Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 31 (часть первая)

За кромешной темнотой последовал яркий свет, который ослепил глаза, но постепенно зрение вернулось. Пиренг очутился в помещении, напоминавшем комнату отдыха и пыточную одновременно. Рядом с упругой софой стояло кресло, посредством которого в древние времена люди лишали преступников жизни.
“Электрический стул, - мальчик вспомнил название. - Даже не верится, что у кого-то сохранился такой антиквариат. Может, я очутился в далёком прошлом? Тогда почему здесь так уютно? Наверное, это VIP-камера”.
Не надеясь на удачу, ребёнок толкнул дверь, которая оказалась незапертой. Удивившись такому везению, он вышел в длинный коридор. Тот был настолько продолжительным, что, спустя пять минут после отправления в путь, даже прищурившись, Пиренг не смог увидеть точки отсчёта. А очень скоро прямо с потолка спустился плотный туман. Где-то вдалеке слышалась речь, резонировавшая со стенами предположительно большого актового зала.
“Точно, это тюрьма, - решил юный монарх. - А сейчас у заключённых по расписанию просмотр художественного фильма об искренней дружбе и взаимовыручке для поднятия патриотизма и боевого духа. А сами, небось, двадцать пятый кадр включают и гипнотизируют бедолаг”.
Идти на голос не хотелось, однако иного выхода не было, поскольку все двери, встречавшиеся на пути, не поддавались ни уговорам, ни грубой физической силе, если можно так сказать о ребёнке, совсем недавно отстававшем от своих здоровых сверстников.
“Я буквально одним глазком взгляну и тут же обратно”, - подумал Пиренг.
Едва он зашёл в просторное помещение, как дверь автоматически захлопнулась, и в зале включили яркий свет.
- А вот и последний гость! - радостно чирикал конферансье, в котором без труда можно было узнать Ранола, лишившегося последних признаков анимала.
Все разом обратили внимание на вошедшего. Среди множества незнакомых физиономий, изуродованных язвами и прыщами, или вовсе похожих на первый блин, который обязательно комом, ребёнок заметил группу до боли знакомых лиц: Матис, Таррик, Сивана, Элацио, Заг. Казалось, все близкие сидели в одном ряду, в котором, кстати, пустовало одно кресло.
- Мальчик мой! - обрадовался император. - Иди к нам.
- Блудный сын вернулся в отчий дом, - щебетал вождь со сцены. - Как это трогательно и мило, я сейчас расплачусь.
Юный монарх сел на место и с немым вопросом уставился на предательски молчавших гуманоидов.
- Кто-нибудь объяснит мне, где я нахожусь и что здесь происходит?
- Сейчас будет самое интересное.
Пиренг опешил. Не такой реакции он ожидал от тех, кто исчез при загадочных обстоятельствах. Впрочем, его не обманули. Вскоре свет вновь погас, и на подмостки вышел Нраку собственной персоной. За ним шёл парень в строгом костюме, точно таком же, как и у ведущего.
- Давайте поаплодируем Ранолу за вступительные слова, - предложил мужчина, после чего зал зашёлся в неистовых рукоплесканиях. - А теперь разрешите представить моего верного помощника Вертика. Некоторые с ним уже знакомы, однако, думаю, они ошибочно полагают, что это последний негодяй. Это не так.
- Последний негодяй - это вы! - воскликнул ребёнок.
Гуманоиды, пробывшие здесь не первые сутки, улюлюканьем осудили слова неразумного брата.
- Это поистине уникальный субъект, за что мы все должны благодарить его прародителя, - продолжил представитель шестой расы.
Если любой личности, пусть даже самых широких взглядов, сказать, что очень скоро привычный мир пойдёт прахом, мало кто примет это к сведению и опрометью побежит в банк, чтобы взять огромный кредит в надежде не возвращать его. Цивилизованные гуманоиды были не из этого числа: избранные всех рас, кроме одной, поднимали на смех новоявленного сказочника и советовали обратиться в психиатрическую лечебницу.
- Вертик стал первым исключением из этого правила, а очень скоро оказалось, что дело не в особенностях восприятия отдельного субъекта, а в тенденции общественного мировоззрения.
Пиренг вновь почувствовал себя имбецилом, слушавшим рассказы мудрого наставника.
- Ещё чуть-чуть и изо рта побежит слюна. Вы можете выражаться яснее?
Нраку улыбнулся:
- Безусловно, ваше величество!
Все кругом засмеялись, даже сидевшие в одном ряду с ребёнком. Больше всех покатывался Матис.
- Не вижу повода для веселья, - буркнул мальчик, - я действительно благородных кровей.
Он был не в курсе, что очутился в месте, где громкие звания и регалии ничего не значили. Прошлый мир послужил основной для светлого будущего, посему упоминать свой титул правителя несуществующей империи было крайне неразумно.
- По просьбам монаршей особы, - мужчина тонко улыбнулся, - объясняю, что имел в виду.
Прародитель всех малахов, если верить названию, действительно был большим поклонником методики нетрадиционного лечения, что наложило определённый отпечаток на его отпрысков. Те, будучи законченными анархистами, отвергали всякую власть и устои общества, поэтому с большим интересом отреагировали на заявление Нраку. Первым он решил обратиться именно к Вертику, который набрался достаточно мудрости от своего учителя и теперь слыл большим просветителем.
- Милейший, а что вы скажете, узнав, что относитесь к избранным? - мужчина без всякой прелюдии подошёл на улице к парню и задал столь интересный вопрос.
Тот, как и предстало нигилистам со стажем, в нескольких словах обозначил свою позицию:
- Болтать можете, что угодно, но в вашу секту я не пойду и подношения не дам.
- А никто вас и не просит. Просто взгляните на эту книгу.
Увидев “Апокриф мира”, о котором в своё время рассказывал Таррик, малах задумался. Индивид, который умудрился украсть фолиант, который мог находиться только в личной библиотеке каждого правителя, заслуживал его внимания.
- Если думаете, что я не знаю, как правильно читать эту книгу, то напрасно теряете время.
- Вот как? - удивился Нраку. - И кто же научил вас этому?
Услышав имя воспитателя Пиренга, в голове мужчины созрел дьявольский план, по которому каждый избранный должен был потянуть за собой собрата.
- И где же он сейчас находиться?
- Таррик постоянно в пути, его знают в каждой стране, - произнёс собеседник с некоторой завистью и злобой. - Оставил меня здесь, а сам в таком преклонном возрасте видит мир и наслаждается жизнью.
- А вы хотите справедливости?
Парень кивнул, что свидетельствовало лишь об одном - он глубоко заглотнул крючок, и чтобы избавиться от него придётся претерпеть неимоверную боль.
- В таком случае перескажите своим соотечественникам пророчество и каждый раз упоминайте, что ваш учитель скрыл это от остальных. Вот увидите, через некоторое время вы станете героем, а он ренегатом.
- А меня не постигнет участь Кассандры?
- Вы знаете древнегреческую мифологию прежней Земли? - удивился Нраку. - Это же было так давно. У вашего наставника завидный багаж знаний, вам придётся очень постараться, чтобы развенчать его авторитет.
- А как мне вас найти?
- Ментальным образом, - спокойно ответил собеседник.
- То есть?
- Я улавливаю импульсы головного мозга тех, кто позволяет мне делать это. Вам достаточно мысленно попросить, чтобы я вышел к вам на связь.
Простившись с загадочным незнакомцем, Вертик потратил достаточно времени и сил, чтобы донести до каждого жителя, что его ждёт впереди. Когда же все разом стали замечать, что целебные свойства выделений снижаются, ни у кого не осталось сомнений.
- Вот такая грустная история, - мужчина заверил свой рассказ.
Малах бросился в зрительский зал:
- Учитель, простите меня. У меня просто не было другого выбора. Только так мы будем вместе.
Нему навстречу поспешил Таррик.
- Мы ничто, главное, что счастливы другие, - сказал он и обнял парня.
- Чёрт знает что! - возмутился Пиренг.
- Ваше величество, вам не нравятся хорошие концы в интересных историях? - живо отреагировал Нраку.
- Здесь столько патоки, это просто невозможно.
- Вы ещё очень молоды, с годами сентиментальность доберётся и до вас. Ну, я продолжаю. Вторым индивидом, который поверил в пророчество, оказался Ранол. Неслучайно они с Вертиком одинаково одеты. Посмотрите, ребята похожи друг на друга, как две капли воды. Братики!
Если учесть, что один в недалёком прошлом был анимал, а другой малах, то это утверждение можно было считать ироническим, однако вместо смеха послышались аплодисменты.
- Вождь анималов так же исключительный экземпляр, - усмехнулся рассказчик.
Несмотря на то, что Ранол и был причиной пророчества, в него он поверил гораздо позже, когда дело шло полным ходом. Вертик к тому времени просветил своих соотечественников о том, что часть из них превратится в людей, а другая будет деградировать до ничтожного состояния. Вождь же решил, что “Апокриф мира” не связан с проблемами с его скудеющей растительностью на теле, и тогда таинственный союзник посоветовал обратиться к Таррику.
- Если бы я продолжил убеждать упертого анимала в том, что он отказывался принимать, то только бы ухудшил взаимоотношения и оттянул срок свершения пророчества. Вот и пришлось схитрить, - самодовольно улыбнулся мужчина.
Очередной раз рассказывая о светлом будущем, он внимательно посмотрел на собеседника и спросил:
- Вас что-то гнетёт?
- Всё в порядке, это мои личные неурядицы, они никак не связаны с общим делом.
- Ошибаетесь! В преддверии скорого единения мы должны сплотиться. Ваши проблемы - моя головная боль. Ну, что такое?
- Я, конечно, верю, что скоро всё закончится, но пока проявления пророчества могут стоить мне власти в клане.
- Есть такой малах Таррик. Он целитель, мудрец, воспитатель, короче, мастер на все руки, - Нраку сделал длинную паузу.
- Продолжайте.
- Нет, это невозможно.
- Почему?
- Долгое время он жил во дворце техносов, а теперь попал в плен к безликим.
- Мы перехватим его, - запальчиво сказал вождь.
- Милейший, это опасно. В цитадель Картоса не может проникнуть ни один вражеский лазутчик.
Естественно, после таких слов у Ранола не было другого выхода, кроме как доказать, что его соотечественники лучше десятка опытных агентов, способных перевоплощаться и действовать по обстоятельствам. К тому времени представитель шестой расы уже связался с алчным политиком, который ради своей мечты был готов похитить кого угодно.
- Выходит, вы всё спланировали? - воскликнул Пиренг. - А я всё думал, зачем безликим Таррик. Понятное дело, что он величайший гуманоид, но это ещё не повод для такого нахального поступка.
Доселе молчавший Элацио подал голос:
- Вообще-то нам и раньше приходилось совершать такие деяния, только фигуры были не такого большого масштаба. Картос даже не понял, что натворил, поскольку считал малаха домашним доктором императора и наставником его отпрыска.
Тут и Таррик не остался в стороне:
- Да я сам был уверен, что именно такой фигурой и являлся. В конце концов, наш мир не так безнадёжен, в нём и без меня хватает образованных людей.
Именно это он пытался объяснить Ранолу, перенёсшему его в неизвестное место.
- Это не с целью выкупа, - сразу сказал вождь. - Моему союзнику нужны именно вы как незаурядная личность.
- Я, конечно, польщён, но почему же он не связался со мной? Я бы с радостью помог ему, проконсультировал бы.
Анимал махнул рукой, поскольку сам не понимал, к чему это всё и как он согласился участвовать в данной авантюре с постоянными перемещениями и жгучими спецэффектами, от которых растительность вылезала не по дням, а по часам. К нему подошёл таинственный союзник, шепнул на ухо слова похвалы и попросил оставить его наедине с гостем.
- Вы знакомы с концепцией глобалистов о золотом миллиарде народонаселения? - вместо приветствия спросил визави.
Малах кивнул. Он прекрасно знал историю прежнего мира, поэтому запросто мог сам расписать все плюсы и минусы этой идеи.
- Крайне негуманно, не правда ли? - спросил мужчина.
Из уст индивида, который каждый день похищал десятки и сотни гуманоидов, это выражение звучало крайне дико. Впрочем, он имел дело с тактичным мудрецом, который применил дипломатическое искусство, чтобы вежливо улыбнуться и высказать свою точку зрения:
- Смотря относительно кого. Те, кто попадут в эту касту избранных, будут считать себя достойными этого, а вот оставшиеся на задворках цивилизации в качестве рабов, полуголодных зверей, словом, отбросов общества, вряд ли согласятся, что это справедливо.
- Им так и не удалось воплотить концепцию в жизнь.
Таррик вздохнул. К счастью или к сожалению, космический артефакт кардинально изменил ход истории, поэтому никто никогда не узнает, что бы получилось в случае осуществления задумки. Разумеется, нашлись бы счастливые и недовольные, ярые поборники и противники, но, по крайней мере, люди бы остались теми существами, какими были на протяжении более двух тысячелетий.
- Однако история движется по спирали. И есть в ней такие витки, которые просто невозможно пропустить.
- Что вы хотите сказать? - удивился малах. - Все расы настолько различны, что ещё нескоро созреет общеполитическая идея интеграции с целью создания общества мирового господства и андеграунда безвольных рабов.
- Да, я в курсе. Обязательно появятся какие-нибудь нечесаные антиглобалисты, которые будут размахивать плакатами, ложиться под колёса и даже закладывать бомбы. Но что если можно создать общество, где счастье элиты не будет зависеть от страданий окружающих?
Мудрец рассмеялся. Собеседник упоенно пересказывал содержание “Апокрифа мира”, если его читать наоборот.
“Обладает мистическими способностями необъяснимого разумом характера, сотнями похищает людей, а на самом деле классический идеалист, которому по странному стечению обстоятельств в руки попала великая сила”, - думал старик.
Исчезнув первым, Таррик привык к несколько непоследовательному поведению мужчины (после жизни под одной крышей с прагматичными техносами любой зевок или оговорка казались недопустимыми проявлениями подсознания), который похищал не только видных общественных деятелей всех стран, но и рядовых граждан.
- До инцидента с космическим артефактом на Земле говорили, что хороший человек - это не профессия, - смеялся мудрец.
За эти дни он успел если не подружиться, то хотя бы проникнуться к Нраку. Тот казался ему не злым гением, а жутким романтиком, наивно полагающим, что он настоящий спаситель лучших умов мира. И в силу этих обстоятельств мужчина не мог обойтись без театрализованного представления.
Впрочем, сейчас малах был готов поверить, что все эти старания были не напрасны, чего нельзя было сказать о Пиренге. Почувствовав вкус власти, мальчик и сейчас ощущал себя юным монархом, поэтому продолжал выкрикивать с места.
- Вы загребали жар чужими руками, - сказал он. - А что вы представляете собой без гипноза, постоянных перемещений и многочисленных марионеток?
Мужчина засмеялся:
- Понимаю, что вам всем хотелось бы услышать, что без каждой персоны в отдельности ничего бы не произошло, однако это не так. Придётся сказать правду.
- Ну, наконец-то!

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.