Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 21

После ухода Сиваны безликий ещё немного посидел в шатре и направился к выходу, где его перехватил начальник.
- Сегодня в клане было такое веселье, что я не договорился о твоём переводе на другую погранзаставу. Потерпишь ещё один день? Думаю, завтра я всё улажу, - сказал он.
- Завтра всё будет по-другому, - ответил Нотр и сам удивился странности фразы.
- Ты о чём?
- Пока не знаю, - собеседник задумался. - Вам не кажется поведение гостьи несколько странным?
- Отчего же? Молодая девушка прилетела в наши земли, устала, к тому же сказывается процесс акклиматизации. Всё в порядке. Кстати, я тебе тоже советую ложиться спать, к утру излишняя подозрительность должна пройти.
- Но ведь до встречи с Ранолом она хотел узнать о таинственном союзнике.
- Ничего страшного, завтра вспомнит.
Пограничника терзали смутные сомнения, которые отчасти были связаны с тем, что прежде он никогда не оказывался в таких ситуациях. Нести вахту в цитадели Картоса было ужасно скучно, неинтересно, но зато безопасно и не требовало острого ума и незаурядных способностей.
“Что-то здесь не так, - подумал Нотр. - Придётся установить наблюдение за объектом”.
Очень скоро он нашёл шатёр для гостей. В нём горел тусклый свет и был виден женский силуэт, склонившийся над каким-то прибором. Лёгкий ветер позволял слышать обрывки фраз, из которых безликий сделал вывод, что девушка сообщает вести с полей своему подельнику.
- Как ты и просил, вышла на связь, - вещала архивариус. - Добралась нормально, правда, пока ничего не узнала, но не расстраиваюсь. Сделаю попытку в полночь по местному времени. Ну, а у тебя как дела?
Собеседник зажужжал что-то в ответ, отчего голос Сиваны повеселел:
- Я же говорила, что трансляция твоих подвигов благоприятно скажется на его здоровье. Продолжай в том же духе, а то ведь неизвестно, когда я найду Таррика. Конец связи!
После этого свет в шатре погас и послышался высокий звук прибора. Девушка заводила будильник.
“Теперь понятно, почему она попросилась спать, - догадался Нотр. - Это лазутчица от техносов, которая под покровом ночи решила взять реванш. Ясно, откуда ей известна сверхсекретная информация. Придётся ждать ночи, чтобы взять шпионку с поличным”.
Превратившись в среднестатистического анимала, парень преспокойно прислонился к проходу шатра, рассудив, что архивариус, идя на разведывательную операцию, обязательно разбудит его. Тот, разумеется, вида не подаст, и техноска решит, что этот зверь, изрядно выпивший по случаю возвращения вождя, не опасен и не помешает.
“Гениальный план! - безликий нескромно похвалил себя. - В духе Элацио, только в моём случае больше дерзости”.
Забавно, но получилось именно так, как рассчитывал пограничник. Сивана, встав по будильнику, спросонья налетела на тело и, даже не извинившись, пошла дальше.
“Интересно, что это было такое мягкое? - подумала она. - Вроде бы, когда я ложилась спать, у входа не лежало никакого коврика”.
Нотр, стиснув зубы от боли, зло посмотрел девушке вслед:
“Если так поступила архивариус, всё время проводившая с книгами, то даже страшно представить, на что способен солдат элитных имперских войск. Видимо, это её первое задание”.
Крадучись, безликий осторожно проследовал за гостьей, которая после нескольких минут лёгкой рысцы без предварительных церемоний влетела в шатёр Ранола. Это обстоятельство разом восстановило авторитет техноски в глазах пограничника.
“И не стыдно ему пользоваться служебным положением? - возмутился Нотр. - Если так сладострастен, пусть бы выписал себе сексуалку. Я не позволю ему надругаться над возлюбленной моего друга. Её понять можно - она на всё готова ради Элацио, даже не грех. Но он же правитель, а опустился до такой низости”.
Оказавшись в гостях у вождя, Сивана отметила про себя, что тот за это время даже не удосужился создать интимную обстановку.
“Сразу видно, что зверь, а не романтик, - подумала она. - Мог хотя бы ночник включить или свечи зажечь”.
Ранол вёл себя на удивление тактично: не стал лапать, рвать одежду и выть на луну от крайнего возбуждения. Казалось, анимал ждал не хорошенькую барышню, а Род клана для обсуждения политических дел особой важности.
- Зачем вы позвали меня? - прямо спросила архивариус.
- Я? - деланно удивился вождь. - Мне казалось, что это вы хотели встретиться с Тарриком.
- Да, - собеседница огляделась по сторонам. - Он здесь?
- Почти.
- Вы можете говорить без экивоков?
- Конечно, только сначала напишите следующий текст, - мужчина протянул необходимые принадлежности. - Я продиктую.
Удивлённая техноска покорно взялась за перо. Интимная встреча перерастало в нечто непонятное. Письмо выходило на редкость странное:
- Милейший Нотр! Я сама плохо соображаю, куда отправляюсь. Поверьте на слово, что искать меня бесполезно. Предвосхищая ваш порыв энтузиазма, предлагаю направить все усилия на возвращение Инала. Думаю, вы знаете, кто это. Одно то, что он враг вашего бывшего босса, уже должно подстегнуть к скорейшему выполнению. К тому же у меня есть все основания полагать, что он сыграет немаловажную роль в спасении Таррика, Элацио и, возможно, всего разумного человечества. Как только вы выполните мою просьбу, мы все встретимся. Ваша Сивана.
Ранол, перечитав послание, остался доволен.
- Ну, вы готовы к встрече?
- Простите, а что это всё значит?
- Это руководство к действию.
- И как его понимать?
- Прямо. Как инструкцию, - улыбнулся вождь. - Да вы не волнуйтесь, он справится. Элацио сказал, что Нотр смышлёный парень.
- А что значит фраза о спасении всего разумного человечества? Откуда ему взяться, когда мы уже давно не люди? - не успокаивалась Сивана.
- Ошибаетесь. Мы семимильными шагами возвращаемся к своему первозданному виду. Для свершения пророчества нам нужен эффект закрепления, а такое возможно только при участии достойных гуманоидов.
Девушка растерянно заморгала глазами. Похоже, Пиренг напрасно смеялся с неё, говоря, что теория всемирного заговора - это первый шаг к паранойе. Иногда мания преследования - это нормальная реакция организма на условия окружающей среды.
- Всё уже просчитано? Мы всего лишь пешки в чужой игре?
- А разве это плохо? У меня есть точные координаты нахождения Инала на тот момент, когда Нотр будет в стране сексуалов. Надо будет приложить эту ценную информацию к вашему письму.
- Как это возможно? Вы предвидите будущее?
Ранол засмеялся:
- Я тут совершенно ни при чём. Здесь нет никакой мистики, просто есть гуманоиды, способные анализировать ситуацию. Они-то всё и просчитали, а я лишь скромный исполнитель их воли. Как вы сказали, пешка в чужой игре? Вот-вот.
Пока архивариус обдумывала следующую фразу, он прикрепил к листу особо важные сведения и попросил подойти ближе к нему. Поцеловав руку барышни, вождь произнёс какую-то скороговорку, и шатёр озарил фантастически яркий свет.
“Ничего себе! - подумал Нотр, стоявший всё это время на улице. - Похоже на ядерный взрыв в миниатюре”.
Как только огни исчезли, парень на свой страх и риск вошёл внутрь.
- Эй, а где все? - в полный голос спросил озадаченный пограничник.
В помещении не осталось ни намёка на недавнее пребывание Сиваны и вождя, хотя парень добросовестно искал их за ковром и под столом, на котором одиноко лежали те самые бумаги. После третьего чтения текста безликий понял, что он безнадёжно глуп, поскольку понимал не более Сиваны.
“Может, рассказать обо всём Загу? - размышлял Нотр. - Он меня поймёт и не осудит, возможно, даже поможет. Но как быть с его соотечественниками, которые обязательно разбушуются, узнав, что их вождь снова исчез? А если, чего доброго, сделают меня крайним и съедят заживо?”
В результате было принято довольно не оригинальное решение: действовать в одиночку. С тех пор как пограничник попал в этот клан, он только и делал, что готовился разобраться во всём лично без посторонней помощи. Однако снежный ком проблем имел тенденцию нарастать в геометрической прогрессии.
“Надеюсь, посудина, на которой прилетела Сивана, никуда не исчезла со злакового поля, - подумал парень. - Иначе весьма проблематично будет исполнить её просьбу”.
К его счастью задремавший пилот беспечно оставил двери корабля открытыми и даже не поднял трап, поэтому Нотр без проблем вошёл внутрь. Ему не хотелось тревожить мужчину, травмировать его психику резким появлением и долгими объяснениями, однако иначе он поступить не мог.
- Так получилось, что я не умею летать, - бодро начал безликий, растолкав штурмана.
- Ничего страшного, я тоже.
- Но вы же пилот!
- Да, но не своим же ходом, а только на корабле. Ах, почему гуманоиды не летают как птицы.
Пограничник удивлённо посмотрел на собеседника. Казалось, что тот бодрствовал. Однако в таком случае, почему он не поднял панику, что общается с неизвестным?
- Вы, наверное, ещё спите, - предположил Нотр.
- Каюсь, грешен.
- Придётся очнуться, ведь я настоящий и сейчас ущипну вас.
Пилот тяжело вздохнул:
- А я-то надеялся, что это сон. Вы от Сиваны?
- Да, вот письмо и листок с координатами.
Изучив содержание послания, мужчина покачал головой:
- Стареть начал.
- Почему? - удивился парень. - Буквы плохо различаете? Так это куриная слепота или старческое зрение.
- Если бы! Я вникнуть не могу. Получается, что она сама не понимает, откуда это всё знает.
- Не волнуйтесь, я тоже из всего этого вразумил, что нам надо спасать Инала.
- А он хороший?
- Насколько мне известно, нет, - вздохнул Нотр. - Но Сивана пишет обратное.
- А кто он такой?
- Видный политик государства безликих.
- Тогда он не может быть хорошим, - глубокомысленно заметил штурман и занялся подготовкой к полёту.
Пограничник усмехнулся, вспомнив свою работу у Картоса. Тот без конца обвинял оппонентов во всех смертных грехах, говоря, что ему приходится отвечать адекватными мерами, чтобы не оказаться съеденным заживо.
“Интересно, как он там? - подумал парень. - Обо мне там никто даже не вспомнил, но вот исчезновение Элацио наверняка вывело его из себя. Это хорошо, так ему и надо”.
От столь приятной мысли по телу пассажира побежали мелкие мурашки, и неожиданно для себя он заснул.
- Вот мы и на месте, - улыбнулся пилот. - Мне вот интересно, как ей удалось составить такую точную карту. Здесь указано и место посадки, и дороги с переулками, и даже дом, где находится этот самый Инал.
- А меня волнует другое, - зевнул собеседник. - Что я скажу этому политику?
- Решайте проблемы по мере их возникновения, - философски посоветовал штурман.
- Пожалуй, вы правы.
Оказавшись на свежем воздухе, Нотр не мог удивиться резким изменениям как атмосферы, так и окружающей действительности. Запах нечистот, находившихся в самом различном агрегатном состоянии под ногами, явственно контрастировал с ароматами духов, которыми были щедро облиты прохожие.
- Сексуалы, - догадался иностранец. - Какие же они всё-таки красивые.
Услышав столь лестный отзыв, несколько симпатичных девушек замурчали что-то ласковое на своём диалекте и на вполне сносном общемировом языке произнесли:
- Чужеземец хочет взять себе домой подружку?
- Вообще-то нет.
- Друга?
- Опять не угадали.
- Обоих сразу? Шалунишка! - засмеялись кокетки.
- Вообще-то я тут по делу, - парень показал карту, - вы не знаете, как попасть на эту улицу?
- Мы сексуалки, а не справочное бюро, - фыркнули девушки.
Поняв, что иностранец не увезёт их за границу, они решили не распыляться на него. Впрочем, это было совершенно ни к чему. Нотр пошёл по указателям и вскоре очутился в грязном переулке.
“Что делает магнат в этих трущобах? - удивился следопыт. - У богатых свои причуды. Я бы на его месте сидел в своих шикарных апартаментах и радовался жизни, а ему всё экстрима подавай”.
Дверь оказалась не заперта. В комнате сидел мужчина с безнадёжно печальным лицом. Казалось, это преступник, приговорённый к смертной казни, который ещё чуть-чуть и разрыдается в икоте, прося суд о снисхождении.
- Вы Инал? - спросил парень.
- Вот уж не думал, что кто-то здесь меня знает. Вы из посольства? - обрадовался безликий.
Нотр, не зная, что сказать, вперился в карту пути, будто там были написаны все дальнейшие реплики. Вдруг прямо на его глазах буквы и условные обозначения слились в одно чёрное поле, из которого затем появился ультиматум. Не в состоянии найти логичное объяснение произошедшей метаморфозе пограничник молча протянул листок собеседнику. После ознакомления с требованиями тот поднял на него грустные глаза и вздохнул:
- Я согласен на всё, только заберите меня отсюда.
“И это тот самый делец с мёртвой хваткой, который, имея безразмерное состояние, торгуется за копейки? - удивился безликий. - Похоже, народ как всегда всё преувеличивает”.
Он ошибался, поскольку не знал, что пережил Инал за это время. Узнав, что они заперты в далеко не дружелюбной стране в компании с врагом народа, союзники тут же решили бежать. Дело оставалось за малым - совершить задуманное.
- Пожалуй, впервые за свою долгую политическую карьеру жалею, что я не агент и не простой житель. Трансформироваться в сексуала не удастся, у нас фиксированные облики, - Корто печально покачал головой.
- А почему бы вам не обратиться к своим агентам?
- Вы о чём?
- Ни для кого не секрет, что вы обладаете обширной сетью шпионов как внутри нашей страны, так и в других государствах.
- Это невозможно.
- Полноте! - возмутился Инал. - Я понимаю, что вы не хотите раскрывать своих секретов, но ситуация давно перешла за грани туристического путешествия. Пока мы находимся здесь без средств к существованию, Картос склоняет на свою сторону рядовых членов Совета ликов, оставшихся без лидеров.
- Тут дело не в моём желании. Я всесилен только в своём рабочем кабинете.
- Как же так получилось?
- Всему виной проклятая конспирация, - вздохнул Корто.
То ли безликие действительно произошли от евреев, то ли это происки врагов, однако данная нация всегда славилась своим уникальным подходом к наживе и родине. Граждане различали частное и коллективное, отдавая предпочтение первому. При такой ситуации в стране оставалось места для подвига, но героев в правительстве с каждым годом становилось всё меньше и меньше. Именно поэтому Совет ликов представлял собой три силы, которым было плевать на народ. Они решали свои дела, обогащались за счёт ресурсов отчизны и искренне радовались, что прародитель не заложил в них чрезмерную стыдливость. А вот подозрительности и боязни быть раскрытым и потерять всё в одночасье в нутре наблюдалось так много, что в правительстве конспирировались все, даже уборщики, опасаясь, что кто-нибудь прознает, что они моют сортиры только два раза в неделю, а фирменные кусочки мыла проносят в нижнем белье.
- Мои агенты на чужбине часто сталкивались со шпионами Картоса, притом никто из них не ратовал за страну. Каждый выполнял задание своего босса, - пояснил политик. - Вот тогда-то мне в голову и пришла мысль о создании целой структуры, которая будет получать приказы не от конкретной личности, а от умной машины.
- А ею управляли вы, - догадался Инал.
- Конечно! Поэтому если бы враги поймали агентов, те бы до последнего вздоха утверждали, что на это задание их отправил какой-нибудь компьютерный терминал 11-43, находящийся в локации с заданными координатами. Номера, разумеется, выдавались с помощью генератора случайных чисел и ничего не значили. А вот по названным адресам, - Корто самодовольно усмехнулся, - находилась недвижимость моего заклятого врага.
- Хорошая подстава.
- Скорее конспирация, вводящая в заблуждение в случае провала.
- То есть ни один из агентов не подчинится вашему приказу?
- Разумеется. Ведь всё так обставлено, что они же работают не на меня.
- Получается, мы остались наедине с этой недружелюбной страной? - плаксиво спросил Инал.
Собеседник не ответил. Он вышел из комнаты в поисках Уйца, который несколько часов назад обещал вернуться с едой.
“Счастливый, - подумал магнат, - если в такую трудную минуту может думать о еде. Похоже, я пропал”.
Нотра, появившегося в дверях, он встретил как спасителя и был согласен на все условия.
- Тогда поспешим, - поторопил его парень, - с вами больше никого?
Инал отрицательно покачал головой, боясь своим голосом привлечь Корто, находившегося где-то неподалёку.

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.