Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Диалектические категории

В совершеннолетнем возрасте по ночам мне снились не обнажённые девушки, а Георг Гегель. Я никогда не видел его, тем более без одежды, но в том суровом мужчине из грёз (истинный ариец, между прочим) я сразу угадал диалектического садиста.
Я могу простить многое дисциплине “Философия”: ранние модели тоталитарных государств Платона, демагогию софистов и даже ненависть к человечеству Фридриха Ницше, но только не Гегеля. Довольно тяжело отомстить человеку, который значительно гениальнее тебя, а вдобавок ещё и умер, поэтому остаётся лишь рисовать пошлые карикатуры и пародировать его творчество.
Итак, посвящается всем студентам, кто постиг истинный смысл философии немецкой классической школы, не сойдя при этом с ума.
Читать полностью »

Против быдла нет приёма

О Льве Борисовиче ходили легенды. Одни говорили, что молодое дарование родилось с кистью в руках, другие утверждали, что первое сказанное слово было “мольберт”, но в целом общественность сходилась на том, что XXI век - это век потрясающего художника. Наш герой был известен по нескольким оригинальным картинам, содержание которых до сих пор никто не мог понять. Когда об этом спрашивали автора, тот лишь отшучивался и предлагал квасить боярышник вместе. Словом, когда Марии поручили взять интервью о живой легенды, завидовали ей всей редакцией.
- Обязательно спроси, есть ли у него дама сердца, и если ответ будет отрицательный, то невзначай подсунь мою фотографию с Нового года.
- Это там, где ты, как обычно, без одежды от пьяного угара? - уточнила Мария.
- Ну, так праздник…
- Передай ему привет от всех провинциалов, которые чего-то добились в этой стране. Я сам из деревни под Урюпинском, поэтому знаю, что это такое, когда на тебя смотрят с пренебрежением и пытаются угостить протухшим “Хеннеси”, - послышался голос карикатуриста.
- Ты ещё скажи, что вы с ним коллеги - ты рисуешь рожи, а он пишет маслом то же самое, только за гораздо большие деньги.
- Нельзя так говорить! У него же талант провидца: буквально неделю назад общественность узнала о его эпохальном полотне “Тушканчики страдают”, а только вчера по радио передали, что этой зимой в Сахаре будет несладко.
Марию ещё полчаса наставляли, уговаривали надеть платье с глубоким вырезом и даже грозились побить, а потом уволить, но девушка всё же пришла на встречу в скромном одеянии от кутюр средней руки.
- Как вы пунктуальны, - мрачно заметил голубоглазый блондин с волосами, зачёсываемыми наверх.
- Ой, извините, я не думала, что вы придёте ещё раньше меня. Я ведь явилась за 15 минут до назначенного срока, а вы уже тут, - начала оправдываться Мария.
- Просто, мне захотелось кушать, но я не пошёл, как обычно, в MacDonald’s, чтобы не перебивать аппетит. Вы уверены, что заплатите за этот ужин? Здесь ведь цены кусачие, как крокодилы на нересте.
Мария смотрела на красавца и умилялась:
- Небось, загребает деньги лопатой, пользуется большим спросом у женщин, а всё ещё косит под скромного провинциала, считающего последние крохи в огромном мегаполисе.
Ел художник с отменным аппетитом, не забывая громко чавкать и разговаривать с набитым ртом.
- У… Ням-ням, это вообще, ага, у-у-у, - по достоинству оценил он очередной деликатес.
- Скажите, а почему вы в столь молодом возрасте называете себя исключительно Львом Борисовичем? С вашей внешностью можно до старости зваться Лёвушкой и никак иначе. К чему эта нарочитая строгость?
Наш герой громко выпил сок из трубочки, вытер уголки рта пальцами, а те, в свою очередь, о чистую скатерть. Спрятав охапку салфеток себе в карман, он начал:
- Да какая же это, мать вашу, строгость? Зовут меня так: Лев - имя, Борисович - фамилия. Еврей я.
Мария заскрипела ручкой. В самом начале разговора она незаметно включила диктофон, но, чтобы художник ничего не заподозрил, активно делала вид, что работает по старинке.
Вдруг молодой человек загоготал:
- Шучу, никакой я не еврей. Сам их, честно говоря, недолюбливаю.
- Вы националист? - сразу же уцепилась Мария.
- Нет, я всех ненавижу одинаково. Тоже шучу. А если честно, предки мои были выходцами с Балкан, это же южнославянская фамилия. Ну, Рабинович, Абрамович, Каганович… Все ведь славяне, ни одного еврея. Это уж потом нас начали дискредитировать, - Лев стал рассказывать случаи из своей жизни.
В первой истории действующим лицом был его хомяк, умерший незадолго до отъезда в столицу.
- Вы до совершеннолетнего возраста возились с домашним животным? Как трогательно, - защебетала журналистка.
- Не перебивайте, - сухо сказал наш герой и поведал ещё одну историю, где его хотели сделать старостой класса, а в результате никто не стал мыть полы.
В веренице забавных, как казалось только Льву, случаев фигурировали негодяи, отважные пожарники и офицеры СС. Марии оставалось лишь сохранять спокойное выражение лица и контролировать себя, ибо левая нога уже начала нервически дёргаться.
- Я понимаю, что у вас очень богатый внутренний мир, отсюда и необычное творчество. Скажите, а как вы развлекались до того, как стали писать картины? Может, дискотеки, увеселительные прогулки с распитием алкогольных напитков, вытрезвители?
- Какие, к чёрту, дискотеки? На них же ходит только быдло. Мне и так в молодые годы пришлось общаться со стадом, ибо я в нём учился. Сначала в школе случайно попал в самый дубовый класс, затем в институте сидел бок о бок с олигофренами, притом редкостной придури. Мало того, что они тупо жевали жвачку и наматывали её себе на палец, так ещё и брякали сотовыми, соревнуясь, чья полифония многоголоснее, - завёлся художник.
На минуту он остановился, сосредоточился и с удовлетворением отрыгнул.
- Фу, - не сдержалась девушка.
- Вот видите, пагубное влияние от общения с быдлом на лицо, - невозмутимо заметил наш герой и продолжил, - а когда меня заметили важные люди, то тут же пошла гнусная сплетня о том, что все картины пишет моя мама, а я выдаю их за свои.
Оказалось, эта история имела под собой начало, ибо первые шаги молодого художника нельзя назвать успешными. Когда первоклашку попросили нарисовать фрукт, тот старательно вывел яблоко.
- И тут, - хрюкнул Лев, - они забегали. Сначала дети стали кричать, что это жопа. Да-да, семилетние дети уже тогда знали такие грубые слова. Потом прибежала учительница изо, захватила с собой классную, та притащила завуча, тот директора. И все, как будто сговорились, повторяли лишь одно: “Жопа, жопа!”.
- Извините, но есть такой анекдот, которому лет больше, чем нам двоим, - улыбнулась Мария.
- Так они уже и анекдоты обо мне сочиняют? Гады! - возмутился наш герой и стал пересказывать жизнь замечательных людей.
Оказалось, что в детстве он хотел отрезать себе ухо, в детском саду был влюблён в Галю, а в общественных туалетах всегда расписывался как Моне. Досталось и Малевичу:
- Я ведь на геометрии так сечения заштриховывал, что тетрадки до обложки протирались. Как увлекусь, так и карандаша нет, подчистую грифель стирал. Мог и крестиком, и кружочками штриховать, а получался всегда чёрный квадрат.
Мария приуныла: безыскусная ложь уже не казалась забавной, цифровой диктофон наматывал целые часы. В голове крутилась лишь мысль о том, хватит ли редакционных денег, чтобы оплатить лёгкий ужин, перешедший в пир во время чумы.
- Вот я люблю вкусно поесть, но всё равно не толстею, потому не ем в таких заведениях, ибо дорого. А если такое и случается, то только на халяву. Ха-ха-ха, - чавкал Лев с чужой тарелки.
- Скажите, а над чем вы сейчас работаете? - с надеждой спросила журналистка.
- Над коллективным портретом, который решено назвать “Быдло”. Знаете, столько лет общался с отбросами, что теперь хочется создать собирательный образ, где каждый мой одноклассник и сокурсник мог бы узнать себя. В персонаже будут и типичные черты ботаника, и тупость накаченных атлетов, и сопливость моя друга с пятого по седьмой класс. Знаете, что он с ними делал? Ел, - многократно хрюкнул наш герой.
Мария почувствовала тяжесть в желудке и позывы оттуда.
- Что, вы не будете это пирожное? Ну, а зачем же тогда надкусили? Ладно, с виду вы не заразная, поэтому съем. Но учтите, что сифилис и прочие венерические заболевания передаются через слюну, поэтому ежели чем болеете, так и скажите. В противном случае суд-Сибирь, - скрестил пальцы Лев.
Вскоре его плоские шуточки перешли на сидящих в зале. Аудитория была поделена на несколько категорий: чавкающее быдло, чующее быдло и интеллигентное быдло.
- И как же быдло может быть интеллигентным? - удивилась Мария.
- Просто! По натуре это скот, но с зачатками интеллекта. Они знают таблицу умножения, возможно, даже окончили школу с золотой медалью, а вуз - с красным дипломом, но в глубине души остаются быдлом. Это легко проверить: если втайне ото всех слушают Диму Билана, а в пьяном виде танцуют под Сердючку, то пиши пропало. Это тщательно замаскированное быдло, что ещё опаснее. Вот, видите, того очкарика, который отодвигает стул перед дамой?
- Довольно вежливый мужчина: встал, отодвинул, пододвинул, пригласил на танец…
- Ага, а ширинка не застёгнута. Ну, кто там на очереди? Видите тех молодчиков в малиновых пиджаках? Ведь типичное быдло 90-х.
- Ошибаетесь, это молдаване официантами подрабатывают. Кстати, весьма воспитанные люди. Их главный ничего не сказал, даже когда вы попытались стащить цепочку с его руки, - еле сдерживая себя, произнесла Мария.
- А что, так заметно было? Ну, стало быть, истинное быдло. Он всех людей судит по себе, поэтому и повесил золото на конечность, чтобы соблазнять честных людей. Мы, интеллигенция, высший свет, белая кость, голубая кровь и проч., всегда были непонятны для них. Кстати, вы москвичка?
- Да, в отличие от вас. Почему бы вам не рассказать о тех памятных днях, проведённых в провинции?
- Отлично! Давайте вы расплатитесь по счёту, а я вас буду ждать на улице, чтобы продолжить интервью в менее формальной обстановке. Кстати, у вас дома есть что-нибудь вкусненькое?
Дома у журналистки Лев продолжил налегать на еду.
- Я принципиально не курю, не пью и не принимаю всякую дурь, ибо это может негативно сказаться на моей творческой деятельности. Хоть и говорят, что некоторая эйфория позволяет создать причудливые образы, но если вы видели мою последнюю картину “Содержимое чебурека”, но можете понять, что моё образное мышление развито до предела.
- Я смотрю, вы и о мужской силе заботитесь: и в ресторане, и здесь налегаете на нужные деликатесы. Откуда же вы знаете, если сами из провинции? - иронично прищурилась Мария.
- А я и не знаю, просто, устрицы по вкусу напоминают вареники с творогом, если их переварить лишних десять минут. Всё так же хлюпает и теряет человеческий облик. А относительно потенции - у меня с этим проблем нет. Как говорится, физкультура, онанизм укрепляют организм. Спортом-то я, конечно, не занимался, с детства чувствовал, что эти руки созданы не для скуки. Ими ведь можно не только кисточку с мольбертом держать. Рука - орган труда, так написано в учебнике биологии за последний класс, точно помню.
- А вы не стесняетесь говорить о таком? В конце концов, я журналистка, к тому же противоположного пола, могу и неправильно понять.
- Это уж не мои проблемы, но если что, я заночую в вашей спальне. Не можете же вы талантливому человеку постелить у коврика, положить на порог или же этот малогабаритный диван, - ни слова не говоря, лев прямо в одежде плюхнулся на ортопедическую кровать.
- Извините, это очень дорогой материал, поэтому, - начала Мария.
- Ой, а что это за рюшечки? Прикольно, они, выходит, на липучках - так легко отрываются. О, а что это за ними идёт ниточка, как будто они были пришиты?
Еле сдерживая себя от желания дать по шее юному дарованию, журналистка судорожно собрала оторванные клочки и вышла из комнаты. Ночью Мария не смыкала глаз, ибо была слишком хорошо воспитана, чтобы оказаться в интересном положении от перспективного художника.
- А если открыто начнёт приставать, то скажу, так, мол, и так, не обессудьте, но вы на мне не женитесь, поэтому не стоит травить девушке душу. Точно! - решила журналистка.
Однако сытый Лев под покровом ночи лишь спокойно урчал и даже стал звать во сне маму.
- Не хочу в школу, мама, напиши записку, что я заболел. Ой, не надо врача, не надо пургена, животик уже не болит, - бормотал он.
Утром помятый блондин с ароматом птицефабрики с удивлением посмотрел на суетящуюся девушку и перевернулся на другой бок.
- Лев, вам надо покинуть этот дом, - трещала журналистка.
- Ах, оставьте эти провинциальные предрассудки, тем более, что вы-то коренная москвичка. Это у нас считается постыдным парню оставаться на ночь у подружки, если обоим нету 15 лет. Кстати, вам сколько? - зевал художник.
Мария достойно ушла от ответа.
- Тогда мне столько же минус два года, - поспешно сказал наш герой и засопел.
- Вы не понимаете, за мной должен зайти близкий друг. Если он неправильно нас поймёт, то быть беде.
- Ой, такая взрослая, а всё ломается, - захихикал в полудрёме парень, почёсывая гениталии.
Девушка вздохнула: человек, которого сутки назад она считала гением чистой красоты, оказался на порядок хуже любого.
- Даже сельское быдло постеснялось бы делать такое в присутствии противоположного пола, - заметила она.
- Мама, я не виноват. Ты же ничего не говоришь, когда папа ходит по квартире в одних семейных трусах и обещает повесить бабушку на суку. Я таким образом тоже выражаю протест, только без слов на плохие буквы, - мямлил наш герой.
- И об этом человеке мне надо сделать хвалебную статью, - вздохнула Мария, - ладно, лежите здесь ещё пять минут, а потом придёт мой жених, после встречи с которым вы попрощаетесь со своей белозубой улыбкой.
- Ну, даст в морду, снимут швы, и порядок. Быдло всегда недолюбливало меня.
- Так вы ещё и шепелявить будете, - мрачно заметила девушка.
В дверь позвонили, что произвело отрезвляющий эффект на художника.
- Может, в шкаф спрятаться? - воровато озираясь, предложил он.
- Найдёт по запаху, он у меня в парфюмерной фирме работает, поэтому сразу же учует чужака. Лучше сразу с балкона, правда, этаж 13.
- Ой, число-то какое несчастливое, - покачал головой Лев.
- А кому сейчас легко? - бросила напоследок девушка и пошла открывать дверь.
Вернувшись в комнату, она удивилась внезапным метаморфозам: постель была убрана, от удушливого запаха выделительной системы парня не осталось и следа. Лишь занавески трогательно шелестели на ветру.
- Господи, неужели он действительно спрыгнул с балкона? - ужаснулась Мария.
Внизу не было трупа и толпы зевак, стало быть, художник ушёл каким-то другим путём.
- Где он? - послышался судорожный шёпот.
- Лев?
- Мария?
- Лев?
- Мария?
- Лев, вы можете не прикидываться корреспондентом с места происшествия? Где вы находитесь?
С соседнего балкона высунулась белая голова. Девушка присвистнула: такого трюка можно было ожидать от Джеки Чана или натренированной мартышки, но только не от субтильного парня, минуту назад сонно зевающего сероводородом.
- Когда я смотрел фильм “День Святого Валентина”, то даже и не мог представить, что окажусь в роли тех несчастных любовников на балконе, - плаксиво заметил Лев.
- Простите, а что там на стене намазюкано? - прищурилась Мария.
- А это мой творческий этюд, я назвал его “Испуганное вдохновение”. Жаль, что такую прелесть придётся оставить незнакомым людям, но, думаю, он им понравится.
- Удивительно! И где вы столько лепнины набрали? Кстати, а что это за запах?
- Так я же и говорю - “Испуганное вдохновение”. Испуга оказалось так много, что немного осталось на кафеле и руках. Помогите мне выбраться отсюда, а то страх загнал меня на чужую территорию, а возвращаться страшно.
- Нет, не подам я вам руки, вы весь в… грязи. Ещё одна такая выходка, и никакой хвалебной статьи не будет. Соседи и так без конца ругают моего кота, боюсь даже представить, что они скажут после этого случая. И если Арнольдика отравят тухлой колбасой, косвенно его жизнь будет на вашей совести. Уходите!
- А как же жених? - осторожно спросил Лев.
- Есть у нас, у женщин, один безотказный способ, чтобы занять мужчину. Живо!
Наш герой с грацией кузнечика перемахнул через забор, перемазал шторы в спальне и, извиняясь, оставил приличное количество подозрительных следов.
- Последний раз такое было в третьем классе перед контрольной из ГОРОНО. А виновато во всём быдло разных мастей, - вздохнул молодой человек и поспешил прочь.

Сопротивление желанию

Как часто мы слышим истории о лживой девушке или неверном парне, забывая, что на белом свете полным-полно блестящих пар, которые души друг в друге не чают. Правда, иногда главной помехой выступают родители…
У Саши было маниакальное желание жениться, которое никак не совпадало со стремлениями родителей.
- А как же институт? Мы ведь тебе липовую справку выправляли не для того, чтобы ты от нас уходил. Как минимум лет пять холостой жизни, а потом ещё трудовая деятельность, - закатывал глаза отец.
Мама сочувственно качала головой:
- Мне тоже по молодости не хватало теплоты, а потом врач сказал, что это слабое кровоснабжение. Если делать зарядку по утрам, то потребность жениться пропадёт. Жаль только, что я узнала это так поздно.
Но парень упорно продолжал настаивать, приводя в дом своих подруг.
- Толстая! - ворчал папа.
- Худая! - возмущалась мама.
- Пахнет нашей учительницей по алгебре, - вставил свои пять копеек младший брат.
Настоящие испытания начались, когда Саша достиг нужного возраста, и взрослым людям пришлось уступить его натиску.
- Я её давно знаю, много времени провожу, - начал наш герой.
- Ага, а посуду не моешь, за хлебом не ходишь. И, кстати, твой классный преподаватель звонила мне и рассказала о той двойке по географии, - завелась мама.
- Это Кешины проблемы, а я, слава Богу, окончил и школу, и вуз. Я работаю, люди!
- И ты собираешься жить на эти жалкие крохи? А если эта зима будет холодная и снежная? Начнутся эпидемии гриппа, потребуются деньги…
- Мы будем есть цитрусовые вместе с корками, - усмехнулся наш герой.
Видя, что слова не действуют на молодого человека, родители, не стесняясь, стали обсуждать новую пассию в её же присутствии.
- Ну, ваши габариты, конечно, значительно больше средних. Видимо, много кушаете? Предыдущая девушка отличалась столь тонкой талией, что теперь работает вешалкой.
- Вы имеет в виду фотомоделью? - улыбнулась девушка.
- Нет, именно вешалкой. Вы, что, не проходили мимо ЦУМ-а? Там под стеклом пляшет дамочка, рекламирую новую коллекцию одежды. У неё даже лопатки смыкались.
Тут на помощь жене пришёл глава семейства и сурово сообщил:
- Вот тут у нас спальня, ничего интересного. А вот кухня с немытыми полами и грязной посудой. Ну, проявите себя с лучшей стороны.
- Прошу прощения, а ты в качестве кого привёл меня: невесты или домработницы? - тихонько шепнула девушка на ухо парню.
Однако мама отличалась удивительным слухом, поэтому заявила:
- Одно другому не мешает. Хотя, конечно, нам подошёл бы сдвоенный вариант, чтобы не тратиться на жалование. Роль жены значительно выгоднее - деньги в общий котёл, спать можно прямо на месте работы, а выходные дни обещаем выезд за город.
- Я вас прошу, ведите себя как люди, а не как обычно, - взмолился Саша.
- Родной, как только нам понравится твоя девушка, мы моментом станем шёлковыми, а вот если нет… Ладно, давайте пить чай!
Мама ненароком несколько раз облила девушку кипятком, кинула ей в лицо заварку и посыпала голову сахарным песком.
- А это перхоть? - невозмутимо спросила женщина.
- Нет, это сахар, который вы только что рассыпали.
- Странная какая-то девушка: голову не моет, а меня хочет крайней сделать. Из таких потом вырастают противные невестки, - сказала мама нашего героя.
- Давайте о чём-нибудь поговорим, - предложил Саша.
- Давайте! - неожиданно быстро согласился папа.
- Иа-иа-иа! - заголосила мама.
- Что такое? - подскочила на месте девушка.
- Ничего страшного, это от долгой совместной жизни. Думаю, у тебя такое тоже будет, - ответила женщина.
- Бу-га-га! - зверски рассмеялся папа, пуская слюни в чашку чая.
- Кешка хороший, Кешка хороший, - вбежал в комнату младший брат без следов одежды.
- Ой, мне, кажется, уже пора, - вскочила Таня.
- Погоди, я тебя провожу, - побежал за ней наш герой.
Родные переглянулись и зашлись гомерическим хохотом.
- 1:0, в нашу пользу!
Молодые люди скакали по лужам, не говоря друг другу ни слова. Лишь напоследок Таня влепила нашему герою пощёчину и попросила больше ей не звонить.
- Что же вы наделали! Она бросила меня, - всхлипнул вернувшийся домой Саша.
- И так будет с каждой, кто осмелится отнять тебя у нас.

Сватовство

-Знаешь, а моя мама тебя почему-то не любит. Когда она увидела твоя фотографию, то долго выражалась матом, а потом сказала, что у меня плохой вкус.
-Наверное, чувствует во мне будущего зятя.
Когда я говорил это своей девушке, то даже не представлял, что опрометчиво сказанные слова окажутся пророческими. Вообще-то учась в институте, я дал зарок себе и своим родителям, что никогда в жизни не женюсь раньше положенного срока.
-Вот получу образование, тогда и буду не пропускать ни одной юбки. А пока самое время набираться знаний, - говорил я, и родители только умилялись, какого же прекрасного сына они воспитали.
Шло время, в течение которого практически все мои товарищи обзавелись семьями, а девушки хвалились друг перед другом обручальными кольцами. Когда мою девушку спрашивали, есть ли у неё жених, она лишь виновато улыбалась и твердила, что ей срочно нужно в туалет. В такие минуты меня ужасно мучила совесть, поэтому я всё реже старался думать о ней. Вскоре у меня пропала и совесть, и девушка. Радости моей не было предела!
Лишь на позапрошлой неделе она дала о себе знать. Нет, не совесть (она ко мне так и не вернулась), а девушка. Позвонила и деловито заявила:
-Ну, институт ты закончил, оба мы устроились на работу. Пора жениться!
Я, разумеется, опешил и тут же стал придумывать отговорки, но сердечная подруга стояла на своём.
-И даже не думай отказываться! Пока я ждала, когда ты созреешь, все мои подруги вышли замуж и уже нянчат детей. Всех парней я отшивала, в результате вся надежда только на тебя.
Мне ничего не оставалось делать как пообещать подумать над её предложением. Я взял неделю на раздумье и за это время договорился на станции о смене номера телефона. Родителям пришлось сообщить, что мне угрожают кровавой расправой неизвестные люди, связанные с местной мафией, поэтому они охотно согласились.
То воскресенье не предвещало ничего плохого. Как всегда светило солнце, птички пели о своём, а я мирно спал в своей постели, зная, что это мой законный выходной. Больше всего в жизни я люблю допоздна смотреть телевизор, а потом спать до обеда. Вернее, пока меня не разбудят; а такое происходит именно перед обедом. Сегодня моим планам помешала взволнованная мама, которая вбежала в комнату и принялась меня тормошить со словами:
-Сынок, вставай! К тебе девушка, которая представилась как твоя невеста. Может, вызвать милицию?
-А как она выглядит, - сонно спросил я.
-Ну, морда такая лошадиная, сама на голову тебя выше, курит и нагло жвачку жуёт.
-А, ну тогда это моя бывшая девушка, которая хочет, чтобы я на ней женился, - обречённо промолвил я и стал одеваться.
-А у тебя была девушка? - удивилась мама, всё это время считавшая меня девственником и вообще скромным по натуре человеком.
-Теперь это не имеет никакого значения, - сказал я и направился на встречу к своему счастью.
Счастье всё это время нервно курило и зачем-то сплёвывало на и без того грязный кафель в коридоре. Увидев меня, девушка погрозила кулаком и бесцеремонно заявила:
-Я даже не хочу знать, что ты сделал с телефоном. Живо одевайся, мы сейчас же поедем к моим родителям. Без вариантов!
Мне хотелось немного пококетничать и пригрозить, что я вообще никуда не поеду, если она будет говорить со мной таким тоном, но вдруг из-за спины будущей невесты появился невысокий коренастый паренёк быдловатой внешности. Такие обычно становятся бандитами, новыми русскими или их охранниками. Словом, весь его безмолвный вид свидетельствовал о том, что девушка не шутит.
-Хорошо, я только зубы почищу, чтобы произвести хорошее впечатление на будущих родственников, - промямлил я и поспешил в ванную комнату.
Надо признаться, что от рождения я не признаю грубой физической силы и поэтому боюсь её. Будучи человеком интеллигентного вида, я презираю качков с полным отсутствием мыслительных процессов, но вместе с этим знаю, что один их удар по моей голове может превратить меня в растение.
Мама, обнаружив меня в нервозном состоянии, принялась причитать и стала уговаривать подождать папу, которой в молодые годы занимался боксом.
-Он не даст тебя в обиду, - говорила она и отчаянно крестила, не забывая при этом поправлять одежду на мне.
-Не волнуйся, - как можно бодрее сказал я, - к вечеру вернусь живой и невредимый.
По крайней мере, в тот момент я надеялся на благополучный исход событий, поэтому даже не стал говорить маме, где находятся все мои заначки, а также пароли для доступа на порносайты.
-Ну, чего так долго? - промычала бандитская рожа.
-А вы, прошу прощения за нескромный вопрос, кем приходитесь этой прекрасной барышне? - вежливо поинтересовался я.
-Братом, - глухо промолвил он и добавил, - неужели не видишь сходства.
Моя будущая невеста была, как верно подметила мама, высокого роста, немного мужиковатая и широкая в кости. Парень же был хоть и зверского вида, но больше походил на пони, в отличие от сестры лошадиной наружности. Вам может показаться, что я нелестно отзываюсь о своих будущих родственниках, но это чистейшая правда. Единственная причина, по которой моя девушка оставалась не замужем, были её внешние данные. Сказать по правде, тёплых чувств я к ней тоже не испытывал, а вот она была от меня без ума до такой степени, что даже не обижалась отсутствию цветов, подарков и какого-либо внимания с моей стороны. Кстати, на свидания я тоже не ходил, убедив её, что это вредит платонической любви, которая пылает в моём сердце. Номинально назначив её своей девушкой, я спокойно проводил время в компании легкомысленных барышень, которые прекрасно понимали, что нужно молодому парню от девушки. Видимо, теперь пришла пора заплатить сполна за обман моей лошадки…
-Ты ведь говорила, что живёшь в маленьком городке в частном секторе. Если не ошибаюсь, в Малых Гадюках? Это ведь почти два часа езды туда, а ведь мне ещё обратно надо вернуться. Мы успеем к ужину? - спросил я.
-Нет, не в Малых Гадюках, а в Малогадюкинске. Это ведь город, а не село, - насупился лошадиный брат и сжал кулаки.
-Ну, я просто не знал. На самом деле я заочно люблю и уважаю этот город. Просто, по неопытности так получилось, - стал оправдываться я, и кровь с лица драчуна стала отливать.
В дороге мужская часть была немногословно, зато радостная невеста щебетала во весь свой лошадиный клюв, рассказывая о том, как сильно она меня любит.
-Ты не представляешь, как я скучала! Я даже боялась, что ты откажешься на мне жениться, - доверчиво говорила она и лезла целоваться.
Тот, кто хоть раз обменивался поцелуями с курящим человеком, должен знать, какое это мучение. Конечно, у меня самого нередко бывает несвежее дыхание, запах чеснока и лука, но всё это не сравнится с тем амбре, которое исходит от курящего человека. Вообще-то я дал себе зарок никогда не иметь тесных контактов (почему и не ходил на свидания), а уж тем более жениться на такой девушке, но обстоятельства были выше меня.
-После третьего курса я перешла на заочное и совсем перестала видеть тебя в институте. Подруги говорили, что ты появлялся там каждый день с новой девушкой. Ах, как я страдала! Скажи, это ведь всё неправда? - спросила лошадка и крепко сжала мою руку.
Конечно, всё это было правдой. Когда девушка исчезла из моего поля зрения, я с облегчением вздохнул. Ведь теперь не было необходимости скрывать все свои контакты с прочими девушками, которые были намного милее моей будущей невесты. Я даже и не подозревал, что у неё в институте были подруги, так как она обладала отпугивающим выражением лица, которое буквально говорило:
-Я лошадь, которая гуляет сама по себе. Мне никто не нужен, особенно подруги, которые выглядят лучше меня. Не подходите ко мне близко, а то я ударю вас своим могучим копытом.
Видимо, за три года нашлись смелые девушки, которые всё-таки перебороли себя и даже сдружились с ней. Я обратил внимание на копытце будущей невесты, которое было усеяно золотыми украшениями с разноцветными камнями. Богатство будущих родственников не могло не радовать меня, поэтому я аккуратно освободил свою руку от цепкого хвата и заверил:
-Всё это время мои мысли были только о тебе. Рассказы о мнимых любовницах - враки. Враки-каки противных завистниц, которые хотят разрушить наше счастье.
Лошадка улыбнулась, и я понял значения выражения “лошадиная улыбка”.
-Не улыбайтесь, я с детства боюсь лошадей, - сказал бы на моём месте Николай Фоменко с “Русского Радио”, но ему не посчастливилось оказаться на моём месте.
Дорога показалась мне очень длинной, так как сначала девушка пытала меня своими рассказами вкупе с противными поцелуями, а потом перешла на прогнозирование счастливого будущего. В её планах о совместной жизни было всё так идеально, что мне стало стыдно за своё несовершенство.
-мы всё будем делать вместе: готовить еду; убирать со стола; мыть посуду, полы; гладить бельё; консервировать продукты, - щебетала она.
Наивная девушка жила в частном секторе, поэтому полагала, что я, подобно ей, работящей и старательный молодой человек, который всю жизнь мечтал о закатке компотов и засолке огурцов. Мне очень не хотелось расстраивать её, особенно в присутствии грозного брата, поэтому я лишь моргал глазами и старался думать о хорошем. Например, о тех безмятежных институтских годах, когда я ходил направо и налево, радуясь своей по-гусарски залихватской жизни.
-Приехали, - сообщил угрюмый шофёр и указал на приличных размеров дом.
Вообще-то я ожидал увидеть коттедж или хотя бы отреставрированный и модернизированный особняк, поэтому увиденный сельский домик меня не сильно обрадовал. Я ещё раз недоверчиво взглянул на руку избранницы, которая была щедро позолочена, потом на дом и понял, что в скором времени меня ещё ждут сюрпризы.
-Мама, папа, а вот и мы! - заголосила девушка и побежала к вышедшим навстречу пожилым людям.
Наверное, это был галоп или аллюр. Откровенно говоря, я не сильно разбираюсь в беге лошадей, но думаю, заядлые коневоды причислили бы мою невесту к числу спортивных лошадей. А вот родители мне показались на редкость простыми и нормальными людьми. Мужчина ещё не вышел на пенсию, а женщина никогда не работала, предпочитая копаться в огороде. Её габариты мне сразу не понравились - это была не лошадь, а, скорее всего, корова или же свинья. А вот отец был на удивление щуплым, что сразу навело меня на нехорошую мысль.
-Получается, что она выбрала меня по образу и подобию своего отца. К старости она тоже превратится в жирную сволочь и, скорее всего, будет меня пилить, ведь будущая тёща ещё давным-давно говорила, что не любит меня. Следовательно, после женитьбы она разочаровалась в своём хилом муже и теперь не хочет, чтобы дочь повторяла её ошибку, - рассуждал я и приветливо улыбался будущим родственникам, которые оценивающе меня разглядывали.
Разумеется, стол уже был накрыт и изобиловал жирной пищей и самогонкой (надеюсь, вы простите мне такое смешение стилей). Когда я сообщил, что не ем много мяса и совсем не пью спиртного, пожилая женщина неодобрительно покачала головой, а вот будущий тесть, наоборот, обрадовался и стал вспоминать, что был таким же в мои годы.
-Да и по комплекции такой же, - смеялся он, обращая всеобщее внимание на мои тощие руки и ноги, а также чересчур впалые живот и грудь.
-Ну, если не вдаваться в дебри психоанализа, то можно лишь сказать, что это комплекс дочери, которая выбирает себе в мужья копию отца, - негромко сказал я.
-Так ты умный? - спросила будущая тёща.
-Понимаете, это слишком абстрактная категория, что говорить о ней, как об абсолютной величине. К тому же, моя природная скромность не позволяет ответить утвердительно. Если же признаться в своей недалёкости, то так можно на один шаг приблизиться к комплексу неполноценности.
-Ага, а огород копать любишь? - не унималась женщина.
Я внимательно посмотрел на неё своими грустными глазами и мысленно выругался, отчего на душе стало легко и приятно.
-Ты мне не нравишься, я тебе тоже. Сказать по правде, мне и твоя дочь-то не нравится. Сынок твой - редкостное быдло, а муж - подкаблучник. Мне не хотелось бы оказаться в его положении и прожить остаток своих дней в одном доме с лошадью, которая с годами дорастёт до коровы вроде тебя, - хотел я сказать, но вместо этого мило улыбнулся.
-Значит, не любишь! - решила пожилая женщина.
Тут я решил пойти ва-банк. Ведь если раскрыть все карты, то велика вероятность того, что будущая тёща тут же выгонит меня из дома, и инцидент можно будет считать исчерпанным. Конечно, тогда придётся пешком добираться из этой глухомани, но я был готов и на это, лишь бы не пришлось жениться раньше положенного срока.
-Я городской житель, к тому же утончённый человек и уже сформировавшаяся личность. Откровенно говоря, у себя дома я не мою посуду, не стираю белью и даже не застилаю за собой постель. Всю жизнь я мечтал о том, чтобы жениться на красавице, которая бы делала всё по дому, а я бы за это её не бил, а даже любил бы по несколько раз за ночь в строго определённый день недели. Понимаю, что звучит это не так красиво, зато честно. Ведь вы же не хотите, чтобы ваш зять оказался обманщиком? - выпалил я и стал тщательно жевать свиную отбивную.
-Да пошёл ты! - заверещала корова и стала колошматить руками по столу.
В порыве ярости она опрокинула на пол бутыль с самогоном, который растёкся по полу. В помещении стало невыносимо пахнуть брагой, отчего мне сделалось дурно.
-И вы это пьёте? - удивился я.
-Вон! - кричала несостоявшаяся тёща.
-С удовольствием, - ответил я и мигом бросил нож и вилку.
-Ты куда? - удивилась лошадка.
-Я следую совету твоей матери, - улыбнулся я и обратился к парню, - подвезёшь меня или мне пешком идти?
-Мама, сейчас же извинись перед ним, иначе я уеду навсегда, - заявила дочь.
Мне совсем не понравился такой вариант развития событий. Конечно, я с детства любил животных, но не до такой же степени. В отличие от других детей я никогда не тащил в дом бездомных котов и собак, не говоря уже о лошадях.
-Не стоит идти на такие жертвы ради меня, - взмолился я, - твой брат с радостью подвезёт меня, а ты пока наладишь отношения с родителями.
Тут же я стал жарко шептать на ухо молодому человеку, что у меня довольно обширный круг знакомых девушек, которым наверняка понравится молодой человек с таким накачанным телом. Быдловатый парень лишь хрюкнул и потянул меня за руку в машину, предвкушая плотские утехи.
Вообще-то все мои подруги нелестно отзывались о качках, поэтому мне пришлось немного соврать. Домчав меня на машине, молодой человек лишь спросил:
-Ну, а мне куда?
-Домой, - улыбнулся я.
-Как? Ты же обещал, - насупился он и стал багроветь.
-Я в том смысле, что по пути домой ты встретишь тех самых девушек. При выезде из города они будут стоять на обочине и грациозно предлагать себя. Они такие любвеобильные, что даже нет смысла говорить, что ты мой знакомый. Просто выбери самую аппетитную и делай с ней всё, что входит в прейскурант цен. Только потом не забудь дать ей денег на аборт, - успокоил я его.
-Спасибо! Ты настоящий друг, - обрадовался наивный парень и резко тронулся с места.
-Как всё-таки приятно иметь дело с дураками, - подумал я и поднялся домой.
Дверь мне открыл суровый отец и лишь спросил:
-Били?
Отрицательно покачав головой, я стал рассказывать о своих приключениях, но тут же на меня накинулась мама и, всхлипывая, стала раздевать меня догола. Слава Богу, трусы мне удалось отвоевать, а вот вся остальная одежда оказалась на полу. Убедившись, что на теле нет ни единой царапины, родители повеселели и стали охотно слушать мою историю. Некоторые подробности пришлось опустить, чтобы не шокировать пожилых людей, поэтому все нецензурные выражения и скабрёзности я выкинул. Всё это время мама внимательно меня слушала, а папа лишь усмехался, когда я описывал лошадиные черты и повадки несостоявшейся невесты.
-А ты попробуй написать рассказ, чтобы другим наука была, - предложил он, что я, собственно говоря, и сделал.
Папа, ты мной гордишься?

Предрассудки народных сказаний

Панельные дома имеют много недостатков, одним из которых, бесспорно, являются тонкие перегородки. Соседи в эту пятницу укатили на дачу, оставив дома своих детей на выходные. С чем это связано неизвестно, но эти три дня я провёл в ужасных муках. Правда, потом они стали священные, и все страдания перешли на литературный план.
А дело в том, что за стеной по ночам раздавались ужасные крики и стоны. Собираясь постыдить парней, я вышел на лестничную площадку и принялся звонить в дверь. Но телевизор работал на такой громкости, что все мои попытки оказались тщетны.
Утром я связался по сотовому с хозяевами квартиры и стал ябедничать, что детишки без присмотра откровенно шалят.
- Вы хоть знаете, что они смотрят в ваше отсутствие? - кипел я.
- Знаем, они и при нас это смотрят, только не допоздна и не так громко.
- Как? - опешил я. - Они уже и вас не стесняются?
- Так дело-то молодое! Можно подумать, что вы в детстве не любили такие фильмы.
Я задумался. В мои юные годы по рожковой антенне в лучшие дни можно было поймать лишь шесть каналов, поэтому ни о каких стонах по ящику не могло быть и речи.
- Не волнуйтесь, это только говорят, что ужасы плохо влияют на психику, а на самом деле если человек уравновешенный, то ничего страшного не произойдёт.
- Так они у вас фильмы о монстриках любят? - обрадовался я.
- А вы о чём подумали?
-Да так, уже не имеет значения.
Справедливости ради сказать, в детстве по местному каналу крутили пиратские копии последних ужастиков, поэтому не могу упрекнуть подрастающее поколение. Правда, спать от этого мне легче не стало: стоны, адский смех садистов и визг жертв окончательно вывели меня из сонного состояния. Тогда-то мне и пришла в гудящую голову блестящая идея - написать о тех странностях и просто интересных мыслях, которые забавляли меня с детства.
Читать полностью »

Худоба

Как же мне надоели эти разговоры о моей худобе. Казалось бы, радоваться надо, что в век “МакДональдсов”, фастфуда и прочего неправильного питания я в свои двадцать с хвостиком остаюсь в форме. Конечно, некоторым может показаться, что при росте 185 см я вешу недостаточно, но мне кажется, что 45 кг - это самое оно. Меня, между прочим, даже в армию не вяли по этой же причине.
- Молодой человек, - противным голосом заявила эндокринолог, - у вас недостаточное питание в семье. Самое время прийти к родителям и заявить свои права на кусок хлеба с колбасой.
Я, как и следует в данной ситуации, вежливо объяснил, что мама хорошо меня кормит, папа еду не отбирает, а сам я считаю себя стройным и атлетически сложенным парнем, но в ответ услышал ряд очень неприятным эпитетов:
- Худой, как жердь; дистрофик поганый; позор человечества; собака сутулая; глист ты вонючий!
- Простите, а вы точно врач-эндокринолог? Может, тогда выпишите мне направление, чтобы меня обследовали и не пустили в армию? - воодушевился я.
- Ещё чего, симулянт! Это ведь ты специально работаешь на унитаз: поешь и тут же выпускаешь, чтобы не набрать лишние килограммы.
В результате при постановке на воинский учёт ещё до достижения совершеннолетия я прошёл обследование, которое ровным счётом ничего не показало.
- Доктор, - спросил я, выписываясь, - со мной что-то не так?
- Вскрытие покажет, - пошутил седовласый мужчина и шепнул мне на ухо, - как вам это удаётся?
- Что? - не понял я.
-Ну, вы можете обмануть военкомат, но мне-то скажите, что это за диета такая. Я видел многих, но таких… Кстати, а вот та дородная пара, что навещала вас в больнице - это ведь ваши родители?
Я утвердительно кивнул головой. Конечно, можно было сказать, что это малознакомые мне люди, которые зачем-то принесли красную икру и копчёное мясо, но отпираться было бесполезно.
- Наша семья сидит на хлебе, воде, молоке и мясе, если жене удаётся его украсть с местного мясокомбината. Честно скажу, что с каждый месяцем делать это становится всё труднее и труднее, но мы всё равно не худеем. Может, вы мне всё-таки напишите рецепт? Обещаю, что не сдам вас властям и военкомату, зато напишу хорошее заключение, по которому вас комиссуют и не возьмут даже в роту дистрофиков, - уговаривал меня доктор.
Мне пришлось сочинить для него диету, по которой следовало есть всё, но только раз в месяц, отчего вся семья врача вскоре попала в больницу в качестве пациентов. Сначала мне было стыдно, но, узнав, что мужчина обманул меня, я решил не сожалеть о содеянном. В моём заключении было написано, что с годами это пройдёт, поэтому есть смысл заняться моим лечением. Правда, его было решено отложить до достижения совершеннолетия в том случае, если я не пойду учиться в вуз. К счастью, долгое время меня никто не трогал, но стоило мне получить диплом о высшем образовании, как тут же почтовый ящик наполнился повестками.
- Ну, хорёк, я же говорила тебе, что ты пойдёшь служить! - злорадно воскликнула уже знакомая мне врач-эндокринолог.
С нашей первой встречи прошло много лет, но она хорошо запомнила меня и по-прежнему считала симулянтом, который издевается над своим организмом, чтобы не служить. На этот раз врач не поскупилась и выписала мне талоны на усиленное питание в муниципальной столовой, которая находилась в другой части города.
- Так ведь пока я туда дойду, пока обратно - все калории опять уйдут, - сопротивлялся я.
- Так пища здоровая, всё из сои, поэтому ты быстро наберёшь вес. А если будешь вредничать, то накачаем тебя гормональными уколами, отчего ты так раздуешься, что даже в воде не будешь тонуть.
О радикальных методах лечения я наслышался от своего соседа, который от сои, так называемой зелёной коровы, настрадался в свои молодые годы. Также он прошёл и курс гормональной терапии, после чего его перестали узнавать знакомые, а девушки шарахались и переходили на другую сторону при первом признаке появления “облака в штанах”.
Откровенно говоря, я не ел соевую продукцию, а передал все свои талмуды вечно голодному приятелю, который приходил ко мне в гости и оставался на кухне до тех пор, пока холодильник не оказывался пуст. Таким счастливым я его ещё никогда не видел - парень подружился с поварами, просил добавки и при этом отчаянно худел.
- Знаешь, если бы не ты, я бы так и остался тем поросёнком, который не может оторваться от стула, не потянув при этом мышцы, - благодарил он меня, когда через несколько месяцев стал весить 50 кг.
Меня это стало немного беспокоить, поскольку с каждым днём он буквально таял на глазах, поэтому очередной раз придя в военкомат, я слёзно умолял отменить соевую подкормку.
- Ты чего, глист? У тебя ведь направление было только на месяц, после чего ты или поправляешься, или всё-таки ещё помучаешься, прежде чем получить белый билет, - удивилась эндокринолог и вновь взвесила меня.
Масса тела оставалась неизменной, отчего женщина похабно выругалась и сказала, чтобы я больше не появлялся.
- А как же армия? - спросил я.
Добрый доктор указала мне направление, которое мне совсем не понравилось. А вот мой приятель теперь весит ровно 45 кг и до сих пор ходит в муниципальную столовую. Путём несложных манипуляций на вычислительной и копировальной технике, он организовал собственное дело.
Отныне парень в строгом костюме и тенью серьёзности на лице восседал на кожаном кресле, вокруг него бегала миловидная сестричка, называя исключительно по имени-отчеству. Далее шёл самый натуральный обман: к человеку подсоединялись проводки, компьютер пищал и далее выдавал единственно возможный результат.
- Да, дело серьёзное, - качал тогда головой мой приятель.
- Доктор, я смогу похудеть? - дрожащим голосом спрашивали наивные люди.
Тут шарлатан от медицины мило улыбался и за кругленькую сумму выписывал те талоны, которые в военкомате дают бесплатно, только с совершенно противоположной целью.
Прибыль мы делили пополам, ибо я нежадный и чту Уголовный Кодекс, поэтому никогда не фигурировал в делах в отличие от приятеля. И, как оказалось, не напрасно, так как повара муниципальной столовой стали беспокоиться, что в день к ним приходит столько едоков, что им самим к концу рабочей смены нечего украсть. Тут же был отправлен запрос в военкомат, оттуда же пришла повестка. Догадайтесь, кому?
- Ага, стало быть, глист, химичим! Мало того, что служить не хотим, так ещё и Родину обманываем, - сказал практически родная эндокринолог.
Мне удалось выйти сухим из воды, поскольку ничего противоправного я не совершал, а вот друг теперь отчаянно худеет, правда, в заведении несколько иного рода. Там он в роде и с табличкой, но всё ещё радуется жизни, надеясь, что за него заступятся безвозвратно вылеченные пациенты. Те же, проявляя чудеса неблагодарности, собираются подавать в суд, ибо курс лечения они прошли, похудели на означенное количество килограмм и продолжают двигаться к совершенству. Беда лишь в том, что даже после отмены питания зелёной коровой вес всё падает и падает.
В местной прессе это дело назвали “Унесённые ветром”, так как потерпевшие действительно отличаются лёгкостью на подъём, даже с камнями в карманах. И лишь я один живу и безумно радуюсь, что в свои двадцать с хвостиком остаюсь в форме.

Дом психов

Ваня и Вова попали в сумасшедший дом совершенно случайно. Конечно, так говорят все психи, но это совсем другой случай. Виною этому стали лекции философии в университете. Если все студенты относились к данному предмету с некоторой прохладой, то наши герои отчего-то внимательно слушали лектора и даже принялись самостоятельно изучать первоисточники. Результаты не заставили себя ждать: Ваня стал ощущать первооснову мира, предлагал другим потрогать её и оторвать кусочек на память. Вова же вступил в контакт с каким-то кельтским богом, который просил готовить коктейли с сушёными бабочками и варёной сгущёнкой.
- Мне очень жаль, но их нужно скорейшим образом перевести в закрытое лечебное учреждение, пока эта зараза не стала распространяться по всему вузу, - безапелляционно заявил врач.
- Но ведь сумасшествие не передаётся воздушно-капельным путём, это же не грипп, - спорили родственники пострадавших.
- А помните, как у Юнга? Коллективное бессознательное, когда наступает момент, благоприятствующий событию всеобщего массового психоза, в результате которого, - начал Ваня.
- Да, вы правы, их надо немедленно изолировать от общества, - согласились родные.
Ване и Вове объяснили, что их диверсионным отрядом засылают в стан врага, чтобы выявить среди сумасшедших вполне нормальных людей, которые сидят в глубоком тылу и проедают Родину.
- Родина-мать в опасности! Вы понимаете это, бойцы? - торжественно произнёс доктор.
Ребята утвердительно кивнули и добровольно надели белые рубашки модного покроя.
- А почему рукава такие длинные? - удивился Ваня.
- А мы сейчас их на спинке завяжем, чтобы не мешали при ходьбе, - успокоили его санитары.
Первое время всё было тихо и спокойно: парням кололи транквилизаторы, вежливо просили пить таблетки и в качестве профилактики ставили клизму. Но спустя месяц взволнованный Ваня сообщил другу, что они непонятным образом попали в сумасшедший дом.
- Не говори ерунды! У нас же есть задание разведывательного характера. Итак, Юстас Алексу! - зашептал Вова.
- Люди в белых халатах - это врачи, а говорящие обезьяны - санитары. Понимаешь?
- Чем докажешь?
- Смотри! - сказал Ваня, показывая на сухонького старичка.
Тот живо вошёл в палату, стремительно положил руку на сердце, потом вскинул её вверх и представился:
- Цезарь, Гай Юлий Цезарь. Какие-нибудь жалобы?
- Мой друг говорит, что мы сидим в сумасшедшем доме, - кисло улыбнулся Вова.
- Что? Психи в Римской империи? Не бывать этому! Скорее всего, это происки Брута. Ох уж этот предатель… А ведь я хотел назначить его прокуратором Галлии, - опечалился врач.
- Подождите, вы действительно считаете себя древнеримским правителем?
- Молодой человек, мне только 57, никакой я не древний, - оскорбился старичок.
- Так ведь мы же не психи! Это вы тут самый главный больной.
- А вот если будете хамить, то переведу в палату к Наполеону, который, кстати сказать, тоскует без Жозефины и готов приступить не только к императорским, но и мужским обязанностям. Оно вам надо?
С тех пор нашим героям стало тоскливо. Ваня винил себя за то, что рассказал другу правду, тот же убивался из-за своей догадливости:
- А ведь я же думал, что мы действительно на задании, даже шифровку в центр написал.
Будни в сумасшедшем доме медленно текли в своём русле.
- Приготовили билетики на проезд. Тому, кто пытался проскочить зайцем, сейчас надеру уши, - голосила дородная женщина.
Старожилы рассказывали, что в своё время она была преуспевающим билетёром, но однажды трамвай захватили наркоманы с угрозами, пытавшиеся улететь на нём на Марс. Пассажиры, включая водителя, не придали этому ни малейшего значения, а вот кондукторша до сих пор переживает. Сначала её пришлось уволиться с работы, а уж затем она стала приставать к людям, пытаясь продать им билеты.
- А если не купите, - медленно произносила женщина, - то…
Тут она бросалась душить собеседника, чем сильно пугала не только его, но и окружающих.
- Как прекрасен этот мир, посмотри, - нараспев повторял эту строчку молодой человек.
Он не буянил, не плакал и даже не кусался, а спокойно сел посреди комнаты и стал совершать физиологическое действие, притом с сильной натугой. И если психи стали возмущаться, то орангутанги-санитары отчего-то обрадовались и стали его подбадривать свистом. Об этом человеке мало что известно, но говорят, что начиналось всё с детской шалости: однажды в школе ему сильно приспичило, а туалеты были закрыты на ремонт. С тех пор у парня появилось новое хобби, от которого он получает удовольствие до сих пор, правда, в сумасшедшем доме.
- Собака! - рявкнула девушка на ухо Ване.
Но наш герой нисколько не испугался крикунье, которая развлекала себя и всю округу таким странным способом. В детстве её испугала собака, а проявилось это только в первую брачную ночь. Невеста лаяла, давала лапу и прикидывалось мёртвой до тех пор, пока жених не вызвал людей в белых халатах. Те всё сразу поняли и доставили девушку в жёлтый дом.
- Не хочешь идти в армию? Тогда слушай меня и повторяй за мной! Учись, студент, пока я жив. Итак, зайдя в кабинет психотерапевта, сложи ручки лапками, подёргай попкой и, немного подпрыгивая, пой: “Ру-ру-ру, ру-ру-ру, я малышка кенгуру!” - советовал симпатичный молодой человек.
Правда, вокруг него никого не было. Парень разговаривал сам с собой, рассказывая о хитроумном плане откоса от армии. Действительно, психотерапевт обеспокоился его состоянием и направил на обследование, где он сейчас и находится.
- Лёша, но ведь ты же здоровый! Почему же тогда прикидываешься психом? - ринулись к нему наши герои.
- С чего вы взяли, что я таков? Я нахожусь здесь с призывного возраста, сейчас мне только 23, то есть осталось отсидеть ещё лет пять, а потом пойду поступать в институт.
- Но ведь тебя никто не заставляет находиться здесь. Достаточно получить справку, а потом можно идти в мир.
- Глупенькие вы! Меня здесь кормят, обувают, ставят клизму и следят за здоровьем. А там я никому не нужен: папа банкир, мама депутат городской думы, старшая сестра замужем за диктатором банановой республике. У меня нет никакого будущего!
Лёша склонил голову, смахнул слезу, а потом опять завёл свою пластинку:
- Ру-ру-ру, ру-ру-ру, я малышка кенгуру!
Иногда наших героев навещали родные, удивлявшиеся поведению главного врача.
- Такой чудной, всё время просит называть его геем, это в его-то возрасте, - усмехнулся Вовин отец.
- Папа, он не гей, а Гай Юлий Цезарь. Только не пытайтесь переубедить его в этом, в противном случае вас ждёт встреча с Наполеоном, изголодавшемся по любви.
Взрослые люди печально улыбнулись и вышли за дверь.
- Жаль, что наши дети сошли с ума в таком раннем возрасте. И, самое главное, всё так типично: Цезарь, Наполеон… - рассуждали они, слыша мотив “Марсельезы” из соседней палаты.
Там в это время французский монарх ел торт и пил коньяк с собственным именем.

Литературная “Фортуна”

За литературным агентством “Фортуна” закрепилась дурная слава. Там был вежливый обслуживающий персонал, выходцы многого добивались в творческой жизни, но имели обыкновение умирать сразу по достижении пикового момента в своей карьере. Странно было то, что уходили из жизни они именно тогда, когда заканчивался контракт с “Фортуной”.
- Видимо, название фирмы поистине судьбоносное, раз уже десятый талантливый писатель не может перешагнуть порог 35 лет, - ёрничали в прессе.
Действительно, агентство хорошо устроилось: при жизни платило крохи начинающему писателю, после смерти же пускалось во все тяжкие маркетинга, включая шикарные похороны и хвалебные оды в СМИ. В результате рентабельность этого мероприятия была столь высокой, что “Фортуной” заинтересовались компетентные органы.
- Вадим Петрович, но я не могу быть агентом под прикрытием, - отнекивался юный сотрудник.
Он был молод, хорош собой и зелен, что прекрасно осознавал.
- Так ведь это же не с террористами бороться и не мафию на чистую воду выводить. Ты же сам в резюме писал, что в своё время пробовал силы в литературе. Ну-ка, посмотрим, - начальник открыл дело и начала перечислять названия произведений.
- Эх, молодой я был, глупый. Хотелось всем рассказать, что в столь юном возрасте являюсь автором 10 публикаций. Впрочем, я и сейчас не стар для карьеры писателя, - размышлял в это время Никита.
- Тут у тебя и фантастика разных направлений, и юмор, и даже серьёзная проза. Слушай, а что же ты тогда к нам служить пошёл? - удивился Вадим Петрович.
- Жизнь - сложная штука, - виновато улыбнулся наш герой.
- А, это как у Ленина, нет, Маркса. Короче, какой-то классик сказал, из прохвостов.
- Остап Бендер, - уточнил Никита.
- Точно! - кивнул головой начальник и вручил сотруднику увесистую папку.
После работы с делом под мышкой наш герой поспешил домой.
- Ой, что это такое? Опять у тебя ненормированный рабочий день? А ведь мы хотели посмотреть фильм на DVD. Я сегодня была в прокате, мне посоветовали “Раскалённую плоть”, говорят, специально для молодых семейных пар, - встретила его Галя.
- Надеюсь, это комедия, так как в ближайшее время мне будет не до шуток.
- Вообще-то это несколько иной жанр.
- Ага, я так и думал, - Никита погрузился в чтение материалов.
- А что это такое? - любопытно спросила жена.
- Я не имею права разглашать материалы следствия, поэтому ни слова не скажу тебе о литературном агентстве “Фортуна”, куда меня засылают в качестве начинающего писателя.
- А это опасно?
- Нет, что ты! Каждый творческий человек, попадающий в это заведение, через некоторое время умирает, но я думаю, что это всего лишь роковая случайность, - успокоил супругу наш герой.
В результате этих и ещё нескольких спокойных фраз Галя пошла пить валерьянку, разливая её трясущимися руками.
- Но ты ещё так молод, - всхлипывала она.
- Ничего, некоторые раскрывали свой творческий потенциал лишь в пенсионном возрасте, - Никита принялся копаться в столе.
Вскоре он достал общую тетрадь, сплошь исписанную размашистым гусарским почерком. На последней странице было написано следующее:
Кони бегают по полю,
Галя замуж не идёт.
Я повешусь прямо в поле,
Всё равно мне жизни нет.
- Да, вообще-то это не самые лучшие стихи. Зато у меня есть прекрасные строчки о природе, ирригации Казахстана и дне рожденья какого-то генсека, - забормотал Никита.
Весь вечер под вой жены и малого ребёнка он читал свои рассказы, внося коррективы. Глубокой ночью он сел за компьютер и принялся набирать полученный материал.
- Ах, почему же в то время у меня не было такого полезного агрегата? Мне бы не пришлось набивать мозоли на пальцах, тратить деньги на конверты, без конца слюнявить марки и с замиранием сердца ждать, когда же придёт ответ, - вздыхал наш герой.
Утром Галя сообщила, что уходит его, забирает сына и постепенно свыкается с мыслью, что у неё больше нет мужа.
- Оптимистично, знаешь ли, особенно, если учесть, что я ещё не внедрился в “Фортуну”, - заметил Никита и в плохом расположении духа отправился на работу.
Вадим Петрович по достоинству оценил материал, хотя сам ничего, кроме резолюций в своей жизни не писал. Даже сочинения в школьную пору он добросовестно списывал из учебника критики.
- Ну, с богом! Знай, что в случае чего мы твою жену с ребёнком на произвол судьбы не оставим, позаботимся, что вырос сын достойным человеком, - на прощание сказал начальник.
Ещё более опечаленный молодой мужчина поплёлся по дороге в злосчастное агентство. Его встретила приветливая барышня, которая усадила посетителя за стол и стала расспрашивать о литературном стаже и прочем.
- Это всё анкетные данные, ерунда, если честно. А вот с готовым материалом вы идите в тот кабинет. Удачи! - улыбнулась девушка.
Никита зашёл в богато отделанное помещение, сел на дорогую мебель и сразу же решил, что такой достаток можно получить лишь неправедным путём.
- Пишите, в общем-то, неплохо. Однако ни одно литературное издательство не возьмёт эти работы. Знаете, не принято в этой среде пускать чужака к своей кормушке. А вот если вы зайдёте, так сказать, с другого бока, то…
- Так я же за этим и пришёл, - улыбнулся наш герой.
Он решил прикинуться молодым, но ужасно амбициозным писателем, готовым продать душу Дьяволу за лишнюю гонорарную публикацию. Видимо, именно такое впечатление он и произнёс, ибо на лбу визави явственно отпечаталось: “Наш клиент”.
И вот работа закипела. Целую неделю Никита чуть ли не ночевал в офисе “Фортуны”, занимаясь активным сочинительством. Вежливые люди буквально трясли его за грудки, выбивая последние свежие идеи.
- Ну, как успехи? - спросил Вадим Петрович при личной встрече.
Измученный мужчина посмотрел на него уставшими глазами, в которых выразилась грусть, печаль, немой укор и острая потребность в полноценном сне.
- Хорошо, не отвечай! Тогда сразу перейдём к делу. Ну, они уже планируют твою скоропостижную кончину?
Никита сообщил всё, что знал: сначала его выжали как лимон, теперь же активно занимаются редакторской работой.
- Самое удивительное, что рассказы получаются на редкость гениальные, хотя последние три идеи были высосаны из пальца. Не понимаю, почему они занимаются такими делами, когда сами в состоянии писать шедевры под коллективным псевдонимом. Помните Козьму Пруткова?
- Конечно, проходил у нас по одному делу. Кажется, из свидетелей перешёл в подозреваемые и повесился на резинке от трусов в следственном изоляторе? - блеснул знаниями начальник.
- Не совсем. Какие будут дальнейшие указания?
- Дождись подписания контракта и ухитрись сделать его копию. Думаю, там есть какой-то хитроумный пункт, написанный мелким шрифтом, или же вообще после смерти документ меняют на другой с кабальными условиями. Но это мы узнаем только после твоей смерти.
- Что? - взвизгнул Никита.
- Чтобы не спугнуть их, придётся пожертвовать тобой. Небуквально, конечно, так как терять перспективного агента не хотелось бы. Как только ты сообщишь, что дошёл до нужной кондиции, мы тут же установим за тобой слежку. Не волнуйся, прокола не будет. Но на всякий случай знай, что мы не забудем твою семью. Сын должен вырасти настоящим человеком, - начал Вадим Петрович.
- Хорошо, я понял, - прервал его наш герой.
Ему совсем не хотелось думать о плохом, поэтому он предпочитал отгонять чёрные мысли. Дома мужчину никто не ждал, не просил посмотреть фильм на DVD, отчего стало грустно. Вдруг зазвонил телефон.
- Алло! Да, конечно, рад. Прямо сейчас, нет вопросов, - агентство решило в столь поздний час заключить контракт.
Перед уходом Никита не преминул проинформировать начальника, тот ещё кого-то и так далее по цепочке. В результате нашего героя вели несколько сотрудников с пистолетами в кобуре и сухариками для отвода глаз.
Сфотографировать контракт, разумеется, не удалось. Новоявленный писатель даже не смог дочитать документ до конца, так как прыгающий по комнате мужчина торопил его:
- Ещё чуть-чуть, и мы не успеем. Это же так выгодно, чего резину тянуть.
Потом он вынул гонора в наличной форме - несколько тугих пачек денег, что должно было усыпить бдительность Никиты. Тот сделал вид, что поддался, поэтому размашисто расписался в контракте, правда, симпатическими чернилами.
- Извините, но документы подобного рода составляют в двух экземплярах. Где же моя копия?
Некогда прыгающий визави теперь сменил тон и холодно заявил:
- Слушай, что ты за человек такой? Получил деньги - радуйся, а то бы до конца своих дней писал всякую муть. Ты хоть знаешь, во сколько обошлась работа редакторов над твоими, стыдно и смешно сказать, рассказами?
Наш герой злорадно отметил, что спустя некоторое время его подпись исчезнет с бумаги, и направился к выходу. Но там его уже ждали двое мужчин недружелюбной внешности.
- Прошу прощения, можно пройти? - спокойно сказал Никита.
- Нет! Вас ожидает сауна, бассейн, девочки. Кто же идёт домой трезвым и мрачным после подписания удачного контракта?
- Удивительное дело, вроде бы простые охранники с недобрыми мыслями, а изъясняются не хуже какого-нибудь литератора, - подумал наш герой.
Вдруг его осенило, он уже хотел развить свою мысль, но свет в глазах погас. Очнулся мужчина дома в окружении родных и близких: сын тянул за волосы, жена сморкалась в рукав, начальник изучал семейный альбом.
- Ну, как дела? - спросил он.
- Нормально, кстати, а в чём дело?
- Всё в порядке, жаль, конечно, что пришлось вывести тебя из игры. Хотя, думаю, концовка получилась бы отличной, - Вадим Петрович стал проявлять своё актёрское мастерство.
- Умерщвление творческого человека, чтобы увеличить цены на его работы - как это низко, - подделывал он голос нашего героя.
- Зато прибыльно! - говорил начальник басом.
- Я понимаю, если бы делали отчисления его семье, это хоть как-нибудь сгладило вашу вину, но вы же просто паразитируете на его славе.
- Между прочим, мы создали имя писателю, поэтому вправе самостоятельно распоряжаться его дальнейшей судьбой. Лучше самим скрепя сердце умертвить личность, чем ждать того дня, когда она предательски вильнёт хвостиком и убежит под крыло какого-нибудь издательства.
Никита одобрительно кивнул головой. Именно такого поворота событий он и ожидал, надеясь, что сможет произнести патетический монолог и защёлкнуть браслеты на руках негодяев.
- А мне кажется, это чересчур банально, - раздалось из прихожей.
В комнату вошёл главный по умерщвлению писателей, который, по идее, должен находиться в местах, где отбирают шнурки и плохо кормят.
- Что происходит? - попробовал подняться Никита.
- Спокойно, все свои, - улыбнулся начальник и раскрыл все карты.
О пристрастии нашего героя к сочинительству знали все: жена, друзья и коллеги. Последние с подачи Гали решили устроить маленькое приключение, чтобы мужчина вспомнил своё творческое прошлое. Благо, сделать это было легко: литературное агентство “Фортуна” выпустило на свет Божий нескольких одиозных персонажей, которые действительно умерли, но при неблагозвучных обстоятельствах. Об этом начальство решило промолчать, прибегнув к помощи шефа Никиты. Вот поэтому тот и решил воспользоваться услугой “Фортуны”, которая с помощью огромного штата профессиональных редакторов могла превратить детский лепет в эпическую сагу.
- Чёрт, а я ведь расписался симпатическими чернилами! Выходит, не видать мне баснословных гонораров? - расстроился наш герой.
- Не переживай, наличность, что тебе дали, была “куклой”, так что, мы в расчёте. А ты пока отдыхай и сочиняй звучный псевдоним.
- Подождите, выходит, Галя обо всё этом знала, принимала активное участие, мучила меня. Как-то нехорошо получается, - надулся мужчина.
- Будет тебе! Творческого человека нельзя беспокоить по пустякам вроде просмотра фильмов на DVD, вот я и согласилась на этот маленький следственный эксперимент. Теперь ты запросто можешь бросить работу и стать настоящим писателем. У тебя появятся поклонники, в то числе женского пола, которые будут просить расписаться на ягодицах и шлёпнуть вместо восклицательного знака.
Все расхохотались. Действительно, спустя некоторое время на литературном Олимпе появился новый бог, который писал так чудно, что все мечтали с ним встретиться. Но воспитанник “Фортуны” вёл все дела через посредников и не разглашал своего настоящего имени. Более того, Никита даже не уволился с места работы, не бросил семью, то есть вообще не стал поддаваться искушению.

Курашевичи

Семья Курашевичей была довольно странной: супруги разительно отличались характером, на собственном примере показывая, что противоположности притягиваются. Кто бы мог подумать…
Каждый, кто попадал к ним в дом, сначала удивлялся радушию хозяйки.
- Вот тапочки, ходите в них. Там мыльце, мойте ручки. Туалет рядом, не стесняйтесь, - щебетала она.
Стоило женщине пойти на кухню, как тут же, словно чёрт из табакерки, выскакивал глава семейства. Обязательно взлохмаченный и что-то жующий, он мотал головой:
- Неправильно! Это не твои тапки, снимай.
Если гость покорно выполнял просьбу и пытался пройти в зал, мужчина тут же преграждал ему путь:
- Неправильно! В ботинках ноги преют, ноги потеют, носки мокреют. Потом останутся следы, мы плохо о тебе подумаем. Снимай!
- Но ведь на дворе зима, ламинированные полы всё-таки холодные, - упрямился гость.
Тогда глава семейства оглушительно свистел, и на сцену выходило пёс полублагородных кровей: смесь бульдога с носорогом, исключительно умное животное, которое по команде “Носки!” тут же стягивала их с человека.
- Фу, не жуй, а то отравишься! - грозил ей пальцем мужчина.
Каждый босой гость пытался пойти в ванную, чтобы помыть руки, но и тут рачительный хозяин устанавливал свои правила:
- Руки мылом не мыть! Сначала облизать, потом вытереть. Воды только чуть-чуть и холодной, у нас счётчик стоит.
Гость в отчаянии пытался уединиться в туалете, но и там делал всё неправильно:
- Видишь две кнопки: одна капля и две? Надо нажимать какую?
- Обе? - робко спрашивал гость.
- Балда! В идеальном случае моча должна быть чистой, как слеза, тогда вообще ничего не надо будет смывать. Если же ты такой паразит, что в гости ходишь с жёлтыми выделениями, то используй левую кнопку, но помни, что ты нас вводишь в трату и обижаешь.
Зная обо всём этом, я шёл к Курашевичем абсолютно подготовленным: в пакете у меня лежали тапочки, кусок душистого мыла, рулон туалетной бумаги, палочки с ватными шариками для ушей и сладкое к чаю. Надо сказать, что термос с наведённым крепким сладким чаем был также со мной.
- Ой, что это вы меня как хозяйку обижаете? Возьмите тапки, идите умойтесь нашим мылом, сейчас будем пить ароматный чай, - щебетала хозяйка.
Однако глава семейство чётко проследил, чтобы я, умываясь, ненароком не взял их обмылок. Да-да, практичные люди никогда не выбрасывали кусочки, а налепливали их на новый кусок, отчего на полочке всегда лежал мозаичный комок непонятной массы. Говорят, что такое мыло не пенилось и даже не приставало к рукам.
- Угощайтесь, - улыбнулась женщина, пододвигая ко мне выпечку.
- Да-да, не стесняйтесь, - вторил ей муж, отодвигая от меня тарелку.
- А вот конфетки, - хозяйка протянула мне три леденца.
- Спасибо, - ответил за меня мужчина, пряча угощения себе в карман.
Зато он охотно выпил весь мой чай, съел угощения и зачем-то отмотал рулон туалетной бумаги.
- На случай войны, - пошутил он, незаметно пряча в карман три рафинированных кусочка сахара из моего пакета.
- А сейчас мы будем смотреть наш фотоальбом, только не там, где мы голенькие и даже не там, где мы пьяненькие. Давайте лучше сосредоточимся на отпускных снимках, где лица свежее и не в салате, - заворковала женщина.
Я растерялся. Никто прежде не доходил до этой стадии, так как нервы у здоровых людей лопались после чаепития и удивительной щедрости главы семейства, который врывал из рук печенье.
- Это мы три года назад на концерте у Михаила Задорнова: вот он подошёл к микрофону, вот открыл рот, вот закрыл рот.
- Интересно, конечно, а где, - начал я фразу.
- Ага, а вот позапрошлогодний концерт Евгения Петросяна в “Южном Взморье”. Это он в пиджаке, это без пиджака, так как плохо работала Сплит система. А это он задом, это уже передом.
- Замечательно, а где…
- О, это вообще шикарно! Прошлый год, концерт Елены Степаненко, жены Петросяна, если кто не знает. Вот она поправляет дорогие очки, вот показывает на ребёнка пальцем с дорогим кольцом, вот выпучивает глаза. А здесь вообще классный кадр - держит папку с бумагами дорогой финской выделки.
- Я потрясён! Меня мучает всего один вопрос: а где же вы на этих снимках? Конечно, все эти артисты довольно яркие личности, но не до такой же степени, чтобы вклеивать их в альбом между фотографиями престарелых родителей и несмышлёных детей. Где же привычные глазу снимки курортника: выход из моря, в компании нетрезвых друзей, под кустом, - наконец высказался я.
- Фу, это так пошло! К тому же, мы плохо выходим на фоне моря. У меня получается отвислый живот, а у жены ляжки выпирают хуже, чем у Марьи Сергеевны из 39 квартиры, - отмахнулся мужчина.
- А когда это ты видел её зад? - насторожилась супруга.
- Ой, давно это было! Ты как раз была у подруги, а мне срочно надо было погладить брюки и поесть горячей пищи. Плюс, сама знаешь, я не могу заснуть, пока мне не сделают массаж шейно-воротниковой зоны.
- Ладно, проехали, после поговорим, - смутилась женщина и добавила, - козёл!
- Действительно, нечего сор из избы выносить, что люди подумают, мы выше этого, - закивал головой мужчина и тоже не остался в долгу, - ведьма!
В перерывах между словесными атаками супружеская пара, мило улыбаясь, рассказала всю правду о знаменитостях.
- Были мы на концерте этой группы. Только деньги зря потратили и всё из-за одной выдры, у которой совсем нет вкуса, - откровенничал муж.
- Ага, а этот девчачий коллектив - такой позор. Голосов совсем нет, могут лишь трясти силиконом, которых у них повсюду. Мне, конечно, всё равно, а вот один похотливый старикашка так разошелся, что потом у нас в номере ему стало не по себе и пришлось принимать холодный душ, - щебетала жёнушка.
- Осталось лишь уточнить, что этот никудышный мужичонка сумел подсидеть своего начальника и оболгать двух достойнейших конкурентов, чтобы получить повышение по службе.
- Да, но денег в семью он всё равно не приносит. Интересно, это как-то связано с Марьей Сергеевной.
Тут в ход пошла тяжёлая артиллерия: спокойные с виду люди начали размахивать руками и зачем-то перешли на мат. Поняв, что могу попасть под горячую руку, я мигом удалился, чтобы записать все свои впечатления.
Больше к Курашевичам я не хожу. Хотя бы потому, что они развелись, и каждый обвиняет меня в этой трагедии.
- Я так и знал, что он и есть истинный враг нашей семьи. Все люди как люди, приходят в гости как свиньи, а он проявил чудеса вежливости и даже не заметил, как я положил куски сахара себе в карман. Оказывается, это была подлая уловка, чтобы расшатать наш брак, - горестно вздыхал мужчина.
Обычно приветливая хозяйка отзывалась обо мне гораздо короче:
- Если где-нибудь увижу эту гадину - убью!
И лишь когда она накинулась на меня в очереди за кефиром, я понял, что это не шутка. Мне и в голову не могло прийти, что в её возрасте можно с разбегу забраться на спину и кусать вражеский загривок. Хорошо ещё, что люди заступились за меня и даже пропустили без очереди как пострадавшего.
Граждане, не ходите в гости к Курашевичам. Это опасно для вашего здоровья!

Тётя

Больше всего в жизни я люблю субботе утро. Правда, иногда я так поздно засиживаюсь перед телевизором или компьютером, что пятничный вечер плавно перетекает в означенное. Я лениво потягивался в постели, думая о том, что неплохо бы встать и сделать зарядку, которую не делал с пятилетнего возраста. Отчего-то когда я высыпаюсь, но в голову мне лезут совершенно дурные мысли: то сделать зарядку, то почистить зубы, то вообще сходить за хлебом. Тот день не был исключением, и я чуть было не стал разминаться, как вдруг в дверь позвонили.
Из родительской спальни раздался оглушительный зевок - проснулась мама; послышался страшный треск сухих веток - папа встал на ноги. Вообще-то они у меня люди на редкость работящие, но в выходные дни не прочь придушить супружеское ложе.
- Интересно, кто это в такую рань, - недовольно спросила мама.
Я автоматически взглянул на будильник и отметил, что 11:30 - действительно рань, особенно для нашей семьи. Обычно мы встаём чуточку позже, чтобы сразу перейти к обеду, минуя завтрак. Однако нетерпеливый гость продолжал звонить, что прервало поток моих мыслей.
- Такое ощущение, что это родственники. Только они могут так нагло и бесцеремонно будить нас, - ворчала мама.
Папа отчего-то был немногословен и продолжал хрустеть своими костьми. Видимо, он решил сделать зарядку под мелодичную трель звонка.
- Всё, с меня хватит! Пойду спрошу, кто там, - заявила женщина.
Шаркая ногами, она подошла к двери и крикнула знакомые всем слова. В ответ послышалось:
- Открывай, овца!
- Чёрт, это моя старшая сестра, - страшным голосом проговорила мама.
Из спальни послышался папин тяжёлый вздох, я тоже на всякий случай испугался. Вообще-то тётю Ларису я видел очень давно, будучи маленьким, поэтому совсем её не помню.
- И, слава Богу, - обычно говорит в этом месте мой отец.
Мы с мамой ездили к ней в гости в славный город Хлынов, местоположение которого мне до сих пор неизвестно.
- И, слава Богу, - подытоживает на этот раз мама, рассказывая об удивительных местах и огромных комарах.
Тётя Лариса была у нас в гостях лишь один раз, но его хватило на всю оставшуюся жизнь. Родственники рассказывали, что, выпив несколько лишних фужеров шампанского, она стала рассказывать за столом анекдоты редкой натуралистичности и пикантности, а потом зачем-то стала оголяться и показывать место выреза аппендицита.
- А на самом деле у меня там о-го-го! - сказала в тот вечер тётя и упала под стол.
Мне всегда хотелось спросить, что же это за “о-го-го”, но родные умалчивали эту подробность. Видимо, настало время спросить самому лично. Однако родители не спешили открывать дверь.
- Скажи, что взрослых нет дома, - предложил папа.
- А если она попросит впустить в дом? - мама играла на опережение.
- Скажешь, что родители заперли изнутри и уехали на дачу на все выходные, ещё с пятницы. Вернутся только рано утром в понедельник, притом сразу на работу. А тебе не надо идти в школу, так как там всё равно никто не учится.
- Точно, так и скажу! - обрадовалась мама и принялась пищать через дверь всякие несуразности.
- Овца, кончай пургу гнать. Небось, это твой муженёк такую ересь придумал?
- Да, а что? Ой, то есть, нет! О чём вы, тётенька Лариса?
- Кончай придуриваться! Узнала ведь, а в дом пускать не хочешь. А я ведь, между прочим, гостинцев привезла, прямо из Хлынова, да.
Мама открыла дверь, и в квартиру зашла немного полноватая женщина, едва перешагнувшая возраст бабы-ягодки.
- Ага, а твой козёл так и ходит в кальсонах, - потрепала она папу за ягодицу.
Потом женщина перевела взгляд на меня и крикнула:
- Ишак!
- Володя, - поправил я её, держа в руках трясущегося от страха кота.
- О, песец!
- Вообще-то, кот Барсик.
- Да нет, я об обстановке вашей! Песец да и только - кстати, это песец?
В ту минуту я подумал, что Хлынов - это заснеженный город где-то в Сибири, где песец является национальной гордостью.
- Нет, это всего лишь кроличий полушубок, - оправдывалась мама, пряча с глаз долой одежду.
- Насчёт подарков - это я, конечно, пошутила. Ну, вы меня знаете! Кстати, я показывала свой шрам от аппендицита?
Родители закивали головами.
- А говорила, что у меня там о-го-го?
Тут я не выдержал и спросил:
- А что это значит?
- Песец! Вы где его взяли? Он у вас какой-то недоделанный.
- Чего? - надулся папа. - Это мой сын, который, между прочим, очень похож на меня в молодости.
- Да нет, я про песца говорю. Ну, Тюбика! Они ведь совсем не такие должны быть. То ли он линяет, то ли болеет. К врачу водили?
Кот Барсик живёт у нас не первый год, отличается отменным аппетитом и здоровьем, поэтому к врачам мы его не водим. Однажды у него приключилась диарея, но потом оказалось, что это папа налил повидло не в ту миску. Да, наш кот без ума от бабушкиного варенья, даже не смотря на то, что оно пятилетней давности, ибо иного папина мама не предлагает.
- А что там с “о-го-го”? - перевёл я разговор на другую тему.
- Маленький ещё, чтобы знать такие подробности, - оборвала меня тётя.
- Какой ещё маленький? Военкомат только и ждёт, чтобы я завалил сессию, - возмутился я.
- Ишак!
- Что?
- Песец! - сказала тётя и заглотнула горсть таблеток.
Тут же она изменилась в лице и стала говорить довольно приятные вещи. Теперь все родственники были душечками, а кот, наконец-то, стал Барсиком.
- Ты, голубчик, спрашивал об “о-го-го”? Ну, теперь-то ты сам понимаешь, что я немного того. Ага, гы-гы, - весело засмеялась женщина.
Осоловевшую тётушку родители отвели в зал, после чего начали рассказывать страшную историю.
- Это грустная история, поэтому мы никому кроме родственников, друзей и случайных знакомых её не рассказывали. Твоя тётя Лариса в молодости полюбила бедного моряка, который также ответил ей взаимностью. У них было большое светлое чувство, и дело широкими шагами шло к свадьбе. Потом они поженились, и потекли серые будни, которые, однако, не разрушили их обоюдное чувство. Даже теперь они любят друг друга, не взирая на то, что у морячка маленькая пенсия, - заговорщическим тоном говорила мама.
- Так, а почему она всем говорит о каком-то “о-го-го”, что это за таблетки, постоянные песцы? - нетерпеливо спросил я.
- Я откуда знаю? Она когда выпьет, такой дурной становится, - отмахнулась мама.
- Так она пьёт? - удивился я.
- Это грустная история, сынок, поэтому мы не рассказываем её родственникам и друзьям, только случайным знакомым, чтобы снять камень с души, - начал папа, - когда твоя тётя Лариса была молодая, то она полюбила бедного моряка…
- Это я уже рассказывала, - прервала мужчину мама.
- Да? А в чём тогда смысл второй страшной истории?
- О тлетворном влиянии алкоголя, - подсказала мама.
- Ага, точно! Тётя Лариса в юности любила ходить с девками в баню…
- Ничего подобного, это ты уже о себе рассказываешь. Я помню те мутные снимки в альбоме, где на лавке сидели три голые бабищи и прикрывали твою наготу. Фу, стыд и срам!
- Правда? - обрадовался я.
- Нет, мама шутит, а те снимки я давно сжёг, можешь не искать. Так вот, сначала она покупала пиво, чтобы восполнить дефицит дрожжей, потом перешла на ликёр, так как в застойные времена было мало конфет, а потом потянулась к водке.
- Всё правильно, только это не тётя Лариса, а дядя Семён, двоюродный брат нашего соседа снизу, - сказала мама.
- А тётя Лариса? - в конце запутался я.
- Она такая с рождения. В букваре увидела красивого песца и с тех пор не может совладать с собой.
- Это как у Зигмунда Фрейда, когда детские вытесненные желания и впечатления потом мучают всю жизнь, - догадался я.
- Потом она с классом пошла в зоопарк, где увидела умного ишака и красивую овцу, - подытожила мама, - кстати, у меня её никогда не было.
- Овцы?
- Сестры.
- Как? - хором спросили мы с папой.
- А что тут такого? Я была единственным ребёнком в семье, как и ты. На самом деле это моя подружка, которая выдавала себя за сестру, чтобы в один прекрасный день совершить какую-то пакость.
Тут мне стало всё ясно: на самом деле я сплю и вижу сон по мотивам романов Дарьи Донцовой, где родственники оказываются чужими людьми со злыми намерениями. Я спешно ущипнул себя за ягодицу и ойкнул от боли.
Будильник показывал ровно 12:00 - наше семейное время. В родительской спальне был слышен оглушительный зевок и скрип сухих веток - мама с папой уже проснулись. Я вбежал в их комнату и спросил:
- Мама, а у меня есть тётя Лариса?
Родители переглянулись, после чего хором спросили:
- Сынок, может, к врачу сходить?
- Слава богу, это был сон, - сказал я и услышал звонок в дверь.

Страница 1 из 41234»