Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 20

Когда союзники вновь собрались вместе (не сговариваясь, они стали ждать друг друга под окнами квартиры Марго), Никита почувствовал себя героем дня. Все остальные сухо констатировали полученную информацию, и только он сладко вещал, упиваясь собственными достижениями.
- Думаю, кресло председателя правительства нашего импровизированного государства по праву должно принадлежать мне, - заключил агент, завершив свой рассказ.
- Постой, но ведь и мы были заняты делом, - не согласился начальник. - Узнали, о каких именно “Гостях” идёт речь в завещании, о смерти нотариуса и о том, что журналист не замешан в этом деле.
- Да, но именно мои сведения оказались самыми ценными. Если архивариус сказал, что фирма закрыта, то почему же по документам она всё ещё существует?
Дело было не в ничего не значащей должности премьер-министра несуществующей страны, а в справедливости. Каждый считал, что внёс посильную лепту в общее дело, которая мало чем отличалась от вклада молодого человека.
- Но именно я сложил все кусочки воедино, собрал мозаику и пришёл к выводу, что нас всех дурят, - настаивал парень.
Союзники стали медленно закипать, когда из машины высунулся первый бугай и удивлённо спросил:
- Выходит, мы зря связывались с бельгийскими коллегами? Никто не поедет в тундру?
- А ведь и вправду! - засмеялся мужчина. - Пока мы тут спорим, Левицкий сидит в одиночке и что-то замышляет.
- Он в тюрьме? - удивились мнимые родственники. - Вы уверены?
- Информация предельно точная, однако не мешает проверить на месте. Ну, так кто поедет?
Некоторых индивидов нельзя понять. Они хнычут, что им требуется смена обстановки, новые люди и иной климатический пояс, а когда выдаётся прекрасная возможность посмотреть, как растёт ягель, больше известный как олений мох, вдруг вспоминают, что у них хронический фарингит, лающий кашель, одышка и диатез от цитрусовых.
- Поймите, я старый больной человек, - отнекивался Лавр Георгиевич, сразу напомнивший Паниковского в блестящем исполнении Зиновия Гердта.
- С моей легендой в тюрьму нельзя, - резонно заметил Костя. - Это на воле толерантное общество терпимо относится к гомосексуалистам, а вот на зоне мне придётся кукарекать по десять-пятнадцать раз за ночь.
- Неженское это дело - по тюрьмам шляться, - подала голос Марго.
Все безмолвно уставились на Никиту. Тот по редчайшей наивности и доброте душевной предлагал бросить жребий, но выбор был сделан и без этой процедуры.
- У нас же демократия, - возмутился агент, - нельзя отправить меня без желания.
Проголосовав, выяснилось, что за идею выступило трое союзников, а против был лишь парень.
- Это тебе в наказание за бахвальство, - заключила фурия. - Ты ведь утверждал, что твой вклад в общее дело самый значимый, вот и продолжай в том же духе.
- Я нисколько не умаляю ваших заслуг, - собеседник пошёл на попятную. - Если хотите, я готов признать, что мы все потрудились на славу, только не посылайте меня в такую глушь.
Союзники начали постепенно оттаивать, как из машины выглянул второй бугай:
- Лавр Георгиевич, вам тут сообщение пришло.
- Ну и что?
- Очень важное.
- Откуда ты знаешь?
Горилла стыдливо потупила взор.
- Ты опять игрался с моим сотовым? - догадался мужчина.
- Просто у вас “Змейка” модернизированная, лучше, чем на портативном “Тетрисе” или в других моделях. Я случайно нажал на конвертик. А там…
- Что? Говори, все свои.
- Нет, вы лучше сами прочтите, - упрямился бугай.
Босс выхватил у него телефон и изменился в лице.
- Кто-то умер? - испугался Никита.
- Ожил.
- Кто?
- Левицкий, - с дрожью в голосе произнёс шеф.
- Разве это может удивить или испугать? Мы это уже знаем, - ехидно заметила Марго, - и именно поэтому и собираемся отправить паренька в тундру.
- В том-то всё и дело, что демона обнаружили на другом континенте.
- В Африке? - наугад сказал агент.
- Верно, притом в том самом месте, где предположительно разбился Антуан де Сент-Экзюпери.
В то время как запрос от бельгийцев был удовлетворён за считанные минуты, мировому сообществу понадобилось значительно больше времени, чтобы ответить российским коллегам. Практика довольно распространенная, но никогда прежде эти два канала связи не выдавали разную информацию. С другой стороны контора никогда не имела дело с демонами, воскрешавшимися самостоятельно, а не через возвращение в Ад, поэтому можно было предположить следующее: Левицкий, потеряв одну жизнь, возродился сразу в двух экземплярах, исчерпав весь свой лимит. Увы, среди союзников не было авторитетных специалистов в данной области, поэтому догадки так и остались на уровне неподтверждённых гипотез.
- Жаль, что рабочий день уже закончился, - посетовал Лавр Георгиевич. - В конторе только охранники, даже если я их уговорю пропустить меня, ключей от нужных кабинетов у меня нет. Эх, время не терпит, а то бы завтра с раннего утра спросил бы у знающего товарища, что это за фортель выкинул Левицкий.
- А что, часики тикают?
- Да. В сообщении написано, что демон перемещается по пустыне со скоростью гепарда. Лучше настичь его в безлюдном месте, чем дождаться, когда он окажется в крупном городе.
- Может, всё-таки обсудим ситуацию с фирмой “Гости”? Как я говорил, нас дурят, - начал Никита.
- Знаешь, не до этого.
- Это ещё почему?
- У нас два Левицких, один из которых беспорядочно перемещается, а другой подозрительно замер, словно чего-то ждёт. Незакрытый сателлит может и подождать. В крайнем случае, - начальник повернулся к бугаям, - я через ребят передам Геннадию Андреевичу замечания по этому поводу.
- А он так и послушается, - насмешливо сказал подчиненный, - и приставит вас к ордену.
- Скорее, к стенке, но не будем о грустном. Поздравляю, у тебя появилось право выбора.
Собеседник задумался. Тундра против пустыни - такое противостояние можно помпезно назвать “Битва титанов, или Из двух зол выбирают меньшее”. Менять одну холодную крайность на другую, где в песке можно сварить яйцо, - занятие неблагодарное, однако к жаре молодой человек относился ещё хуже, да и мистическое исчезновение самолёта французского писателя пугало его с раннего детства.
“Вдруг Маленький Принц - это не вымышленный персонаж, а реально существующее лицо, которое от скуки своими внеземными силами сбивает самолёты, а потом сводит людей с ума своими рассказами о розе, барашке и вулканах, которые надо прочистить, - думал парень. - Нет, лучше в тундру, о ней я легенд не слышал”.
- Ну, что скажешь? - спросил босс.
- Простите, а как же командировочные расходы? - Никита цеплялся за соломинку.
- Ты, наверное, забыл, в какой организации работаешь. У нас же даже собственных денег нет, всё принадлежит конторе. Стало быть, отчётности практически никакой. Да и разве в пустыне есть мотели, кафе и прочие прелести жизни?
- Там вроде есть бедуины.
- И верблюды, которые выдают кассовые и торговые чеки и благодарят за покупку, - прыснула доселе молчавшая Марго. - Вы лучше скажите, что нам делать. Выходит, альянс распадается?
- Вовсе нет. Вы останетесь на хозяйстве. Смотрите, чтобы в наше отсутствие здесь не объявился ещё один Левицкий.
- Слушайте, а почему бы вам не обратиться к своим хозяевам? - предложил молодой человек.
Идея была оригинальная и несколько авантюрная. Всё-таки одно дело контора, где по дружбе или путём небольшой угрозы можно было спокойно добыть данные о демоне или архивную информацию по предприятию. Служение Дьяволу - это не просто каторжный труд, ненормированный рабочий день и отсутствие социальных гарантий в случае потери работоспособности. Действовать следовало, по меньшей мере, изощрённой хитростью, чтобы ни единая душа не догадалась, что приспешники проявляют интерес к информации, которую им не полагается знать.
- Это очень рискованно, но всё же лучше, чем сидеть сложа руки и ждать, пока вы прибудете с триумфом и парой голов Левицкого, - справедливо заметила девушка.
Разговор подошёл к своему логическому заключению. Союзник за столь короткий срок так и не успели подружиться, поэтому можно было расстаться без всхлипываний и обещаний писать письма мелким почерком.
- Успехов! - бросила Марго и зашла в подъезд.
Сатир виновато улыбнулся и последовал за ней. Мужчина, заведя машину, попытался оправдать такое бесцеремонное поведение:
- Действительно, нам нельзя терять ни минуты. Ты уже собрал вещи?
- Да, там пару чемоданов, - ответил подчинённый, - надо ещё захватить бритвенные принадлежности и одеколон.
- Надень на себя все вещи и не тащи с собой лишние тяжести.
- Но мне же будет жарко в самолёте.
- Ничего, попросим, чтобы открыли окно, - пошутил босс.
До дома Никиты они доехали молча. Когда молодой человек побежал напяливать на себя пару свитеров, ветровку и пуховик (у него было своё представление о тёплом времени года в тундре), бугаи хором спросили:
- А мы с вами поедем?
- Нет, вы, ребята, остаётесь за старших, - выдавил из себя начальник.
Гориллы были не самыми лучшими исполняющими обязанностями, но другой кандидатуры не наблюдалось. Просить их передать дословно все замечания, предложения и план было бессмысленно, всё равно бы охранники что-нибудь перепутали в ущерб делу, поэтому шеф стал лихорадочно делать записи в блокноте. Закончив фразой “В моей смерти прошу винить демона Левицкого”, мужчина положил бумаги в бардачок и велел достать их, как только он с Никитой покинет город.
- Надеюсь, на вас можно положиться?
- Конечно, не волнуйтесь. Улыбнитесь, пожалуйста.
- Зачем? - удивился Лавр Георгиевич. - По-моему сейчас не лучшее время зубоскалить.
- Мы хотим запомнить вас весёлым и жизнерадостным.
Собеседник обречённо вздохнул:
“Ну, если даже такие олухи царя небесного понимают, что из командировки я не вернусь, то плохи мои дела. Где там Никита?”
Молодой человек, снарядившийся по полной программе, закрывал входную дверь, когда его увидела соседка напротив.
- Какой у вас чудный костюм пингвина, - с неподдельным восхищением сказала она.
- На маскарад собираюсь.
- Надолго?
- Всё зависит от результатов, - честно ответил агент. - Кстати, можете больше не бояться за своё имущество, налётчиков не будет.
- Откуда вы знаете?
- У меня по гороскопу написано: “От вашей поездки родные и близкие не потеряют, а только приобретут. Не возвращайтесь, не портьте людям праздник”.
- Радость-то какая! Удачи вам! Желаю остаться там подольше.
Соседка говорила искренне, от всего сердца, что изрядно напугало собеседника. Он, как никто другой, в силу своего профессиональной деятельности знал, что мысль материальна и если сильно чего-то захотеть и долго об этом просить, то мечта рано или поздно сбудется. Перспектива остаться не просто в тундре, а в тюрьме для особо опасных преступников, не радовала, и Никита поспешно раскланялся, чтобы девушка не успела пожелать ещё чего-нибудь.
- Надеюсь, вы встретите там новых друзей или же старые знакомые предстанут для вас в ином свете, - крикнула та вдогонку.
Но парень этого уже не слышал. С трудом пройдя в узкий дверной проём (не стоит в качестве домашнего животного заводить пингвина, он ведь не войдёт ни в лифт, ни в холодильник), молодой человек с таким же усилием сел в машину и под беззлобный смех горилл и босса попросил проявить к нему чуточку сострадания.
- Кто бы мог подумать, что ты так вырядишься, - улыбнулся Лавр Георгиевич, вытирая слёзы.
Не ответив на это, агент решил перевести разговор на другую тему:
- Мне вот интересно, как вы собираетесь попасть именно в назначенный сектор пустыни. Или думаете, что авиа-услуги дошли до такого уровня, что по желанию клиента его могут выкинуть куда угодно, даже не снижаясь?
- Главное попасть в столицу, а там покажу корочку, свяжусь с центром, и мне выделят частный самолёт. Кстати, пока нам по пути.
- А мы? - гундосили бугаи.
- Вы не понимаете с первого раза?
- Что нам делать, когда мы передадим блокнот Геннадию Андреевичу?
- Играйте в морской бой, - усмехнулся шеф, - только без компьютера, а с живым соперником. Тем более что вы достойны друг друга.
Заправив бак до краёв, мужчина пересел на заднее место и приказал горилле гнать, что есть мочи.
- Куда?
- В Москву, в Москву, - ответил начальник и закрыл глаза.
- Как вы можете спать? Неужели неопределённость не гнетёт вас? - удивился Никита.
- Не то слово. Именно поэтому я пытаюсь покемарить, только в сладкой дрёме тревожные мысли отступают на второй план.
Послушавшись совета старшего товарища, подчинённый попытался вспомнить что-нибудь хорошее (на ум приходила только бессовестно торчащая грудь Марго) и к своему удивлению заснул.
- Вставайте, уже пора, - раздалось над ухом.
Босс открыл глаза:
- Как пора? Мы в аэропорту? Тогда мне надо связаться с центром, без приказа свыше они не полетят.
- Всё уже сделано.
Удивившись такой прыткости подчиненных, которые в последнее время только и делали, что проявляли чудеса сообразительности, Лавр Георгиевич вылез из машины и, указав на парня, спросил:
- А он?
- Самолёт ждёт его на другой полосе.
- Ребята, а вы, оказывается, резкие, - зевнул Никита. - Похоже, вам не терпится остаться за главных.
По возмущённому квохтанью было понятно, что он недалеко ушёл от истины.

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.