Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 13

День у Бори выдался насыщенным. Нельзя сказать, что сегодняшние события вывели его из себя и умертвили добрую часть нервных клеток. Нет, он с детства хотел быть журналистом и ещё тогда сформировал формулу успеха: “Надо придумать так, чтобы всем понравилось”. Тогда взрослые смеялись с него, говоря, что репортёр не имеет права нести отсебятину и выдавать желаемое за действительное, это прерогатива писателей и фантазёров, но с внедрением в постсоветское пространство западных ценностей всё переменилось. Спиркин придумывал от и до, снабжал материал пикантными фотографиями, подписывал их именно так, как ему выгодно, и клялся здоровьем детей (для бездетного человека - это верх оригинальности), что не погрешил против истины ни на йоту.
- Пусть у всех моих сперматозоидов отвалятся хвостики и они не доплывут до яйцеклетки, если я солгал, - с пафосом заявлял Боря.
Первое время ему подкарауливали прямо у редакции или возле дома, просили по-хорошему, угрожали, потом переходили к более решительным мерам, но всё было без толку. Журналист быстро бегал, а в ответственный момент бил по самому дорогому - детородным органам. Слух об этом разнёсся довольно быстро, и наёмники не хотели с ним связываться. Вскоре элита поняла, что дурная слава - это не так уж плохо, по крайней мере, граждане узнают на улице и боятся хамить, а нищие не просят милостыню, а всё, потому что в газете вышел подробный отчёт о зверствах того или иного героя дня.
“Раньше такого не было, - удивился Спиркин. - Даже интересно, кто это сделал и зачем? Всё равно ведь в кабинете не было ничего ценного. Видимо, это они так намекают”.
- Надеюсь, с моей машиной всё в порядке? - раздался грозный голос.
Это был главный редактор, который как типично деловые и некультурные люди, не считал необходимым стучаться в дверь, приветствовать подчиненных, желать им здоровья и интересоваться утренним стулом. Последнее, впрочем, он иногда делал, но исключительно из нездорового любопытства.
- Конечно, всё прошло нормально, если не считать, что она постоянно капризничала, отчего мне приходилось половину пути толкать её, притом не только с горы, но и в гору. Ещё под водительским сиденьем гаишник обнаружил мешочек с белым порошком, но это уже мелочи.
Мужчина побледнел:
- И где он сейчас?
- В кустах, как и обычно. Самое смешное, что чуть дальше есть пост, но там никого нет, так как все засели в засаде и доят автомобилистов.
- Я о порошке.
- У гаишника, - беззаботно ответил журналист. - К счастью, проезжавший мимо знакомый отмазал меня.
- Ты отдал его?
Боря выразительно посмотрел на собеседника. У того явно были смещены акценты, иначе как объяснить, что он всё это время волновался о наркотиках, а не о ценном сотруднике.
- Ты хоть знаешь, сколько сейчас стоит грамм героина? - взвился главный редактор.
Спиркин полгода назад делал репортаж о местном наркобароне. Драг-дилер встретил съёмочную группу радушно, накормил воздушными булочками с маком, дал затянуться косяком, а после чарки конопляной настойке разоткровенничался и признался, что в детстве у мамы рано закончилось молоко.
- Меня кормила совершенно чужая женщина, - всхлипывал он, - поэтому мне не хватает теплоты. А с тех пор как умер Боб Марли, я беспрестанно ощущаю пустое одиночество.
Журналист снял отличный материал, который ещё долго крутили по местному телевидению под заголовком “Нет груди - есть наркоман”. Точку так и не прикрыли, так как крышу ей обеспечивали сами правоохранительные органы, зато, благодаря бесплатной рекламе, адрес узнали даже дремучие пенсионеры, всю жизнь мечтавшие поймать дракончика по приемлемой цене. Тогда Боря получил от распространителя прейскурант и дисконтную карту постоянного покупателя в подарок, однако теперь в связи с инфляцией, отсутствием стабильности в обществе и напряжённости вокруг иранского ядерного досье цены могли запросто взлететь вверх.
- Думаю, ещё дороже, чем в полгода назад, - предположил Спиркин.
- Он думает, - истерически захохотал главный редактор, - а я знаю. А ведь это был первоклассный товар, не то, что ты.
- У вас неправильная жизненная позиция. Нельзя так говорить о человеке.
- И ты меня ещё будешь учить? Да кто ты такой? - зашипел мужчина.
Похоже, у него начиналась ломка, а доза в единственном экземпляре хранилась в заначке, что во многом объясняет, почему он долго не соглашался дать подчиненному машину для поездки на кладбище. Но сотрудник не догадывался об истинных причинах столько бурного гнева и подливал масла в огонь:
- Я тот, кто даёт редакции две трети шикарного материала. Сенсации, скандалы, поучительные истории и, конечно же, авторские анекдоты. Помните тот перл о лошади Пржевальского, которую лишили московской регистрации? Это моя работа, а вы только раз в неделю публикуете программу передач и некролог, но это уже не от вас зависит.
Многое в нашей жизни происходит исключительно оттого, что мы не рассчитываем силы и недооцениваем других. Боря искренне верил, что он входит в золотой список тех кадров, которые решают всё. Увы, он ошибся.
- Ты уволен, - сухо произнёс главный редактор. - И не надейся, что выпросишь у меня прощение или возможность работать внештатным сотрудником. Всё, баста!
Все люди в решающий момент способы делать широкие и неосмотрительные жесты, именно так поступил Спиркин. Без лишних слов он сгрёб со стола и сбросил на пол всё, что не успел Никита, и с грохотом захлопнул за собой дверь. Выйдя на улицу, журналист заметался по тротуару. Хотелось сделать нечто из ряда вон выходящее, но ума и фантазии хватило только на мочеиспускание на машину обидчика и написание известного слова из трёх букв на капоте. Вот так мнимый интеллигент и холодный циник в одночасье превратился в разбушевавшегося правдолюба, чьи действия были крайне иррациональны. Подумав ещё немного, Боря сел в только что описанный им же автомобиль и дал по газам.
- Ты получишь срок за угон автотранспорта! - крикнул главный редактор, высунувшись из окна.
“Я не доставлю тебе такого удовольствия, старый кокаинист”, - зло подумал Спиркин.
В себя он пришёл только возле дома Марго. Вообще-то журналист планировал поехать к себе, но, решив не спорить с внутренним автопилотом, заглушил мотор и зашёл в подъезд. Девушка собиралась пойти в салон красоты, поэтому её запросто могло не оказаться на месте, что было только на руку гостю.
“Сяду под дверью, подумаю, как мне дальше жить, - решил он. - Заодно проверю её искренность. Может, после моего ухода в квартире нарисовался какой-нибудь тип. Интересно, сколько доверчивых ослов повелось на её смазливое личико и аппетитные формы?”
В анекдотах муж возвращается раньше из командировки и застаёт свою жену в постели с любовником. Внезапность - враг измены и друг бдительности. Именно поэтому Боря тихонько подошёл к двери и, не нажимая на звонок, потянул дверь на себя. Та на удивление была открыта, однако из комнаты не раздавалось стонов и звуков хлестанья плёткой зовущей плоти.
- Марго, ты здесь? - негромко спросил Спиркин.
В детективах, не менее популярных, чем анекдоты об адюльтере, убийство предвосхищается незапертой дверью. Если герой трогает ручку и спокойно входит внутрь, то, значит, следующая сцена будет преисполнена кровью и хладным трупом, возможно, не одним. На негнущихся ногах журналист, не снимая обуви (мёртвое тело возлюбленной не идёт ни в какое сравнение с затоптанными полами), прошёл в комнату, ожидая увидеть что-то из серии “Криминальная Россия”. Но там преспокойно сидела старушка и, надев очки для дальнозоркости (Боря сразу узнал их по мутным стёклам, в которых глаза смотревшей расплывались как два утопленника в стоячей воде), вязала, судя по продолговатому раструбу, утепленный намордник для любимой овчарки.
- Простите, а что вы делаете в этой квартире? - удивлённо спросил Спиркин.
- Живу, - невозмутимо ответила пожилая женщина.
- И давно?
- Мне эту квартиру дали при Леониде Ильиче Брежневе. Ох, какой мужчина был! - старушка в изнеможении закатила глаза. - Червонные брови, алые губы, а красноречив был, как отец небесный.
Боря с сожалением посмотрел на говорившую. Видимо, та окончательно выжила из ума, если сравнивала человека, который последние пятилетки жил только на лекарствах, заговаривался и спал на ходу, с создателем всего сущего. Скорее всего, она вышла на прогулку, отравилась кислородом и перепутала этажи. Дверь в квартире Марго была самая обыкновенная, поэтому можно было предположить, что ключ банально подошёл.
- “Ирония судьбы, или С лёгким паром” отдыхает, - протянул Боря. - Может, у вас и паспорт есть? Только сразу предупреждаю, что это не Ленинград - город на Неве и даже не Москва - город на Москве-реке.
- Милый, я в своём уме. Могла бы показать тебе документ, только тогда и тебе придётся вынимать удостоверение личности. А если его не окажется, я попрошу удалиться или даже вызову милицию.
“А бабушка не такая уж простая, - подумал гость. - Надо её успокоить”.
Но собеседница даже не думала волноваться. Она увлечённо вязала непонятную конструкцию, притом там не увеличивалась в размерах. Казалось, что старушка только делает видимость и активно ворочает спицами, а сама даже не знакома с этим ремеслом.
“Возможно, притворяется, прямо как моя мама, - догадался журналист. - Значит, по молодости была светской львицей”.
У каждого возраста есть свои стереотипы. Глядя на лица пожилого возраста, окружающие невольно примеряют к ним пуховой платок, косынку, костыль, массивную роговую оправу с треснувшими от многолетнего использования стёклами и спицы с пряжей.
Люди отчего-то забывают, кто такие эти старики. Ведь они не сразу пошли на пенсию, а, как и все нормальные люди, кормились материнским молоком, делали первые шаги, складывали из букв слова, ходили в учебные учреждения и на работу и только потом стали пожилыми. Отсюда вопрос: откуда эта уверенность, что любая бабушка должна как заяц на барабане орудовать спицами и вообще быть без ума от рукоделия? Мама Бори наперекор всем стереотипам одевалась в молодёжном стиле, делала укладку и макияж, не считала зазорным как следует пропотеть в тренажёрном зале и всем своим видом показывала, что она не собирается на пенсию. Поэтому в родительском доме никогда нельзя было увидеть спицы, а жаловаться на здоровье запрещалось как сыну, самому молодому в семье, так и отцу, который после долгого лежания в одной позе часами не мог прийти в себя.
- Посмотрите на меня, - родительница укоряла обоих. - Если хотите, чтобы ничего не болело, надо заниматься своим здоровьем, а не гробить его перед телевизором или за спицами. От этой заразы может развиться артрит.
Но всё менялось, когда в гости приходили подруги, которые не скрывали своего почтенного возраста. Тут мама хватала вязание и делала всё возможное, чтобы не отличаться от них.
- Как тебе это удаётся? Ты прямо пышешь здоровьем, даже живота нет, и бёрда не расползлись, будто с утра до ночи занимаешься спортом.
- Что вы, - отмахивалась пожилая женщина. - Это мне дано свыше. В таком возрасте надо беречься. На то она и старость, чтобы вязать тёплые вещи перед телевизором.
Когда сын однажды набрался смелости и спросил, почему она не скажет правду, мать честно призналась:
- Я хочу, чтобы они мне позавидовали. Какой толк, если скажу, что это от каждодневных изнурительных тренировок, омолаживающих масок и диетического питания? Нет, пусть думают, что у меня идеальные природные данные и тихо ненавидят создателя за такую несправедливость.
Вспомнив матушку, забавную в таких мелочах, журналист не смог сдержать улыбки и махнул рукой:
- Ладно, некогда мне с вами. Если увидите Марго, передайте ей, что я вынужден временно уехать из города.
- Куда же ты, Боренька? - совершенно другим голосом спросила старушка.
Казалось, что она сильно обеспокоена известием, будто перед ней стоял муж, уходивший на войну с проклятыми империалистами.
- Вы меня знаете? - удивился Спиркин.
- Деточка очень много рассказывала о вас.
- Она ваша внучка?
Собеседница засмеялась:
- Нет, всего лишь квартирантка. Сегодня день оплаты, вот я и пришла. А чтобы скоротать время, решила повязать. Она обычно вовремя приходит, а сейчас что-то задерживается.
Что-то в этом рассказе не вязалось. Даже если предположить, что Марго настолько разговорчивая, что обсуждает свою личную жизнь с хозяйкой, то почему она вынуждает старого больного (журналист по характерному запаху нисколько не сомневался, что у старушки нет ни единого здорового места) человека приходить за деньгами? И почему та смотрит на это сквозь пальцы?
“Да какая разница? - подумал Боря. - Может, они тут все повязаны и врут напропалую. Самое время вернуться в родные пенаты”.

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.