Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 36

- Алло! - спокойно сказал молодой человек.
- Дима, это вы?
- Да-да, Николай Андреевич, - детектив улыбнулся окружающим, давая понять, как же это всё предсказуемо.
- Голубчик, вы должны спасти меня.
- Разумеется, вы только скажите, чем я могу помочь.
- Пишите адрес. Хотя нет, что я говорю, вы и так его знаете. Помните то здание с разлитой клюквенной настойкой?
- Где произошло моё первое боевое крещение в Моздоке? Конечно!
- Тогда я жду вас. Поторопитесь!
Дима положил трубку и картинно захохотал. Обеспокоенный таким поведением Тихон Петрович предложил принести лёд.
- Вы мне ещё холодный компресс на голову положите, - съехидничал парень, - ваш коллега типичный представитель той категории людей, которые хитры так же безмерно, как и глупы.
- И что ты будешь делать? - спросил милиционер.
- Сделаю вид, что поверил, и пойду в западню.
- Можно, я с тобой?
- Исключено.
- Но я же не какой-нибудь там Николай, - надулся лейтенант, - обещаю, от меня будет прок.
- Верю, поэтому и отвожу тебе очень значимую роль в своём плане.
Дима был молод, но не настолько отчаян, чтобы идти в лапы Николая Андреевича и действовать по ситуации. Он собирался обложить продюсера как волка и не дать ему возможности скрыться, посему коллега должен был собрать товарищей и ждать его у выхода.
- А когда я подам условный сигнал, вы вежливо постучитесь, как вариант, выломаете дверь, дальнейший сценарий известен.
- Маски-шоу, - улыбнулся лейтенант, - это мы можем.
- Вот и весь план. Просто, без изысков.
- А что ты крикнешь, чтобы мы начали действовать.
Детектив задумался:
- “Молодой Иолай из телесериала “Приключения Геракла” похож на Леонида Агутина, мужа Анжелики Варум” слишком длинно, а “У попа была собака” как-то не звучит. Может, я просто буду громко хохотать?
- А как мы догадаемся, когда ты просто смеешься, а когда это условный знак?
- Мне кажется, что человек, собирающийся ликвидировать меня как угрозу своему существованию, вряд ли начнёт балагурить и щекотать пятки.
От неожиданности Тихон Петрович поперхнулся:
- Вы считаете, он способен на убийство?
- Да ради денег эти подлые людишки готовы на всё. Ну, мы пошли.
Остановившись на перекрёстке, лейтенант пожелал Диме успехов и пообещал поторопиться с подмогой.
- Думаю, в течение часа управлюсь, - обнадёжил он.
- Значит, помощи мне ждать неоткуда, - грустно подумал детектив, но вслух ничего не произнёс.
- Слушай, а пошли со мной в отделение. Во-первых, сам проведёшь агитацию, а, во-вторых, заберёшь цифровую камеру.
- Может, завтра?
- Боюсь, уже к вечеру аппарат может бесследно исчезнуть.
Молодой человек усмехнулся, настолько это было ему знакомо. Пока коллега пошёл за цифровой камерой, детектив изложил суть своей просьбы. Милиционеры без особого энтузиазма восприняли идею штурма сарайчика с евроремонтом.
- И вы будете спокойно сидеть здесь, пока меня там будут бесчеловечно пытать? - Дима как опытный проповедник взывал к совести.
- А ты туда не ходи, ты сюда ходи. Какой ты, однако, умный! Приехал в наш город, заставил расклеивать какие-то физиономии, теперь агитируешь идти на штурм. Знаешь, сколько мы на тебя краски потратили?
- Не на меня, а на опасных преступников.
- Вот именно! Где это видано, чтобы на бандитские рожи тратились такие крупные средства?
Вернувшийся с аппаратом лейтенант услышал обрывки фраз и попробовал раскачать коллектив.
- А ты вообще не вмешивайся! Он завтра уедет, а ты здесь работать останешься.
- Ну и что? Мы с ним друзья, - запальчиво ответил парень.
- Да?
- А он хоть знает, как тебя зовут?
Детектив почесал за ухом. Действительно, за всё это время он так и не поинтересовался именем коллеги. Ему хватило того, что это двоюродный брат подруги Кати и просто хороший человек. Между тем милиционеры продолжали:
- А если он такой правдолюб, то пусть подарит отделению что-нибудь на память в знак уважения и солидарности. Например, эту цифровую камеру.
- Да вы что, она же не моя, - возмутился парень.
- Ага, вы посмотрите, на ходу лепит отмазки.
- Хорошо, пусть будет так, как будет. Но учтите, моя смерть будет на вашей совести.
- Ну, если раскидать вину на весь коллектив, то получится не так уж много. Мы переживём.
- Ребята, это же негостеприимно, - протянул лейтенант, но Дима жестом прервал его.
Он гордо поднял голову и продефилировал в сторону выхода.
- Эх, ребята, - вздохнул коллега и поспешил за гостем.
Тот, перескакивая через две ступеньки сразу, мчался навстречу приключениям, крепко зажав цифровой аппарат.
- Если я и погибну, то честным человеком. Не хочу, чтобы Катя думала, что перед смертью я загнал камеру барыгам, - подумал детектив.
- Куда ты? - окликнул его милиционер.
- Всё туда же.
- Без страховки?
- Да даже если бы они пошли, я всё равно бы чувствовал себя как на вулкане. Меня там будут на ремни резать, я из последних сил буду подавать условные сигналы, а они будут тупо сидеть в кустах и не понимать, чего этот дятел трещит. Наберут пива, сухариков и забудут, что мой дикий хохот - это и есть условный знак.
- Напрасно ты так, некоторые из них очень хорошие парни.
- Хотелось бы верить. Ну, прощай, - Дима повернулся в профиль, - запомни меня таким.
- Одного я тебя никуда не отпущу. Вместе пойдём, - лейтенант схватил парня за руку.
- Дурашка, ну не сейчас же.
- Что?
- Это я так шучу. А если серьёзно, один человек погоды не сделает. Я собирался устроить настоящую охоту на этих лис, обложить норы. У меня на подозрении сразу четыре места, сам понимаешь, нужна группа.
- Ну, ты подожди, я попробую их уговорить.
- Хорошо, я пока изучу газетные заголовки. Очень интересно, что там опять учудили оранжевые сателлиты.
Едва лейтенант закрыл за собой дверь, как молодой человек набрал скорость и пошёл прочь от здания. Он понимал, что милиционеры не намерены ему помогать, и напрасные унижения не исправят этого положения.
- Ребята, он уходит! - крикнул лейтенант, вбежав в помещение.
Жизнь там текла своим ходом и, похоже, все уже забыли, что несколько минут назад какой-то чудак предлагал бесплатно поработать. Молодой человек повторил свою фразу, на что кто-то лениво бросил:
- Давно пора, нечего от работы отвлекать.
Под всеобще одобрение сказавший сакраментальное продолжил точить ногти себе и напарнику. Последний периодически скулил, бил хвостом, но не царапался, понимая, что красота, как и искусство, требует жертв.
- Вы не понимаете, ему нужна помощь.
- Вообще-то у меня есть один знакомый психоаналитик, - иронично сказал какой-то шутник, - но тут случай серьёзный, скорее, нужен психотерапевт.
- И нестыдно?
- А что тут такого? У него частный кабинет, конфиденциальность гарантирована.
Милиционер махнул рукой и обратился к доселе молчавшей группе коллег:
- Ну, вы тоже будете потешаться над своим честным товарищем? Между прочим, он пошёл на съедение волкам. Вы считаете это нормальным?
Те пожали плечами.
- Нет, это неправильно, - ответил за них коллега.
Часть мужчин согласилась с ним, а два даже сделали шаг в его сторону.
- Ряды дрогнули, - заликовал парень и продолжил шатания.
Видимо, так война империалистическая и переросла в гражданскую, так как с каждой минутой сочувствующих прибавлялось.
- Да пусть он подавится своей цифровой камерой. Вот специально пойду спасать его за просто так, пусть потом будет стыдно, - сказал главный противник.
- Ну, я его сейчас обрадую!
Лейтенант выскочил на улицу, но Димы там не было. В надежде на то, что коллега, как и обещал, изучает прессу, парень обежал все лотки, но никого кроме продавцов не заметил.
- Слушайте, а где покупатели? - удивлённо спросил милиционер.
- Мы тоже хотели бы знать, - ответили рыночники, - наверное, они в другой стране.
Вернувшись в отделение, парень укоризненно посмотрел на коллектив:
- Он ушёл.
- Но обещал вернуться, - добавил всё тот же шутник.
- Возможно, его уже мучают, заковав в цепи.
- А что, у него собственных наручников нет?
Милиционеры несколькими пинками пожурили балагура и стали собираться.
- Да, вот так бы сразу, - подбадривал их лейтенант, - мы отправляемся на штурм, скажем: “Нет!” преступности, “Да!” демократии, “Подумаем!” дружбе с китайцами.
Пока в отделении кипели страсти, детектив осуществлял задуманное. Подойдя к подъезду, где жила Катя, он уловил на себе несколько подозрительных взглядов старушек.
- Досужие лавочницы, - подумал парень, - даже страшно подумать, какие сплетни они распускают.
- Молодой человек, это вы к Катеньке ходите? - спросила самая смелая пенсионерка.
- Да, к ней самой.
- А вы её не обижаете?
- Если вы по поводу животных криков из спальни, спешу заверить, это не от боли и унижений, - пошутил Дима.
- Она же у нас чиста и невинна, не обидьте касатку.
- А как же давнишняя история о друзьях, которые пригласили её погулять, а потом сделали то, что показывают после двенадцати по кабельному телевидению?
Старушки сухо засмеялись:
- Вам она тоже это рассказывала? Глупости это всё, она ещё девочка.
- То есть она на себя наговаривала? Но зачем?
- Чтобы отсеять лишних ухажёров. Знаете, есть такие напыщенные, самовлюблённые индюки.
- Конечно, я каждый день смотрюсь в зеркало.
- Но вы не такой! У вас душа есть.
- И удостоверение милиционера, - подумал про себя парень.
- Ну, с Богом! Кстати, она вас любит.
- Отлично! Тогда, может, все вместе на свадьбе погуляем.
Дима поднимался по лестнице и в который раз удивлялся женской логике. Наговорить о себе всяких небылиц, обмануть другого, лишь бы не быть самой обманутой. А если бы она этим отпугнула того самого прекрасного принца на белом коне?
- Если всё завершится счастливым концом, то есть я останусь в живых, надо будет обязательно поговорить с ней насчёт этого, - подумал лейтенант, нажимая на кнопку звонка.
Открыв дверь, Катя без лишних слов выхватила цифровой аппарат и стала проверять его.
- Ещё раз привет. Ты мне очень помогла, спасибо.
- Ты что, весь Моздок в цифровой формат перевёл? - строго спросила девушка.
- Почти.
- Аккумулятор не сел?
- Всё в порядке, не волнуйся. Слушай, а у тебя есть знакомые парни, занимающиеся бодибилдингом?
- Откуда у поклонницы группы “Махмуд и Заурбеки” такие опасные связи?
Поняв, что сказал глупость, детектив снизил планку:
- Ну, а крепкие девушки есть?
- Такие, как я, пойдут?
- Только если оптом, - пробормотал Дима, - ладно, собирай их всех.
- Что-то случилось?
- Нет, но всё возможно. Ты ведь не хочешь, чтобы я умер в расцвете сил?
- Упаси Боже.
- А хочешь увидеть живого Махмуда?
- Даже и не знаю, что сказать, ведь теперь у меня есть ты. Но, поверь, поклонницы будут рады его возвращению.
- Это произойдёт, только я приложу максимум усилий, чтобы кумир был в наручниках. Обзвони всех, чтобы собрались во дворе твоего дома, я сейчас же туда спускаюсь.
Молодой человек работал в режиме нон-стоп. Как только подходила очередная поклонница, он сообщал ей необходимую информацию и отправлял на пост. В результате одна группа караулила подходы к официальной квартире, другая стерегла клоповник Махмуда, третья была отправлена в жилище Николая Андреевича, четвёртой же досталась самое ответственное задание.
- Как только я зайду внутрь, тут же окружайте здание и как только заподозрите неладное, немедленно врывайтесь внутрь. Не бойтесь зайти раньше времени, спрячьте в карман свою ложную вежливость, от этого зависит моя жизнь.
- А как мы узнаем, что пора открывать ворота?
- Баба, она сердцем чует, - улыбнулся Дима, - и не бойтесь милиционеров, они с нами заодно.
Отдав последние распоряжения, он двинулся в путь. Сердце отчаянно колотилось, ноги отказывались слушаться, мозг же никак не мог взять в толк, к чему эта жертва.
- Ведь можно просто дождаться ОМОНа, влететь туда и повязать негодяев. Зачем это никому не нужное геройство? - возмущалось сознание.
Предупредительно постучав, Дима открыл дверь. Зайдя внутрь, он не получил лопатой в ухо, кастетом по почкам или подножку, отчего сразу же насторожился.
- Значит, пытать будут долго, используя все изощрённые методы со времён Священной инквизиции, - решил молодой человек.
- Родной мой, как я рад вас видеть, - простонал мужчина на полу.
- Николай Андреевич, что вы там делаете? - притворно спросил детектив.
- Мне плохо, кажется, я умираю. Видите, от темечка ко лбу струится кровь.
- Не берите в голову, это клюквенная настойка.
- Издеваться надумал, - зло усмехнулся продюсер, - думаешь, я не знаю, что ты уже всё знаешь?
- Как у вас всё запутано, - протянул парень.
Внезапно он почувствовал резкую головную боль. За спиной с мерзкой ухмылкой стоял Махмуд.
- Шеф, этого цуцика туда же грузить?
- Да, облегчим задачу нашей доблестной милиции. Пусть оба трупа лежат в одном месте, - сказал Николай Андреевич, подходя к раковине, чтобы помыть слипшиеся волосы.

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.