Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Литературная “Фортуна”

За литературным агентством “Фортуна” закрепилась дурная слава. Там был вежливый обслуживающий персонал, выходцы многого добивались в творческой жизни, но имели обыкновение умирать сразу по достижении пикового момента в своей карьере. Странно было то, что уходили из жизни они именно тогда, когда заканчивался контракт с “Фортуной”.
- Видимо, название фирмы поистине судьбоносное, раз уже десятый талантливый писатель не может перешагнуть порог 35 лет, - ёрничали в прессе.
Действительно, агентство хорошо устроилось: при жизни платило крохи начинающему писателю, после смерти же пускалось во все тяжкие маркетинга, включая шикарные похороны и хвалебные оды в СМИ. В результате рентабельность этого мероприятия была столь высокой, что “Фортуной” заинтересовались компетентные органы.
- Вадим Петрович, но я не могу быть агентом под прикрытием, - отнекивался юный сотрудник.
Он был молод, хорош собой и зелен, что прекрасно осознавал.
- Так ведь это же не с террористами бороться и не мафию на чистую воду выводить. Ты же сам в резюме писал, что в своё время пробовал силы в литературе. Ну-ка, посмотрим, - начальник открыл дело и начала перечислять названия произведений.
- Эх, молодой я был, глупый. Хотелось всем рассказать, что в столь юном возрасте являюсь автором 10 публикаций. Впрочем, я и сейчас не стар для карьеры писателя, - размышлял в это время Никита.
- Тут у тебя и фантастика разных направлений, и юмор, и даже серьёзная проза. Слушай, а что же ты тогда к нам служить пошёл? - удивился Вадим Петрович.
- Жизнь - сложная штука, - виновато улыбнулся наш герой.
- А, это как у Ленина, нет, Маркса. Короче, какой-то классик сказал, из прохвостов.
- Остап Бендер, - уточнил Никита.
- Точно! - кивнул головой начальник и вручил сотруднику увесистую папку.
После работы с делом под мышкой наш герой поспешил домой.
- Ой, что это такое? Опять у тебя ненормированный рабочий день? А ведь мы хотели посмотреть фильм на DVD. Я сегодня была в прокате, мне посоветовали “Раскалённую плоть”, говорят, специально для молодых семейных пар, - встретила его Галя.
- Надеюсь, это комедия, так как в ближайшее время мне будет не до шуток.
- Вообще-то это несколько иной жанр.
- Ага, я так и думал, - Никита погрузился в чтение материалов.
- А что это такое? - любопытно спросила жена.
- Я не имею права разглашать материалы следствия, поэтому ни слова не скажу тебе о литературном агентстве “Фортуна”, куда меня засылают в качестве начинающего писателя.
- А это опасно?
- Нет, что ты! Каждый творческий человек, попадающий в это заведение, через некоторое время умирает, но я думаю, что это всего лишь роковая случайность, - успокоил супругу наш герой.
В результате этих и ещё нескольких спокойных фраз Галя пошла пить валерьянку, разливая её трясущимися руками.
- Но ты ещё так молод, - всхлипывала она.
- Ничего, некоторые раскрывали свой творческий потенциал лишь в пенсионном возрасте, - Никита принялся копаться в столе.
Вскоре он достал общую тетрадь, сплошь исписанную размашистым гусарским почерком. На последней странице было написано следующее:
Кони бегают по полю,
Галя замуж не идёт.
Я повешусь прямо в поле,
Всё равно мне жизни нет.
- Да, вообще-то это не самые лучшие стихи. Зато у меня есть прекрасные строчки о природе, ирригации Казахстана и дне рожденья какого-то генсека, - забормотал Никита.
Весь вечер под вой жены и малого ребёнка он читал свои рассказы, внося коррективы. Глубокой ночью он сел за компьютер и принялся набирать полученный материал.
- Ах, почему же в то время у меня не было такого полезного агрегата? Мне бы не пришлось набивать мозоли на пальцах, тратить деньги на конверты, без конца слюнявить марки и с замиранием сердца ждать, когда же придёт ответ, - вздыхал наш герой.
Утром Галя сообщила, что уходит его, забирает сына и постепенно свыкается с мыслью, что у неё больше нет мужа.
- Оптимистично, знаешь ли, особенно, если учесть, что я ещё не внедрился в “Фортуну”, - заметил Никита и в плохом расположении духа отправился на работу.
Вадим Петрович по достоинству оценил материал, хотя сам ничего, кроме резолюций в своей жизни не писал. Даже сочинения в школьную пору он добросовестно списывал из учебника критики.
- Ну, с богом! Знай, что в случае чего мы твою жену с ребёнком на произвол судьбы не оставим, позаботимся, что вырос сын достойным человеком, - на прощание сказал начальник.
Ещё более опечаленный молодой мужчина поплёлся по дороге в злосчастное агентство. Его встретила приветливая барышня, которая усадила посетителя за стол и стала расспрашивать о литературном стаже и прочем.
- Это всё анкетные данные, ерунда, если честно. А вот с готовым материалом вы идите в тот кабинет. Удачи! - улыбнулась девушка.
Никита зашёл в богато отделанное помещение, сел на дорогую мебель и сразу же решил, что такой достаток можно получить лишь неправедным путём.
- Пишите, в общем-то, неплохо. Однако ни одно литературное издательство не возьмёт эти работы. Знаете, не принято в этой среде пускать чужака к своей кормушке. А вот если вы зайдёте, так сказать, с другого бока, то…
- Так я же за этим и пришёл, - улыбнулся наш герой.
Он решил прикинуться молодым, но ужасно амбициозным писателем, готовым продать душу Дьяволу за лишнюю гонорарную публикацию. Видимо, именно такое впечатление он и произнёс, ибо на лбу визави явственно отпечаталось: “Наш клиент”.
И вот работа закипела. Целую неделю Никита чуть ли не ночевал в офисе “Фортуны”, занимаясь активным сочинительством. Вежливые люди буквально трясли его за грудки, выбивая последние свежие идеи.
- Ну, как успехи? - спросил Вадим Петрович при личной встрече.
Измученный мужчина посмотрел на него уставшими глазами, в которых выразилась грусть, печаль, немой укор и острая потребность в полноценном сне.
- Хорошо, не отвечай! Тогда сразу перейдём к делу. Ну, они уже планируют твою скоропостижную кончину?
Никита сообщил всё, что знал: сначала его выжали как лимон, теперь же активно занимаются редакторской работой.
- Самое удивительное, что рассказы получаются на редкость гениальные, хотя последние три идеи были высосаны из пальца. Не понимаю, почему они занимаются такими делами, когда сами в состоянии писать шедевры под коллективным псевдонимом. Помните Козьму Пруткова?
- Конечно, проходил у нас по одному делу. Кажется, из свидетелей перешёл в подозреваемые и повесился на резинке от трусов в следственном изоляторе? - блеснул знаниями начальник.
- Не совсем. Какие будут дальнейшие указания?
- Дождись подписания контракта и ухитрись сделать его копию. Думаю, там есть какой-то хитроумный пункт, написанный мелким шрифтом, или же вообще после смерти документ меняют на другой с кабальными условиями. Но это мы узнаем только после твоей смерти.
- Что? - взвизгнул Никита.
- Чтобы не спугнуть их, придётся пожертвовать тобой. Небуквально, конечно, так как терять перспективного агента не хотелось бы. Как только ты сообщишь, что дошёл до нужной кондиции, мы тут же установим за тобой слежку. Не волнуйся, прокола не будет. Но на всякий случай знай, что мы не забудем твою семью. Сын должен вырасти настоящим человеком, - начал Вадим Петрович.
- Хорошо, я понял, - прервал его наш герой.
Ему совсем не хотелось думать о плохом, поэтому он предпочитал отгонять чёрные мысли. Дома мужчину никто не ждал, не просил посмотреть фильм на DVD, отчего стало грустно. Вдруг зазвонил телефон.
- Алло! Да, конечно, рад. Прямо сейчас, нет вопросов, - агентство решило в столь поздний час заключить контракт.
Перед уходом Никита не преминул проинформировать начальника, тот ещё кого-то и так далее по цепочке. В результате нашего героя вели несколько сотрудников с пистолетами в кобуре и сухариками для отвода глаз.
Сфотографировать контракт, разумеется, не удалось. Новоявленный писатель даже не смог дочитать документ до конца, так как прыгающий по комнате мужчина торопил его:
- Ещё чуть-чуть, и мы не успеем. Это же так выгодно, чего резину тянуть.
Потом он вынул гонора в наличной форме - несколько тугих пачек денег, что должно было усыпить бдительность Никиты. Тот сделал вид, что поддался, поэтому размашисто расписался в контракте, правда, симпатическими чернилами.
- Извините, но документы подобного рода составляют в двух экземплярах. Где же моя копия?
Некогда прыгающий визави теперь сменил тон и холодно заявил:
- Слушай, что ты за человек такой? Получил деньги - радуйся, а то бы до конца своих дней писал всякую муть. Ты хоть знаешь, во сколько обошлась работа редакторов над твоими, стыдно и смешно сказать, рассказами?
Наш герой злорадно отметил, что спустя некоторое время его подпись исчезнет с бумаги, и направился к выходу. Но там его уже ждали двое мужчин недружелюбной внешности.
- Прошу прощения, можно пройти? - спокойно сказал Никита.
- Нет! Вас ожидает сауна, бассейн, девочки. Кто же идёт домой трезвым и мрачным после подписания удачного контракта?
- Удивительное дело, вроде бы простые охранники с недобрыми мыслями, а изъясняются не хуже какого-нибудь литератора, - подумал наш герой.
Вдруг его осенило, он уже хотел развить свою мысль, но свет в глазах погас. Очнулся мужчина дома в окружении родных и близких: сын тянул за волосы, жена сморкалась в рукав, начальник изучал семейный альбом.
- Ну, как дела? - спросил он.
- Нормально, кстати, а в чём дело?
- Всё в порядке, жаль, конечно, что пришлось вывести тебя из игры. Хотя, думаю, концовка получилась бы отличной, - Вадим Петрович стал проявлять своё актёрское мастерство.
- Умерщвление творческого человека, чтобы увеличить цены на его работы - как это низко, - подделывал он голос нашего героя.
- Зато прибыльно! - говорил начальник басом.
- Я понимаю, если бы делали отчисления его семье, это хоть как-нибудь сгладило вашу вину, но вы же просто паразитируете на его славе.
- Между прочим, мы создали имя писателю, поэтому вправе самостоятельно распоряжаться его дальнейшей судьбой. Лучше самим скрепя сердце умертвить личность, чем ждать того дня, когда она предательски вильнёт хвостиком и убежит под крыло какого-нибудь издательства.
Никита одобрительно кивнул головой. Именно такого поворота событий он и ожидал, надеясь, что сможет произнести патетический монолог и защёлкнуть браслеты на руках негодяев.
- А мне кажется, это чересчур банально, - раздалось из прихожей.
В комнату вошёл главный по умерщвлению писателей, который, по идее, должен находиться в местах, где отбирают шнурки и плохо кормят.
- Что происходит? - попробовал подняться Никита.
- Спокойно, все свои, - улыбнулся начальник и раскрыл все карты.
О пристрастии нашего героя к сочинительству знали все: жена, друзья и коллеги. Последние с подачи Гали решили устроить маленькое приключение, чтобы мужчина вспомнил своё творческое прошлое. Благо, сделать это было легко: литературное агентство “Фортуна” выпустило на свет Божий нескольких одиозных персонажей, которые действительно умерли, но при неблагозвучных обстоятельствах. Об этом начальство решило промолчать, прибегнув к помощи шефа Никиты. Вот поэтому тот и решил воспользоваться услугой “Фортуны”, которая с помощью огромного штата профессиональных редакторов могла превратить детский лепет в эпическую сагу.
- Чёрт, а я ведь расписался симпатическими чернилами! Выходит, не видать мне баснословных гонораров? - расстроился наш герой.
- Не переживай, наличность, что тебе дали, была “куклой”, так что, мы в расчёте. А ты пока отдыхай и сочиняй звучный псевдоним.
- Подождите, выходит, Галя обо всё этом знала, принимала активное участие, мучила меня. Как-то нехорошо получается, - надулся мужчина.
- Будет тебе! Творческого человека нельзя беспокоить по пустякам вроде просмотра фильмов на DVD, вот я и согласилась на этот маленький следственный эксперимент. Теперь ты запросто можешь бросить работу и стать настоящим писателем. У тебя появятся поклонники, в то числе женского пола, которые будут просить расписаться на ягодицах и шлёпнуть вместо восклицательного знака.
Все расхохотались. Действительно, спустя некоторое время на литературном Олимпе появился новый бог, который писал так чудно, что все мечтали с ним встретиться. Но воспитанник “Фортуны” вёл все дела через посредников и не разглашал своего настоящего имени. Более того, Никита даже не уволился с места работы, не бросил семью, то есть вообще не стал поддаваться искушению.

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.