Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 19

Прошло несколько томительных дней, которые Пиренг провёл, разрываясь между постелью больного отца и троном, на котором его хотели видеть все чиновники, а Сивана - в библиотеке, запоем читая “Апокриф мира” новым способом. Чем больше она узнавала, тем отчётливее понимала, что врагов слишком много, и они хорошо организованы.
- Теория всемирного заговора, - усмехнулся наследник, услышав озвученные опасения. - Помнится, Таррик рассказывал мне о таком мировоззрении, которое, как правило, доводит людей до мании преследования.
- Какое это имеет отношение к учёбе?
- Никакого. Наверное, поэтому папа так часто с ним ссорился. А наставник всегда говорил, что будущий монарх должен быть всесторонне развит.
- Интересно, где он сейчас?
Пиренг пожал плечами. Всё это время он исполнял исключительно представительские функции и был сыт этим по горло. Посетители требовали аудиенции с ним, а, увидев, как он чинно сидит на отцовском троне, тут же уходили прочь. В результате дела, требующие государева разрешения, накапливались, но никто не предлагал мальчику подписать даже самый незначительный указ.
- Таррик мне нужен прямо сейчас, притом целым и невредимым, - молодой монарх грозно сверкнул глазами. - Придётся напомнить этому Картосу, кто тут главный. Если он действительно хочет добиться аудиенции, то пусть шевелится, а не ждёт, когда гуманоиды сами вернутся во дворец.
Разговор с безликим не принёс ожидаемых результатов. Собеседник был нарочито вежлив, временами лебезил, но было сразу понятно, что он просто оттягивает время.
- Если вы не в состоянии выполнить мою просьбу, так и скажите. Я обращусь к профессионалам, - наследник надеялся, что таким образом заденет достоинство мужчины.
- Я стараюсь, юный монарх, - заискивающе улыбнулся политик. - Могу я поговорить с вашим отцом?
- В этом нет никакой необходимости.
- Неужели он заболел? - обеспокоено спросил Картос.
Это были искренние чувства, ведь скоропостижная смерть императора не входила в его планы. В таком случае трон автоматически перешёл бы к мальчику, а после его проверки на адекватность, возможно, к Совету безотказных машин. Прагматичные техносы просчитали всё, даже ситуацию, когда наследника нет или в силу определённых причин он не может занять место, принадлежащее ему по праву.
“Чтобы не допустить смуту в связи с безвластием, оцифрованные образы умерших правителей превратят не только в законодательный, но и исполнительный орган. А уж их я точно не смогу заставить отречься в мою пользу, - подумал политик. - Надо послать во дворец лучших агентов, всё равно этот щенок не скажет правды”.
Пиренг задумался. Зная, что безликие ввиду своих природных способностей могут принимать любой облик и проникать в самые засекреченные места, он решил не отвечать на этот вопрос.
- Даю вам последний шанс реабилитироваться в глазах нашей империи, - сказал он и отключился.
- Что он сказал? - спросила Сивана. - Этот негодяй не хочет нам помочь?
- Дело не в нём, - сухо произнёс мальчик. - Пока в стране нет порядка, к нему нельзя призвать и всех остальных.
- Мне кажется, не время заниматься внутренними делами, когда твой отец дышит на ладан.
- Кто из нас двоих благородных кровей? Лучше скажите, как проявляется пророчество у безликих.
Уязвлённая архивариус пересказала историю Элацио.
- Отлично! - обрадовался Пиренг. - Это то, что мне нужно.
Дальнейшие его действия плохо вязались с образом гуманоида, которого ещё год назад никто не принимал всерьёз. Теперь же важные техносы были вызваны на экстренный совет, посвящённый улучшению мер безопасности. Слово взял юный монарх:
- Почему в нашей империи контрразведка ограничивается таможенным контролем и подслушиванием кривотолков на базарной площади?
Какой-то чиновник возмущённо поднял брови:
- Так заведено испокон веку. К тому же, это безотказный способ выявления крамольников и шпионов, вгоняющих мирное население в смуту.
- А как же быть с безликими?
- Простите, ваше превосходительство, на что вы намекаете?
- На то, что пока вы спорите с государем, ваши коллеги отчего-то молчат. Трусость никогда не была характерной чертой нашей расы.
Сидевшие за столом загудели. Дождавшись, когда сотни голосов слились в один животный вой, мальчик вышел из помещения и поспешил в комнату с пультом наблюдения. Там на непредвзятых дисплеях некогда спокойные техносы кричали друг на друга и проклинали Матиса, произведшего на свет такое недоразумение.
“Если хочешь узнать, что на самом деле думают о тебе гуманоиды, скажи им правду и выйди за дверь, - усмехнулся Пиренг. - И лестные оценки не заставят себя ждать”.
Начиналось всё культурно. Явно сочувствующие чиновники выразили своё уважение к молодому монарху:
- Взвалил на свои хрупкие плечи такую тяжесть.
- Надо бы ему помочь.
- Весь в отца, такой же деятельный.
Но очень скоро слово взяли недоброжелатели:
- Да что он себе позволяет? Умничает при живом отце. Думает, что никто не знает о его проблемах со здоровьем. Если папаша загнётся, его ведь тут же турнут с трона. Кому нужен имбецил в качестве правителя?
“Самое время для операции под кодовым названием “Кнут и пряник”, - решил юный монарх. - Сейчас мы посмотрим, с кем все эти годы работал мой папа”.
Он вернулся к гостям и попросил извинить за резкий выпад, ибо в последнее время сам не ведает, что творит.
- Сезонное обострение, - пояснил хитрый ребёнок. - Ни для кого не секрет, что я не совсем здоров. Но давайте не будем о грустном.
С этими словами он похлопал в ладоши, открылись двери, и официанты в строгих костюмах стали разносить изысканные яства.
- Сначала обидел, а теперь хочет загладить свою вину, накормив до состояния обожравшегося анимала, - прошептал чей-то подленький голосок. - Не удивлюсь, что еда будет отравлена.
Пиренг тонко усмехнулся. Это было бы чрезвычайно просто и безвкусно. История знает не мало примеров, когда на пиру союзники травили друг друга, но здесь был особенный случай, ведь мальчик хотел не избавить от неугодных, а вычленить из стройных рядов засевших лазутчиков.
- За юного монарха и его радушие! - первым произнёс тост чиновник, который единственный осмелился возразить императору.
“Или он отходчивый, или прекрасный приспособленец, - подумал Пиренг. - Ничего, не долго осталось мучиться в догадках”.
Когда последний гость в сладкой истоме отодвинул блюдо и рюмку (а произошло это нескоро), ребёнок вновь похлопал в ладоши, но на этот раз вместо официантов в дверях появились элитные имперские войска.
- Кто-то заказывал мальчиков? - засмеялся чей-то тенорок.
Солдаты молча передёрнули затворы винтовок и расстреляли ни в чём неповинную люстру. С потолка посыпались драгоценные осколки, которые отражали самодовольное лицо юного монарха. Он встал из-за стола и процедил:
- Мне надоели ваши лживые речи! Можно было, как кто-то шептал за столом, отравить еду и питьё, но это слишком просто. Я решил покормить вас перед смертью и дать фору. Три секунды мои воины будут бездействовать, а потом погоняться за вами вслед, чтобы расстрелять. Ну, желаю удачи!
Расчёт оказался верный. Гости в едином порыве дёрнулись со своих мест и выбежали в коридор. А далее все лазутчики как один сделали непростительную глупость. Решив, что солдаты будут гнаться исключительно за чиновниками (хотя откуда им знать каждого столоначальника в лицо?), безликие, которых на званом приёме было чересчур много, в едином порыве стали трансформироваться, да так и остались в неподвижном состоянии скрюченного паралитика.
- Чего и следовало ожидать, - засмеялся Пиренг, обращаясь к элитным имперским войскам. - Когда остальные вдоволь набегаются, изловите их, только не причиняйте вреда. Доставьте их в зал для брифинга, я сам лично объясню им, что это было за представление.
Когда Элацио с другими агентами похитил Таррика, Картос опрометчиво решил оставить рядовых агентов на прежнем месте, чтобы не вызвать подозрение резкой иммиграцией местного населения. Безликие были повсюду: среди дворни, охраны, торговцев и даже чиновников средней руки. Последние с течением времени пробились в высшие круги и лоббировали интересы отчизны и, прежде всего, своего хозяина. Теперь же все они были изловлены, а мелкие сошки, подслушивающие и подсматривающие во дворце, не интересовали императора.
- Может, с прислугой провести то же самое? - предложила Сивана, узнав о происшествии на званом приёме. - Они ведь могут перейти к решительным мерам, а твой отец ни жив, ни мёртв.
- Нет, они затаятся на некоторое время, которого мне должно хватить. Сейчас пресс-служба соединяется с Картосом, чтобы крупным планом показать ему, скольких безликих я изловил. Думаю, это его подстегнёт, а то он мнит себя всесильным. Расположил свою агентуру во дворцах и домах правительства и считает, что уже владеет информацией.
Архивариус удивлённо посмотрела на собеседника. Несколько дней полнейшей самостоятельности окончательно превратили его в самодовлеющую личность. В голову девушки даже закралась крамольная мысль: а захочет ли юный монарх, почувствовавший вкус власти, передать трон выздоровевшему отцу. Впрочем, Матис был ещё очень слаб, а его сын не так долго правил, чтобы забегать так далеко вперёд.
- Надеюсь, вы простите меня за дерзость, - подытожил молодой монарх, окончив рассказ перед техносами, в чьей подлинности он не сомневался.
Чиновники, коих осталось не так уж много, одобрительно загудели.
- В таком случае прошу меня извинить. Я должен вернуть Таррика, только он может помочь моему отцу.
- Это совершенно ни к чему, - неожиданно сказал всё тот же отважный столоначальник. - После того как мы расскажем об этой операции, общественность признает вас как полноправного императора. Да и Совет безотказных машин не сможет опровергнуть ваш острый ум.
- И что вы мне предлагаете?
- Правьте нами!
- При живом отце?
- Только прикажите, и это будет исправлено.
Техносы оставались рациональными циниками даже в трудную минуту, когда, казалось, пророчество должно было окончательно низвергнуть их в бурю истерических эмоций. Они искренне хотели счастья своей стране, поэтому, оценив сегодняшний поступок мальчика, решили, что нельзя медлить.
- Кто знает, в кого вы превратитесь, пока ваш отец умрёт своей смертью? - продолжал чиновник. - Безусловно, он прекрасный правитель, стабилизировавший ситуацию как внутри страны, так и на международной арене, но ему не хватает вашей авантюрности.
- С годами это у меня пройдёт, - отшутился Пиренг.
- Вот этого мы и боимся. Ужасно, когда молодой реформатор с годами превращается в старого консерватора.
- Такие решения не принимаются ежесекундно. Мне нужно время. А теперь прошу меня извинить.
В голову лезли самые разнообразные мысли, но император отогнал их и сосредоточился на предстоящем разговоре с Картосом, чья нерасторопность начинала раздражать.
- Ну, как вам картинка? - весело спросил Пиренг, когда с дисплея исчезли снимки плотно поевших агентов, корчащихся от трансформации.
- Даже не знаю, что сказать, - начал политик. - Понимаете, у каждой нации своя изюминка. Так получилось, что мои соотечественники, не входящие в Совет ликов, могут преспокойно изменять свою внешность, и этого никто им не может запретить.
- Хватит! - собеседник рыкнул как неокрепший львёнок. - Я вполне адекватен, чтобы понимать, откуда в моём Отечестве взялись лазутчики. Где Таррик и Элацио?
- Я сам бы хотел это знать, - совершенно искренне сказал Картос.
- Хорошо, будь по-вашему. Но только потом не говорите, что я дал вам шанса всё исправить.
- Вы хотите объявить мне войну?
Мальчик засмеялся:
- Всё-таки как плохо, когда тебя воспринимают как имбецила. Думаете, я не знаю, какие последствия повлечёт за собой это опрометчивое решение? Вы сразу же спрячетесь за спину государства, к которому я не имею претензий. Нет, мы пойдём другим путём. Пострадать должны только вы.
- И как?
- Очень просто. Я свяжусь с правительствами каждой расы и расскажу им, как вывести на чистую воду лазутчиков безликих, и от себя добавлю, кто их шеф.
Политик задумался. Конечно, со всеми мальчик не свяжется, поскольку малахи вообще не имеют руководящих органов, официальные власти сексуалов одинаково плохо относятся ко всем иностранцам без исключения, а шестая раса до сих пор не заимела официальных представителей и зарегистрированных каналов связи. Оставались одни лишь анималы, которые действительно с превеликой радостью растерзают лазутчиков и съедят их под острым соусом.
- Извините, но меня не запугать этим детским лепетом, - наконец произнёс Картос. - Я думал, что мы сможем всё решить мирным путём, но вы не хотите подождать и несколько часов. Как можно говорить о долгосрочных отношениях с государством, правитель которого резок как понос?
На этот раз безликий первым прервал разговор, отчего остался очень довольным собой. А вот Пиренг чувствовал себя оплёванным, как капризный ребёнок, который вместо сладкой конфеты получил порцию жгучих розог.
- Ну, ты убедил его быть расторопнее? - спросила Сивана, увидев печального мальчика.
- Послушайте, архивариус! - деловито сказал тот. - А по какому праву вы мне всё время тыкаете? Может, мы близкие родственники или равные по рангу?
От неожиданности девушка открыла рот. Это было уже второе потрясение, когда собеседник недвусмысленно давал понять, кто тут главный.
- Простите, ваше превосходительство, - торжественно проговорила архивариус, - свою нижайшую рабыню. Я действительно совсем забыла, с кем разговариваю.
Пиренг ударил себя по голове:
- Что со мной происходит? Прав был Таррик, когда говорил, что жизнь чёрно-белая. Пять минут назад мой триумф подогревался льстивыми речами чиновников, а теперь я чувствую себя хуже некуда. Простите меня, просто столько всего навалилось.
- Я тоже не должна была ехидничать. Так что там с Картосом?
Собеседник в общих словах объяснил ситуацию и опасливо посмотрел на Сивану, боясь, что та поднимает руки вверх или вообще заплачет в знак своей беспомощности. Но девушка даже не думала раскисать. Не имея чёткого плана, она бодро улыбнулась Пиренга и пропела:
- В принципе, всё в порядке, жизнь и не должна течь по пути наименьшего сопротивления. А вот если бы этот политик выполнил наше требование, тут бы крылся подвох. Единственно плохо, что я так мало знаю. Элацио обещал всё рассказать по дороге, но не успел. После его похищения у меня на руках остался “Апокриф мира”, а в голове засела пара имён. Думаю, стоит к ним отправиться, другой зацепки всё равно нет.
- Мы полетим вместе, - Пиренг блеснул глазами.
- Нет, подданные не переживут потерю третьего по счёту правителя. Жизнь первых двух находятся в большой опасности, и я не могу позволить себе подвергнуть ей и твою. К тому же, кто-то должен хранить книгу, она поистине бесценна, если уже принесла столько несчастья.
- Хорошо, тогда держите этот коммутатор. С помощью него мы всегда будем на связи. Удачи!
- Рекомендую снять ролик о сегодняшнем разоблачении.
- И крутить его по всем каналам? Это не возымеет действия на граждан, только законченные киноманы смотрят ящик, остальные же заняты делом.
- Дешёвый популизм здесь ни при чём. Просто порадуй своего отца. Положительные эмоции способны творить чудеса.
У мальчика задрожали губы, и архивариус поспешила на корабль, чтобы не видеть своего монарха в минуту слабости. Заскучавший пилот встретил её как близкого родственника и едва не отдал честь.
- Это вы? - обрадовался он.
- Конечно! Я же говорила, что вернусь. Ну, поехали.
- А куда?
- В земли клана анималов, увлекающихся искусством.
- Вы повезёте им гуманитарную помощь в виде раскрасок и детских книг, чтобы они соответствовали своему названию? - улыбнулся штурман.
- Зря язвишь. Насколько мне известно, под волосатой шкурой у этих гуманоидов доброе сердце и светлый ум.
- Наверное, именно поэтому у них так распространён каннибализм.
Мужчина продолжил озвучивать стереотипы об этой расе, но Сивана не слушала. Впереди её ждала встреча с Загом и Нотром, о которых безликий отзывался самым лучшим образом.

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.