Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 19

По дороге в загородный дом Левицкого союзники говорили о пустяках, поскольку каждый не решался сказать главные слова. Нет, Лавр Георгиевич не собирался признаваться в любви к сатиру, да и тот не настолько вжился в роль гомосексуалиста, чтобы гладить мужчину по коленке. Однако они понимали, что между ними есть незримая связь, которая выше деления на добро и зло и избиений с целью получения информации.
- Знаете, я на вас не сержусь, - наконец, произнёс Костя.
- Вот и хорошо. А то я всё никак не решаюсь попросить прощения, - улыбнулся агент. - Не хочу показаться нудным, но повторю, что ты всегда можешь перейти на нашу сторону. У тебя есть уникальный шанс посмотреть, как мы работаем, и понять, что это совершенно иной уровень.
- А как быть с Альбертом Михайловичем? Разве можно убивать по одному лишь подозрению? Да, у него были намерения, но он так и не успел их реализовать. Даже мой хозяин не пошёл на такое безрассудство.
- Это не наш с Никитой произвол. Поступило распоряжение свыше, в нашей организации приказы не обсуждаются, а выполняются.
Решив не омрачать поездку дебатами на эту тему (всё равно каждый останется при своём мнении), Лавр Георгиевич включил радио. На одной станции крутили надоевшую попсу, на другой - не менее приевшиеся золотые хиты прошлого столетия, на третьей рассказывали, как опасно ходить по берегу моря Хорватии без сланцев.
- Морские ежи подплывают к суше и мстят туристам из Западной Европы за уничтожение Югославии и смерть Слободана Милошевича, - вещал ди-джей, - а поскольку мы не предотвратили этого, то достаётся и нашим новым русским. Так им всем и надо!
Мужчина тут же выключил радио:
- С тех пор, как адская братия захватила СМИ, нигде нет правды и позитива.
- Хозяин ведёт информационную войну. Пропаганда - великая вещь. По крайней мере, так утверждал Йозеф.
- Он до сих пор горит в Аду?
- Да, Сатана всё ещё сердится на вождей третьего рейха за их провал.
- Ещё один аргумент в нашу пользу. У моего хозяина милосердие стоит на первом месте.
- Давайте переключимся на сегодняшнюю проблему, тем более что мы почти приехали, - сказал парень, указывая на силуэт особняка Левицкого.
Веселья на участке не наблюдалось. Казалось, гости после чрезмерных излияний перешли на следующую ступень жалости, сострадания и всепрощения. Они вдруг вспомнили, по какому поводу собрались, и теперь заливались горькими слезами.
- Может, это раннее похмелье? - предположил Костя.
- Который раз убеждаюсь, что пить надо с умом.
Когда уважаемые в городе люди веселились до упада, это было предосудительно, а сейчас они попросту пугали своей запоздалой реакцией.
- А вы можете подождать меня? Я буквально на пару минут забегу, узнаю и тут же вернусь. А тот как подумаю, что мне придётся слышать это кликушество или, чего доброго, заночевать под завывания, так дурно становится.
- Хорошо, только быстро. А то рабочий день на исходе, в конторе останутся только охранники, а они в архивных делах ничего не смыслят.
- Я мигом! - пообещал сатир.
Молодой человек выскочил из машины и прошмыгнул в открытую калитку. Демон никогда не позволял себе такой халатности, вдове же было не до того. Она умывалась слезами, и было от чего: проводы в последний путь окончились смертью нотариуса.
- За что же мне такое наказание? - верещала дважды вдова. - Я только нашла человека, на которого можно положиться, как злой рок отнял его у меня.
Судя по всхлипываниям, женщина надеялась использовать нотариуса и, возможно, пообещала взять его в долю в случае удачного завершения дела. Как и мнимые осиротевшие детки, она намеревалась изменить содержание завещания, рассудив, что не для того она выходила замуж за пожилого мужчину, чтобы остаться с носом.
- Ещё раз здравствуйте! - сказал Костя. - Тот журналист просил узнать о последней воле усопшего.
- Какого из двух?
- Вашего любимого.
- Выражайся яснее, у меня траур, помутнение рассудка и тяжёлое финансовое положение. К тому же я многих любила, и все отвечали взаимностью.
Способность здраво рассуждать и на всякий случай прикрываться тысячью отговорок всегда умиляла пасынка, но теперь он раздражённо спросил:
- Какие буквы стояли перед названием фирмы? ООО, ОАО, ЗАО “Гости” или ещё как-нибудь?
- Ах, оставь меня в покое, - вдова трагически махнула рукой.
И тут парень впервые за долгие годы вспомнил о своих уникальных способностях. Несмотря на низкий статус в дьявольской иерархии и соответствующую работу курьера, сатир мог воздействовать на эмоциональный фон окружающих. На всех ему бы не хватило сил, поэтому Костя сосредоточился на мачехе. Обхватив тонкие запястья, молодой человек пристально посмотрел в глаза (казалось, за зрачками он обнаружил нечто интересное и теперь пытался рассмотреть объект) и вкрадчиво произнёс:
- Ваша грусть пройдёт, как только вы скажете мне правду.
Женщина отступила назад и, освободив руки, закрыла лицо ладонями:
- Всё кончено, впереди меня ждёт полуголодное существование нищенки. Меня даже в элитные проститутки не возьмут, я медицинский полис не продлила. Придётся по вокзалам шататься и с командировочными путаться.
Гости, услышав о столь неприятном развитии событий, напротив, повеселели и стали медленно двигаться к выходу.
- И что это я так разнервничался? - удивлялся мужчина, показывавший стриптиз. - Два трупа в один день - это, конечно, печально, но мир не потерял ни великих композиторов, ни талантливых актёров. Бандит, выбившийся в люди, и продажный шкурник, заверявший любые документы, даже если они подписывались под дулом пистолета.
- Верно! - вторила ему жена, так же отличившаяся на столе зажигательными танцами. - Да и она не лучше. Когда выходила замуж, думала, что дорвалась до денежного мешка, а теперь осталась на бобах.
- Я не хочу больше жить, - ревела вдова. - Костя, что ты со мной сделал?
- Просто скажите правду, - парень повторил свою просьбу.
- От неё один вред.
- Не вынуждайте меня, а то будет ещё хуже.
- Я никогда не любила Левицкого.
- Да это и так понятно.
- Что ты от меня ещё хочешь? - взвилась женщина. - Какую правду?
- О завещании.
- Так бы и сказал. Там было ООО.
- Точно?
- Могу показать.
- А откуда оно у вас? - опешил Костя. - Я всегда думал, что документы такого рода должны храниться у душеприказчика.
- Когда нотариус твой близкий друг такими формальностями можно пренебречь.
- Хорошо, - смилостивился собеседник. - Принесите бумагу, и будет вам счастье.
Несмотря на выпитое и пережитое вдова собралась, восстановила внутреннюю ось координат и уверенным шагом пошла по лестнице в дом, где так и остался лежать юрист, павший жертвой пышных похорон. Вернувшись с документом, мачеха села на скамейку и заныла.
- Успокойтесь, мне делается тошно от ваших стонов, - поморщился Костя. - Сейчас я всё исправлю.
Он вновь взял женщину за руки, жгучим взглядом посмотрел в лицо и отпустил.
- Что со мной было? - удивилась вдова. - Я вся в слезах и соплях.
- Истерика. Советую как следует выспаться и готовиться к трудовым будням. Кстати, продлите страховой полюс, в нашем обществе всякая профессия в почёте.
Молодой человек вышел с опустевшего участка и сел в машину агента.
- Ну, что там было? - нетерпеливо спросил тот.
- Она не ошиблась. В бумаге действительно фигурирует ООО “Гости”.
- Что-нибудь ещё? Реквизиты, должностное лицо, причина, по которой Левицкий так поступил?
- Ничего. Да и что хотеть от демона? Наверняка он всё уже продумал.
- Это точно, - согласился Лавр Георгиевич. - Не удивлюсь, если завещание - это только прикрытие, ширма для отвода глаз.
- Кстати, умер нотариус, оставивший завещание Левицкого вдове. Как вы думаете, это случайность?
- Скорее, отравление сивушными маслами, содержащимися в алкоголе. Не думаю, что туту замешаны потусторонние силы.
Собеседник завёл автомобиль и тронулся. Подъезжая к черте города, он вдруг спросил:
- Слушай, а что это было? Гипноз?
- Обижаете! Я же не Кашпировский, - усмехнулся парень. - Знаете, в чём разница между самой ничтожной личностью этого мира и того?
- Даже никчемность к концу жизни может осознать, что её существование не принесло пользы, и, истово молясь, получить второй шанс. Главное тянуться к свету.
Произнеся эти слова, мужчина стал похож на ревностного христианина. Есть такие священники, которые из всего извлекут свою выгоду и представят любое явление окружающей действительности как подтверждение церковного догмата. Вот и сейчас умудренный опытом агент использовал каждую возможность, чтобы убедить собеседника, как ему казалось, находившегося на перепутье, сделать правильный выбор.
- Нет, опять вы за старое, - отмахнулся Костя. - Разница в том, что безродный бродяга - вошь как в мире себе подобных, так и в Аду. А вот если взять сатира, ситуация меняется. Мне легче достичь высот на Земле, используя свои способности, нежели дождаться повышения по службе.
- Иными словами, ты использовал свой дар?
- Да, но это ни в коем случае не гипноз. Я не внушаю человеку, что ему хорошо или плохо, а реально изменяю его мироощущение. В отличие от психологической установки моё воздействие не проходит ни со временем, ни с возрастом, его даже нельзя рассеять привычными способами.
- Вот уж не ожидал, - честно признался собеседник. - А почему ты тогда ходишь в курьерах и позволяешь, чтобы тебя били?
- Это позволяют себе только сильные враги, - пояснил сатир, - лица более высокой организации, на которых мои чары не действуют.
- А с ними бы справился? - мужчина пальцем показал на доселе молчавших бугаёв.
Те возмущённо зароптали:
- Мы не простые смертные, чтобы ставить на нас эксперименты.
- Я просто спросил. С каких это пор такие мужественные глыбы стали столь обидчивыми? - усмехнулся босс.
Всю оставшуюся дорогу он думал о том, как направить способности сатира в нужное русло.
“Если он как следует разовьёт свой дар и перейдёт на нашу сторону, то мне не надо будет избивать информаторов, чтобы узнать, что творится по ту сторону добра, - размышлял шеф. - Из нас четверых получилась бы отличная команда. Впрочем, не надо забывать и о гориллах, в экстренных случаях грубая физическая сила может оказаться весьма кстати”.
Подъехав к зданию конторы, Лавр Георгиевич обратился к пассажиру:
- Ну, а теперь тебе придётся подождать меня.
- Хорошо, - сказал парень и покосился на сидевших сзади.
- Сдувайте с него пылинки.
- А бить его можно? - глупо спросила первая горилла.
Костя затрясся мелко дрожью. Увидев это, второй агент миролюбиво сообщил:
- Он шутит. Максимум, что мы можем себе позволить, - откусить тебе ухо.
- Только учтите, - тихо произнёс сатир, - что вся моя боль многократно усилится и перейдёт к вам. Я мастак на такие штуки.
Мордовороты замолчали, а начальник рассмеялся и, решив, что старому знакомому ничего не угрожает, вышел из машины. Когда босс влетел на этаж, работник архива уже собирался домой и наотрез отказался делать исключение ради посетителя.
- Спешка нужна только при поносе и ловле блох. У вас какой случай?
- Очень важный.
- Выходит, диарея, - решил пожилой мужчина.
- Я не займу много вашего времени.
- А я и не позволю. Приходите завтра.
- Но мне надо сегодня, - настаивал агент.
Как и подчинённый, он был предельно удивлён упрямству того, кто должен беспрекословно выполнять свою работу, и также решил действовать хитростью.
- Хорошо, раз вы не понимаете по-хорошему, придётся вызывать подмогу. Я уйду, но очень скоро вернусь с двумя мордоворотами, думаю, вы знаете их. В принципе, мог бы и сам двинуть, но у меня на старика рука не поднимется, а этим живодёрам всё равно, совесть мучить не будет, - сказал мужчина и направился к лестнице.
Вспомнив, какие шкафы обычно ходят рядом с начальником, архивариус решил не рисковать здоровьем, которое сумел сохранить лишь потому, что с первого дня службы в конторе записался не в отдел по борьбе с нечистью, а в канцелярские крысы.
- К чему этот экстремизм? Я просто выразил своё неудовольствие, но это не значит, что я не помогу хорошему человеку.
- Сразу бы так, тем более что дело пяти минут, я больше вас убеждал. Дайте мне информацию на дочернюю фирму нашей организации.
- Эти данные должны храниться в бухгалтерии.
- Но этот сателлит уже полгода как ликвидирован.
- Тогда вы обратились по адресу, - улыбнулся архивариус. - Как называется?
- ООО “Гости”.
Покопавшись в делах, старик вручил пухлую папку с тесёмкой. Мужчина, ожидавший получить минимум необходимых сведений, изрядно удивился:
- Здоровая!
- Это ещё что! На действующем предприятии существуют целые архивы, размером с несколько этих клетушек, где хранятся тома дел.
- Слушайте, а можете сделать краткое резюме по этой фирме?
- Насколько лаконичное?
- Предельно.
Собеседник открыл папку, пролистнул её и сказал:
- Она закрыта полгода назад. Вас устроит такой ответ?
- Вполне. За сим не смею больше вас беспокоить. Вы мне очень помогли. Всего доброго!

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.