Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 34

За дни пребывания в родном городе нервы Николая окончательно расшатались. Постоянная боязнь, что капитан застрелит его на месте, была страшнее фантасмагорических снов о суровом Сталине.
- Ох, мне бы сейчас в глубокий анабиоз или вообще летаргический сон лет на тридцать. Даже если нас накажут, то я пересплю высшую меру и выйду на свободу другим человеком, - размышлял лейтенант.
Неопределённые отношения с Димой также тяготили его. Лейтенант отплыл от берега Романа Петровича, но пока так и не встал на землю честности и порядочности. Будущего в правоохранительных органах он уже не видел, поэтому идея быть промотором теперь не казалась такой безумной.
- Как распишу свою концепцию с шахматами, добавлю туда изобразительно-выразительных средств, так все разом на пол рухнут, - бормотал молодой человек.
- Шеф, кажется, он приходит в себя.
- Отлично! Окати его ведром ледяной воды в качестве катализатора.
- Не надо! - Николай подал голос. - У меня очень чувствительное горло, так можно ангину заработать.
Он поднял голову к пленившим его людям и обомлел. Рядом с незнакомым мужчиной стоял повзрослевший Махмуд. Когда лейтенант слышал об этой шумихе с безумно популярной группой, он даже не мог себе вообразить, что это его брат.
- Вижу, что узнал, - улыбнулся парень, - это хорошо, значит, не будешь валять дурака. Ну, как ты к нам попал?
- Интересный вопрос. Это вы притащили сюда моё бездыханное тело.
- Ты расскажи с самого начала, со дня прибытия в Моздок, - подсказал мужчина, - кстати, совсем забыл представиться, Николай Андреевич.
- Тот самый? - обомлел милиционер. - Выходит, мы были правы, вы всё подстроили.
- А вот с этого момента подробнее, пожалуйста. Кто такие мы, как давно вы всё поняли и почему ничего не предпринимали?
- Я приехал сюда по одному важному делу и в настоящее время помогаю Диме расследовать исчезновение Махмуда. Думаю, он уже ищет меня.
- Да ты что! Будь уверен, его прыткости не хватит, чтобы найти нас.
- А где мы?
- Шеф, не говорите ему правды! - выкрикнул Махмуд.
Мужчина снисходительно посмотрел на него:
- Неужели ты думаешь, что человек, одурачивший стольких людей, поведётся на такую старую уловку? Нет, я не скажу ему, что мы находимся в моём секретном месте.
Николай зашёл с другого бока:
- Может, тогда расскажите, для чего устроен этот цирк?
Как всё гениальное, план Николая Андреевича был прост до безобразия. Весть об исчезновении Махмуда случайно просочилась в СМИ, за что продюсер щедро заплатил доверенным лицам. Позорная пресс-конференция окончательно убедила общественность, что с группой не всё в порядке, и мужчина перешёл ко второй фазе.
- Что будем делать? - спросил он Тихона Петровича сразу после злополучных событий.
Тот в расстроенных чувствах признался, что самое время бежать с тонущего корабля.
- Как крысы? - ужаснулся Николай Андреевич.
- У меня чутьё на такие дела, и оно подсказывает, что надо тикать, линять, драпать, рвать когти. Вы меня понимаете?
- Да, достаточно было первого глагола. Но давайте не будем спешить, так как у меня есть робкая надежда в лице частного детектива. Разумеется, он не из местных, ранее работал только в европейских столицах, поэтому здесь его никто не знает.
- Это хорошо, ещё одного скандала я не перенесу, - грустно сказал Тихон Петрович.
Коллега приободрил его и в скором времени потянул на вокзал.
- Он так быстро приехал?
- Да, на самолёте, прямиком из Вены, где разбирался с наследием нацистов. Там нашли какой-то знак, от которого местные жители сатанеют и кидаются на евреев.
- Жуть, - протянул мужчина, - только если он на самолёте, то почему же мы встречаем поезд?
- Голубчик, у нас же нет международного аэропорта, вот ему и пришлось добираться сюда с пересадками.
К продюсерам подошёл молодой человек.
- Кажется, он, - прошептал Николай Андреевич, - он по электронной почте пересылал свои фотографии в гриме, так каждый раз получается новое лицо.
- Мастер своего дела!
- Главное, чтобы нам помог.
- Простите, - улыбнулся незнакомец, - это вас направили меня встречать?
- Собственно говоря, я вас нанял.
- Что вы такое говорите? Я приехал заключать взаимовыгодный контракт и не намерен ни под кого ложиться, - парень сверкнул глазами и пошёл прочь.
Так состоялась первая встреча загримированного Махмуда со своими продюсерами. Второй раз он был в наряде рокера и так же остался неузнанным.
- В тот злополучный день я собирался выйти на свет в деловом костюме с тонкой кромкой усов и интеллигентской бородкой, но этот Дима опередил меня, - усмехнулся певец, - мне ничего не оставалось делать, как залечь на дно.
- Я тогда хотел отшить его, - вспомнил Николай Андреевич, - но потом подумал, что так будет гораздо лучше. Раз он выдаёт себя за детектива, значит, у него есть все основания скрываться.
- Вы хотели подставить моего коллегу? - ужаснулся Николай.
- Так он действительно сыщик?
- Вообще-то мы из милиции.
- Час от часу нелегче. Мой брат подался в легавые, кошмар! А ведь тебя снаряжали в Москву совсем не для этого. Семья ждала возвращения артиста.
- Ничего, зато ты, оказывается, на все руки мастер. Сначала украдёшь песню, потом её поёшь.
- Так ты всё знаешь? - помрачнел Махмуд. - Ну, а что мне оставалось делать? Ты уехал и пропал без вести, мама не находила себе место. А ты знаешь, что когда она нервничает, то пытается найти крайнего. Стала возникать, почему я не работаю, не убираю у себя в комнате.
- И вместо этого ты украл мои рукописи.
- Да что ты привязался? Между прочим, время от времени я перечитывал их и некоторые работы находил оригинальными. Ну, а потом чисто случайно попал на кастинг, где и продекламировал несколько твоих опусов. Дальше отступать было некуда, я остановился лишь, когда обнаружил, что в последней тетради нет законченных произведений.
- Он набрался смелости, пришёл ко мне и рассказал всю правду, - продолжил Николай Андреевич, - можно было отчитать или даже с позором выгнать из группы, но мы пошли другим путём.
Хитрый мужчина сразу понял, что надо делать.
- У тебя есть укромное место? - сразу спросил он.
Махмуд замялся, так как не хотел говорить о неразумной покупке. Как только у него появились первые шальные деньги, он вложил их в недвижимость, наслушавшись страшных баев о продюсерах, обирающих до нитки. Эта боязнь имела под собой основу, так как первые месяцы парень получал за свой труд копейки, и лишь к концу года Николай Андреевич преподнёс шикарный подарок - комфортабельную квартиру с евроремонтом, оплаченную гонорарами Махмуда.
- Поверь, я прожил длинную жизнь и знаю, как правильно распорядиться деньгами. Ты бы потратил их впустую и остался бы с носом. А так у тебя есть дом, теперь я буду отчислять деньги с твоих гонораров на иномарку. Какую ты хочешь? - спросил продюсер.
- Ну, “Феррари”, “Ламборджини Диабло”, “Мазерати”, - размечтался певец.
- Понятно! Для начала купим тебе “Фольксваген Гольф”, а лет через пять-десять дойдём и до…
- “Феррари”?
- Нет, до “Мерседеса”. Ну, а ближе к пенсии, может, и на машину ручной сборки насобираем. Главное, действовать сообща.
Оценив по достоинству заботливость продюсера, Махмуд скорее понёс деньги в контору по недвижимости, пока Николай Андреевич не распорядился его деньгами. Разумеется, молодому человеку пообещали, что всё будет в лучшем виде и за кругленькую сумму всунули клоповник. Жаловаться было бесполезно, и певец придумал для членов группы историю о конспиративной квартире, где его посещает вдохновение. Продюсер не поверил бы такой глупости, поэтому было решено ничего ему не говорить.
- Он так и не признался мне, поэтому я предложил остаться у меня. Это уж потом я выяснил, что втихомолку он бывал и в своей шикарной квартире, и в той дыре, - Николай Андреевич улыбнулся, - надо сказать, твой брат настоящий эквилибрист, акробат и циркач в одном флаконе. То в антресоли прятался, то по карнизу уходил.
- Это у него с детства.
- Ну, расскажешь как-нибудь на досуге.
- А ты один в город приехал? - спросил певец. - А то на днях мы имели продолжительную беседу с одним чудаком в милицейской форме.
- Так то, наверное, Роман Петрович, - подумал Николай, - вот почему он не пришёл ночевать. Видимо, его схватили и пытали.
- Ну, такой неприятный тип с удостоверением капитана.
- Судя по описанию, это мой отец.
- Как это? - удивился Махмуд. - Твой отец живёт вместе с матерью, я их периодически навещал, всё-таки не чужые.
Лейтенант хитро посмотрел на брата:
- А тебе никогда не приходило в голову, почему меня, такого тихого и спокойного, вдруг с такой невероятной скоростью буквально выслали из города?
- Так ты сам этого хотел.
- И какой из меня артист?
Парень задумался:
- Не знаю, ты же писал стихи, вот я и решил, что едешь покорять столицу.
- Лопух! - с чувством произнёс милиционер. - Накануне мама призналась мне во всём и велела держаться рядом с отцом, так что мы с тобой действительно братья.
- По крови?
- Нет, по спирту, - разозлился Николай. - Роман Петрович наш отец.
- Ой, а я его вчера немного помял.
- Ничего, так ему и надо.
- А он хороший?
Брат выразительно посмотрел на певца:
- Как ты охарактеризуешь человека, который сначала бросил тебя в младенчестве, а потом издевался надо мной? Он посвятил меня в грязные дела, заставил пойти по неправильному пути, превратил в бесплатную домработницу. В конце концов, я спал с ним в одной кровати.
Последняя фраза потрясла слушателей до глубины души.
- Вы не подумайте ничего плохого, - смутился Николай, - но порой он заставлял чесать ему спинку. Знаете, как это отвратительно, когда у тебя под ногтями собирается полугодовая грязь?
- Слушай, а ведь он что-то говорил о тебе, - вспомнил продюсер, - точно, он упоминал о сыне.
- То есть он меня признал? Надо же, а я думал, он хочет подставить меня или даже убить. Кстати, где он сейчас?
- Не волнуйся, разгуливает на свободе. Ты в курсе, что он собирался убить Тихона Петровича?
- Да, притом моими руками.
- Кошмар! Мне еле удалось уговорить его не делать это. Пришлось пообещать кругленькую сумму. Похоже, у вас там, в милиции, работают одни негодяи.
- Не говорите так, - взмолился лейтенант, - я знаю одного очень честного человека.
- Диму?
- Да-да.
- Боюсь, у тебя устаревшая информация, - ухмыльнулся Николай Андреевич, - думаешь, откуда у нас твой телефон?
- Я так понимаю, что это как-то связано с Димой.
- Сразу чувствуется, что ты работаешь в милиции. Правильно! Не буду тебя томить, это он дал нам твой номер.
- Напрямую?
- Нет, цепочка несколько длиннее, но суть в том, что когда его попросили оставить номер своего сотового телефона, он, ни минуты не задумываясь, назвал твой. Каково, а?
- Неожиданно, - протянул Николай.
- И это всё, что ты можешь сказать? Как по мне, так это обыкновенное свинство, классическая подстава, если хочешь.
- Брат, видишь, с кем тебе приходилось общаться? - подал голос Махмуд. - По-моему, самое время жить по-человечески. Айда с нами!
Лейтенант задумался. За последние полтора часа произошло столько всего, что потребовалось бы несколько дней для тщательного анализа.
- А что вы можете мне предложить? - уклончиво спросил он.
- Надо же, молодой человек начинает торговаться, - засмеялся продюсер. - Это очень хорошо, в шоу-бизнесе нет места альтруистам.
Мужчина описал радужные перспективы. Николай идёт в дом Тихона Петровича и не предпринимает никаких действий. Проходит положенный срок, после которого та самая звукозаписывающая студия из жалости решает выкупить все права по бросовой цене, пока ситуация не усугубилась. Продюсер, разумеется, соглашается с, как ему кажется, выгодным предложением и избавляется от тяжкого бремени.
- Ну, через некоторое время в Питере или сразу в Москве появляемся мы с новым составом Заурбеков и сногсшибательными хитами. Ты уж постарайся, триумфальное возвращение должно ознаменоваться альбомом, по силе сравнимым разве что с Elvis Is Back.
- То есть вы собираетесь всех оставить с носом? - подытожил милиционер. - Интересная рокировка, моя шахматная концепция была верна.
- Что ты там бормочешь? Нету никаких вы, есть только мы, понимаешь?
- Казбек, брат, соглашайся, - певец опустился на колени.
- Какое странное имя, похоже на название горы и сигарет. А меня зовут Николай.
- И твоё окончательное слово?
- Нет.
- Я так и думал, - трагически произнёс продюсер, - Махмуд, выруби его, он меня разочаровал.
- Может, стоит его ещё раз попросить?
- Делай, что я говорю. Мы проживём и без твоего брата.
- Хотите меня убить? Что ж, вперёд, только учтите, Дима выведет вас на чистую воду, - пророчески заявил лейтенант.
- Ах да, совсем забыл об этом проклятом сыщике, - Николай Андреевич полез в карман за сотовым телефоном.

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.