Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Дарвин отдыхает

Говорят, что катастрофа не может наступить в одночасье. Даже пришельцы, прежде чем поработить нашу планету (если верить Голливуду), предварительно вступают в контакты третьего плана, превращаясь то в животных, то в людей. Долгое время человечество именно так и считало, пока не произошло удивительное событие.
Этот день для Антона пролетел незаметно. С тех пор, как он стал молодым сотрудником филиала крупной корпорации, свободного времени практически не оставалось. Даже любимые футбольные матчи приходилось записывать и просматривать в обеденные перерывы на компьютере, чтобы вечером лечь хотя бы на час раньше. А если добавить ко всему прочему многочисленные сериалы по телевидению и игривую молодую жену, легко понять, что мужчина работал на износ и на утро просыпался помятым, избитым и злым на весь мир.
- Дорогой, знаешь, какой сегодня день? - грациозно спросила супруга.
- Рыбный? - с надеждой в голосе отозвался Антон.
- Ну, если ты это так называешь…
- Прекрати, у меня завтра очень тяжёлый день, встреча с иностранцами, как-никак. К тому же, посмотри, за окном светит две полные луны, это ведь что-то значит.
- Не хочешь - не надо, - обиделась женщина, - только вот не надо лепетать всякую глупость.
Мужчина облегчённо вздохнул и повернулся на бок, решив завтра спросить, наблюдали ли коллеги такую странную аномалию.
- Две луны - экая невидаль! Может, к врачу сходить? - подумал мужчина и заснул.
Следующим утром он ещё больше захотел пойти к врачу, когда подступы к дому были обложены обезьянами с гранатомётами.
- Или у меня галлюцинации, или ребятам надо чаще бриться, - ошалело смотрел на них наш герой.
Мохнатые существа деловито поставили всех к стенке и принялись искать оружие у домочадцев. Впрочем, лишь у одного из них, милиционера, оказалась кобура, но в той находился, к великой радости новоявленных жандармов, переспелый банан.
- Простите, вы террористы с угрозами? - Антон повернулся лицом к жующей морде.
Та в ответ лишь поместила банановую кожуру на голову нашего героя и принялась активно смеяться и почёсываться. Её примеру последовали все остальные блюстители порядка.
- Мда, культура прямо из всех дыр прёт. Теперь понятно, кого берут в спецназ, - угрюмо проворчал Антон.
Вскоре подъехал небольшой автобус, куда загрузили всех людей. В подвальном помещении обезьяна во френче сначала провела инструктаж, затем стала отдавать распоряжения:
- Отныне вы все будете жить в новом едином государстве. Очень скоро национальные границы сотрутся: один язык для всех, никакой рукописи, одна лишь ментальность. Мы сейчас находимся на переходном этапе, когда люди ещё не понимают, как им повезло.
Естественно, наш герой опоздал на работу, но никто этого не заметил, ибо и без него хватало хлопот. К каждому руководителю приставлялся комиссар животного происхождения: кого-то курировал козёл, кого-то осёл, Антону достался шелудивый пёс.
- Простите, а это короста? - осторожно поинтересовался мужчина.
- Врачи сказали, что да. Почешите, пожалуйста, здесь, а то костюмчик пошили слишком узкий, не могу дотянуться самостоятельно.
Вечером в каждом доме впервые за долгие годы демократического строя в России обсуждалась обстановка, сложившаяся в стране. Даже жена не стала требовать бразильского сериала, сын же не рискнул включить игровую консоль.
- Конечно, первое мнение может быть ошибочным, но мне он показался любезным, вежливым интеллигентным. Да, шелудивый, блохи кусают, но вспомните Шарикова, тому ведь тоже нелегко приходилось, однако же дорос до небольшого начальничка, - делился своими впечатлениями наш герой.
Жена была настроена менее дружелюбно к своему комиссару.
- Понимаешь, козёл, самый натуральный, такой душной, просто ужас, - горячилась она, - ладно, если бы оказался сенбернар или колли, а тут…
- А у нас всё по-прежнему. Светлана Владимировна была курицей, на её место поставили другую, только поумнее. Эта сразу сказала, что если будем хорошо себя вести, то всем поставит такие оценки, какие надо, - веселился сынок.
- Как же так можно! Заменить заслуженного учителя русского языка и литературы на какую-то курицу, - возмутилась мама.
- Так она сказала, что скоро не будет никаких языков. Мы обретём способность общаться на расстоянии, как всякие там восточные люди и животные с высокой организацией, если не ошибаюсь. Короче, правильно, что я не тратил много времени на русский язык.
- Хорошо, что Дантес застрелил Пушкина тогда, иначе сейчас Александр Сергеевич сам бы наложил на себя руки, - печально вздохнул Антон.
Поскольку ни один олигарх не спонсировал народные выступления, на первый взгляд, не наблюдалось ни одного активного сопротивления. Население не устраивало манифестаций, пикетов или оранжевых революций, словом, ничего. Можно сказать, что зелёные победили, так как все руководящие посты Временного Правительства занимали именно они, а также прежние правители государств, областей, городов.
- Это же такое получается? Политические режимы меняются, к власти приходят одни бараны и козлы, а другие там так и остаются и даже не собираются уходить, - негодовал наш герой.
Таких негодующих оказалось достаточно, чтобы официальное правительство организовало гетто для несогласных с существующим строем. Впрочем, условия там были вполне приличные, поэтому вскоре даже самые покорные стали проситься в изгнание.
- Господи, а вы-то тут что делаете? - удивился Антон, увидев коммерческого директора своего предприятия. - Вы же занимались откровенным популизаторством, в смысле, лизали попу своему комиссару, чтобы он замолвил словечко. Неужели надоело заниматься антисанитарными процедурами со своей персидской кошечкой?
- Язвите, ехидничайте, а, между прочим, я лишь прикидывался согласным, а на самом деле я самый несогласный на свете, - мужчина яростно бил себя кулаком в грудь.
В людском гетто жизнь текла спокойно и обособленно: своё собственное телевидение, СМИ и даже эстрадные артисты. Оказалось, что в народе достаточно людей с хорошим вкусом, поэтому в местном доме культуры выступали не “Свистящие”, а продолжатели славных традиций Шаляпина и Утёсова, а чтобы не забыть буржуйскую речь, по праздникам выступали местные “Жуки” со своей “Об-лади-об-лада”.
Антон нашё своё призвание в сочинительстве: литературу он отмёл как жанр, портящий зрение, поэтому свои произведения исключительно рассказывал, не забывая записываться на местной звукозаписи. Например, так он описывал злоключения, произошедшие с планетой:
- Человечество дошло до той стадии, когда надо было впасть в детство, чтобы забыть о ядерной, биологической, химическом и другом оружии. Это было возможно лишь в том случае, если поменяться местами с животным миром, который существуют по простым законам. Но не всё пошло по маслу. Как-то раз люди проснулись в мире, наполненном поумневшими животными. По идее разработчиков, человеческий род должен был поменяться местами со зверьём, но вся проблема состояла в том, что мужчины и женщины всего мира прекрасно понимали, кто они такие.
Правда, никто не мог сказать, что же случилось с обществом: самый старый человек на планете маразматически шлёпал губами о дешёвом мороженом за 48 копеек; самый умный на то и признавался таким, поскольку дальновидно не раскрывал истины, а лишь ограничивался общими фразами. Впрочем, даже его самые смелые догадки были глупостью по сравнению с этой метаморфозой.
Шли годы, сменялись поколения, но ничего не менялось. Люди рассказывали своим детям легенду о том, что когда-то именно они были хозяевами планеты, но потом случилось нечто сверхъестественное. Народные сказители дошли до того, что сочинили цепь событий для возвращения на круги своя.
- Как только после дождичка в четверг на небе появится две луны, тут же надо идти на север в поисках цветущей орхидеи. Если из неё сделать выжимку и применять внутрь, то, - интригующе произнёс дедушка и захрапел.
- Деда, что тогда будет? - любопытный внучок дёрнул старика за бороду.
- А?
- Ты сказал, что если применять внутрь, то что-то будет.
- Конечно, если этим делать сильно увлечься, то обязательно будет. Я в молодые годы достаточно синьки нахлебался, до сих пор печень покалывает. Спи, дорогой.
Иногда Антон писал фельетоны о жизни вне гетто, где он описывал анекдотические ситуации в школе, на работе или эстраде, где действующими лицами были коровы во множестве лифчиков, поющие под всё ту же фанеру то ли “Ласкового мая”, то ли “Миража”.
Наш герой старел и с нетерпением ждал, когда же его семья примкнёт к нему. Однако ни жена, ни ребёнок даже не думали навещать его после одного случая. Как-то раз они добились от властей телефонного звонка, чтобы уговорить Антона пересмотреть свои позиции. Но тот уже был глубоким старцем, поэтому так разнервничался, что стал ругаться матом:
- Знаете, это замечательно! Классный руководитель моего внука - козёл, притом в прямом смысле этого слова; ваши начальники тоже недалеко ушли; в довершении ко всему прочему Антон привёл в дом макаку и добивается её руки и сердца. Это уже чересчур!
Действительно, по новому законодательству в брак разрешалось вступать с 14 лет, а с животными с 12, что и поспешил сделать Антон-младший. Родители не сильно противились этому, ибо понимали, что династический брак пойдёт на пользу семьи.
- Чита ведь из порядочной семьи: её папа - профессор МГУ, мама откомандирована сюда комиссаром при мэре Нижнего Новгорода. Согласитесь, что всем будет только хорошо от этого брака. К тому же, она такая симпатичная в этой мини-юбке, - моргал глазами не по годам смышленый внук.
- Только скажи ей, чтобы ноги побрила. В молодости твой дедушка Антон, который сейчас в гетто, выбрал меня именно по этому параметру, - посоветовала постаревшая жена нашего героя.
Седовласый рассказчик от одного из новых поселенцев узнал, что его внук таки женился на макаке, и от их связи уже родился первый в мире здоровый мутант. До этого получались уроды различной степени нежизнеспособности, но после того, как был изобретён какой-то антидот, животная и человеческая раса были скрещены.
Вскоре после этого события были официально запрещены браки между людьми, провинившихся же помещали всё в то же гетто. В завершении туда прекратили поставки продовольствия, и вся утопия с треском рухнула.
- Я так и знал, что эти хитрые животные не будут долго нас терпеть. Действительно, с чего бы это так милосердно относиться к тем, кто не согласен с правительственным курсом? Они специально расслабили нас, позволили заниматься искусством, чтобы затем, когда мы обессилеем, нанести сокрушительный удар, - громогласно заявил Антон с трибуны.
Толпа одобрительно загудела, ожидая, что же предложит оратор. Тот самодовольно усмехнулся и стал толкать речь:
- Мы будем требовать возврата на прежние позиции. В противном случае мы, доведённые до отчаяния, устроим им сладкую жизнь.
В душе все поддерживали нашего героя, ибо за столько лет в колонии собралось сборище откровенных лентяев, которые уже забыли, как же зарабатывать на жизнь трудовой деятельностью.
Составив гневный ультиматум, Антон (до седых волос рассказчик обходился без отчества, чтобы быть ближе к молодняку, как он говорил) дожидался оказии, чтобы передать депешу. Животное правительство, распечатав конверт своими волосатыми руками, долго умилялось наивности политзаключённых. Ответа не последовало, но зато ультиматум был оглашён в СМИ, а во всех учебных заведениях был введён соответствующий предмет.
- Если бы фантасты времён моего дедушки попали на этот урок, то вряд ли вернулись бы адекватными людьми, - присвистнул Антон-младший, поглаживая свою пассию по волосатой ноге (родители жены категорично запретили ей портить волосяной покров на случай атомной зимы).
Новая дисциплина подробно описывала деятельность тунеядцев, которые настолько обленились и обнаглели, что потребовали кормить их ещё столько же лет. В учебниках было написано, что ренегаты по-прежнему разговаривают на человеческой языке, не забывают чуждую современным гражданам письменность и до сих пор поют в живую песни позапрошлых столетий.
- Это ведь промывка мозгов! - негодовал Антон и призывал вооружиться и пойти на штурм обезьяньей ратуши.
К сожалению, кроме гитар, микрофонов и барабанных палочек у творчески одарённых людей ничего не оказалось. Но в гетто были и спортивно настроенные люди, которые всегда ходили с битами и клюшками. Именно они и составили костяк Армии Ополчения Святого Антона (наш герой скромно окрестил себя и был таков).
Нокаутировав немногочисленную охрану, которая за много лет никогда не видела какого-либо бунта, процессия направилась в город, поминутно крича: “Бей животных - спасай Россию”. В едином порыве люди разных национальностей сплотились в своём праведном гневе, отчего на душе было легко и приятно. Каждый лодырь понимал, что сейчас всё изменится к лучшему: опять можно будет не работать и отдыхать по праздникам, которых по календарю гетто было 365 дней.
Подойдя к ратуше, наш герой говорил много, но если откинуть все арготизмы, он не сказал ни слова. Администрация была готова к такому повороту событий, о чём свидетельствуют расставленные по периметру люди-пантеры со снайперскими винтовками. Это были удивительные существа, на вроде того, что родился у Антона-младшего и его супруги: детёныш сочетал лучшие свойства родителей и уже с малых лет осознавал, кто здесь главный (правильный ответ - государство).
- Стреляйте, но знайте, что нас много и мы, хоть и не в тельняшках, но всё ещё революционно настроены, - кричал наш герой и, оборачиваясь к толпе, спросил, - ведь, правда?
Люди опасливо покосились в его сторону и стали потихоньку растекаться. После обещания администрации восстановить права с одним условием бунтари с ещё большим рвением стали покидать своего вожака.
- Но ведь вы же ещё не осознали, что это за требование! Они хотят произвести стерилизацию наших семенных желез, чтобы все мы были бесплодны. У нас не будет больше детей, мы вымрем и не передадим свои знания новому поколению. Никогда уже не будет оппозиции, она элементарно вымрет, - махал руками седовласый старик.
Лентяи разных мастей недоуменно смотрели на него: никто из них не испытывал острой потребности в родительских чувствах, поэтому слова нашего героя были для них пустым звуком. Вскоре Антон остался один на опустевшей площади. Он ещё некоторое время выражался нецензурными словами в сторону ратуши, вспоминая родителей всех правителей, после же направился к себе домой. Нет, не в гетто, где уже во весь опор веселились бунтари, получившие продовольствия и выпивку, а туда, где его жала престарелая супруга, сын с невесткой, а также внук с супругой и прелестным ребёнком, волосатым и улыбчивым.

Комментариев нет

Комментариев пока нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.