумаги.
- Мистика, - прошептал пассажир. - Столько лет работаю в этой сфере, а всё никак не могу привыкнуть к проделкам демонов.
Мужчина резко нажал на педаль тормоза:
- Демоны, говоришь? Живо вылезай, тебе не в тюрьму, а в дурдом надо.
- А сколько ещё осталось?
- Не волнуйся, за тобой приедут.
Возмущённый Никита нехотя вылез из машины и стал оглядываться по сторонам.
- Степь да степь кругом, - пропел он. - Только вместо ковыля какая-то карликовая растительность.
В спину дунул холодный ветер, и парень, поняв, что не стоит долго находиться на одном месте, пошёл вперёд. Когда окоченевшие руки перестали реагировать на щиплющий мороз, молодой человек увидел вдали здание тюрьмы. Посчитав монолитное сооружение спасительным оазисом в неприветливой пустыне, он обрадовался и поспешил внутрь. Но дежурный на проходной не разделял его стремления оказаться в остроге:
- Вы по какому поводу?
- Пустите погреться, я покажу вам удостоверение.
- Так вы по делу или просто некуда пойти?
Агент вздохнул и не слушавшимися пальцами достал удостоверение. Голограмма, подобной той, которой Лавр Георгиевич убедил милиционера отпустить Борю, действовала безотказно и очень скоро гость пил чай с малиновым вареньем. Как только жертва одурманивания приходила в себя и с возмущением отмечала, что за столом сидит чавкавшая не по уставу персона, Никита вновь доставал корочку и просил подлить чайку. Отогревшись, он поблагодарил своего спасителя за слабую волю и легкоуправляемую психику и пошёл искать начальника. Тот, как и полагается важным людям, сидел не за решёткой в темнице сырой, а в уютном кабинете с евроремонтом. Пожалуй, только песни покойного Михаила Круга, слышимые ещё в коридоре, давали понять, о каком учреждении идёт речь.
- Здравствуйте! - улыбнулся гость, входя в помещение.
Мужчина не ответил. Он сосредоточенно раскладывал виртуальный карты на электронном столе, на котором в случае его выигрыша появлялась картинка эротического содержания. Глаза были воспалены, руки в ожидании клубнички дрожали, а фотография так и не появлялась.
- Вас предупредили о нашем приезде?
Начальник оторвался от важного занятия и надменно произнёс:
- Пацан, а почему ты говоришь о себе во множественном числе?
Никита молча достал удостоверение и показал его хаму. Увидев голограмму, тот зачарованно всматривался в неё около минуты, а потом, изменив тон, произнёс:
- Извините, заработался.
- Ничего, с кем не бывает. Ну, так вы мне поможете?
- Разумеется. Вас интересует кто-то конкретный?
Агент вкратце изложил суть проблемы. Разумеется, он не стал вдаваться в подробности, откуда у него эта информация, кто такой Левицкий и как оказался в такой глуши.
- Если бы не ваша корочка, я подумал бы, что розыгрыш, - мужчина озадаченно почесал голову. - То есть вы всерьёз утверждаете, что в нашей тюрьме в одиночке сидит человек, а мы об этом даже не знаем? И давно он там?
- По нашим сведениям около недели.
- Без воды и еды? - удивился начальник.
- Ему это не требуется.
- Йог, что ли?
- Демон, - чуть не сорвалось с языка собеседника, но он пересилил себя. - Что-то вроде того.
- Мистика. Быть такого не может.
- Так давайте проверим это, - улыбнулся агент.
Он уже представлял, как удивится мужчина, когда из одиночки на него высочит обезумевший демон.
“Может, заранее подготовить, а то ещё схватит сердце, - подумал Никита. - Пожалуй, лучше я приму удар на себя”.
Начальник, достав из сейфа связку ключей, с сожалением посмотрел на незавершённую игру и пошёл вперёд. Не выходя из административного корпуса, он повёл гостя по бесконечным лестницам, которые оканчивались в самых неожиданных местах. Тут и там не хватало ступенек, будто тюрьма располагалась в разбомбленном здании времён Второй Мировой войны.
- Недостаток финансирования, - пояснил собеседник. - А заключённых так много, что некоторые кабинеты и подсобные помещения пришлось перевести в камеры.
Одиночка, в которой по информации бельгийских коллег без малого неделю томился Левицкий, была оборудована мощной дверью c запорным механизмом как у сейфа.
- Здесь содержатся особо опасные. Сказать по правде, последнее время она пустовала.
- Всё же давайте проверим, - настаивал гость.
Мужчина перебрал всю связку, прежде чем нашёл нужный ключ. Дверь с шумом открылась и обнажила неприглядный антураж помещения. В камере было темно, сыро, отвратительно пахло, словам, уютом не веяло.
- Да, это не санаторий, - словно прочитав чужие мысли, сказал начальник. - Вроде бы никого.
Парень, боясь, что демон затаился для решающего удара, попросил не входить внутрь и сам сделал робкий шаг. В коридоре послышался странный звук.
- Что там такое? - насторожился молодой человек.
- Минуточку, сейчас включу свет, а то такая темень.
Шум усилился. Собеседник стал производить подозрительные действия, которые даже отдалённо не напоминали щёлчок выключателя или активацию рубильника. Никита держался из последних сил, но когда дверь с мерзким скрипом закрылась, не выдержал и прохрипел:
- Прошу прощения, мне кажется, вы ошиблись.
За стеной раздалось злорадное хихиканье, которое никак не вязалось с образом импозантного мужчины. И без активной деятельности мозговых центров было понятно, что агент попал в западню.
“Ловко сработано, - думал он. - Теперь в этой камере действительно есть человек, но о нём никто не знает. Стало быть, кормить меня не будут. Даже помоями, похлёбкой и чаем, сильно отдающим рыбой”.
Попав в экстренную ситуацию, каждый человек ведёт себя по-своему. Один впадает в панику, другой по головам пытается пройти к выходу, третьего охватывает героизм, и он начинает спасать товарищей по несчастью. Новоявленный заключенный, несмотря на свой относительно юный возраст (Лав Георгиевич был старше него почти в два с половиной раза), сразу отмёл вариант кликушества, истерических воплей, мольбы о помощи и остервенелого битья головой о дверь. Он сел на труху, называемую в данном учреждении местом для отдыха и отхода ко сну, и стал трезво рассуждать.
“Помощи ждать не от кого. Лавр Георгиевич, возможно, уже прилетел в пустыню, которая также может оказаться западнёй. Союзники отправились в родные пенаты, откуда, если начальство заподозрит их в неладном, им нет возврата. Остаётся надеяться, что гориллы детально сообщат наш план Геннадию Андреевичу, и тот пошлёт на выручку своих людей, - Никита вздохнул. - Ох, чувствую, к этому времени я успею умереть, разложиться и встретиться с другими участниками альянса”.
Парня так же мучил ряд вопросов, над которыми ему предстояло поломать голову немало дней и ночей в этом неприятном месте.

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.