Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Приложение

Первоначально в качестве приложения хотелось подарить читателю что-нибудь полезное: карты Таро, 1250 рублей одной купюрой или туристическую путёвку на Колыму. Однако затем было решено, что самый лучший подарок - это подарок сделанный собственными руками. Нет, не ищете здесь оттиск моей фиги или оригами из фантиков “Барбариса”. Берите выше - далее прилагается краткий пересказ для ленивых (представляю, как будут благодарны мне дети, если это произведение будут изучать в школе) или конспект для детального анализа в университетах (мания величия даёт о себе знать).
Вот как получается: выжимка из чуть менее сорока глав, где нет ничего лишнего: ни трёпа, ни изящной словесности (нужное подчеркнуть). Всё это писалось в качестве синопсиса для издательства, но ведь не пропадать же добру. В конце концов, не каждый читатель может позволить себе чтение на ночь или вместо любимого сериала. А так легко и просто - прочитал несколько первых глав, узнал, кто главные герои, открыл последнюю страницу, и вот уже на финишной прямой.
Читать полностью »

Глава 38

- Вот такие вот дела, - подытожил мужчина. - Казбек, ты всё ещё можешь передумать.
Парень отрицательно покачал головой.
- Тебе же хуже.
- Вот как? - скривился собеседник. - А кто больше потеряет от моей смерти: я сам или вы? Один выстрел окончательно развеет все ваши надежды на безбедную старость.
- Ошибаешься, ибо она у нас уже обеспечена. Мировая статистика утверждает, что шоу-бизнес лишь немного уступает по доходности проституции, торговле орудием и наркотиками. Нам хватит на всю оставшуюся жизнь. Просто хотелось и тебя, дурака, осчастливить.
Рука продюсера уже несколько минут елозила в правом кармане, и это могло свидетельствовать только о двух фактах: или у него постыдный педикулёз, или сейчас будет много крови. С виду мужчина производил впечатление чистоплотного человека, поэтому оставался второй, не слишком радужный вариант. Поняв, что промедление смерти подобно, Дима захохотал во всю глотку:
- Ой, я не могу! Он хотел осчастливить. Ищите дурака в другой сказке.
Злоумышленники озадаченно посмотрели друг на друга. Одно дело убивать подавленного врага или, напротив, самоуверенного мессию, который наверняка знает, что на его место придут другие, и не боится смерти. Но лишать жизни ополоумевшего - это слишком даже для законченных негодяев.
- С ним случилось то, что я думаю? - процедил Махмуд.
- Думаю, что да.
- Что будем делать?
- Начнём с твоего брата. Может, это его успокоит.
- Навряд ли.
Наконец, Николай Андреевич достал пистолет, но не успел даже снять его с предохранителя, как изо всех щелей, словно тараканы после сильнодействующей отравы, стали вылезать милиционеры. В числе первых был уже знакомый нам товарищ, который, едва завидев, в какой опасности находится Дима, тут же боднул агрессора головой в живот. Последний оказался достаточно упругим, парень самортизировал и упал на пол.
- Наших бьют! - закричали коллеги и провели задержание с особым энтузиазмом.
Их зуботычины были легки и непринуждённы, как и ругательства, которыми они щедро осыпали продюсера и его подопечного. Забавно, но в воспитаннике никто так и не узнал лучезарного Махмуда. А после серии ударов его лицо и вовсе перестало походить на физиономию гомо сапиенса.
После отправки за решётку всех злоумышленников выяснилось много интересного. Каждый рассказывал то, что, по его мнению, должно было спасти от долгого пребывания в местах не столь отдалённых.
Продюсер раскрывал секреты финансового характера, которые интересовали следствие меньше всего. А вот Тихон Петрович ходил на очную ставку как на сеанс безумно интересного фильма и каждый раз узнавал, какой же он лопух.
- Оказывается, я получал слёзы от их настоящих доходов, - сокрушался мужчина.
Однако на предложение забыть все обиды и выступить на суде в качестве свидетеля защиты он наотрез отказался.
Бывшая звезда, как и положено прилежным ученикам истинных негодяев, всё валил на учителя, утверждая, что он белый и пушистый.
- Я лишь пешка в чужой игре, - с пафосом говорил Махмуд. - Вы посмотрите на моего брата, мы ведь с ним блаженные, поэтому нас так легко обмануть.
А Роман Петрович, признавшись во всех фактах корыстного использования служебного положения, пошёл дальше и поведал печальную историю об отце, которого злые люди хотят разлучить с детьми-малютками. Первым мальцом был Коля-Казбек, а вторым, что самое удивительное, - Махмуд. Дядя последнего был бездетен. Тётя хотела совместного ребёнка, вот и согласилась на связь с дальним родственником.
- Теперь понятно, почему он вырос такой скотиной. Просто я пошёл в маму, а он в папу, - заключил Коля.
После череды происшествий он сильно изменился, вырос над собой и даже внешне возмужал. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что, набравшись смелости, он пошёл в бюро справок с букетом цветов, коробкой конфет и открытым сердцем. Надо ли говорить, что искренность чувств оказалась взаимной?
Но до хэппи-энда было всё ещё далеко. Дима по примеру своего коллеги также горячо объяснился с возлюбленной и уже считал, что больше ему в этом городе делать нечего, как вдруг ему позвонил обеспокоенный Тихон Петрович.
- Что случилось? - испугался детектив. - Неужто они сбежали?
- Нет, с этим всё в порядке. А вот со мной… Моя жизнь кончена.
- О чём вы?
На том конце провода послышался глубокий вздох. В нём было столько печали и отчаяния, что наш герой тут же пожалел, что сморозил такую глупость. Действительно, а какие ещё умонастроения должны одолевать человека, в одночасье потерявшего детище последних лет? Безумная толпа поклонников который день осаждала его дом, отделение милиции и на всякий случай мэрию и гастроном, требуя объяснений. Обстановка накалялась.
- Что нам сказать людям? - срывающимся голосом спросил мужчина.
- Правду.
- Но тогда общественность будет в шоке.
- Хорошо, соврите, вы же продюсер, вам не привыкать. К тому же, Николай Андреевич в тюрьме, его репутация безнадёжно подмочена, так что можете сочинять что угодно. Теперь вы единственный источник.
- Но поклонницы-то просекут. Ох, как они любили Махмуда!
Собеседник повесил трубку, оставив молодого человека в тягостных раздумьях, на что чуткая Катя сразу же обратила внимание.
- Мне его искренне жаль. Но чем я могу помочь, если кумир оказался подонком?
- Знаешь, только сейчас я поняла, что человек любит образ. Мы все боготворили не того негодяя, бессовестно ворующего чужие песни, а причудливого парня с Барашком, который пел мелодичные песни и вёл себя очень оригинально.
- Человек любит образ, - повторил детектив. - Пожалуй, в этом что-то есть. Если поклонники и впрямь ценили творчество, а не физиономию, то всё пройдёт как по маслу.
- Ты о чём?
- Не знаю. Но чувствую, что в моей голове рождается гениальная идея.
Пресс-конференция была организована в пятницу вечером, чтобы молодёжь могла целые выходные обсуждать последние новости, скупать свежие песни и радоваться жизни.
- А вы уверены, что не получится как в прошлый раз? - переживал продюсер.
- Успокойтесь! Тогда этим делом занимался Николай Андреевич и намеренно всё завалил. А теперь всё будет в полном порядке.
Всё получилось как и планировал злой гений, только с точностью до наоборот. Дима вышел на сцену, представился столичным детективом и поведал дивную историю о пропаже Махмуда. Когда экзальтированные поклонницы нежного возраста стали одна за другой падать в обморок, на сцену вышел Коля-Казбек и исполнил новую песню. Оставшихся в сознании (а таких было немного) не смутило ни внешняя непохожесть, ни иная манера исполнения, ни даже более богатые краски голоса. К тому же, вместе с ним на подмостки вышел нестареющий Барашек. Это был тот самый образ, который так любили неистовые фанаты. Неприятный инцидент лопнул как мыльный пузырь, превратившись в прекрасную возможность обогатиться.
- Ну, даже и не знаю, как мне вас благодарить, - продюсер долго тряс руку своему спасителю.
- Да что я? Всего-то координатор, связал нужных людей друг с другом. Это Коля у нас настоящий талант.
- Не скромничайте и просите всего, что только придёт в голову.
Дима задумался. До этого момента его жизнь казалась серой и унылой, ничего не стоящей безделицей, теперь же она заиграла красками света, и капризничать казалось верхом безрассудства.
- Я счастливый человек. У меня всё есть. Да и вообще я планирую познакомить Катю со своими родителями.
- Вы покидаете наш город, не получив награды? Это возмутительно!
Мужчина не успокоился, пока не вручил нашему герою пухлый конверт и довольно выгодный контракт. Всё это настолько походило на сказку, что детектив согласился. По договору он становился соавтором песен, менеджером по связям с общественностью и даже сопродюсером.
- К чему мне столько регалий? Я ведь ничего в этом не смыслю.
- Не скромничайте, молодой человек. Сегодня вы доказали обратное.
Все дружно рассмеялись. Так самый честный на свете милиционер сначала стал не менее выдающимся детективом, а после и вовсе записался в шоумены. Такое бывает только в Моздоке.

Глава 37

Оставшись наедине со своими страхами, Тихон Петрович стал ходить по дому кругами. Он лишь хотел вернуть ненаглядного Махмуда, а вместо этого окончательно потерял спокойствие. Вдобавок в подвале лежал оборотень в погонах, который, если верить Диме, был исчадием ада в человеческом обличье.
- А если он сам не ангел? - размышлял мужчина. - Тогда надо выбирать из двух зол. Но кого?
Как известно, правда не в ногах, а где-то между, то есть на известном расстоянии от двух крайних точек зрения. Посчитав, что он ничем не рискует, продюсер направился в подвал.
За это время пленник если не дошёл до нужной кондиции, то уж точно изрядно подумал о своей нелёгкой судьбе, будущем России, октановом числе бензина и определённых частях тела Памелы Андерсон (в трудные минуты в голову Романа Петровича лезли всякие глупости). Освободиться от оков мужчина не смог, зато чудом умудрился принять вертикальное положение и теперь нетерпеливо семенил от одного угла помещения к другому, словно волк из “Ну, погоди!”, завёрнутый в ковёр (была такая серия в нашем махровом социалистическом детстве).
По закону подлости чем сильнее человек хочет быть незаметным, тем громче он открывает дверь, шаркает ногами, дышит или чихает в самый неподходящий момент. Тихон Петрович, в планы которого входило тихонько отворить дверь и посмотреть, как же там поживает пленник, не рассчитал силы и с шумом вошёл в помещение, едва не покатившись по лестнице.
- Дима, это ты? Дорогой, не делай поспешных выводов. Понимаю, тебе кажется, что весь мир против тебя, а мы с Николаем агенты влияния. Но, во-первых, этот паршивец меня сильно разочаровал, а, во-вторых, я истинный патриот (беру взятки только в национальной валюте) и ни на какую разведку не работаю.
Несусветный бред усыпил бдительность продюсера, который ошибочно решил, что полоумный враг не так опасен. Но едва он приблизился к пленнику, как тот совершил потрясающий воображение прыжок и навалился на хозяина.
- Что вы себе позволяете?
- Чувствую себя как дома, - съязвил милиционер. - Жаль, что это вы, а не Дима. Того я бы в два счёта раздавил.
Происходящее напоминало симбиоз двух замечательных соревнований: сумо и борьбы в грязи. Массивные туши елозили по пыльному, заставленному ненужными вещами полу, неистово матерились и толкали друг друга к углу. И хотя над крупногабаритными людьми в погонах активно смеются, надо отдать им должное. В трудную минуту даже самый раскабаневший тип взвизгнет и задавит врага своей критической массой.
- Пощадите, - после недолгого сопротивления прохрипел Тихон Петрович.
- А что мне за это будет?
- Назовите свои требования.
- Развяжите меня и выпустите отсюда. Впрочем, хватит и первого. Остальное я сделаю без вас.
Продюсер был в затруднительном положении. Он отчётливо понимал, что разъярённый оборотень в погонах может убить его в обоих случаях, и ещё неизвестно, в каком из них вероятность летального исхода выше. В настоящий момент его кончина означала неопределённость для пленника. Убийца может пробыть в подвале достаточно долго, банально простыть, оголодать и умереть. А вот освободившись, ему уже ничего не угрожает, чего нельзя сказать о безоружном Тихоне Петровиче, фактически сознавшемся в своей беспомощности.
- Только через мой труп.
- Это можно устроить, - Роман Петрович усилил натиск.
Вообще-то он и сам понимал, в каком щекотливом положении находится, поэтому несговорчивость хозяина ужасно злила его, а смерть ничего не решала.
- Хорошо, давайте пойдём на компромисс. Просто дайте мне уйти.
- А вы сможете? - удивился продюсер.
- Вы меня плохо знаете. Я и не из таких передряг выбирался, - хвастливо заметил милиционер.
Отпрянув от жертвы, мужчина не стал ждать согласия, благодарности и напутственных слов, а сосредоточился на ступенях лестницы. Тихон Петрович никогда не понимал, зачем ему домашняя купорка, когда с его деньгами можно позволить любой фрукт или овощ в свежем виде. И настал тот день, когда трёхлитровый баллон помидоров, наконец, пригодился. С грацией пантеры продюсер подскочил к стеллажу, вытащил банку и приложился её к уходящему врагу. Тот возмущённо крякнул и осел на полу.
- То-то же! - победоносно заключил хозяин и поспешил вон из злосчастного подвала.
На этот раз он решил не медлить и тут же сообщить милиции о том, кто же находится на территории его усадьбы. Его требования были самые жёсткие: наряд милиции, а ещё лучше до зубов вооружённого ОМОНа, пара ФСБшников и агентов национальной безопасности на всякий случай. Неизвестно, были ли все эти кадры в наличии, особенно, если учесть, что доблестные стражи правопорядка плотным кольцом окружали место встречи Николая Андреевича, Димы и всех тех, кто по воли случая стал героем этого приключения.
Человеку всегда кажется, что он пробуждается от чего-то конкретного. То в дверь ошибочно позвонили, то сосед решил просверлить стену в пять утра, то желудок слишком громко заурчал. Вот и Дима очнулся, как ему показалось, от отвратительного запаха разложения. В голове полезли самые плохие, но, между тем, обоснованные мысли: где-то неподалёку расположился труп. Как известно, мёртвые сраму не имут, вот и воняет себе на здоровье и в ус не дует.
- Слава Богу, ты жив! - послышалось где-то совсем рядом.
Ужас сковал веки молодого человека. Стало быть, душа оставила тело, а то продолжило жизнь, но уже в совершенно ином качестве. Зомби - это будет пострашнее оборотней в погонах.
- Отче наш, - прошептал парень.
Увы, он не знал продолжения молитвы. К счастью, последнее не понадобилось, поскольку предполагаемая нежить обладала довольно знакомым тембром голоса:
- Ты чего? Это я, Коля.
Дима с трудом разлепил веки, привстал и с недоверием спросил:
- А откуда тогда этот ужасный запах?
Собеседник густо покраснел:
- В экстренных ситуациях я себя не контролирую. Папа всегда меня за это ругал, особенно, когда мы забирали мзду с бывших уголовников. Они, мол, измену за версту носом чуют, а тут под боком такое творится, хоть топор вешай.
- Да, повезло тебе, нечего сказать, - криво ухмыльнулся товарищ по несчастью. - Что отец, что непосредственный начальник - оба продажные менты. И с кого после этого брать пример?
- Так ты ничего не знаешь?
- О чём?
- О нас с Романом Петровичем.
Услышав столь загадочную фразу, молодой человек отстранился от собеседника:
- Так вы из этих?
- Вовсе нет! - обиделся Коля. - Я ведь по паспорту Николай Романович Петров.
- И что?
- А по жизни сын Романа Петрович.
- Да быть того не может! - ахнул горе-детектив.
- И даже отчество тебя не смущает?
- Что тут такого? На свете очень много полных тёзок, но они от этого не становятся родственниками. К тому же, у тебя фамилия Петров, а у Романа Петровича - Николаев.
- Смотри! Николай Романович Петров и Роман Петрович Николаев. Ничего не улавливаешь, не ощущаешь странности совпадения? Неужели твоя профессиональная интуиция молчит?
- И зачем же так шифроваться?
- Чтобы никто не догадался.
- Да ну! Любой дурак поймёт, что вы родственники, скрывающие это.
- Любой? Так ты же не догадался.
- А я и не дурак, - буркнул Дима.
Впервые за долгие (в молодости и несколько лет кажутся вечностью) годы службы ему всё стало предельно ясно. Милиционер всегда считал Николая существом мягкотелым, безвольным и попросту тряпкой, которую властолюбивый Роман Петрович зачем-то таскает с собой. Размазня никак не подходила для роли помощника такого зубра, хотя, к чести родителя, ситуация начинала постепенно выправляться. Однако на громкие дела с крупными взятками сын всё ещё не был способен.
Следующим откровением оказалась ещё одна семейная тайна о том, что Коля не только отпрыск скандально известного милиционера, но и загадочный Казбек собственной персоны.
- Так это ты и есть? - Дима буквально подпрыгнул с пола. - Да ты хоть знаешь, что вся эта заварушка из-за тебя? Твои вирши, положенные на любую музыку, становятся национальными хитами.
В ответ парень печально улыбнулся. Чувство было двоякое. С одной стороны, как и любого человека, его распирала гордость за собственное творчество, которое спустя столько лет оказалось востребовано. С другой стороны, настоящий владелец авторских прав подоспел к разбору шапок и оплеух, коих он немало получил в родной республике за последнее время. Настроение окончательно испортилось, когда злые гении дали о себе знать.
- Ребята, вы нас ещё помните? - нарочито ласково спросил Николай Андреевич.
Детектив зло посмотрел в его сторону. Взгляд упал на скалящегося Заурбека. Тот, за кем он так долго гонялся, теперь высокомерно смотрел на него и, похоже, намеревался выступить в качестве палача для старательной ищейки. Бедолагой овладела бессильная злоба: скорая смерть так и не приблизила его к разгадке этого ребуса. Да, молодой человек понимал, что затея принадлежала продюсеру, и даже видел экономический эффект от всей клоунады. Но чего он не мог понять, так это вычурности операции.
- Может, вы объясните мне, к чему все эти сложности?
- Да всё это случайность, - мужчина с глубоким вздохом махнул рукой. - Только для тебя она роковая, а для нас счастливая.
Сначала всё было просто замечательно. Практически каждая песня становилась хитом, голова кружилась от оглушительного успеха, а перспективе значилась экспансия в столицу нашей необъятной Родины. Притом Москва в данном плане выступала в качестве плацдарма для настоящего прорыва. Сначала долгожданная победа на Евровидении, что было бы вполне закономерно. Мальчик из Нальчика принёс второе место, а соседствующий Моздок окончательно добил расслабившийся Старый Свет. Далее следовало покорение как Запада, так и Востока, и символический концерт в Гонолулу, транслируемый через спутник. Там в 1973 году Элвиса Пресли окончательно признали Королём рок-н-ролла, а спустя столько лет на трон должен был триумфально взойти Махмуд в окружении Заурбеков, поклонников и прочей челяди.
Забавно, но ни участников группы, ни тем более фанатов продюсер с воспитанником не ценили, считая их приложением к весьма успешному коммерческому проекту. Притом если последние лишь докучали своим писком и вмешательством в личную жизнь, то подлецы-музыканты постоянно требовали денег.
- Состав всегда можно поменять, лишь бы вагон с машинистом уцелел, - философски заметил Николай Андреевич. - Но тут выяснилось, что рог изобилия иссяк.
Когда материал для новых хитов подошёл к концу, продюсер с воспитанником решили на откровенную аферу, благо обоим было не привыкать ходить по лезвию ножа.
- Махмуд, этот одарённый горец, исчезает в самом расцвете творческих сил. Представляете, какая трагедия? - как все не вполне здоровые личности молодой человек говорил о себе в третьем лице. - Притом он не ушёл в монахи, не спился, не стал наркоманом и не покончил жизнь самоубийством, а просто растворился в воздухе. Интригует, не правда ли?
Дима пожал плечами. Ему вообще казалось, что если Верка Сердючка, Дима Билан, Тимоти, Никита Малинин, “Блестящие”, ещё пару десятков групп и, с позволения сказать, певцов вдруг в одночасье побреются в ламы, наденут оранжевые лохмотья и босиком побегут в Тибет, то миру от этого станет только лучше. По крайней мере, прогрессивная (она же эстетствующая и потому ностальгирующая) часть человечества будет счастлива, достанет с полки пыльные диски и будет наслаждаться творчеством давно уже почивших кумиров.
- Не знаешь? - Махумуд язвительно передразнил пленника. - Вот поэтому ты и сидишь тут гол как сокол, а мы на коне и всегда на нём будем. Мы ведь решили даже напоследок поднять шумиху и заработать ещё больше денег. И лишь затем, чтобы потом триумфально вернуться с новыми хитами.
- И где бы вы их взяли?
Николай Андреевич с искренней жалостью посмотрел на нашего героя:
- Юродивый ты какой-то. То проявляешь чудеса сообразительности, то не можешь состыковать два факта. Попробую намекнуть. Кто сидит рядом с тобой?
- Коля, он же Казбек, - буркнул детектив. - Не делайте из меня идиота, говорите прямо.
Злоумышленники после внепланового обогащения на славном имени безвременно пропавшей звезды собирались инкогнито отправиться на поиски талантливого брата-стихоплёта. Конечно, розыскные мероприятия двух провинциалов не увенчались бы успехом. Но когда голый энтузиазм подкрепляется материальным стимулированием каждого свидетеля и чиновника, можно узнать многое. Не исключено, что Коля был бы найден менее чем за неделю, но история не знает сослагательного наклонения. По воле случая всё вышло гораздо причудливее, скорее и без лишних финансовых затрат.
- Мой милый брат приехал за тобой. Вот уж чудо!
- Да, бывают в жизни удивленья, - продюсер вторил своему воспитаннику. - Когда ты впервые повстречался у меня на пути, я думал, что это крах всего моего плана, и только потом понял, как же мне повезло.
В урочный час загримированный Махмуд ждал своего патрона на перроне. Он должен был представиться лучшим столичным детективом, который раскрывал дела и запутаннее этого. Разумеется, поиски ни к чему бы не привели, зато исчезли бы последние подозрения в причастности Николая Андреевича.

Глава 36

- Алло! - спокойно сказал молодой человек.
- Дима, это вы?
- Да-да, Николай Андреевич, - детектив улыбнулся окружающим, давая понять, как же это всё предсказуемо.
- Голубчик, вы должны спасти меня.
- Разумеется, вы только скажите, чем я могу помочь.
- Пишите адрес. Хотя нет, что я говорю, вы и так его знаете. Помните то здание с разлитой клюквенной настойкой?
- Где произошло моё первое боевое крещение в Моздоке? Конечно!
- Тогда я жду вас. Поторопитесь!
Дима положил трубку и картинно захохотал. Обеспокоенный таким поведением Тихон Петрович предложил принести лёд.
- Вы мне ещё холодный компресс на голову положите, - съехидничал парень, - ваш коллега типичный представитель той категории людей, которые хитры так же безмерно, как и глупы.
- И что ты будешь делать? - спросил милиционер.
- Сделаю вид, что поверил, и пойду в западню.
- Можно, я с тобой?
- Исключено.
- Но я же не какой-нибудь там Николай, - надулся лейтенант, - обещаю, от меня будет прок.
- Верю, поэтому и отвожу тебе очень значимую роль в своём плане.
Дима был молод, но не настолько отчаян, чтобы идти в лапы Николая Андреевича и действовать по ситуации. Он собирался обложить продюсера как волка и не дать ему возможности скрыться, посему коллега должен был собрать товарищей и ждать его у выхода.
- А когда я подам условный сигнал, вы вежливо постучитесь, как вариант, выломаете дверь, дальнейший сценарий известен.
- Маски-шоу, - улыбнулся лейтенант, - это мы можем.
- Вот и весь план. Просто, без изысков.
- А что ты крикнешь, чтобы мы начали действовать.
Детектив задумался:
- “Молодой Иолай из телесериала “Приключения Геракла” похож на Леонида Агутина, мужа Анжелики Варум” слишком длинно, а “У попа была собака” как-то не звучит. Может, я просто буду громко хохотать?
- А как мы догадаемся, когда ты просто смеешься, а когда это условный знак?
- Мне кажется, что человек, собирающийся ликвидировать меня как угрозу своему существованию, вряд ли начнёт балагурить и щекотать пятки.
От неожиданности Тихон Петрович поперхнулся:
- Вы считаете, он способен на убийство?
- Да ради денег эти подлые людишки готовы на всё. Ну, мы пошли.
Остановившись на перекрёстке, лейтенант пожелал Диме успехов и пообещал поторопиться с подмогой.
- Думаю, в течение часа управлюсь, - обнадёжил он.
- Значит, помощи мне ждать неоткуда, - грустно подумал детектив, но вслух ничего не произнёс.
- Слушай, а пошли со мной в отделение. Во-первых, сам проведёшь агитацию, а, во-вторых, заберёшь цифровую камеру.
- Может, завтра?
- Боюсь, уже к вечеру аппарат может бесследно исчезнуть.
Молодой человек усмехнулся, настолько это было ему знакомо. Пока коллега пошёл за цифровой камерой, детектив изложил суть своей просьбы. Милиционеры без особого энтузиазма восприняли идею штурма сарайчика с евроремонтом.
- И вы будете спокойно сидеть здесь, пока меня там будут бесчеловечно пытать? - Дима как опытный проповедник взывал к совести.
- А ты туда не ходи, ты сюда ходи. Какой ты, однако, умный! Приехал в наш город, заставил расклеивать какие-то физиономии, теперь агитируешь идти на штурм. Знаешь, сколько мы на тебя краски потратили?
- Не на меня, а на опасных преступников.
- Вот именно! Где это видано, чтобы на бандитские рожи тратились такие крупные средства?
Вернувшийся с аппаратом лейтенант услышал обрывки фраз и попробовал раскачать коллектив.
- А ты вообще не вмешивайся! Он завтра уедет, а ты здесь работать останешься.
- Ну и что? Мы с ним друзья, - запальчиво ответил парень.
- Да?
- А он хоть знает, как тебя зовут?
Детектив почесал за ухом. Действительно, за всё это время он так и не поинтересовался именем коллеги. Ему хватило того, что это двоюродный брат подруги Кати и просто хороший человек. Между тем милиционеры продолжали:
- А если он такой правдолюб, то пусть подарит отделению что-нибудь на память в знак уважения и солидарности. Например, эту цифровую камеру.
- Да вы что, она же не моя, - возмутился парень.
- Ага, вы посмотрите, на ходу лепит отмазки.
- Хорошо, пусть будет так, как будет. Но учтите, моя смерть будет на вашей совести.
- Ну, если раскидать вину на весь коллектив, то получится не так уж много. Мы переживём.
- Ребята, это же негостеприимно, - протянул лейтенант, но Дима жестом прервал его.
Он гордо поднял голову и продефилировал в сторону выхода.
- Эх, ребята, - вздохнул коллега и поспешил за гостем.
Тот, перескакивая через две ступеньки сразу, мчался навстречу приключениям, крепко зажав цифровой аппарат.
- Если я и погибну, то честным человеком. Не хочу, чтобы Катя думала, что перед смертью я загнал камеру барыгам, - подумал детектив.
- Куда ты? - окликнул его милиционер.
- Всё туда же.
- Без страховки?
- Да даже если бы они пошли, я всё равно бы чувствовал себя как на вулкане. Меня там будут на ремни резать, я из последних сил буду подавать условные сигналы, а они будут тупо сидеть в кустах и не понимать, чего этот дятел трещит. Наберут пива, сухариков и забудут, что мой дикий хохот - это и есть условный знак.
- Напрасно ты так, некоторые из них очень хорошие парни.
- Хотелось бы верить. Ну, прощай, - Дима повернулся в профиль, - запомни меня таким.
- Одного я тебя никуда не отпущу. Вместе пойдём, - лейтенант схватил парня за руку.
- Дурашка, ну не сейчас же.
- Что?
- Это я так шучу. А если серьёзно, один человек погоды не сделает. Я собирался устроить настоящую охоту на этих лис, обложить норы. У меня на подозрении сразу четыре места, сам понимаешь, нужна группа.
- Ну, ты подожди, я попробую их уговорить.
- Хорошо, я пока изучу газетные заголовки. Очень интересно, что там опять учудили оранжевые сателлиты.
Едва лейтенант закрыл за собой дверь, как молодой человек набрал скорость и пошёл прочь от здания. Он понимал, что милиционеры не намерены ему помогать, и напрасные унижения не исправят этого положения.
- Ребята, он уходит! - крикнул лейтенант, вбежав в помещение.
Жизнь там текла своим ходом и, похоже, все уже забыли, что несколько минут назад какой-то чудак предлагал бесплатно поработать. Молодой человек повторил свою фразу, на что кто-то лениво бросил:
- Давно пора, нечего от работы отвлекать.
Под всеобще одобрение сказавший сакраментальное продолжил точить ногти себе и напарнику. Последний периодически скулил, бил хвостом, но не царапался, понимая, что красота, как и искусство, требует жертв.
- Вы не понимаете, ему нужна помощь.
- Вообще-то у меня есть один знакомый психоаналитик, - иронично сказал какой-то шутник, - но тут случай серьёзный, скорее, нужен психотерапевт.
- И нестыдно?
- А что тут такого? У него частный кабинет, конфиденциальность гарантирована.
Милиционер махнул рукой и обратился к доселе молчавшей группе коллег:
- Ну, вы тоже будете потешаться над своим честным товарищем? Между прочим, он пошёл на съедение волкам. Вы считаете это нормальным?
Те пожали плечами.
- Нет, это неправильно, - ответил за них коллега.
Часть мужчин согласилась с ним, а два даже сделали шаг в его сторону.
- Ряды дрогнули, - заликовал парень и продолжил шатания.
Видимо, так война империалистическая и переросла в гражданскую, так как с каждой минутой сочувствующих прибавлялось.
- Да пусть он подавится своей цифровой камерой. Вот специально пойду спасать его за просто так, пусть потом будет стыдно, - сказал главный противник.
- Ну, я его сейчас обрадую!
Лейтенант выскочил на улицу, но Димы там не было. В надежде на то, что коллега, как и обещал, изучает прессу, парень обежал все лотки, но никого кроме продавцов не заметил.
- Слушайте, а где покупатели? - удивлённо спросил милиционер.
- Мы тоже хотели бы знать, - ответили рыночники, - наверное, они в другой стране.
Вернувшись в отделение, парень укоризненно посмотрел на коллектив:
- Он ушёл.
- Но обещал вернуться, - добавил всё тот же шутник.
- Возможно, его уже мучают, заковав в цепи.
- А что, у него собственных наручников нет?
Милиционеры несколькими пинками пожурили балагура и стали собираться.
- Да, вот так бы сразу, - подбадривал их лейтенант, - мы отправляемся на штурм, скажем: “Нет!” преступности, “Да!” демократии, “Подумаем!” дружбе с китайцами.
Пока в отделении кипели страсти, детектив осуществлял задуманное. Подойдя к подъезду, где жила Катя, он уловил на себе несколько подозрительных взглядов старушек.
- Досужие лавочницы, - подумал парень, - даже страшно подумать, какие сплетни они распускают.
- Молодой человек, это вы к Катеньке ходите? - спросила самая смелая пенсионерка.
- Да, к ней самой.
- А вы её не обижаете?
- Если вы по поводу животных криков из спальни, спешу заверить, это не от боли и унижений, - пошутил Дима.
- Она же у нас чиста и невинна, не обидьте касатку.
- А как же давнишняя история о друзьях, которые пригласили её погулять, а потом сделали то, что показывают после двенадцати по кабельному телевидению?
Старушки сухо засмеялись:
- Вам она тоже это рассказывала? Глупости это всё, она ещё девочка.
- То есть она на себя наговаривала? Но зачем?
- Чтобы отсеять лишних ухажёров. Знаете, есть такие напыщенные, самовлюблённые индюки.
- Конечно, я каждый день смотрюсь в зеркало.
- Но вы не такой! У вас душа есть.
- И удостоверение милиционера, - подумал про себя парень.
- Ну, с Богом! Кстати, она вас любит.
- Отлично! Тогда, может, все вместе на свадьбе погуляем.
Дима поднимался по лестнице и в который раз удивлялся женской логике. Наговорить о себе всяких небылиц, обмануть другого, лишь бы не быть самой обманутой. А если бы она этим отпугнула того самого прекрасного принца на белом коне?
- Если всё завершится счастливым концом, то есть я останусь в живых, надо будет обязательно поговорить с ней насчёт этого, - подумал лейтенант, нажимая на кнопку звонка.
Открыв дверь, Катя без лишних слов выхватила цифровой аппарат и стала проверять его.
- Ещё раз привет. Ты мне очень помогла, спасибо.
- Ты что, весь Моздок в цифровой формат перевёл? - строго спросила девушка.
- Почти.
- Аккумулятор не сел?
- Всё в порядке, не волнуйся. Слушай, а у тебя есть знакомые парни, занимающиеся бодибилдингом?
- Откуда у поклонницы группы “Махмуд и Заурбеки” такие опасные связи?
Поняв, что сказал глупость, детектив снизил планку:
- Ну, а крепкие девушки есть?
- Такие, как я, пойдут?
- Только если оптом, - пробормотал Дима, - ладно, собирай их всех.
- Что-то случилось?
- Нет, но всё возможно. Ты ведь не хочешь, чтобы я умер в расцвете сил?
- Упаси Боже.
- А хочешь увидеть живого Махмуда?
- Даже и не знаю, что сказать, ведь теперь у меня есть ты. Но, поверь, поклонницы будут рады его возвращению.
- Это произойдёт, только я приложу максимум усилий, чтобы кумир был в наручниках. Обзвони всех, чтобы собрались во дворе твоего дома, я сейчас же туда спускаюсь.
Молодой человек работал в режиме нон-стоп. Как только подходила очередная поклонница, он сообщал ей необходимую информацию и отправлял на пост. В результате одна группа караулила подходы к официальной квартире, другая стерегла клоповник Махмуда, третья была отправлена в жилище Николая Андреевича, четвёртой же досталась самое ответственное задание.
- Как только я зайду внутрь, тут же окружайте здание и как только заподозрите неладное, немедленно врывайтесь внутрь. Не бойтесь зайти раньше времени, спрячьте в карман свою ложную вежливость, от этого зависит моя жизнь.
- А как мы узнаем, что пора открывать ворота?
- Баба, она сердцем чует, - улыбнулся Дима, - и не бойтесь милиционеров, они с нами заодно.
Отдав последние распоряжения, он двинулся в путь. Сердце отчаянно колотилось, ноги отказывались слушаться, мозг же никак не мог взять в толк, к чему эта жертва.
- Ведь можно просто дождаться ОМОНа, влететь туда и повязать негодяев. Зачем это никому не нужное геройство? - возмущалось сознание.
Предупредительно постучав, Дима открыл дверь. Зайдя внутрь, он не получил лопатой в ухо, кастетом по почкам или подножку, отчего сразу же насторожился.
- Значит, пытать будут долго, используя все изощрённые методы со времён Священной инквизиции, - решил молодой человек.
- Родной мой, как я рад вас видеть, - простонал мужчина на полу.
- Николай Андреевич, что вы там делаете? - притворно спросил детектив.
- Мне плохо, кажется, я умираю. Видите, от темечка ко лбу струится кровь.
- Не берите в голову, это клюквенная настойка.
- Издеваться надумал, - зло усмехнулся продюсер, - думаешь, я не знаю, что ты уже всё знаешь?
- Как у вас всё запутано, - протянул парень.
Внезапно он почувствовал резкую головную боль. За спиной с мерзкой ухмылкой стоял Махмуд.
- Шеф, этого цуцика туда же грузить?
- Да, облегчим задачу нашей доблестной милиции. Пусть оба трупа лежат в одном месте, - сказал Николай Андреевич, подходя к раковине, чтобы помыть слипшиеся волосы.

Глава 35

Вновь поднявшись к себе, Дима стал рассуждать, как далеко он ушёл от первоначальной картины запутанного дела.
- Эх, мне бы сейчас поговорить с тем сумасшедшим поэтом, - вздохнул он, - презабавный тип. Одного не могу понять, что его так разозлило, а потом и напугало? Относительно первого - можно предположить, что лирику стало обидно, что он помогает найти злейшего врага. Но зачем же драпать из собственной же квартиры? Хотя она не его, а Махмуда, но тогда-то я не знал этих тонкостей. Ведь я не предъявил никаких обвинений, вообще ничего не сказал. Если не считать шутки о ругательной роли. Неужели население страны настолько замучили старыми советскими комедиями, что оно готово прыгать с балкона вместо того, чтобы смеяться?
Детективу очень не хотелось вешать на пропавшего Николая Андреевича клеймо организатора преступления, и дело тут не в личных симпатиях. Просто в таком случае пришлось бы признать правоту коллеги и его концепцию шахмат, чего делать не хотелось.
- Помнится, продюсер обещал мне подробный рассказ о Казбеке, но потом исчез. Может, это совпадение? Например, мужчину срочно вызвали в звукозаписывающую студию. Интересно, почему они не звонят? Ах да, я же дал им номер телефона Николая. Правда, тогда я ещё не знал, что он решил порвать с тёмным прошлым, - мысли были потревожены телефонным звонком.
- Дима, привет! Узнал?
- Ну, конечно, Катя.
- Приезжай, это очень срочно.
- Случилось чего?
- Это по поводу Махмуда.
- Уже бегу! - молодой человек прервал соединение и несколькими прыжками осилил лестницу.
- Вы куда-то торопитесь? - поинтересовался Тихон Петрович.
- Появилась новая информация о вашем подопечном.
- Ну, тогда с Богом.
Дима мчался во весь опор, перебегая улицу в неположенном месте и показывая язык разъярённым водителям. Добравшись до нужного этажа, он хотел сначала сразу выбить дверь, но потом решил позвонить по старинке. Дверь открыла весёлая Катя, что сразу насторожило детектива.
- Наверное, он припугнул, что пристрелит её, если я заподозрю неладное, - решил он.
- Родной! - девушка расплылась в улыбке.
- Привет! Ну, что случилось?
- Ой, как я рада тебя видеть.
- Я тоже. Он дал о себе знать? Приходил, звонил, угрожал?
- Ты действительно так меня любишь?
- Не то слово, - Дима резко повысил голос. - Где Махмуд?
- А я откуда знаю? И зачем ты на меня кричишь?
- Но ты же звонила мне.
- Просто хотела увидеться, а без особого повода ты бы не приехал.
Детектив стал медленно оседать на пол:
- Я опять в тупике.
- Не расстраивайся, мы сейчас будем кушать, как в первый раз.
Молодой человек на автопилоте снял обувь и верхнюю одежду и прошёл в комнату.
- Ой, ты хочешь посмотреть фотоальбом? - обрадовалась Катя. - Давай я покажу наши с Махмудом снимки.
- Час от часу нелегче, - вздохнул парень, готовясь к многочасовой экзекуции.
Так оно и вышло: девушка начала с первого кирпича, где хранились её детские фотографии в, разумеется, обнажённом виде.
- И где же тут справедливость? Чем ближе к половозрелому возрасту, тем больше одежды на снимках, - горестно вздохнул Дима.
- А вот и Махмуд.
- Целый альбом?
- Нет, только первые пятнадцать страниц, а дальше идут члены его группы.
Молодой человек без всякого интереса просмотрел вырезки из журналов и газет, сорванные афиши и нечёткие снимки какого-то парня.
- А где Махмуд? - из вежливости спросил детектив.
- Так вот же он, - улыбнулась Катя, показывая на тёмный силуэт.
Дима взял в руки альбом. Человек на фотографии не имел ничего общего с певцом на афише, однако черты его лица были до боли знакомы. По спине побежали мурашки, язык присох к гортани, что было признаком приближающейся разгадки. Между тем, девушка продолжила:
- В жизни он был простым смертным. И, кстати, всегда этим пользовался, чтобы спокойно выйти на улицу. Бывает, придёт ко мне прямо в пижаме, волосы растрёпанные, лицо неумытое. Ну, типичный парень после бурной ночи, ничего особенного.
- Он так мог кого угодно дурачить. А у тебя есть чёткие снимки?
- Знаешь, где-то в конце этой секции, а так он вечно бы не в фокусе.
Лейтенант оживлённо принялся искать заветный снимок, который по закону подлости оказался не в том разделе. Но усилия детектива были не напрасны: перед ним лежала не фотография, а неопровержимая улика. Молодой человек истерически захохотал.
- Дима, может, тебе сделать холодный компресс на голову? - обеспокоилась девушка.
- Нет, мне уже ничего не поможет, - смеялся он, - для меня ещё не придумано ругательного слова.
- А что случилось?
- Ничего особенного, просто я несколько часов разговаривал с Махмудом после официального исчезновения и упустил, потом встретился с ним в его же квартире и не смог догнать, а теперь сижу и думаю, что мне теперь делать.
- Так он жив? - обрадовалась Катя.
Молодой человек махнул рукой. Прихватив с собой снимок, он направился к выходу.
- А я повёлся на этот рассказ о друге детства, - бормотал он себе под нос, - и не понял, кто сидел в антресоли. Кошмар!
Дима по долгу службы прекрасно знал, что с таким снимком в милиции его пошлют в соответствующем направлении, но других вариантов у него не было. Зайдя в отделение, лейтенант сразу приметил прячущегося под стол коллегу.
- Я тоже рад тебя видеть.
- Да-да, - хмуро ответил сотрудник, - опять будешь меня мучить дурацкими просьбами.
- Что-то не нравится мне этот эпитет.
- Этот твой Николай, - молодой человек сделал большую паузу, очевидно, подбирая нужное слово.
Перевернув вверх дном весь свой лексикон, он стал перебирать лежащие на столе бумаги.
- Вот, полюбуйся!
- Что это? - удивился Дима.
От увиденного его настроение резко улучшилось. Изображение напоминало те юношеские шалости, что рисовали отъявленные двоечники на последних партах, не хватало разве что гениталий вместо носа и звезды во лбу.
- Это не что, это кто, - пояснил коллега, - Роман Петрович, опасный преступник в милицейской форме и с удостоверением капитана.
- У вас что, человек, составляющий фотороботы, в глубине души страстный поклонник Пикассо или Дали?
- Не смешно! Я думал, что имею дело с серьёзными людьми, а не с молокососами, которые не могут определиться с чертами лица.
- Не волнуйся! Дай мне пять минут и ты получишь точную копию его физиономии.
- Ага, уже жду.
Едва Дима зашёл в кабинет, представился и сообщил, по какому он поводу, как сотрудник подскочил на стуле и бешено замахал головой.
- Вы осторожнее, а то так голова оторвётся. Если у вас такая реакция от прошлого гостя, то прошу его извинить. Совсем ещё юнец, к тому же, хромает зрительная память, а вот гипертрофированное образное мышление даёт о себе знать.
Молодой человек не пошёл против истины: через шесть с половиной минут он пришёл с вполне удобоваримой распечаткой.
- Давно бы так!
Детектив повторил тираду об индивидуальных свойствах Николая и перешёл к своей просьбе.
- Что ещё? - насторожился коллега.
Парень протянул снимок:
- Уж тут никакого субъективизма, надо только увеличить и расклеить по городу.
- Умник, ты знаешь, что получится, если я так и сделаю?
- Моментально раскроется одно очень серьёзное дело.
- Ничего подобного! Если сканировать это изображение, выйдет такая размытая рожица, что по ней можно будет опознать любого, хоть Усаму Бен Ладена.
- И что же делать? - растерялся Дима. - Я, конечно, против мирового терроризма, но мне бы с этим делом разобраться, а уж потом за ваххабитов браться.
- Стихи, - заметил лейтенант, - вот в этой области и надо было двигаться.
- Но я хотел помогать людям, выводить негодяев на чистую воду.
- Ничего, сидел бы за пишущей машинкой и глаголом жёг сердца людей.
- А сейчас уже за компьютерами.
- Тем более.
- Мы немного отвлеклись. Так что с фотографией?
- В таком виде она нам ничего не даст, поэтому нужен негатив или исходный файл, если снимали с цифровой камеры. Кстати, последнее предпочтительнее, ведь если разрешение было высокое, то и чёткость на листе будет оптимальная.
Детектив сорвался с места и поспешил к Кате. Чересчур оживлённый вид кавалера испугал её, поэтому она ещё раз предложила прохладный компресс на голову.
- У тебя цифровая камера? - сходу спросил парень,
- Да.
- И на неё ты снимала Махмуда.
- Да, там есть такая функция, чтобы фотографировать без нажатия кнопки, то есть сначала фиксируешь, а потом отходишь, и через несколько секунд она сама снимает. А ещё, - начала девушка.
- Где исходные файлы? - Дима перебил её, понимая, что перечисление достоинств камеры может растянуться до вечера.
- В ней, там памяти много, поэтому я ничего не удаляла. Вот, например, в дешёвых моделях на flash-карте может храниться снимков десять отличного качества, а вот у меня…
- Высокое разрешение? - закричал детектив.
- Да, только не надо так нервничать.
- Неси сюда камеру, только быстро.
Катя покорно принесла чехол, обращая внимания на то, что он фирменный:
- К нему ремешки прилагаются, смотри, какие интересные.
Парень выхватил камеру и стал нажимать на все кнопки сразу. Одна из них оказалось пусковой, и на дисплее отразилось текущее изображение.
- Ой, ты решил запечатлеть нас вместе. Как это мило с твоей стороны. А ещё говорят, что среди милиционеров не бывает романтиков.
- Найди мне, пожалуйста, эту фотографию, - взмолился молодой человек.
- Поскольку у меня приличная камера, то здесь есть навигация по снимкам. Ну, какой там на обратной стороне номер?
Нажатие нескольких кнопок спасло парня от дальнейших терзаний. Он схватил аппарат и побежал в отделение.
- А ты надолго? - испугалась Катя. - А то он имеет обыкновение разряжаться в самый неподходящий момент.
- Жди меня, и я вернусь!
Взмыленный детектив прибежал к коллеге и дрожащими руками протянул камеру.
- 1024х768 - да, вот с этим можно работать. А ничего крупнее нет?
Дима выразительно посмотрел на лейтенанта.
- Хорошо, я сейчас же отнесу это нашим умельцам. А ты пока угощайся пирожками, домашние, с повидлом.
- Мне бы чего-нибудь холодного, - простонал гость.
- Да я сам от пива не отказался бы.
Казалось, прошла вечность, прежде чем лейтенант вернулся с камерой и распечаткой. Детектив уже испугался, что ушлый коллега пошёл на базар продавать чудо-технику и даже стал соображать, что же убедительное придумать для Кати.
- Мы их вдвоём повесим, один будет опасный преступник, а этот, что помоложе, его подручный. Пойдёт?
- Да, - обрадовался Дима, - тем более что они не далеко друг от друга ушли.
- А ты чего пирожки не ел? Пива-то всё равно нет.
- Его, положим, нет, но вот я знаю одно местечко, где клюквенная настойка - просто пальчики оближешь.
- И ты приглашаешь? - глаза лейтенанта засверкали.
- Я требую, ведь ты приблизил меня к раскрытию этого дела.
По дороге в дом Тихона Петровича коллега потешался над Николаем:
- Вот ты мастер, а он недоразумение, честное слово. Даже не знаю, что у вас может быть общего.
- Длинная история, в данный момент мы вынужденные союзники, хотя, сам понимаешь, от него пользы как от козла молока.
Милиционеры дружно расхохотались, стоя у калитки.
- Ну, как дела? - весело спросил Тихон Петрович по домофону.
- У меня есть много новостей, но все они ретроспективного характера, - ответил Дима, заходя внутрь.
- А если в общих чертах?
- Я упустил Махмуда, но это было до того, как его настоящие фотографии висели по городу, - молодой человек протянул распечатку.
- А это точно он? - усомнился продюсер.
- Понимаю, что вы представляли своего подопечного несколько другим, но это Махмуд, только без грима. Уже нет сомнений, что они с Николаем Андреевичем разыграли этот спектакль, чтобы оставить вас с носом.
Мужчина спокойно отреагировал на эти слова и пригласил к столу.
- Смотри, ни один нерв не дёрнулся, - шепнул детектив.
- Я слышал о таких. Они внешне воспринимают всё спокойно, а внутри всё горит неугасимым огнём.
- Бедняга.
Тихон Петрович сделал вид, что не слышит разговора милиционеров, и бодро спросил:
- Ну, а куда дели Николая?
- Как, а он до сих пор не вернулся? - удивился Дима.
- Быть того не может, парень ушёл от нас несколько часов назад, - уверенно заявил коллега, - я из окна видел, как он разговаривал по телефону, потом остановил прохожего и что-то узнавал у него.
- Похоже, дело движется к завершению и без расклеивания ориентировок, - усмехнулся лейтенант.
В доме повисла тягостная тишина, в которой внезапный телефонный звонок изрядно напугал всех кроме детектива. Парень спокойно подошёл к аппарату и пророчески произнёс:
- Не надо подключать определитель номера или звонить на коммутатор, я и так знаю, что это Николай Андреевич. Жаль, а так хотелось, чтобы оба продюсера были непричастны.

Глава 34

За дни пребывания в родном городе нервы Николая окончательно расшатались. Постоянная боязнь, что капитан застрелит его на месте, была страшнее фантасмагорических снов о суровом Сталине.
- Ох, мне бы сейчас в глубокий анабиоз или вообще летаргический сон лет на тридцать. Даже если нас накажут, то я пересплю высшую меру и выйду на свободу другим человеком, - размышлял лейтенант.
Неопределённые отношения с Димой также тяготили его. Лейтенант отплыл от берега Романа Петровича, но пока так и не встал на землю честности и порядочности. Будущего в правоохранительных органах он уже не видел, поэтому идея быть промотором теперь не казалась такой безумной.
- Как распишу свою концепцию с шахматами, добавлю туда изобразительно-выразительных средств, так все разом на пол рухнут, - бормотал молодой человек.
- Шеф, кажется, он приходит в себя.
- Отлично! Окати его ведром ледяной воды в качестве катализатора.
- Не надо! - Николай подал голос. - У меня очень чувствительное горло, так можно ангину заработать.
Он поднял голову к пленившим его людям и обомлел. Рядом с незнакомым мужчиной стоял повзрослевший Махмуд. Когда лейтенант слышал об этой шумихе с безумно популярной группой, он даже не мог себе вообразить, что это его брат.
- Вижу, что узнал, - улыбнулся парень, - это хорошо, значит, не будешь валять дурака. Ну, как ты к нам попал?
- Интересный вопрос. Это вы притащили сюда моё бездыханное тело.
- Ты расскажи с самого начала, со дня прибытия в Моздок, - подсказал мужчина, - кстати, совсем забыл представиться, Николай Андреевич.
- Тот самый? - обомлел милиционер. - Выходит, мы были правы, вы всё подстроили.
- А вот с этого момента подробнее, пожалуйста. Кто такие мы, как давно вы всё поняли и почему ничего не предпринимали?
- Я приехал сюда по одному важному делу и в настоящее время помогаю Диме расследовать исчезновение Махмуда. Думаю, он уже ищет меня.
- Да ты что! Будь уверен, его прыткости не хватит, чтобы найти нас.
- А где мы?
- Шеф, не говорите ему правды! - выкрикнул Махмуд.
Мужчина снисходительно посмотрел на него:
- Неужели ты думаешь, что человек, одурачивший стольких людей, поведётся на такую старую уловку? Нет, я не скажу ему, что мы находимся в моём секретном месте.
Николай зашёл с другого бока:
- Может, тогда расскажите, для чего устроен этот цирк?
Как всё гениальное, план Николая Андреевича был прост до безобразия. Весть об исчезновении Махмуда случайно просочилась в СМИ, за что продюсер щедро заплатил доверенным лицам. Позорная пресс-конференция окончательно убедила общественность, что с группой не всё в порядке, и мужчина перешёл ко второй фазе.
- Что будем делать? - спросил он Тихона Петровича сразу после злополучных событий.
Тот в расстроенных чувствах признался, что самое время бежать с тонущего корабля.
- Как крысы? - ужаснулся Николай Андреевич.
- У меня чутьё на такие дела, и оно подсказывает, что надо тикать, линять, драпать, рвать когти. Вы меня понимаете?
- Да, достаточно было первого глагола. Но давайте не будем спешить, так как у меня есть робкая надежда в лице частного детектива. Разумеется, он не из местных, ранее работал только в европейских столицах, поэтому здесь его никто не знает.
- Это хорошо, ещё одного скандала я не перенесу, - грустно сказал Тихон Петрович.
Коллега приободрил его и в скором времени потянул на вокзал.
- Он так быстро приехал?
- Да, на самолёте, прямиком из Вены, где разбирался с наследием нацистов. Там нашли какой-то знак, от которого местные жители сатанеют и кидаются на евреев.
- Жуть, - протянул мужчина, - только если он на самолёте, то почему же мы встречаем поезд?
- Голубчик, у нас же нет международного аэропорта, вот ему и пришлось добираться сюда с пересадками.
К продюсерам подошёл молодой человек.
- Кажется, он, - прошептал Николай Андреевич, - он по электронной почте пересылал свои фотографии в гриме, так каждый раз получается новое лицо.
- Мастер своего дела!
- Главное, чтобы нам помог.
- Простите, - улыбнулся незнакомец, - это вас направили меня встречать?
- Собственно говоря, я вас нанял.
- Что вы такое говорите? Я приехал заключать взаимовыгодный контракт и не намерен ни под кого ложиться, - парень сверкнул глазами и пошёл прочь.
Так состоялась первая встреча загримированного Махмуда со своими продюсерами. Второй раз он был в наряде рокера и так же остался неузнанным.
- В тот злополучный день я собирался выйти на свет в деловом костюме с тонкой кромкой усов и интеллигентской бородкой, но этот Дима опередил меня, - усмехнулся певец, - мне ничего не оставалось делать, как залечь на дно.
- Я тогда хотел отшить его, - вспомнил Николай Андреевич, - но потом подумал, что так будет гораздо лучше. Раз он выдаёт себя за детектива, значит, у него есть все основания скрываться.
- Вы хотели подставить моего коллегу? - ужаснулся Николай.
- Так он действительно сыщик?
- Вообще-то мы из милиции.
- Час от часу нелегче. Мой брат подался в легавые, кошмар! А ведь тебя снаряжали в Москву совсем не для этого. Семья ждала возвращения артиста.
- Ничего, зато ты, оказывается, на все руки мастер. Сначала украдёшь песню, потом её поёшь.
- Так ты всё знаешь? - помрачнел Махмуд. - Ну, а что мне оставалось делать? Ты уехал и пропал без вести, мама не находила себе место. А ты знаешь, что когда она нервничает, то пытается найти крайнего. Стала возникать, почему я не работаю, не убираю у себя в комнате.
- И вместо этого ты украл мои рукописи.
- Да что ты привязался? Между прочим, время от времени я перечитывал их и некоторые работы находил оригинальными. Ну, а потом чисто случайно попал на кастинг, где и продекламировал несколько твоих опусов. Дальше отступать было некуда, я остановился лишь, когда обнаружил, что в последней тетради нет законченных произведений.
- Он набрался смелости, пришёл ко мне и рассказал всю правду, - продолжил Николай Андреевич, - можно было отчитать или даже с позором выгнать из группы, но мы пошли другим путём.
Хитрый мужчина сразу понял, что надо делать.
- У тебя есть укромное место? - сразу спросил он.
Махмуд замялся, так как не хотел говорить о неразумной покупке. Как только у него появились первые шальные деньги, он вложил их в недвижимость, наслушавшись страшных баев о продюсерах, обирающих до нитки. Эта боязнь имела под собой основу, так как первые месяцы парень получал за свой труд копейки, и лишь к концу года Николай Андреевич преподнёс шикарный подарок - комфортабельную квартиру с евроремонтом, оплаченную гонорарами Махмуда.
- Поверь, я прожил длинную жизнь и знаю, как правильно распорядиться деньгами. Ты бы потратил их впустую и остался бы с носом. А так у тебя есть дом, теперь я буду отчислять деньги с твоих гонораров на иномарку. Какую ты хочешь? - спросил продюсер.
- Ну, “Феррари”, “Ламборджини Диабло”, “Мазерати”, - размечтался певец.
- Понятно! Для начала купим тебе “Фольксваген Гольф”, а лет через пять-десять дойдём и до…
- “Феррари”?
- Нет, до “Мерседеса”. Ну, а ближе к пенсии, может, и на машину ручной сборки насобираем. Главное, действовать сообща.
Оценив по достоинству заботливость продюсера, Махмуд скорее понёс деньги в контору по недвижимости, пока Николай Андреевич не распорядился его деньгами. Разумеется, молодому человеку пообещали, что всё будет в лучшем виде и за кругленькую сумму всунули клоповник. Жаловаться было бесполезно, и певец придумал для членов группы историю о конспиративной квартире, где его посещает вдохновение. Продюсер не поверил бы такой глупости, поэтому было решено ничего ему не говорить.
- Он так и не признался мне, поэтому я предложил остаться у меня. Это уж потом я выяснил, что втихомолку он бывал и в своей шикарной квартире, и в той дыре, - Николай Андреевич улыбнулся, - надо сказать, твой брат настоящий эквилибрист, акробат и циркач в одном флаконе. То в антресоли прятался, то по карнизу уходил.
- Это у него с детства.
- Ну, расскажешь как-нибудь на досуге.
- А ты один в город приехал? - спросил певец. - А то на днях мы имели продолжительную беседу с одним чудаком в милицейской форме.
- Так то, наверное, Роман Петрович, - подумал Николай, - вот почему он не пришёл ночевать. Видимо, его схватили и пытали.
- Ну, такой неприятный тип с удостоверением капитана.
- Судя по описанию, это мой отец.
- Как это? - удивился Махмуд. - Твой отец живёт вместе с матерью, я их периодически навещал, всё-таки не чужые.
Лейтенант хитро посмотрел на брата:
- А тебе никогда не приходило в голову, почему меня, такого тихого и спокойного, вдруг с такой невероятной скоростью буквально выслали из города?
- Так ты сам этого хотел.
- И какой из меня артист?
Парень задумался:
- Не знаю, ты же писал стихи, вот я и решил, что едешь покорять столицу.
- Лопух! - с чувством произнёс милиционер. - Накануне мама призналась мне во всём и велела держаться рядом с отцом, так что мы с тобой действительно братья.
- По крови?
- Нет, по спирту, - разозлился Николай. - Роман Петрович наш отец.
- Ой, а я его вчера немного помял.
- Ничего, так ему и надо.
- А он хороший?
Брат выразительно посмотрел на певца:
- Как ты охарактеризуешь человека, который сначала бросил тебя в младенчестве, а потом издевался надо мной? Он посвятил меня в грязные дела, заставил пойти по неправильному пути, превратил в бесплатную домработницу. В конце концов, я спал с ним в одной кровати.
Последняя фраза потрясла слушателей до глубины души.
- Вы не подумайте ничего плохого, - смутился Николай, - но порой он заставлял чесать ему спинку. Знаете, как это отвратительно, когда у тебя под ногтями собирается полугодовая грязь?
- Слушай, а ведь он что-то говорил о тебе, - вспомнил продюсер, - точно, он упоминал о сыне.
- То есть он меня признал? Надо же, а я думал, он хочет подставить меня или даже убить. Кстати, где он сейчас?
- Не волнуйся, разгуливает на свободе. Ты в курсе, что он собирался убить Тихона Петровича?
- Да, притом моими руками.
- Кошмар! Мне еле удалось уговорить его не делать это. Пришлось пообещать кругленькую сумму. Похоже, у вас там, в милиции, работают одни негодяи.
- Не говорите так, - взмолился лейтенант, - я знаю одного очень честного человека.
- Диму?
- Да-да.
- Боюсь, у тебя устаревшая информация, - ухмыльнулся Николай Андреевич, - думаешь, откуда у нас твой телефон?
- Я так понимаю, что это как-то связано с Димой.
- Сразу чувствуется, что ты работаешь в милиции. Правильно! Не буду тебя томить, это он дал нам твой номер.
- Напрямую?
- Нет, цепочка несколько длиннее, но суть в том, что когда его попросили оставить номер своего сотового телефона, он, ни минуты не задумываясь, назвал твой. Каково, а?
- Неожиданно, - протянул Николай.
- И это всё, что ты можешь сказать? Как по мне, так это обыкновенное свинство, классическая подстава, если хочешь.
- Брат, видишь, с кем тебе приходилось общаться? - подал голос Махмуд. - По-моему, самое время жить по-человечески. Айда с нами!
Лейтенант задумался. За последние полтора часа произошло столько всего, что потребовалось бы несколько дней для тщательного анализа.
- А что вы можете мне предложить? - уклончиво спросил он.
- Надо же, молодой человек начинает торговаться, - засмеялся продюсер. - Это очень хорошо, в шоу-бизнесе нет места альтруистам.
Мужчина описал радужные перспективы. Николай идёт в дом Тихона Петровича и не предпринимает никаких действий. Проходит положенный срок, после которого та самая звукозаписывающая студия из жалости решает выкупить все права по бросовой цене, пока ситуация не усугубилась. Продюсер, разумеется, соглашается с, как ему кажется, выгодным предложением и избавляется от тяжкого бремени.
- Ну, через некоторое время в Питере или сразу в Москве появляемся мы с новым составом Заурбеков и сногсшибательными хитами. Ты уж постарайся, триумфальное возвращение должно ознаменоваться альбомом, по силе сравнимым разве что с Elvis Is Back.
- То есть вы собираетесь всех оставить с носом? - подытожил милиционер. - Интересная рокировка, моя шахматная концепция была верна.
- Что ты там бормочешь? Нету никаких вы, есть только мы, понимаешь?
- Казбек, брат, соглашайся, - певец опустился на колени.
- Какое странное имя, похоже на название горы и сигарет. А меня зовут Николай.
- И твоё окончательное слово?
- Нет.
- Я так и думал, - трагически произнёс продюсер, - Махмуд, выруби его, он меня разочаровал.
- Может, стоит его ещё раз попросить?
- Делай, что я говорю. Мы проживём и без твоего брата.
- Хотите меня убить? Что ж, вперёд, только учтите, Дима выведет вас на чистую воду, - пророчески заявил лейтенант.
- Ах да, совсем забыл об этом проклятом сыщике, - Николай Андреевич полез в карман за сотовым телефоном.

Глава 33

Николай нехотя вышел за калитку и двинулся в путь. Его спутник тягостно молчал и периодически вздыхал о вкусной пище.
- Думаешь, я каждый день так питаюсь? - не выдержал парень. - Я сам милиционер и прекрасно тебя понимаю. Ну, повезло мужику, что делать.
- Да не в везении дело. Думаешь, откуда у него деньги взялись, чтобы группу раскручивать?
- Что, ваш клиент?
- Наш, - усмехнулся коллега.
Разговор потёк в нужное русло. Так Николай узнал о продюсерах, их группе и последних слухах.
- “Ласковый май” отдыхает, честно тебе говорю. По городам и весям гастролирует столько составов, что они сами друг друга в лицо не запоминают. Представь, как это исчезновение Махмуда сказалось на доходах. Неудивительно, что они наняли детектива.
- Димку-то? - усмехнулся парень. - Да он такой же сыщик, как и я. История длинная, запутанная и неправдоподобная, скажу лишь то, что он попал сюда совершенно случайно.
- Серьёзно? Это многое объясняет, я, кстати, сразу понял, что он не тот, за кого себя выдаёт. Слушай, а при чём тут этот Роман Петрович, неужели действительно преступник?
- Ну, это мой бывший начальник, типичный оборотень в погонах. Вооружён и очень опасен.
- Если так, то я тебе помогу, - сказал лейтенант, - давай ты по дороге опишешь его приметы, а уж когда придём в отделение, я сведу тебя с главным по фотороботам, а сам займусь делами.
Николай с энтузиазмом принялся за описание, из которого выходило, что капитан был простым смертным без отличительных черт.
- Может, какие-нибудь шрамы? Только не говори на бедре или от аппендицита.
- Смеёшься? - плаксиво ответил молодой человек. - Нету у него ничего, даже на теле.
- А ты-то откуда знаешь?
- Я спал с ним в одной постели.
- Вот как? - напрягся лейтенант и посмотрел на кобуру собеседника, где по-прежнему покоился фаллоимитатор.
- Не подумай ничего плохого, Роман Петрович мой отец.
Парень не стал вдаваться в семейные подробности, тем более что они уже пришли.
- Ну, сейчас я сведу тебя с профессионалом, ему-то всё и расскажешь.
Николай зашёл в небольшую комнату и сразу предупредил, что сам из милиции, поэтому знает обо всём не понаслышке.
- Очень хорошо, - улыбнулся его коллега, - значит, это не займёт много времени.
Однако создание фоторобота оказалось не таким уж простым делом. Лейтенанту казалось, что он знает каждую черточку капитана, приходившегося ему к тому же отцом, но когда милиционер потребовал назвать, какой у преступника нос, он беспомощно развёл руками.
- Ну, прямой, курносый, с горбинкой? Может, орлиный или приплюснутый? - подсказывал ему сотрудник.
- Простой человеческий.
- Хорошо, пойдём дальше. Глаза!
- Карие.
- А разрез?
- Ну, он на гражданке любил двубортные костюмы.
- При чём тут это?
- Вы же про разрез спрашивали.
Милиционер печально посмотрел на Николая:
- А вы точно мой коллега?
- Да, если вас не устраивает моя форма, могу показать удостоверение.
- Не надо, всё равно ведь фальшивка. Ну, а если честно, то кто вы и что плохого сделал этот человек?
Возмущённый молодой человек пересказал свой рассказ, упустив лишь нюанс отцовства и совместного проживания под одной крышей.
- То есть по городу разгуливает преступник в милицейской форме с документами капитана. Знаете, тоже самое можно сказать и о вас.
- Но я честный, - уточнил Николай.
- Мне аж жить легче стало, - усмехнулся сотрудник, - если действительно хотите составить фоторобот, то напрягите голову, в противном случае я прервусь на пятиминутный перекус.
- А сколько он продлится?
- Кто?
- Пятиминутный перекус.
Милиционер задумался:
- А вот теперь мне кажется, что вы мой коллега. Ну, так какие у него были глаза?
Лейтенант вышел из отделения, когда солнце перестало нещадно палить. Поднялся лёгкий ветерок, и в воздухе запахло близким дождём.
- Узнаю запах из детства, - протянул Николай.
В сознании промелькнули эпизоды школьной жизни и долгожданный последний звонок. Молодой человек пытался вспомнить, как звали его первую учительницу, когда в кармане стал подпрыгивать сотовый телефон.
- Алло!
- Здравствуйте, это вы?
Такая постановка вопроса всегда умиляла лейтенанта, поэтому он честно ответил, что он это он.
- И вы всё ещё хотите знать, что стало с Махмудом?
- Разумеется.
- Тогда нам следует встретиться, - незнакомый мужской голос сообщил место и время встречи.
Молодой человек хотел спросить, как они распознают друг друга, но звонивший уже бросил трубку.
- Слушайте, а где это у вас находится? - обратился парень к первому встречному.
- Ну, ты спросил! Это же склад на выезде из города.
- А как мне его узнать?
- Чудак, как только увидишь серое здание без окон и дверей, зайди внутрь. Если там воняет нечистотами, то ты на месте. Ты собрался туда идти?
- У меня там встреча.
Прохожий покрутил пальцем у виска и быстро зашагал прочь от парня.
- Спасибо, - крикнул вдогонку Николай, отчего горожанин прибавил скорости.
Посмотрев на часы, милиционер решил, что самое время пройтись по местам боевой славы. После стольких лет разлуки здание школы уже не напоминало тюрьму и военные казармы одновременно. В сухонькой старушке молодой человек сразу узнал некогда грозную учительницу физики.
- Добрый день! - вежливо улыбнулся бывший школьник.
- Электромагнитную индукцию тебе под хвост, - буркнула физичка и замахнулась костылём.
- Это же я!
- Да вы все мне на одно лицо. Негодяи, лентяи, бездари, халявщики. Так и норовите списать, пока я ищу свой стеклянный глаз. Как звучит закон Ома?
- Простите?
- Я второй раз повторять не буду! Как звучит закон Ома или я вызываю милицию?
- Так я лейтенант, - удивился Николай.
- Развелось тут гадов! Уже и в милицию пошли, лишь бы закон Ома не отвечать. Ничего, я ещё твоих детей буду учить.
Поняв, что хождение по школьной аллее небезопасно для жизни, молодой человек пошёл в центр, и ноги сами привели его в бюро справок.
- Может, это судьба? - подумал парень, заходя внутрь.
Девушка, до этого развлекавшаяся отрыванием крыльев у мух, попавших в липкую ленту, игриво улыбнулась и протянула в окошко свою руку, очевидно, для поцелуя. Николай крепко сжал её до первого хруста костей и удовлетворённо вернул хозяйке.
- Какой вы интересный, - сказала кокетка, потирая конечность.
- Вы тоже! Давайте познакомимся?
- Я с командировочными не встречаюсь. Вам ведь одно надо, сердце разобьёте, а мне потом ходи-страдай, да в кожно-венерологический диспансер наведывайся.
- Я не такой!
- Может, у вас и справка есть?
- Удостоверение милиционера пойдёт?
- А вы забавный, - улыбнулась девушка, - меня, кстати, Леной зовут.
- Николай.
- И что же вас сюда привело?
Молодой человек понизил голос до нот конфиденциальности, конспиративности и прочих длинных и малопонятных слов:
- Скажите, только честно, вам можно доверять?
- Могу сказать, что можно. Но если честно, лучше не надо, - отшутилась Лена.
- Я так и думал. А у вас есть человек, на чьё крепкое плечо вы можете опереться?
- Какой вы прыткий!
- Ответьте, это очень важно, - взмолился лейтенант.
- Вообще-то нет, - грустно ответила девушка.
- Жаль!
- Это ещё почему?
- Я думал, что в случае чего он спасёт меня.
- День перестаёт быть томным, - подумала Лена, - видимо, у него серьёзные психо-сексуальные отклонения. Неспроста у него в кобуре лежит фаллоимитатор.
Николай попытался просунуть голову в окошко, но поместилась только левая часть:
- Я подозреваю, что меня хотят убить. У вас точно нет человека, способного меня защитить?
- Дайте подумать! Кто бы мог спасти заезжего милиционера от неминуемой гибели? Вы в Деда Мороза верите?
- В детстве.
- А сейчас?
- Нет, но мне нравится Путин, у него лицо правильной формы.
Лена кивнула:
- Президент - неплохая альтернатива Деду Морозу. Может, он вам и поможет?
- Но он же президент, гарант Конституции. Мне кажется, он слишком занят.
- Ну, тогда ничем не могу помочь.
Николай понимающе вздохнул и стал аккуратно высовываться из окошка. На выходе его окрикнула удивлённая Лена:
- Так вы за этим и приходили?
- Ну, собственно говоря, да.
- А я сегодня вечером свободна. И завтра, кстати, и послезавтра. Я вообще до следующей пятницы совершенно свободна.
- А что в следующую пятницу?
- Конец света, - пошутила девушка.
- Серьёзно? А Павел Глоба сказал, что Козероги под защитой Солнца.
- А вы Козерог?
- Нет, я родился на стыке двух знаков зодиака, поэтому можно считать, что я Дева с волосатой грудью. Ну, помните, как у Петросяна.
- А при чём тут он? Это очередной анекдот с бородой, украденный мэтром плоского юмора.
- Вам не нравится “Кривое зеркало”? - расстроился милиционер.
- Ненавижу!
- А вы мне сначала понравились. Но, похоже, не судьба.
- Почему?
- Нет общности интересов. Ну, я пойду.
- А точно не хотите пригласить меня на свидание?
- Что вы! - замахала руками Николай. - Я без пяти минут покойник, зачем вам лишние переживания.
- Всё уже предрешено?
- Да. Если нетрудно, исполните мою последнюю просьбу.
- С удовольствием, - девушка стала расстегивать пуговицы кофточки.
- Скажите точно, где это находится, - молодой человек протянул записанный адрес.
Лена разочарованно повторила рассказ прохожего и посоветовала заходить внутрь с освежителем воздуха.
- Неужели так воняет?
- А вы как думаете, если туда полгорода ходит, когда у нас народные гуляния на площади?
- Ну, тогда я точно е вернусь, - посмотрев на часы, лейтенант двинулся в путь.
Здание оказалось не серым, а обшарпанным. Местами была видна штукатурка, но кое-где ещё оставались следы краски.
- Зелёный - цвет надежды, - подумал Николай, - и мой тоже. Значит, всё ещё не так плохо.
Он зашёл внутрь и предусмотрительно зажал нос. На стенах были нарисованы указатели с надписью “Махмуд здесь”.
- Если это не ловушка, то я не лейтенант милиции, - подумал парень и шагнул судьбе навстречу.
На втором повороте его ждали два человека в масках.
- Здравствуйте! Это вы мне звонили? - спросил молодой человек и получил под дых.
Уловив в воздухе флюиды невоспитанности и агрессивности, Николай забыл обо всех приличиях и, повернувшись к обидчикам спиной, показал им сверкающие пятки.
- Он убегает! - закричал первый.
- Да что ты говоришь? Бить надо было сильнее.
- Но он показался мне знакомым.
- Естественно, это же детектив.
- Нет, - возразил всё тот же голос, - это лицо из детства.
- Замечательно, так поймай его.
- А вы?
- Стар я стал для беготни. Пойду лучше машину подгоню, а ты пока заведи его в специально отведённый угол, там и разберёмся, кто это такой.
- Так точно, босс, - подчиненный набрал скорость и побежал наперерез Николаю.
Тот, вспомнив уроки физкультуры, надеялся, что не разучился преодолевать короткие дистанции за рекордное время. Увы, долгие годы малоподвижного образа жизни под руководством оборотня в погонах дали о себе знать. За спиной был слышен злорадный смех настигающего незнакомца, который, словно дразнясь, то подбегал вплотную, то резко тормозил, давая лейтенанту фору.
- Что вам надо? - задыхаясь, спросил милиционер.
- Гюльчатай, покажи личико, - хихикал преследователь.
- Пошёл прочь, извращенец!
Минуя несколько коридоров, Николай попал в помещение с пожарным выходом. Карабкаясь по лестнице, он удивлённо заметил, как чёрная фигура махнула рукой и не последовала за ним.
- Неужели он послушался моего совета и таки пошёл прочь? - подумал парень.
Оказавшись на крыше, милиционер нашёл долгожданную винтовую лестницу и вскоре оказался на твёрдой земле.
- Шеф, подбросишь? - спросил он водителя встречной машины.
- А тебе куда?
- В город.
- Мне тоже. Только садись на переднее сидение, а то у меня там всё занято.
- Да не вопрос, - обрадовался Николай.
Он мило улыбнулся, отметив про себя, что есть ещё на свете добрые люди. В салоне отвратительно пахло подвесным освежителем воздуха с запахом чего-то непонятного, из колонок доносился русский шансон.
- Или бывший зек, или профессиональный водила. Хотя, скорее всего, и то, и другое, - решил парень.
Его лица коснулась влажная тряпка с незнакомым доселе ароматом. Он был чуть приятнее освежителя, но всё равно вызывал подозрение и не напрасно: молодого человека непреодолимо потянуло в сон.
- Эфир, - простонал Николай.
- Или морфий, - предположил водитель, - что это было?
- Без понятия, босс, мужик на рынке сказал, что жена работает медсестрой в операционной, и там усыпляют именно этой штукой.
- Будем надеяться, что он очнётся. Кстати, ты узнал это лицо из детства?
- Сейчас поверну его к себе.
- Только осторожнее, не сломай ему шею раньше времени, - предостерёг водитель.
Пассажир заглянул в лицо Николая и тяжело задышал.
- Что, влюбился? - усмехнулся мужчина.
- Шеф, это не детектив, это он!
- Ты уверен? Ведь столько лет прошло.
- Да я даже через тысячу лет узнаю своего брата.
- Тогда перетащи его к себе, не хочу, чтобы на крутом повороте он разбил себе лоб. Это слишком ценная находка, - сказал водитель и утопил педаль газа.

Глава 32

Известие о том, что в другом конце города ожидает закуска и выпивка, стало отличным стимулом для лейтенанта, Подобно горой лани он грациозно проскакал по улицам города и в нетерпении стоял у забора.
- Это кто? - недоверчиво спросил Николай, глядя на дисплей домофона.
- Наш коллега, только из местных. Только сразу хочу предупредить, что он, мягко говоря, не совсем верит в нашу историю.
- А он точно нам поможет?
- У тебя есть конкретные предложения или этот план тебя не устраивает только потому, что он мой?
- Ребята, не ссорьтесь, - вмешался Тихон Петрович, - не хватало ещё, чтобы вы грызлись при постороннем человеке.
Троица вышла во двор и открыла калитку. Лейтенант недоверчиво посмотрел на них:
- Ну, и как вы встречаете гостя! Где хлеб-соль и прочая закуска? Кстати, я не отказался бы от горячей пищи и рюмашки.
- А он точно милиционер? - тихо спросил продюсер.
- Такой же как и мы.
- Заметно.
- Эй, что вы там шепчитесь? - насторожился лейтенант. - Вы случайно не из тех извращенцев, что вызывают мальчиков на дом? Учтите, у меня есть пистолет.
- У нас тоже, - предупредил Николай, показывая на фаллоимитатор.
- Куда я попал! Ты только что из секс-шопа?
- Не обращай внимания. Меня-то ты узнаёшь? - спросил Дима.
- Ещё бы! Сегодня же загляну к кузине и отчитаю её, чтобы больше не направляла ко мне таких приставучих идиотов
- Чувствую, трапеза для тебя отменяется. Жаль! Здесь такая замечательная клюквенная настойка, что с неё началось преступление.
- Возможно, я погорячился, - смутился лейтенант, - но это от голода.
- Так чего же мы стоим? - улыбнулся Тихон Петрович. - Милости просим!
За столом было решено не говорить о делах, тем более что лейтенант ещё из телефонного разговора понял, что от него требуется. После трапезы он развалился на кожаном диване и простонал:
- Господи, как же хорошо! Ну, делайте со мной всё, что хотите.
Троица отошла в сторону. Продюсер, очевидно, никогда не видевший, что творит с людьми переедание вкусной пищи, прошептал:
- Дима, скажите, а надо давать ему взятку?
- Что вы! Ему хватило сытного обеда. Видите, до чего дошла наша милиция? В какой-то мере это оправдывает моего коллегу.
Николай густо покраснел:
- Давайте не будем об этом. Ведь я действительно очень хочу исправиться.
- Охотно верю, поэтому именно ты пойдёшь с ним в участок.
- Зачем?
- Ты меня удивляешь. Как будто я разговариваю не с человеком из органов, а с прохожим, который знает о розыскных мероприятиях только понаслышке. Приметы мы можем назвать прямо здесь, но фоторобот составляют специальные люди. Уловил, для чего ты пойдёшь с ним в участок?
- А почему не ты?
- Кто из нас собирается вступить на праведный путь?
- Ну, - Николай стал искать нужные слова для отказа.
- Правильно! За нас не волнуйся, мы никуда не денемся до твоего прихода.
Между тем лейтенант, ворочаясь в сладкой истоме, нашёл удобную позу и стал посапывать.
- Ребята, надо что-то делать, а то он вступит в фазу глубокого сна, - со знанием дела произнёс продюсер.
- И что? Оттуда нет возврата? - ехидно спросил Дима.
- Есть, только человек будет злой и раздражительный. Опять придётся его кормить, поить. Мне не тяжело и не жалко, но хочется как можно скорее найти этого кровожадного капитана.
- Тогда давайте ненавязчиво разбудим его. Громко стукнем рядом с ним и прикинемся, что это не мы, стыло быть, и злиться будет не на кого, - улыбнулся Николай.
- Это ты так Романа Петровича по утрам с постели поднимал? А правда, что вы в одной кровати спали?
Коллега зло посмотрел на парня и со всей силой стукнул по косяку двери.
- Осторожнее, это бук! - от неожиданности мужчина подпрыгнул.
Проснувшийся лейтенант удивлённо посмотрел на троицу и спросил:
- Я не спал?
- Как можно, - широко улыбнулся Дима, - ведь нам предстоит говорить о деле, а это не предполагает к погружению в грёзы.
- Ну, и что я могу для вас сделать? Объявить в розыск пропавшего мужчину как опасного преступника? Вы понимаете, что это нелегко? Может, ограничиться формулировкой “Пропал без вести” и предложить вознаграждение за информацию о его местонахождении?
- Милый мой, тогда бы мы не кормили тебя, а сразу пошли в отделение.
- И всё вы знаете.
- А как же! Или ты уже забыл, что мы с тобой коллеги.
- Не факт! Меня по-прежнему терзают смутные сомнения.
- Да чёрт с тобой, - отмахнулся детектив, - ну, так организуешь в экстренном порядке поиск этого человека?
- А фотография есть?
- Нет, но зато есть приметы и возможность составить фоторобот.
- Думаешь, это так легко сделать? Без лишнего повода никто не станет возиться с этой ерундой. Тем более что всё равно портреты получаются настолько убогие, что под их описание подходят все, начиная обезьяной и заканчивая Вином Дизелем.
- Ясно, - Дима картинно развёл руками, - выходит, поел на халяву и всё.
- Почему это?
- Хочешь доказать обратное, бери под руку этого молодого человека (тоже твой коллега, между прочим) и мчись в отделение.
Лейтенант задумался. В случае отказа ему придётся покинуть дом с вкусной едой и бодрящей клюквенной настойкой, а вот если согласиться, то можно потом будет подолгу ходить сюда харчеваться.
- Хорошо, но я не гарантирую мгновенного положительного результата, - предупредил парень, - если вы, ребята, действительно мои коллеги, то понимаете, о чём я.
Отправив лейтенантов, Дима поднялся к себе, чтобы составить план дальнейший действий.
- Даже если Романа Петровича не поймают, он будет сильно скован в действиях и не осмелится прийти в дом. У меня будут развязаны руки для расследования, - подумал он, - только что делать дальше? Объявить в розыск Николая Андреевича и Махмуда? Глупость!
Спустя пять минут раздался звонок.
- Наверное, что-то забыли, - решил Тихон Петрович и пошёл открывать дверь.
- Вы бы хоть в домофон посмотрели на всякий случай, - донеслось со второго этажа.
Продюсер не слышал этого. Он отворил калитку и с улыбкой сказал:
- Что-то вы быстро.
- Я, между прочим, не пришёл ночевать. Вы считаете это нормальным? - хмыкнул Роман Петрович.
Не дождавшись приглашения войти, он переступил порог дома и сразу потребовал выпить.
- Минуточку, я только наверх сбегаю.
- Не надо, не тревожьте Николая.
- А его всё равно нет. Ушёл гулять.
- Да? А кто там? - капитан насторожился. - Димка?
- Упаси Боже! Я позабыт, позаброшен, решил вот сделать обход комнат и остановился на втором этаже.
- Вас, богатых, не понять. Другой бы в кругосветное путешествие поехал мир посмотреть, а вы сидите в четырёх стенах один-одинёшенек.
Тихон Петрович вежливо улыбнулся и опрометью помчался к Диме. Зайдя в комнату для гостей, он внимательно осмотрелся, но никого не обнаружил.
- Неужели убежал? - пронеслось в голове мужчины. - И оставил на меня этого изверга.
Вдруг купейный шкаф шикнул на хозяина.
- Что такое? - удивился тот. - Кто здесь?
- Это мы, пиджаки.
- В смысле?
Дверь отъехала в сторону, оттуда появился улыбающийся детектив.
- Анекдот есть такой, - пояснил он, - но вам, как я понимаю, сейчас не до шуток.
- Верно! А как вы догадались?
- Вы не поверите, но я в отличие от вас посмотрел на домофон. Увидев самодовольную физиономию Романа Петровича и прикинув разрыв в пространстве и времени, я сообразил, что не успею перехватить вас. Пришлось спрятаться на тот случай, если капитан устроит шмон. Только он что-то сегодня не в духе.
- Да, первым делом попросил меня принести выпивки.
- А вы что?
- Пошёл сюда.
Дима покачал головой:
- Надо было сначала усыпить бдительность, а потом поднимать сюда и шушукаться. Идите и выполните его просьбу.
- А как же вы?
- Не волнуйтесь, как только он захмелеет, на сцену выйду я и утихомирю дикого зверя.
- Только, пожалуйста, будьте осторожнее, не заляпайте всё кровью.
- Это зависит оттого, есть ли у вас снотворное или слабительное?
Тихон Петрович понимающе улыбнулся:
- Понимаю, кукурузные лепёшки. Я сам, признаюсь, первое время не мог переварить такое количество протеинов. Ничего, скоро организм привыкнет.
- При чём тут я, когда дело касается Романа Петровича? Вы же не хотите крови, вот я и думаю, как его нейтрализовать без кровопотерь.
- Ну, у меня есть активированный уголь, раствор йода, марганцовки…
- А кадмия или мышьяка у вас нет?
- Вегетарианского не держим.
- Что? - удивился молодой человек.
- Это из фильма “Двенадцать стульев”, когда Ипполит Матвеевич Воробьянинов пришёл с девушкой в ресторан.
Дима присвистнул от удивления:
- А это, оказывается, заразно. Ещё немного и мы с вами будем цитировать все советские комедии. Киса в исполнении Папанова просто душка, но надо действовать, действовать, действовать, как говорил главный герой из всё того же произведения.
- Есть ещё аспирин “Упса”.
- Что вы, доктор, я и у мужа-то стесняюсь, - хрюкнул парень, - а если серьёзно, налейте ему что-нибудь крепкое, и как только он начнёт дремать, позовите меня.
Тихон Петрович так и сделал. Добавив в клюквенную настойку виски, бренди и водки по вкусу, он поморщился и понёс пойло гостю.
- Ого! - крякнул тот. - Чем бы закусить?
- Вы рукавом пока занюхайте, - посоветовал продюсер, - а я сейчас за хлебцами пойду.
- Да мне бы мяса и икры.
- Скорее бы он заснул, - подумал Тихон Петрович, - не хочется тратиться на такую сволочь.
Словно прочитав его мысли, капитан склонил голову на плечо и засопел. Мужчина на цыпочках поднялся к детективу:
- Дима, пора.
- Ну, с Богом, - парень достал пистолет и трижды перекрестился им.
Вплотную подойдя к Роману Петровичу, он размахнулся и ударил прикладом по голове.
- А вы его не убили?
- Таких как он даже лопатой не убьёшь, поэтому советую поторопиться с верёвкой.
- А вам какую?
- Под цвет глаз.
- Ваших или его?
На нервной почве Диму разбирало остроумие, ему хотелось каламбурить и даже петь песни шуточного характера. Подавив в себе водевильный мотив, он сдержанно произнёс:
- Цвет не имеет значения, это была шутка. Несите что-нибудь прочное, можно трос или канат.
Тихон Петрович притащил бечёвку, колючую проволоку, строительный скотч и паяльник, решив, очевидно, что пытка будет происходить по всем законам криминального мира. Обвязав тело с ног до головы, молодой человек оставил два конца. Схватившись за первый, он приказал продюсеру:
- Беритесь за второй, только учтите, этот кабан тяжёлый.
- Куда вы меня тащите? - испуганно спросил Роман Петрович, когда его голова дважды встретилась с крыльцом.
- В плен. Не волнуйтесь, в подвале сделан евроремонт, да и крысы очень вежливые.
- Опять пойман, - едва не вырвалось у капитана, вместо этого он спросил, - а кто вы?
- Я ужас, летящий на крыльях ночи.
- Дима, ты что ли?
- С чего вы взяли?
- Ну, только ты можешь цитировать мультик своего детства.
- От вас ничего не скроешь, - вздохнул детектив.
Открыв двери подвала головой связанного, он метнул тело как бревно при осаде крепости и удалился с чувством выполненного долга.
- Дима, а разве мы не будем его допрашивать? - удивился Тихон Петрович.
- Будем, но чуть позже.
- А почему не сейчас? - мужчина грустно посмотрел на принесённый с собой паяльник.
- Вот вам раньше приходилось брать людей в плен?
Продюсер отрицательно замахал головой. В своей преступной жизни он ограничивался кражами автотранспорта, материальных ценностей и мекающих животных, до людей же дело так и не дошло.
- Вы счастливый человек, а мне не раз приходилось разговаривать и с теми, кто брал заложников, и с теми, кто попадал в такую передрягу. Так вот самое главное в этом деле, чтобы человек, сидя в кромешной темноте и полной неизвестности, придумывал себе страхи, и чем дольше он там находится, тем больше эффект нагнетания. Саспенс - слышали такое?
- Это необходимый элемент любого хоррора, - со знанием дела ответил мужчина.
- Именно! Вот сейчас за закрытыми дверями в голове Романа Петровича разыгрывается персональный фильм ужасов. Жаль, конечно, что он вычислил меня, а так было бы ещё страшнее.
- А мы будем его пытать?
Парень утвердительно кивнул:
- Да, но только не паяльником. Поверьте, иголки под ногти и раскаленный утюг на грудь - это не наши методы. А вот мучить голодом, бессонницей и дурным пением - это, скажу я вам, будет почище “Фауста” Гете. Словом, ещё та психическая атака.
- Это хорошо, - облегчённо вздохнул Тихон Петрович, - я человек не злопамятный, но всё-таки считаю, что надо отомстить тому, кто собирался убить меня и поселиться в этом доме.
Из подвала послышался жуткий крик.
- А вы были правы, - улыбнулся продюсер, - работает!
- Слушайте, а крысы там водятся?
- Обижаете! Там их быть не может, просто неоткуда взяться.
- В таком случае нет причин беспокойства о физическом здоровье пленника. Да, Роман Петрович нынче не тот. Выходит, легенды о нём крайне преувеличены, - Дима посмотрел на часы. - Тут как в кулинарном деле. Главное - не передержать, а то окочурится. И с кого тогда спрашивать?

Глава 31

За некоторое время до описанных в доме Тихона Петровича событий в другой части города орудовал взломщик в милицейской форме. Активно работая руками, он перебирал отмычки и дошёл, наконец, до подходящей.
- А ларчик просто открывался, - довольно усмехнулся мужчина.
За солидной дверью скрывалась ещё одна, на этот раз деревянная, с примитивным замком.
- Да я его сделаю как Остап Бендер, ногтём.
Взломщик полушутя расправился с преградой и вошёл внутрь. Слева от него мигала красными огоньками панель сигнализации.
- Странно, она отключена. Хм, какая беспечность, право слово, - Роман Петрович нащупал выключатель и ахнул.
Теперь ему стало ясно, кто же в этом продюсерском тандеме самый умный. Наивный Тихон Петрович считал, что живёт в роскошном особняке, даже не подозревая, что его коллега умудрился выстроить в обычной квартире маленький Париж.
- Да-да, как я и предполагал. А это что? - мужчина повернул за угол. - О-го-го!
- Не о-го-го, а ку-ку, мой мальчик, - такова была последняя фраза, прежде чем лицо взломщика встретилось со стремительно приближающимся кулаком.
Роман Петрович очнулся в неизвестном ему месте, связанный по рукам и ногам и с кляпом во рту. Ему и до этого приходилось бывать в таких передрягах, но потом он порвал отношения с садомазохисткой, которая днями истязала его, привязывала к кровати и давала есть только после серии ударов плёткой. Чтобы скорее залечить душевную рану, мужчина решил познакомиться с каким-нибудь юнцом, который бы готовил, стирал и убирал без этого экстремизма в межличностных отношениях.
- На этот раз я, видимо, крупно попал, - справедливо заметил мужчина и стал дёргаться на месте.
- А, очнулся, - незнакомец пнул милиционера в бок.
- Не стоит, дружок. Давай лучше побеседуем с ним, - Роман Петрович услышал второй голос.
В полутьме ему не удалось рассмотреть людей, поэтому, вспомнив, чему учили в школе милиции, капитан решил по голосу и манерам поведения составить психологический портрет. Очень скоро он понял, кто тут главный, и бросился на мозговой штурм:
- Не знаю, как вас звать, но думаю, что к такому серьёзному человеку следует обращаться исключительно по имени-отчеству. Может, поговорим один на один, а ваш паж пока что организует закуску и выпивку?
- Да я ему сейчас в челюсть дам, - разозлился первый голос, - или по почкам.
- Думаю, он не хотел тебя обидеть. Сам понимаешь, когда лежишь в тесноте и в обиде, уже не до любезностей.
- Да, вы правы. По себе знаю, что такое ютиться в маленькой коробке.
- Вот и чудно! Организуй нам бутерброды и кофе.
- Кофе на ночь вредно, - Роман Петрович вмешался в разговор, - потом не заснёшь, сердце будет бешено колотиться как заяц в барабан из рекламы.
- А никто и не собирается спать этой ночью.
Едва молодой человек удалился на кухню, связанный горячо зашептал:
- Я на вашем месте был бы осторожен с молодёжью. Вот один ан меня работает, так сущий валенок. И ваш, как я погляжу, недалеко ушёл. Нам, опытным людям, надо держаться вместе. Ну, так как?
- Что вы предлагаете?
- Вы развязываете меня, мы принципиально договариваемся о доле в доходе, потом связываем молокососа и сдаём в отделение.
- Так вы не из милиции, - облегчённо вздохнул голос.
- Что вы! Это только для прикрытия, ведь мало кому может прийти в голову, что я вооружусь отмычками и буду щупать чужие двери, - Роман Петрович зачем-то соврал.
Этот грешок водился за ним с самого рождения и в экстремальных ситуациях доходил до предела. Так однажды под дулом пистолета мужчина признался, что он гомосексуалист, любит подглядывать за спаривающимися кроликами и без ума от Лолиты Милявской, притом всё в один день.
- А как быть с удостоверением?
- Ой, не смешите меня! Да такие документы любой ребёнок может купить в магазине канцтоваров. Вы лучше мне скажите, что вас привело именно в этот дом?
- Ничего особенного, я простой домушник.
Капитан расплылся в улыбке:
- Ну, раз мы коллеги, то развяжите меня. Очень хочется пожать руку. Понимаете, я приехал издалека, попал сюда случайно и думал в момент сорвать большой куш.
- Я бы с радостью исполнил вашу просьбу, но пока ещё не определился, что с вами делать.
- В смысле?
- Ну, отпустить, избить, пытать или убить, - спокойно ответил голос, - модно, в конце концов, сдать вас милиции.
- Но это же была моя идея.
- Для преступника вы слишком доверчивый.
- Да и вы на домушника не тянете. Кто же орудует без перчаток, фонариков, вместительных мешков? Наконец, запах дорогого одеколона - это последний гвоздь в гроб вашей преступной деятельности. Как говорил в таких случаях пьяный Станиславский, не верю!
Мужчина втянул носом воздух и, поняв, что связанный прав, небрежно произнёс:
- Все играют несвойственные им роли, а мы с вами в особенности. Приятно было пообщаться с достойным собеседником. Я хочу, чтобы перед смертью вы знали, что безоговорочно выиграли эту интеллектуальную дуэль.
- Я с радостью соглашусь на ничью или даже уступлю победу, если вы сохраните мне жизнь.
- Нет, вы мне, конечно, нравитесь, но мёртвым будете импонировать ещё больше.
Роман Петрович понял, что это как раз тот самый экстремальный случай, и понёс околесицу. С кухни выглянул ассистент незнакомца:
- Бутерброды и кофе готовы. Вам со сливками? Ой, а что это с ним?
- Предсмертное помешательство, ничего после пулевого ранения в голову это пройдёт.
- Молодой человек, в вашем голосе есть что-то чарующее, - захныкал капитан, - не дайте ему погубить меня.
- Что ты сказал о моём голосе?
- Он у вас чарующий. Слышали Карузо?
- Нет, мне больше “Коррозия металла” нравится. А что?
- Понимаете, Карузо был великим певцом, но, между тем, он сопливый ребёнок по сравнению с вами. Какой тембр, какая чистота! У вас пять, нет, шесть октав. Вы уже занесены в Книгу рекордов Гиннесса?
Как известно, грубая лесть - самая приятная, поэтому нет ничего удивительного, что молодой человек стал склоняться к мысли, что мужчину можно оставить в живых, но его патрон был против счастливого завершения встречи.
- Стойте! - крикнул Роман Петрович. - Я не хотел говорить сразу, но вы меня вынудили. Короче, меня прислал Тихон Петрович.
В квартире повисло тягостное молчание.
- Чёрт! Развязывай его и проверь, что не было ушибов, ссадин и не дай Бог переломов, - мужчина погрустнел, - придётся садиться за стол переговоров. А ведь так хотелось решить проблему без сложностей. Кокнуть на месте, и дел-то.
Используя свой шарм на полную катушку, уже через полчаса капитан, вдоволь наевшись и напившись, послал молодого человека за вином в ближайший круглосуточный магазин.
- А мне возьми хамсы, - икнул его босс, - или наструганного сушёного кальмара. С пивком пойдёт.
- С вином тоже, - усмехнулся захмелевший Роман Петрович.
Волнения дали о себе знать: обычно стойкий к спиртному мужчина теперь превратился в добродушного пьяницу, готового расцеловать неизвестных ему людей. Но даже в таком состоянии он понимал, что самое время поговорить о деле.
- Знаешь, я так тебя уважаю, - начал он, - что честно признаюсь в своих намерениях.
- Ну!
- Я от Тихона Петровича.
- Это понятно, дальше что.
- Всё.
- То есть?
- Я у него остановился, пошёл в гости к его коллеге, дверь оказалась заперта, но я сразу почувствовал, что в квартире кто-то есть. Отпустил своего помощника и решил поговорить по душам.
- А если бы мы тебя прибили?
- Ой, этот лейтенант погоды бы не сделал, только лишний труп. К тому же, - Роман Петрович закрыл лицо руками, - он мой сын.
- Откуда ты знаешь?
- Он сам мне сказал.
- И ты поверил?
- Сердце не обманешь. Но мы отвлеклись. Слушай, а ты-то кто?
Мужчина неопределённо пожал плечами:
- Как говаривал Джемс Бонд, если я скажу это, мне придётся тебя убить.
- Ну, хотя бы в общих чертах.
- Можно сказать, что я кручусь возле них.
- А парень?
Собеседник небрежно махнул рукой.
- Понятно, - догадался капитан, - мальчик на побегушках, ничего серьёзного.
- Слушай, а как там Тихон Петрович?
- В глубокой прострации, информационной вакууме. Извини, больше не знаю умных слов, поэтому скажу по-русски: он в жопе.
- Серьёзно?
- Вот тебе крест, - божился Роман Петрович, - в этой чехарде он как наивный ребёнок: ни черта не смыслит и всем верит.
- Это хорошо. Слушай, тебе можно доверять?
Милиционер картинно развёл руками, мол, кому-кому, а ему можно верить безоговорочно.
- Тогда слушай, - мужчина наклонился к уху капитана и горячо зашептал в него.
- А что так тихо? Посторонних вроде нет.
- Бережёного Бог бережёт.
Уточнив сумму профита соучастника, собеседник продолжил меланхолично ловить груздя в тарелке.
- Такие деньжищи только за правильно поведение? - удивился Роман Петрович.
- Слово - серебро, а молчание - золото. А если их удачно совместить, то получится платина, ещё та штучка. Вот и ты, если не нарушишь уговора, будешь щедро награждён.
- А мокрого дела точно не намечается?
- Я же объяснял, - раздражённо сказал мужчина, - мы вообще редкостные пацифисты. Если не глупить, то и жертв не будет.
На кухне появился молодой человек с пакетом в руках.
- Слушай, тебя только за смертью посылать, - усмехнулся милиционер, - ведь недалеко от дома есть приличный магазин, так и называется “24 часа”.
- А ты думаешь, мы в квартире Николая Андреевича находимся?
- Где же ещё.
Парень хитро улыбнулся и промолчал. Когда с принесённым питьём и провизией было покончено, капитан решил, что самое время покинуть гостей. Решив сперва зайти в уборную, он долго бродил по помещению. Наконец, получив тревожный сигнал от мочевого пузыря, он не выдержал и сказал:
- То ли я много выпил, то ли вы комнаты местами поменяли.
Раздался взрыв хохота.
- Что такое? - насупился Роман Петрович.
- Потом объясню, - отмахнулся мужчина.
- Нет, именно сейчас!
- Да я бы с радостью, только вот тебя жаль. Если вся выпивка хлынет разом, то ты себе запросто ноги кипятком ошпаришь. Пойдём, покажу, где у нас заветный кабинет.
Стоило капитану зайти в туалет, как молодой человек, самый трезвый из этой троицы, задал вполне резонный вопрос:
- А ему можно доверять?
- Я-то откуда знаю?
- Ну, а пока меня не было, вы уже посвятили его в наши планы?
Мужчина взлохматил волосы подручного:
- Дружок, если ты думаешь, что связался с имбецилом, то так и скажи. Разумеется, я не проронил ни слова. Набрехал ему какой-то белиберды, он спьяну и поверил.
- Так, а зачем он нам вообще нужен? Может, убрать его с дороги?
- Исключено! Он проговорился, что собирается прибить Тихона Петровича, и мне пришлось пообещать кругленькую сумму, чтобы он сидел и ничего не делал.
- Исчезновение лидера группы и продюсера, смерть другого - разве это не здорово?
- А ты жестокий, - патрон покачал головой, - и глупый. К счастью или к сожалению - пока не определился. Доверься мне, я знаю, что делаю.
Освежившийся к этому времени капитан не потерял желания узнать, что же здесь происходит.
- Имей терпение. Сейчас закрепим свои роли, и я всё объясню, - собеседник осадил его и продолжил разговор о делах.
В этой операции у Романа Петровича не было никаких прав, только обязанности молчать, вести себя паинькой и не показывать вида, что ему всё известно. От выпитого спиртного и осознания себя безмолвной пешкой в чужой игре у него резко заболела голова.
- Ну, значит, мы договорились.
- Конечно! Действуем только по плану, никакой самодеятельности, - подытожил собеседник.
- А если возникнут непредвиденные обстоятельства, то как мне вас найти? Зайти на квартиру? Не волнуйся, я всегда ношу с собой отмычки. Только давайте договоримся об условном сигнале, а то неохота второй раз получать в рыло и быть связанным.
- Издеваешься? - усмехнулся мужчина. - Там же никто не живёт. Это мы так, чисто случайно туда попали. Решили проведать, навестить и прочее. Мы с тобой разговариваем далеко от квартиры Николая Андреевича, поэтому, как ты выразился, мой паж так долго не возвращался с покупками.
Роман Петрович удивлённо поднял брови:
- И где же я тогда нахожусь?
- В одном секретном месте, - улыбнулся собеседник.
Он потянул на себя канделябр, и стена покорно отъехала в сторону.
- Как в западных фильмах про старые английские особняки, приведения, огромное наследство и вечно жадных родственников, - восхитился капитан.
- Так кто строил?
- Ты?
- Обижаешь! Ишачили таджики и молдаване, но под моим чутким руководством.
- А как мы сюда попали?
- Тебе лучше и не знать.
- А как же я отсюда выберусь? - удивился Роман Петрович.
- Не волнуйся, всё продумано, - успокоил его мужчина.
На прощание он помахал рукой и извинился, через секунду капитан понял за что. По голове пребольно стукнули тяжёлым предметом, и картинка померкла. Очнулся он на лестничной клетке перед квартирой Николая Андреевича.
- Довели страну, даже хранители правопорядка страдают от бесчинств преступников, - затараторила пожилая женщина, склонившаяся над телом.
- А потому что они должны с ними бороться, а не брать взятки, - не согласилась вторая старушка.
- Да что ты такое говоришь!
- У меня зять из оборотней в погонах, я знаю, что говорю.
- Не волнуйтесь, граждане, главное, что руки-ноги целы, - Роман Петрович с трудом поднялся и, держась за гудящую голову, пошёл по лестнице.
Каждая ступенька приносила ему невыносимые страдания, которые не уменьшались даже мыслями о предстоящих доходах.
- Куда я ввязался? Эти ребята чересчур крутые, даже для меня, - подумал мужчина, - надеюсь, я обрету здесь дом, а не могилу.

Глава 30

Бесцельно убив время за разговором о ерунде, беспринципности и политике, что в последнее время сливается в единую субстанцию коричневого цвета, Николай дождался заветного звонка.
- А это, наверное, Дима, - обрадовался продюсер.
- Ну, вы идите, встречайте его, заодно аккуратно подготовьте к нашей с ним встрече. Он должен понять, что перед лицом возникшей опасности мы должны забыть прежние обиды и упрёки и объединиться.
- Постараюсь, - заверил Тихон Петрович.
Открыв калитку, он хотел сказать, что у него есть маленький сюрприз, но молодой человек, не дав ему опомниться, забежал на участок, упал на сочный газон и стал качаться на нём, вспомнив, что в прошлой жизни был собакой.
- Это вроде традиционной американской фразы “Home, sweet home”, что по-русски звучит не менее трогательно “Дом, родной дом”, - усмехнулся вышедший из дома Николай.
- Ты? - оторопел детектив.
- Я! Извини за клише из всё тех же дурацких американских фильмов, но это совсем не то, что ты подумал.
Дима вскочил как ошпаренный и зло посмотрел на Тихона Петровича:
- И ты Брут?
- Простите, мы уже перешли на ты? - удивился мужчина.
- Но зачем это вам, ведь денег и так хватает. А как же моё расследование? Признайтесь, они вас заставили, урожая физической расправой?
- Успокойтесь, голубчик, Николай - наш друг, а что касается капитана, но мы тоже против него. Но что мы как неродные, давайте продолжим разговор в доме.
Детектив нехотя зашёл в особняк. В поисках посторонних он обшарил каждый угол, заглянув даже в холодильник и шкаф.
- А антресоли у вас нет? - неожиданно спросил он.
- Между прочим, в ней запросто может разместиться среднегабаритный парень, - усмехнулся Николай.
- А ты откуда знаешь? - насторожился лейтенант.
- Да так, было дело в Моздоке.
- Молодые люди, не пора ли вам подкрепиться? - спросил продюсер.
Дима с грустью признал, что это было бы весьма кстати, хотя во время трапезы он уязвим как дитя. Уминая деликатесы, детектив то и дело бил себя по колену, удивлённо поднимал брови и с набитым ртом пытался захохотать во всю глотку. Последствия не заставили себя ждать: стол был щедро усыпан остатками еды, которые парень активно срыгивал после очередного приступа смеха.
- Отвратительно, - не выдержал Николай, - таким поведением ты отбиваешь аппетит у присутствующих.
- Ой, тоже мне нашёлся Филипп Филиппович и доктор Борменталь в одном лице. В конце концов, я не Шариков Полиграф Полиграфович. На себя посмотри, у тебя же руки по локоть в крови.
Нижняя губа лейтенанта нервически задёргалась.
- Дима, зачем же вы так. Посмотрите, как вы обидели этого заблудшего агнца, - протянул Тихон Петрович.
- Кому вы верите! Я ещё не удивлюсь, что под покровом ночи в дом проберётся Роман Петрович и всех нас зарежет. Или этот, - молодой человек зло посмотрел на коллегу, - сделает своё чёрное дело.
- Мне вот что интересно. А если бы я не сделал тебе замечание, то ты бы не высказал свои подозрения? А потом, наверное, начал бы нашёптывать на ушко.
- Я не такой как ты, подлый трус.
- Чего?
Парни вскочили с мест, один схватил ложку, другой - пустой поднос.
- Будет драка, - подумал продюсер, но ошибся.
Милиционеры пронзительно посмотрели друг на друга и продолжили трапезу. Детектив стал значительно тише чавкать, а коллега подал ему салат и даже вспомнил тот злополучный день:
- Димка он, конечно, молодец! До конца был твёрд в своих убеждениях, даже когда Роман Петрович пригрозил ему расстрелом на месте, не сразу согласился принять взятку.
- Да ладно, - смутился лейтенант, - ты ведь тоже, наверное, хороший человек, просто попал под тлетворное влияние гада. Ничего, мы и его выведем на чистую воду, и вашего Махмуда найдём.
- Сообща? - с надеждой в голосе спросил Николай.
- Не исключено.
Тихон Петрович смотрел на эту резкую перемену и наивно верил, что молодые люди решили скооперироваться. Те же на самом деле остались каждый при своём мнении. Подозревая, что у коллеги далеко идущие коварные планы, Дима решил под покровом ночи связать его и перенести в сухое прохладное место, чтобы тот не мешал общаться с продюсером.
- Наверняка здесь вполне сносные подвалы. А если несколько сыро или время от времени наведываются крысы, то это ещё лучше. И характер закалит, и проверит искренность, - подумал он.
Николай был настроен менее агрессивно, однако дал себе слово, что в случае чего забьёт коллегу до смерти, возможно, при помощи фаллоимитатора. Пока же они вежливо разговаривали друг с другом, обещая полное содействие и честность.
- Ой, ребята, если бы все вели себя как вы, то нам бы удалось избежать всех кровопролитных войн. И почему люди не могут спокойно сесть за стол переговоров и прийти к консенсусу?
Милиционеры иронично улыбнулись и проследовали в гостиную, где детектив показал свою находку.
- Это никак не связано с Романом Петровичем, поэтому ты можешь быть свободен, - он обратился к коллеге.
- А я точно не окажусь полезен?
- Уверяю, если понадобится помощь, ты будешь первый, к кому я обращусь, - Дима расплылся в приторной улыбке.
В переводе на рабоче-крестьянский язык это могло означать одно: молодой человек никогда в жизни не попросит Николая о чём-либо. Тому осталось сослаться на головную боль и удалиться в комнату для гостей.
- А как же пословица: “Одна голова - хорошо, а две - лучше”? - удивился Тихон Петрович.
- Две головы - это уже мутант. Да и сами подумайте, что может понимать в изящной словесности этот прихвостень оборотня в погонах?
- Но он сказал, что по натуре человек творческий.
- Скажу прямо: я ему не доверяю. Давайте займёмся делом, - отрезал детектив.
В неизвестном широкой публике материале было очень много интересного, странного и одновременно пугающего, поэтому парень решил начать по порядку.
- Там где я - зловонье и печаль, - протянул Дима, - думаю, такой композиции не было. И немудрено, ведь это совсем не вяжется с теми легковесными песенками на манер ранних “Битлз”.
- Возможно, Махмуд сочинил это накануне. Поверьте, он был продуктивным автором и, когда его посещала муза, мог выдавать на-гора целые обоймы песен.
- И их всех включали в альбом?
- Вам бы с Николаем Андреевичем поговорить, тот всё знает, а я только с его слов.
- Вы совсем не интересовались кухней своей же группы? - удивился молодой человек.
- Откровенно говоря, мне нравилась музыка, но ею заведовал мой коллега. А вот стихи - они казались одинаково вычурными.
- Зловонье и печаль - эти слова ничего вам не напоминают? Не получится как в прошлый раз с “Чёрным человеком”?
Продюсер пожал плечами, но Дима продолжил:
- Мне непонятна его лексическая связка. Зловонье и печаль - что это? Синонимы? Исключено. Антонимы, антитеза? Сомнительно. Дело в том, что я сам временами так сказать пописываю, только безуспешно и нахожусь в постоянном поиске формулы литературного успеха. Знаете, мне и в голову не приходило смешивать такие слова.
- Ой, что вы ищете какой-то потаенный смысл? - не выдержал Тихон Петрович. - Может, всё это с жизни писалось.
- Вот как?
- Запросто! Сами подумайте, группа в живую поёт и играет, двигается по сцене, шутит, раздаёт автографы и не забывает общаться с публикой и Барашком. Представляете, что потом творится в гримёрной? Да там такой духан…
- От Барашка? - детектив решил уточнить.
- И от него, и от ребят. Так вот амбре стоит такое, что даже самые верные поклонницы не осмеливаются войти без противогаза.
Если бы не версия с братом Казбеком, Дима мог предположить, что держит в руках не наброски будущих песен, а дневник, написанный в стихотворной форме. Впрочем, эта идея показалась ему глупой.
- Простите, а откуда это у вас? - спросил мужчина.
- Помните, в день моего проезда мы отправились в отделанный сарайчик?
- Думаете, я каждый день оказываюсь в горящем здании? Конечно, помню!
- Так не зря нас пытались нейтрализовать. Кстати, Николай Андреевич так и не объявился? - увидев спускающегося лейтенанта, молодой человек перешёл на шёпот.
- Бесполезно, коллега, я всё слышу и, думаю, мне есть, что сказать.
Всё это время Николай находился этажом выше и банально подслушивал, дожидаясь удобного момента. Теперь он коротко изложил свою образную модель шоу-бизнеса, позволив продюсеру ещё раз восхититься шахматной идиллией.
- И к чему это всё? - нетерпеливо спросил Дима.
- Знаете, как воюют между собой пасечники? - парень сделал длинную паузу и продолжил. - Они воруют матку противника, то есть королеву улья. А через некоторое время за ней по своей воле следуют все подданные.
- То есть, проводя аналогию, можно предположить, что королева увела с собой пешек. А если по-русски, Николай Андреевич напрямую связан с исчезновением Махмуда.
- Да! - победоносно воскликнул Николай.
Он почувствовал себя на коне и, ликуя, ожидал, что коллега похвалит его и, возможно, извинится, но тот сардонически расхохотался.
- Милейший, да я подозревал его с первого же дня. К тому же, у меня есть гораздо более веские причины, чем шахматная доска и истории из телепередачи “В мире животных”. Хотя признаю, Дроздов может смело уходить на заслуженный отдых, его место займут достойные, - ехидно замети детектив, - а теперь давайте послушаем человека, который собирал улики.
Подозрения начались с того, что продюсер принял Диму за нанятого им сыщика. Далее следовала эта загадочная клюквенная настойка, о пристрастии к которой знал один лишь Николай Андреевич. Его сумасшедшая реакция сразу после пожара тоже была не в его пользу. Мужчина умолчал о конспиративной квартире, а когда остро понадобилась его помощь, просто исчез.
- И это ещё не всё, - улыбнулся парень, - список можно продолжать до бесконечности. Например, их с Махмудом видели в областной звукозаписи в то время, когда о группе гремела слава. Нетрудно догадаться, о чём они договаривались.
- Точно! Помните, я спрашивал об обмане? - обрадовался Николай. - Я был прав! Он решил не убивать вас, а инсценировать исчезновение, своё и лидера группы. Затем они уедут в столицу и раскрутятся на ваши же деньги.
- Только не всё так просто. Есть один маленький нюанс: Махмуд - бездарность.
- Что? - хором спросили продюсер и лейтенант.
- История тёмная, есть ещё загадочный брат, неоценённая умница. Думаю, Николай Андреевич пробил по своим каналам его местонахождение и уже окучивает его.
- А как его зовут? - неожиданно спросил милиционер.
- Казбек. Это имя тебе о чём-нибудь говорит?
- О многом, как и Махмуд.
- Я так и думал, - усмехнулся детектив, - ладно, надо действовать, но пока по городу разгуливает Роман Петрович это проблематично. За время пребывания в Моздоке я обзавёлся некоторыми знакомыми, через них попытаюсь нейтрализовать нашего общего врага.
- Как?
- Всё тебе скажи.
- Я думал, мы напарники, - надулся Николай.
- Прекрати, ты же прекрасно понимаешь, что только острая необходимость останавливает нас от того, чтобы вцепиться друг другу в глотки. Но если ты настаиваешь, я расскажу. Есть у меня один знакомый милиционер, мы вызовем его сюда и объясним ситуацию.
- А он поверит?
- Всё зависит от Тихона Петровича.
Мужчина закивал головой:
- Не волнуйтесь, я всё подтвержу.
- Святая простота, - улыбнулся Дима.
- Простата? Милейший, что вы себе позволяете?
- При чём тут железы внутренней секреции?
- Вот и я думаю, что это совершенно не к месту.
- Короче, от вас требуется посильная помощь концессии, как любил говаривать Остап Бендер, - детектив послюнявил пальцы, - надо дать на лапу, чтобы по городу расклеили фотороботы Романа Петровича и по возможности передали его приметы по местным СМИ.
- Это возмутительно! - взвился лейтенант. - Нельзя потакать коррупции.
- Кто бы говорил. Или это я был на побегушках у главного прохиндея органов?
Николай обиженно засопел.
- Тогда решено! - Дима хлопнул в ладоши. - Я звоню своим людям.
Уединившись на втором этаже, он набрал Катю и тут же попросил телефон подруги.
- То есть со мной уже и поговорить нельзя? - живо отреагировала девушка.
- От этого звонка зависят жизни нескольких людей, включая мою и продюсера твоего незабвенного Махмуда.
- Хорошо, - Катя быстро продиктовала цифры и пожелала удачи.
Её подруга охотно согласилась помочь и, предупредив своего двоюродного брата, перезвонила:
- Всё сделала, только у него какое-то предубеждение.
- Откуда поклонница может знать такие слова? - подумал молодой человек, но вслух спросил. - В чём это заключается?
- Говорит, что ему и без дураков работы хватает.
- Ясно!
Очень скоро Дима убедился, что девушка не обманывала. Едва он произнёс первые слова, как услышал в свой адрес следующее приветствие:
- Опять ты, псевдоколлега! Ну, а на этот раз что случилось? Захлопнулась дверь или заел замок в подвале? Покусала собака?
- По городу разгуливает опасный преступник в милицейской форме. Представляется капитаном, звать Роман Петрович Николаев, документы, не поверишь, настоящие. Словом, типичный оборотень в погонах.
- И кто-нибудь может подтвердить твои слова?
- На данных момент ещё два человека.
- Тоже психи?
- Почти. Один лейтенант милиции, другой продюсер группы “Махмуд и Заурбеки”.
- Вот уж правду говорят, что дураков друг к другу тянет. Ладно, говори, куда ехать. Чует моё сердце, что всё это ерунда, но хочется развеяться и попить пивка.
- Намёк понял. Тут, кстати, и винцо есть.
- Уже еду.

Страница 1 из 41234»