Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 2

Таррик очнулся нескоро. То ли возраст давал о себе знать, то ли приклад оружия техносов был чересчур твёрдым и массивным, то ли охранник не рассчитал силы. Открыв глаза, старик увидел неподдельную радость Элацио.
- А я уж думал, что это будет мой первый провал, притом с треском и с занесением в личное дело, - улыбнулся он, - ну, болит голова?
- Ага! Такое обычно бывает, когда по ней бьют.
- Ничего, вы же малах, быстро себя вылечите. Нам отвернуться?
- Зачем? - не понял мудрец.
- Я думал, вы прямо сейчас будете лечиться, а для этого понадобится кал и моча.
- Да, видимо, нашей расе никогда не избавиться от этих предрассудков. На самом деле в ход идут все выделения, главное знать, что применять.
- И что вам сейчас надо?
- Немного ушной серы, смоченной слюной.
- Мне бы так, - мечтательно протянул Элацио.
Его лицо поплыло, но малах без труда распознал в нём молодого представителя известной ему расы. Поверхность была гладкая, без каких-либо признаков морщин, да и зубы ещё не тронул коварный пародонтоз.
- Вы ведь безликий, - скорее утвердительно, чем вопросительно сказал Таррик.
Ещё ребёнком он слышал удивительные истории о расе, корни которой вели к вечно гонимой еврейской нации. Когда прародитель техносов изливал душу инопланетному предмету, мечтая о гармонии машин, а будущий малах использовал артефакт для придания своему организму уникальной целебности, иудей сразу приспособил его для своих нужд. Впрочем, это только легенда, в которой в очередной раз крайними делают евреев. По преданию, молодой человек добровольно отказался от своей внешности, чтобы каждое утро просыпаться в новом обличье. Теперь он не работал, а выходил на дело: воровал, разбойничал и насиловал, зная, что завтра у него будет другая жизнь.
- Наверное, у вас в голове крутятся все эти легенды об ушлом еврее? - догадался парень.
Мудрец не стал скрывать этого и честно признался, что не знает ни одной истории, восхваляющей безликих.
- Да, дурная репутация досталась нам от мнимых предков. Обидно, но нас вечно выставляю проходимцами, авантюристами и прочими малоприятными личностями. Впрочем, - Элацио хитро улыбнулся, - у вас будет замечательная возможность убедиться в том, что всё это враки и происки врагов.
- Хотите сказать, я попаду на вашу землю?
- Верно!
- Но ведь оттуда ещё никто из представителей других рас живым не возвращался.
- Значит, вы будете первым. Если, конечно, не станете дерзить Совету ликов.
В отсек зашёл гуманоид средних лет. Он был одет в форму лётчика, но Таррик сразу распознал в нём одного из стражей.
- Это вы ударили меня по голове? - прямо спросил мудрец.
- Как вы догадались?
- Перед тем, как начался весь этот балаган, я услышал шорох за спиной, потом появились охранники, чуть позже и сам повелитель техносов.
Элацио улыбнулся:
- Заметьте, я вас провёл.
- Если бы не резкие изменения в поведении настоящего Матиса, такого не произошло бы. Считайте, что вам повезло.
- Кстати, именно о нём и хочет узнать Совет.
- Это неразумно. Вы и так находились в его апартаментах, к чему это дерзкое похищение?
- Неразумно? Вы слишком долго жили с техносами.
- Быть может, - согласился Таррик, - но в этом синтезе что-то есть. Думаю, нам есть чему учиться друг у друга.
Лётчик вежливо покашлял:
- Я ведь для чего пришёл. Господа, мы прибыли на место.
- Отлично, тогда на выход, - парень встал с места.
- Его опять вырубать?
- Нет, ведь в таком случае его придётся тащить на себе. А вот это действительно неразумно.
Старик рассмеялся:
- Поймали на слове. Люблю гуманоидов с хорошим чувством юмора.
- Я тоже. Только вы это, - Элацио сделался серьёзным, - не подводите меня. Вас-то, в крайнем случае, убьют, а мне ещё жить в обществе. В настоящее время у меня перспективное положение, и не хотелось бы лишаться его в одночасье.
- Поверьте, я буду сама любезность, - пообещал Таррик.
Он понимал, что Совет ликов будет выспрашивать его о главе государства и наследнике престола, однако малах даже при всём желании не мог раскрыть государственную тайну.
- У одной нации была такая пословица: “Меньше знаешь - крепче спишь”.
- Это вы к чему?
- К тому, что мои сведения ограничиваются тем, какие науки изучает наследник и что из моих шлаков предпочитает монарх в качестве биологически активных добавок.
- Только вы сразу их е расстраивайте, а то могут не поверить. Решат, что утаиваете, и устроят допрос с пристрастием.
- Уверен, вы этого не допустите. За время полёта мы с вами подружились. Поправьте, если я ошибаюсь.
Мудрый малах не зря всю свою жизнь потратил на изучение гуманитарных наук, он запросто мог забалтывать и расставлять психологические ловушки. Поставив нового знакомого в неловкое положение, старик внимательно посмотрел на него. Элацио переменился в лице, если такое устойчивое словосочетание можно применить к безликому. Находясь в нескольких минутах от приёмной Совета ликов, он чувствовал себя загнанным зверем.
- Понимаете, - начал парень, - у нас не принято спорить с правительством. К тому же, я сам имею очень большие шансы в ближайшее время попасть в него.
- Прекратите, это же смешно! Слышали бы нас техносы. Для них расправа с пленным по окончании допроса - пустяковое дело, они не тратят времени на оправдания.
- Вот видите, наша раса лучше.
- Да, у вас ещё осталась совесть, - улыбнулся Таррик и подумал, - но надолго ли?
Они остановились у пропускного поста, где бывшие охранники и лётчики превратились в офицеров безопасности и пошли в свои кабинеты.
- У вас назначено? - спросил дежурный.
- Не то слово.
- Отвечайте односложно на поставленные вопросы.
- Мы не техносы, чтобы реагировать на командный голос.
- Второй раз я повторять не буду.
- Хорошо. Нам назначено и, если хотите знать, Совет ликов собрался исключительно для нас.
- Так вы Элацио?
- Он самый.
- А я плененный малах, - старик приветственно помахал рукой, - здравствуйте!
- Что-то вы слишком весёлый.
- Ну, не плакать же.
- Но ведь вы питаетесь собственными выделениями.
- Поверьте, мы испытываем от этого ни с чем несравнимое удовольствие. Между прочим, это очень полезно и питательно. Наковырять вам ушной серы, плюнуть в лоб, сморкнуться в ладонь?
- Он это всё шутит? - дежурный шёпотом спросил у безликого.
- Отнюдь!
- Тогда пусть мне наковыряет чего не жалко.
- Так попросите его.
Мужчина смущённо начал:
- Уважаемый малах, может, у вас завалялся кусочек…
- Чего?
- Чего угодно, лишь бы целебное.
- Болеете?
- Не я, тёща.
Таррик понимающе улыбнулся:
- Мать моей жены - моя мать. Ну, для тёщи мне и фекалий не жалко. Правда, сейчас в связи с перелётом и стрессом не хочется. Может, я пришлю вам по почте?
- О, это будет здорово.
Элацио посмотрел на часы в зале:
- Давайте, вы договоритесь после, а то нам пора.
- Подождите, а если он, как и все остальные иностранцы, не понравится правительству, и его убьют? Кто же тогда вылечит мою тёщу?
На этот случай старик глубокомысленно посоветовал, чтобы та привыкала к земле, и поспешил за безликим. Власти предержащие встретили иноземца сдержанным молчанием.
- Ориентируетесь на ту тройку, - парень кивнул в сторону сидящих в центре, - хоть Совет ликов и коллегиальный орган, но фактически решения принимают они.
- Оборотная сторона демократии?
- Называйте, как хотите, это ничего не изменит. Просто данные члены очень мудрые, и все остальные соглашаются с ними. Но это неофициально, ведь есть процедура тайного непрямого голосования. Правда, предварительно все интересуются мнением тройки.
- То есть мне надо понравиться только двум членам, - подытожил Таррик.
- Да, желаю вам успеха. Тем более что до вас это никому из иностранцев не удавалось.
Обнадёжив таким образом пленника, Элацио отрапортовал об успешном проведении операции.
- Ну, это не вам решать, агент, - недовольно начал один из тройки.
- Зачем же вы так? Он главный претендент на это кресло, - вступился второй, - ни одного провала.
- Не стоит обольщаться. Если малах будет несговорчив, это напрямую отразится на карьере юнца.
Мудрец внимательно посмотрел на брюзгу. Его одутловатое лицо, зафиксированное Советом ликов как постоянное, казалось некогда знакомым, но забытым. Обычно с таким трудом вспоминаются резко постаревшие артисты и образы из детства.
- Элвис Пресли? - выпалил Таррик.
- Это форменное неуважение к правительству. Ему не давали слова, а он уже начал, притом не по существу. Пожалуй, вы были правы, - согласился сосед брюзги.
- Нет-нет, пусть говорит. Ну, малах, продолжайте.
- В общем-то, это всё. Просто ваше лицо мне показалось знакомым. Извините, если нарушил порядок.
Член Совета ликов улыбнулся:
- Наконец-то хоть один узнал. Если вас не убьют, то предлагаю посетить музей двойников. Там есть все материалы, начиная с первых безликих, помнящих и знающих классику, в мгновение превратившихся в Мэрилин Монро, означенного Элвиса Пресли и других. Многие из них были моими родственниками, оттуда и беззаветная любовь к рок-н-роллу.
“Что творит этот малах? - подумал Элацио. - Полвека никто не мог разговорить этого сухаря, а тут такое. Да, теперь я, кажется, понимаю, почему из множества трухлявых малахов выбрали именно этого”.
- О, почту за честь, - улыбнулся мудрец, - как говорили люди, наши древние предки: “Увидеть Париж и умереть”. Сейчас мало кто знает, что это такое, поэтому я могу смело перефразировать: “Увидеть музей двойников и умереть”.
- Если будете правильно себя вести, последнего делать не придётся. Ваша жизнь в ваших руках. Итак, первый вопрос касается вашего пребывания на службе у техносов.
- Я являюсь воспитателем Пиренга, будущего правителя нации.
По залу прокатилась волна смеха. Элацио повернулся к малаху и изобразил страшную гримасу. Тот удивлённо посмотрел на него и повторил утверждение.
- Не отягчайте свою участь, - пригрозил центральный член Совета ликов, - у вас было неплохое начало.
- Простите, но я искренне не понимаю, в чём дело.
- Дело в том, - вздохнул безликий, - что наша осведомлённость превышает все разумные границы. Агенты повсюду, на всех уровнях управления любой расы. Вы говорите нам официальную версию, мы же требуем правды.
- А чем вас не устраивает эта?
Элвис Пресли в глубокой старости покачал головой и передал право голоса своему соседу. Тот нетерпеливо начал:
- Хотите пыток? Говорите правду!
- Можете спросить у ваших агентов, чем я занимался во дворце.
- Но ведь это только прикрытие.
- Кто вам сказал? - резонно спросил Таррик.
- По-вашему, мы настолько глупы, что поверим, будто рациональные техносы готовят на трон олгифрена?
- У вас устаревшая информация. Ребёнок крепнет и умнеет, поверьте, я знаю, что говорю. Скоро должно состояться всестороннее обследование Пиренга независимыми экспертами Совета безотказных машин, после чего у империи стопроцентно будет наследник.
Мужчина разочарованно посмотрел на иноземца:
- И вы не хотите поведать нам о том разговоре за закрытыми дверями?
- Так вы же не спрашивали. Вы бы лучше просканировали мой мозг, а то информация такая противоречивая, что уважаемый Совет ликов может заподозрить меня во лжи.
- Мы не располагаем этой изуверской техникой.
- Напрасно, так бы вы свели субъективный момент к минимуму.
- Нахватались умных слов от техносов? Может, вы им сочувствуете и втайне планируете сменить гражданство?
Мудрец рассмеялся, не зная, что ответить. За свою жизнь он думал о многом, но только не о смене своего правового статуса. Грамотный малах столько лет провёл в разъездах, что не мог с уверенностью назвать свою малую и большую родину.
- Отвечайте! - потребовал авторитетный безликий.
Не проявлявший до этого никакого интереса третий член вдруг неожиданно заявил:
- Давайте оставим его здесь.
- А это ещё зачем? - удивились все, включая допрашиваемого.
- Он же малах, а у меня как раз болит горло. Пока будет лечить, расскажет о своей деятельности во дворце, только, так сказать, в непринуждённой обстановке.
- Например, сводим его в музей двойников, - оживился его сосед.
Началось голосование, в ходе которого эту идею поддержали две трети.
- А я что вам говорил, - шепнул Элацио, - расскажите им всё, что знаете, и считайте, что спасены.
Пока члены Совет ликов выходили из помещения, молодой агент тихо млел, понимая, что очень скоро он попадёт в их ряды. Его радость не осталась незамеченной для мудреца.
- А исход истории получился счастливый для вас, не правда ли? - спросил он.
- Да, вы даже не представляете, как это здорово. Кстати, не только для меня. Мало того, что вы будете первым иностранцем, оставшимся в живых, почётным гостем государства безликих, так ещё, возможно, удостоитесь чести стать приближённым элиты Совета ликов.
- Элитой вы называете эту троицу?
- Именно! Только заранее предупреждаю, дружите сразу с двумя. В противном случае вы можете стать фаворитом того, кто попадёт в опалу, и тогда пощады не ждите.
Элацио хотел сказать ещё несколько напутственных слов, но к нему подошёл безликий с больным горлом.
- Молодец, - сказал он, - у тебя блестящий послужной список, будь уверен, я сам лично буду ходатайствовать за твою кандидатуру.
- Вы не пожалеете!
- Главное, чтобы государство не разочаровалось, сиречь Совет ликов.
“Да тут демократией и не пахнет, если главный руководящий орган стоит выше интересов граждан”, - подумал малах.
- Передаю вам в руки этого замечательного пленника, - улыбнулся агент.
- Охотно принимаю. Ну, давайте знакомиться. Меня зовут Картос
- Таррик.
- Какое у вас странное имя.
- У вас тоже.
Новый знакомый неестественно рассмеялся и попросил следовать за ним. Несколько минут старик покорно передвигался то по лестнице, то заходил в лифт, то вновь разрабатывал ноги. На одном из этажей он заметил вывеску с заоблачным числом.
- Простите, а куда мы идём? - удивился целитель.
- На выход из здания. А потом пообщаемся с вами, как я метко выразился, в неформальной обстановке.
- Но мы поднимаемся вверх, а не спускаемся вниз. Вы видели табличку на стене? Скоро до крыши доберёмся.
- Не знаю, как у вас, малахов, а у безликих так принято. Вниз мы опускаемся, а вверх поднимаемся, - иронично заметил Картос.
- Да вообще-то у нас тоже так. Вопрос в другом, - начал старик и ахнул.
За поворотом его ждала причудливая машина из научно-фантастических фильмов. Переливаясь всеми цветами радуги, она то увеличивалась в размерах, то складывалась в небольшой чемоданчик, в котором принято выносить деньги из ограбленного банка.
- Что это?
- Прогресс, милейший, - самодовольно произнёс спутник, - а вы-то думали, безликие только и могут, что менять обличье, шпионить за другими расами и в случае чего устраивать диверсии, похищения и прочие неприятные вещи.
- Вы же прекрасно знаете, что это не так. Я гуманоид широких взглядов, и мне чужды ошибочные предрассудки, устаревшие стереотипы и уж тем более ксенофобия.
- Я просто проверял вас. Если всё ещё хотите знать, это техническое достижение наших учёных. Трансформируемое транспортное средство, оснащённое по последнему слову всем, включая оружие, и способное передвигаться в любой среде и плоскости.
- А зачем это вам?
- Оппозиция не дремлет. Уже были попытки повлиять на членов Совета ликов путём действий насильственного характера. И это ужасно, ведь некоторые под давлением уже стали менять свою точку зрения. А те, кто упирается и продолжает ходить без охраны, не предпринимая никаких мер предосторожности, умирают при загадочных обстоятельствах, и на их место приходят более лояльные господа.
Картос достал из кармана миниатюрный пульт, нажал несколько кнопок и агрегат стал заполнять всё свободное пространство. Очень скоро взору предстал футуристический челнок с трапом эскалаторного типа.
- И мы на этом поедем? - по-детски обрадовался Таррик.
- Берите выше, полетим.

Глава 1

- Земля с нетерпением ждала чуда. Увы, времена уже были не те. Мессия не спешил спасти человечество от Страшного Суда, тот не наступал, да и Антихрист не пытался исполнить волю отца своего. Однако чудо пришло, откуда его совсем не ждали. Космос, который интересовал ещё древние народы, подарил не инопланетных гостей и не огненную комету. Однажды в верхние слои атмосферы незамеченным для спутников влетел сгусток субстанции, навсегда изменивший Землю, - проскрипел Таррик.
Он ласково посмотрел на внимательного слушателя. Пиренг всё ещё забывал закрывать рот, поэтому слюна медленно стекала с подбородка, что значило одно - у пожилого мужчины был дар искусного рассказчика, мальчик же заметно отставал в развитии от сверстников. Именно с этим боролся Таррик, с удовлетворением отмечая, что общение с ним идёт на помощь будущему правителю. Мысли были прерваны искаженным голосом из громкоговорителя:
- Хватит забивать ему голову, старик. Я не за это тебе плачу.
- Простите, но ведь я выполнял ваше поручение.
- Да ну? Напомни, когда я просил тебя рассказывать моему сыну байки, древность которых может сравниться только с твоей трухлявостью.
- Ваше аналитическое величество, - мягко улыбнулся пожилой мужчина, - это не нахождение целочисленных решений задач линейного программирования. Гуманитарные науки - дело тонкое, тут, знаете ли, всё надо с присказками, а не сухим текстом. А что касается моего возраста, можно поспорить. Что для вас старость, для меня мудрость.
- Что-то не нравятся мне такие демагогические речи. Учти, если твои испражнения потеряют свежесть, и я перестану получать от них заряд бодрости, тебя не спасут эти иррациональные словесные изыскания. И вообще, почему ты вечно задерживаешь его? Учителя прагматики, рационализма в ведении политики и вреда чувственности недовольны тобой.
- А что взять с этих сухарей? Кстати, вы в курсе, чему они учат вашего сына? Пиренг, скажи папе, какое было домашнее задание.
- Выучить 125 преимуществ полового безразличия и механическим путём извлечь железы, отвечающие за выработку собственных феррамонов и восприятие чужих, - отчеканил мальчик.
- И как успехи? - поинтересовались из громкоговорителя.
- Я всё знаю.
- Молодец, сын, из тебя выйдет отличный политик.
Таррик многозначительно хмыкнул и протянул ученику листок с парой десятков развивающих вопросов. Построены они были так искусно, что ребёнок до сих пор не догадывался, что ему приходится делать домашнее задание. Это было очевидно даже сейчас: Пиренг не сдвинулся с места, надеясь, что напоследок учитель что-нибудь расскажет.
Винить Матиса, правителя техносов, за предвзятость к воспитателю его сына было бессмысленно. Ради достижения успеха он поставил жирный крест на личной жизни и лишь искусственным путём смог завести ребёнка, который оказался не вполне здоров. Приговор Совета безотказных машин, законодательного органа техносов, был суров. Малышу дали непомерно короткий испытательный срок, по истечении которого проводилось всесторонне обследование, от которого зависело быть ему правителем или не быть, вернее, жить или не жить. Помешанная на науке раса уже давно умерщвляла детей в любом возрасте, не удовлетворявших потребностям общества.
- Древняя Спарта отдыхает, - протянул Таррик.
Он был малахом, переродившимся последователем того самого Малахова, призывавшего к очищению организма и прочим полезным вещам. В отличие от своих собратьев старик не ограничивался своей биологической сущностью. Да, его выделения были целебны, а свежеприготовленный мозг мог молодить любой организм, но всё-таки выгоднее было использовать серое вещество, чем съесть в один присест. Таррик очень быстро это понял и стал пользоваться большим успехом у высоких чиной практически всех рас. Теперь же перед ним стояла поистине великая задача - из олигофрена-доходяги сделать не просто полноценного индивида, а выдающегося политика. Действовал он как и много лет назад: развивал образное мышление ребёнка, много рассказывал и требовал выражения собственных мыслей устно и письменно. А для физического развития готовил снадобье из собственной слюны и пота, чем сильно злил техносов.
- Если результат будет нулевой, - грозил Матис, подстрекаемый товарищами, - мы извлечём все твои целебные железы и заменим их отравляющими, вонючими и мерзкими, чтобы такого прохвоста чуяли за версту.
Мудрый старик не обижался, это был не самый плохой работодатель за последнее десятилетие. По крайней мере, этот хоть и критиковал учебный процесс, но не вмешивался в него и регулярно платил. Да и ученик оказался не такой уж безнадёжный.
- Что вы сказали, учитель? - спросил Пиренг.
- Древняя Спарта отдыхает.
- Это вы о чём?
- О том, что история имеет свойство повторяться, эти спиралевидные витки пугающе схожи.
Таррик посмотрел на мальчика. От чрезмерного количества умных слов у того началось обильное слюнотечение.
- Ладно, беги скорее на свои прагматические уроки, а то эти сухари опять будут жаловаться твоему отцу на меня. Ты же не хочешь, чтобы меня уволили?
- Нет, - испугался ребёнок, - вы такой хороший, столько всего знаете. А они только и могут, что читать с дисплеев и задавать учить непонятные догматы.
Пожилой мужчина улыбнулся. На первом уроке словарный запас Пиренга был так небогат, что он не сразу смог подобрать подходящее для себя название. Теперь же его мысли становились понятными окружающим. Отпустив ученика, малах взял календарь и удовлетворённо заметил, что к означенному сроку представит Совету безотказных машин развитую личность с широким кругозором, не ограничивающимся одними лишь постулатами прагматизма.
- Таррик, мой сын ушёл?
- Ваше аналитическое величество, неужели вы думаете, что я поверю этой иллюзии интимности с учеником? Вы ведь не только прослушиваете все наши разговоры, но и просматриваете.
- Старик, ты можешь изъясняться конкретно?
- Нет, я не машина и не технос. Я малах!
- Нашёл, чем гордиться! Анималы, животные во плоти, и то более брезгливы, чем вы. Если те питаются подножным кормом, вы довольствуетесь своими шлаками.
- Вы так говорите, как будто сами не пьёте мою мочу и прочие выделения и не платите за это деньги, - пожилой мужчина широко улыбнулся канцелярским принадлежностям.
Громкоговоритель замолк. Техносы, как следует из их названия, были сильны в точных науках, а вот в гуманитарных откровенно плавали. Сказать Матису было нечего, на любое возражение старый малах нашёл свой контраргумент.
- Ладно, будем считать, что, общаясь с нашей расой, ты обрёл начальные навыки дедукции, - сдался правитель, - только перестань улыбаться в камеру.
- Вообще-то я понял это в первый же день занятий. И логика тут ни при чём. Мы, малахи, чувствуем подвох каждой клеточкой своего целебного организма.
- Конечно, если сам себя не похвалишь, то этого никто не сделает. Я хочу поговорить с тобой с глазу на глаз.
- Без камер и жучков?
- Живо сюда!
Таррик вышел из помещения, на пороге его уже ждали двое.
- Ребята, не волнуйтесь, я к вашему шефу.
- Мы знаем, он нас послал за вами.
- Вот как? - удивился старик. - С каких это пор такая предосторожность в собственных апартаментах?
Очень скоро он получил ответ на этот вопрос. Взволнованный Матис расхаживал по своему кабинету и даже не думал отключать свои нервные центры.
- К чему лишняя эмоциональность? - меланхолично протянул мудрец. - Вы же к этому не привыкли, так может и сердечный приступ случиться.
- Ничего, у техносов самая лучшая наномедицина. Ты мне лучше другое скажи: чувствуешь?
Таррик потянул носом:
- Да, это вполне естественно. Вы разволновались, пошёл физиологический процесс. Это у вас впервые? Если сильно мешает, могу выписать рецепт. Понадобится мой кал, моча и щепотка перхоти. С последним, правда, напряг. Справедливости ради надо сказать, шампуни у вас такие хорошие, что волосы не только колосятся и крепко держатся, но даже начинается процесс, обратный поседению. В чём тут секрет?
Технос самодовольно улыбнулся. Это было иррационально, но похвала дала о себе знать.
- Ну, не всё же вам слыть великими знахарями. Кое-что и мы умеем, - внезапно мужчина погрустнел, - но, боюсь, прекрасные шампуни не спасут нашу расу.
- Вы именно об этом хотели поговорить? - вкрадчиво спросил старик.
В эту минуту он походил на опытного психоаналитика, обрабатывающего ополоумевшего мужчину с суицидальными наклонностями на краю крыши. Однако повелитель техносов был в корне не согласен с отведённой для него ролью.
- Да кто вы такой? - разозлился он. - Совет безотказных машин? Вечная сущность, состоящая из единиц и нулей?
- Хорошо, тогда зачем вы меня позвали?
- Мне ненужно бессмертие.
- Для правителя технически продвинутой расы вы чересчур скромны, - полушутя заметил Таррик.
- Но оно у меня почти есть.
- И это говорит мне технос, существо, для которого разум превыше всего? Уж вы-то должны знать, что если такое состояние и существует, то целиком, а не почти.
- Опять эти твои демагогические речи. Я говорю почти, так как по нашей традиции после смерти правителя его мозг оцифровывают, и он становится полноправным членом Совета безотказных машин. К тому же у меня есть резервное тело и возможность перенести в него свой разум.
- Но…
- Что?
- Скорее отключите чувственное восприятие, а то теряется логика вашего повествования.
- В этом-то и вся проблема, - по щекам Матиса покатились слёзы.
Мудрец каждой клеткой организма ощутил нелепость ситуации. Индивид, ранее не позволявший неоправданной разумом улыбки, теперь рыдал как младенец.
- Что вам надо? Воды?
- Я хочу счастья простого жителя и плитку шоколада.
- Ну, в вашем положении это стоит больше, чем бессмертие.
- Оставьте, - мужчина мазнул рукой, - это проще всего сделать, честное слово.
- А при чём тут я?
- Впереди меня ожидает вечная жизнь, поэтому я хочу знать, как контролировать свои чувства.
- Зачем вам это?
Технос громко икнул:
- Я ничего не могу с собой поделать. Блокираторы не работают, спустя столько поколений рациональных предков ко мне возвращается животная сущность. Всё чаще случаются акты немотивированной агрессии, резко меняется настроение, а с недавних пор появились эти дурные манеры.
Таррик сухо захихикал в кулачок:
- Будете смеяться, ваше аналитическое величество, но вы превращаетесь в человека.
- Ты уверен?
- Да, вы ведь сами не раз обвиняли меня в излишне гуманитарном подходе. Я много читал и достаточно знаю о древней расе людей. Чтобы ни писали современные историки, а мы произошли от гомо сапиенсов. Космический артефакт произвёл резкую мутацию, но, видимо, теперь всё вернётся на круги своя.
- А моё бессмертие? - забеспокоился Матис. - У меня ведь всё уже готово. Скелет из сверхпрочных сплавов, регулируемые процессы жизнедеятельности, цифровая индикация, словом, всё, осталось только оцифровать разум.
- Вы всё-таки определитесь, хотите бессмертия или нет. Ведь в таком случае вас станет двое.
- Верно, старик. Один будет жить вечно, мудро править в соответствии с догматами прагматизма, я же поживу как простой смертный, состарюсь и умру, но не сразу, только тогда, когда захочу. Вот тут-то ты мне и пригодишься.
Малах направился к выходу.
- Куда же ты?
- Подключите логику. Если субъект тянется к дверной ручке, то это что-то значит.
- Ты мне дерзишь?
- Да, ведь это единственный способ спасти вас от совершения ужасной ошибки.
- Это ещё почему?
- Ваша бессмертная копия будет править, вы будете полнокровно жить, а что с сыном?
- А ты как будто не знаешь, что он болен. Когда придёт срок, непредвзятый Совет безотказных машин признает его недостойным называться техносом. Его ликвидируют, но это нестрашно, ведь наследник мне больше не нужен. Ловко придумано?
- Нет, если учесть, что Пиренг будет жить.
- Что?
- Я работаю на совесть, поэтому план будет перевыполнен. А в не замечали, что ваш сын умнеет и крепнет физически не по дням, а по часам?
Матис отрицательно покачал головой.
- Естественно, ведь вы уже давно решили его участь, - горестно заключил мудрец.
- А если я и его возьму с собой? Одним механическим клоном больше, одним меньше, кто будет считать?
- Вы так испугались своих чувств, что готовы городить весь этот огород?
- Дело не только во мне. Система мониторинга фиксирует нарушения деятельности всех техносов, и с каждым днём их число растёт.
- Поэтому вы решили бросить свою нацию на произвол судьбы?
- Что ты такое говоришь! - правитель перешёл на шёпот. - Я собираюсь провести расследование инкогнито.
- Но ведь вы только умеете раздавать приказы, а придётся общаться, притом с не всегда приятными личностями.
- Вот для этого ты и нужен. Ты будешь вытягивать из них информацию, а я её анализировать. К тому же, твои шлаки пойдут мне в пищу. Не волнуйся, я и с тобой поделюсь, мы не умрём с голода.
Таррик улыбнулся такой щедрости и пообещал подумать. Он искренне хотел помочь правителю, но не одобрял затею с клонами.
- Ничего, - успокаивал он сам себя, - к завтрашнему дню я как следует подготовлюсь и заболтаю его. Пусть расследованиями занимаются профессионалы, а руководители должны сидеть на троне и повелевать народом, притом сами, а не через механических болванчиков.
Старик вышел из кабинета и медленно пошёл по коридору. Анализируя беседу с Матисом, он всё больше убеждался, что тот врал, врал банально, безыскусно, подстраиваясь на ходу. Первоначально он хотел передать пост клону, но, поняв, что малах не станет ему помогать, сказал то, что было приятно слышать.
- Вот, что делают чувства с теми, кто их отвергает, - подытожил пожилой мужчина, - а в летописях написано, что люди старой Земли могли лгать с голубых экранов, не потеть, не краснеть, а только широко улыбаться.
Завернув за угол, мудрец услышал за спиной возню и сдавленные крики.
- Эй, охрана, чего вы там возитесь? У вас тоже приключился приступ чувственности? Похоже, дело куда серьёзнее, чем мне представлялось.
- Нет-нет, всё в порядке, - бодро улыбнулись стражи.
- Ну, дальше меня можете не провожать, вот уже видна моя дверь.
- Это будет неправильно, - возразил внезапно появившийся правитель техносов, - они не осмелятся ослушаться моего приказа.
- А к чему эта осторожность?
- К тому, старик, что я всё знаю. Ты хоть знаешь, что тебе за это будет? - мужчина угрожающе расправил плечи и стал медленно приближаться.
Таррик удивлённо вздёрнул брови:
- Ваше аналитическое величество, что с вами? Чувственные центры всё никак не могут успокоиться? Хорошо, я сейчас же плюну вам в лоб и разотру, отличное успокаивающее средство.
- Проклятый калоед!
- Если вы пытаетесь оскорбить меня, то это вам не удалось. Все расы знают, чем мы питаемся и как это полезно.
- Смотри! - Матис пальцем показал под ноги.
- Простите, но я ничего не вижу.
- А ты ниже нагнись, старый маразматический малах.
Мудрец покорно наклонился, искренне не понимая, что он должен увидеть на идеальных, как и всё остальное у техносов, полах. В ту же минуту он получил прикладом по голове.
- Охрана, осуществите вынос тела. Звучит, правда? Да, у них не язык, а какой-то набор команд, - лицо мужчины стало трансформироваться, но Таррик этого уже не видел.
Его примеру последовали охранники, физиономии которых постепенно превратились в гладкую поверхность, будто какой-то кулинар-экспериментатор обмазал их сливочным маслом и острым ножом стал срезать всё лишнее.
- Что дальше, Элацио?
- Я уже отдал приказ. Грузите старика, только осторожно, он нужен нашему правительству живым.
- Может, снимем с него лицо, чтобы несильно выделялся?
- Я бы с радостью, да боюсь, что Совет ликов этого не одобрит.

Краткое описание

Глава 1
Читатель знакомится с миром техносов, помешанных на рационализме и, как следует из названия, на технике. Правитель Матис нанял малаха Таррика, чтобы тот воспитывал его сына Пиренга. После урока отец вызывает наставника и ведёт пространную беседу, из которой старик узнаёт, что главный технос собирается сделать механического клона, а сам покинуть руководящую должность. Оказывается, представители его расы, как и он сам, всё чаще дают волю чувствам. Матис собирается провести собственное расследование инкогнито и просит помощи у малаха. Таррик подозревает правителя во лжи. Решив проанализировать эту ситуацию, он хочет пойти в свои покои, но в коридоре его задерживают. Стража по приказу техноса отключает его.

Глава 2
Придя в себя, Таррик понимает, что похищен безликими, которые могут принимать облик кого угодно. Очень скоро мудрецу удаётся разговорить молодого агента Элацио. Доставить пленника в свой родной мир, он советует ему отвечать по существу и не дерзить. Будучи опытным психологом, старик располагает к себе элиту Совета ликов, однако его участь пока ещё не решена. Картос, один их трёх влиятельнейших безликих, берёт его под свою опеку, чтобы, как он сам утверждает, получить необходимую информацию в неформальной обстановке. Через некоторое время Таррик понимает, что в государстве безликих не всё спокойно, и ему уготована особая роль в этой смуте.
Читать полностью »

Приложение

Очень часто чрезмерная запутанность сюжета и перегруженность действия сложносочинёнными именами собственными, названиями рас, локаций и ссылками на прошлые работы автора затрудняют погружение читателя в мир писателя. Чтобы этого избежать, далее мы поместим не только краткое содержание каждой главы для ленивых, но и описание рас, действующих лиц и всего того, что нельзя запомнить с первого раза.
Читать полностью »

Синопсис

Не хотелось бы громких сравнений с такими эпическими сагами как “Звёздные войны” и “Дюна” и уж тем более обвинений в эпигонстве. Впрочем, это решать не автору, а редакции и, в конечном счете, в случае публикации читателям. Однако писатель делал всё возможное, чтобы создать целую вселенную, наполненную расами, непохожими как внешне, так и внутренне. Наряд с этим преследовалась высокая цель - показать, что в глубине души они остались людьми, то есть человечность не уничтожишь ни комическим артефактом, ни искусственной эволюцией, ни навязываемой идеологией.
Отдельно слово о сюжете. Произведение близко к жанру альтернативной истории. Люди находят инопланетный артефакт, обладающий уникальными свойствами изменять как живых существ, так и рельеф. Каждый человек по-своему видит прекрасное будущее, поэтому в очень скором времени Земля изменяется до неузнаваемости. Мало того, что безумцы стали перемещать тектонические плиты, так они ещё создали расы, которыми заселили отвоёванные территории.
Инопланетная субстанция и мутация человечества не показаны, однако это всегда можно реализовать в приквеле (уже есть наработки в этой области).
Автора интересует другое: жизнь непохожих друг на друга рас, которые через много лет всё ещё чувствуют себя людьми, хоть и открыто не признаются в этом. Собственно говоря, в этом-то и идея - показать, что все мы граждане одного мира и ксенофобия не наш выбор.
В произведении будет фигурировать древнее пророчество, которое на протяжении всех глав будет медленно, но верно исполняться. А это значит, что каждая раса начнёт терять свои уникальные способности. Более того, те, кто не попал в число избранных, о чём гласит фолиант “Апокриф мира” (для развития вселенной со временем можно опубликовать главы из этой своеобразной Библии для гуманоидов обновлённой Земли), будут деградировать до тех пор, пока не превратятся в одноклеточных существ.
В конце концов, все счастливы: избранные стали людьми, недостойные этого опустились на более низкую ступень эволюции. На последней странице показаны политики, превратившиеся в причудливых животных, которые на первый взгляд совершенно безобидны. Это синтез прежнего и нового мира, который может послужить отличной почвой для продолжения (сиквел о том, как нелегко приходится жить людям, не приспособленным к новым условиям).
В конце книги хотелось бы пометить приложение для более детального и глубокого проникновения читателей в созданный автором мир.
Вместе с синопсисом и приложением (расы, действующие лица, организации и уже привычное для автора кратное содержание глав) прилагается первые три главы.

Страница 4 из 4«1234