Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Глава 12

Элацио с детства не любил легенды о древнем мире и пророчества о скором конце света, но из уст прагматичного техноса это звучало более чем убедительно. Конечно, можно было предположить, что мужчина медленно, но верно сходит с ума, однако он апеллировал к знанию Таррика, авторитет которого был незыблемым, по крайней мере, для агента. Он попытался расспросить, что же должно случиться после свершения предначертанного, однако припозднившиеся охранники принесли наноаптечку и стали накачивать повелителя всевозможными препаратами.
- Подождите, дайте мне с ним поговорить, - возмутился безликий, - ну, а что за пророчество?
- Прочти “Апокриф мира”.
- А он большой? А то у меня скорость чтения не высокая, не хотелось бы тратить бесценное время в пустую.
- Ты всё поймёшь, - простонал Матис, - в моё отсутствие править империей будешь ты.
- Что? А кто же займётся расследованием?
- Не бросай страну, - тихо прошептал повелитель и закрыл глаза.
- И что мне теперь делать?
- Править! - ответил охранник, незадолго до этого предрекавший мнимому брату монарха скорое обретение власти. - Вы же слышали его слова.
Агент в своей жизни мечтал о многом. Ему хотелось много зарабатывать и мало делать, быть известным на весь мир, пользоваться популярностью у противоположного пола и обзавестись целым гаремом из сексуалок, но теперь, когда все эти грёзы могли стать реальностью, он вдруг понял, что гораздо приятнее рыскать по планете в поисках опасных приключений, чем сидеть сложа руки. К тому же он объективно оценивал свои способности, поэтому понимал, что отвечать за судьбу целой нации и выполнять ответственные диверсионные задания - это разные вещи.
- Да, только об этом и мечтал. Слушайте, а что вы ему вкололи?
- Не знаю, - безмятежно ответил технос, - я с медициной на ножах, у меня из-за неё три жены погибло. Элацио не стал вдаваться в подробности скоропостижной кончины вторых половинок, одно он понял моментально - чем скорее вернётся Таррик, тем быстрее поправится Матис. В противном случае профаны быстро залечат его до синюшного состояния, что весьма усложнит и без того непростую ситуацию.
- Так, держите язык за зубами, никому ни слова. Называйте меня Матисом и никак иначе.
- А как быть с Пиренгом? Может, его того?
- Чего того? - насторожился агент.
- Зачем нам этот ущербный мальчишка, когда у руля стоит полный сил технос, к тому же родной брат императора? Всё равно Совет безотказных машин не признает ребёнка наследником. Давайте задушим его подушкой. Не волнуйтесь, вас никто не обвинит в смерти племянника.
- Со своими родственниками я разберусь сам, - строго сказал безликий, - вы занимайтесь делом. Отнесите тело в покои, распорядитесь, чтобы выписали из столицы лучшего целителя, неважно какой расы, главное, чтобы он разбирался в медицине лучше тебя, душегуб.
- А что я? Моё дело предложить, - обиделся охранник, - вы как мои усопшие жёны, те тоже называли меня плохими словами. А я, между прочим, всё равно их любил, даже, несмотря на то, что являюсь техносом.
Не дожидаясь, пока с Пиренгом приключится что-либо ужасное, Элацио поспешил в его комнату. Ожидая истерики и горьких слёз, агент начал издалека. Он ознакомился с игрушками ребёнка, проверил его дневник, похвалил за успеваемость и пообещал, что обязательно найдёт Таррика.
- С папой что-то случилось?
- Что ты, малыш, с чего ты взял? Нельзя думать сразу о плохом.
- В таком случае я пойду к нему, чтобы убедиться в ошибочности своего суждения - резонно сказал наследник.
- Ладно, юный технос, ты прав. Но поверь, я постараюсь сделать всё возможное. Кстати, ты можешь помочь мне в этом.
- Вы хотите заручиться поддержкой неполноценного ребёнка? А не проще задушить меня подушкой, что неоднократно советовали моему папе?
Настроения, витавшие со дня, когда было установлено, что ребёнок будет неполноценным, были прекрасно известны Пиренгу, как бы тщательно не скрывал их повелитель. К счастью для него, отец проанализировал ситуацию и пришёл к выводу, что лучше иметь хоть какого-то наследника, чем обречь страну на верную погибель. Когда же он узнал, что срок действия контракта Таррика с одной частной компанией истёк, малаху тут же поступило предложение прибыть ко двору императора в качестве целителя и воспитателя малолетнего сына. Тогда мудрец не мог представить, чем закончится для него эта безобидная с виду поездка. Теперь он находился в плену у неизвестных сил, и спасти его мог только внезапно обретённый друг.
- Ну, он же не согласился, - промолвил, наконец, Элацио.
- Конечно, ведь я его плоть и кровь, продолжатель рода. Но что останавливает вас, самозванца, которому по идее я только мешаю?
- Может, я и, как ты выразился, самозванец, но поневоле. Поверь, добровольно я бы не взвалил на себя такой груз ответственности. Ну, так поможешь мне?
- Что вам надо? Теперь вы фактический правитель империи, можете повелевать и властвовать.
- Всего лишь хочу задать вопрос. Ты знаешь в общих чертах, о чём говорится в “Апокрифе мира”?
- О пророчестве.
Агент расплылся в улыбке. Отпала необходимость читать древний фолиант, размышлять о написанном и делать соответствующий вывод. Кто-то усердный уже сделал это за него.
- А если в общих чертах?
- Прочтите книгу.
- А ты не можешь просто ответить?
- Если бы я знал, - вздохнул Пиренг, - по совету моего учителя я пошёл в библиотеку за этой книгой, но папа распорядился, чтобы мне её не выдали. Он сказал, что это гуманитарная глупость, недостойная внимания прагматичного техноса. А потом у них с Тарриком был серьёзный разговор, после которого я больше ничего не слышал об этой книге.
- И где находится эта библиотека?
- Разумеется, во дворце. Но книги там уже нет, папа приказал сжечь её. Даже доводы Сивины не изменили его решения.
- Уничтожить древнюю книгу, которая, скорее всего, стоила немалых денег, - шаг весьма опрометчивый. Если бы я не знал, кто такие техносы, уже решил бы, что Матис испугался, что ты узнаешь нечто крамольное. С другой стороны, зачем вообще иметь в библиотеке такую дрянь? Трать деньги на ветер - это не похоже на вашу расу, - безликий рассуждал вслух, - а что за Сивина?
- Архивариус имперской библиотеки, замечательная девушка, как говорят здешние слуги, умная не по годам и полу.
- Я всё равно схожу к ней. Если не достану книгу, то хотя бы познакомлюсь, - пошутил Элацио.
Он даже не предполагал, что эта встреча перевернёт всю его жизнь. Считая, что любовь с первого взгляда - это не происки Купидона, а проявление гормонов и несдержанности животной натуры, доставшейся нам от предков, агент спокойно взглянул в прекрасное лицо девушки, намереваясь спросить, где на самом деле находится “Апокриф мира”. Однако организм сыграл с ним злую шутку - язык прилип к гортани, и до ушей архивариуса донесся томный вздох сражённого наповал.
- Что привело вас в обитель мудрости, ваше аналитическое величество? - сдержанно спросила Сивана.
- Да вот проверить, как тут у вас дела.
- Спасибо, вашими молитвами.
- Помните мой приказ относительно “Апокрифа мира”?
- Да, вы приказали его сжечь, несмотря на мои доводы.
- Знаете, я передумал.
Архивариус едва заметно улыбнулась уголками губ. Видимо, подозрительный император не раз устраивал ей такие проверки, поэтому сейчас она говорила официальную версию как заученный урок.
- Увы, ничем не могу помочь. Пепел и тот развеян над рекой. В реестре библиотеки так же не осталось никаких упоминаний об этой книге.
- Жаль, а так хотелось почитать что-нибудь историческое на ночь. Может, перескажите мне в двух словах, о чём там?
Девушка удивлённо посмотрела на собеседника.
- Вы же читали, после чего сначала запретили дать её вашему сыну, а потом и вовсе приказали уничтожить.
- Понимаете, у меня столько государственных дел, что я не могу помнить обо всех прочитанных книгах.
- Даже в тех, в которых нелицеприятное пророчество упоминается рядом с вашим родом?
- Хватит говорить загадками! - рявкнул безликий. - В конце концов, я тут главный. Быстро перескажите мне краткое содержание, а то я за себя не ручаюсь.
- Значит, это правда, что с каждым днём вы всё больше становитесь похожим на человека. Сочувствую, - протянула Сивана и начала свой рассказ.
“Апокриф мира” был, пожалуй, самым спорным произведением в мире, поскольку литераторы не признавали его вклада в словесное искусство, а историки категорически отвергали мысль о его истинности.
- Летописная правда, - твердили первые, - настоящий писатель не может творить пером, столь скудным на изобразительно-выразительные средства.
- Безыскусный вымысел, написанный каким-то мистификатором, - утверждали вторые.
В книге, датированной первыми годами жизни на обновлённой Земле, рассказывалось о тех людях, которые дали начало всем расам, и о неразберихе, творившейся в то время. Феодальная раздробленность в Средние века по сравнению с этим казалась верхом благополучия и централизации. Всюду творилось предательство, данное слово уже ничего не стоило, каждый мог провозгласить себя мессией новой веры. История движется по спирали, поэтому не трудно догадаться, что после хаоса последовал процесс стабилизации и объединения, однако не все желали спокойной жизни. Совет безотказных машин не солгал, утверждая, что шестая раса была единственной не согласившейся закончить войну. Вскользь заметив, что правители оставшихся пяти рас неоднократно искали встречи, оцифрованные образы усопших мудрецов откровенно лукавили. Один из них добился аудиенции с мистической силой и даже стал сотрудничать, что до сих пор скрывалось. Между тем так поступил каждый правитель, поэтому в истории любой расы есть тёмное пятно, которое официальные власти попытались сделать белым. Матис был совершенно прав, говоря о договорённости в современных условиях. Никому не хотелось вспоминать об ужасном поступке - не сговариваясь, союзники нарушили свою клятву, ища помощи у шестой расы. Как следовало из названия книги, автор ещё в те годы прекрасно понимал, что его труд никогда не будет принят общественностью. Прежде всего, власть каждой из расы не одобрит такую историю, где их предки выступали не предтечами нового мира, а жалкими людишками, пытающимися захватить весь мир и не обращающими внимания на честь и порядочность. Но произведение было ужасно ещё и тем, что в последней главе шло пророчество, по которому каждая раса, сотрудничавшая с мистической силой, неизбежно должна была вернуться в нижайшее состояние. Это означало одно - рано или поздно все расы сольются в человечество, а далее семимильными шагами пойдёт процесс деградации.
“То есть после людей мы станем обезьянами и так до тех пор, пока не вернёмся в море в качестве одноклеточных организмов, - Элацио пришёл к неутешительному выводу, - да, тут есть над чем подумать. Но зачем сжигать книгу? Разве от этого что-нибудь изменится?”
- Это всё, что осталось в моей голове, ваше аналитическое величество, - сказала архивариус, - если хотите, можете просканировать мой мозг. А теперь прошу меня извинить, мне надо работать.
- А почему бы нам вместе не поужинать? - неожиданно спросил агент.
- Что?
- То! Вы же явно чувствуете ко мне неприязнь, значит, пророчество начинает сбываться. Ну, так скоро мы станем людьми. Почему бы не начать управлять своими эмоциями? Посидим, поедим, поговорим о жизни. Отказа я не принимаю.
- Тогда это будет не предложение, а приказ.
- Вот правду говорят, что вы умны не по возрасту и полу. Скажите, а вы замужем?
- Какое это имеет значение?
- Мы же скоро будем людьми, по организму будут скакать гормоны, красные кровяные тельца будут накидываться на красных кровяных тёлок. Любовь, романтика, у меня как раз нет жены, а мальчику просто необходима женская ласка. Вы знаете моего сына Пиренга?
- Конечно. А вот вас я не узнаю. Что-то случилось?
- О да! - Элацио губами припал к руке Сиваны. - Вы будете моей императрицей, богиня!
Последнее предложение рассмешило девушку, и в ней проявилось что-то человеческое, как будто не было всех этих метаморфоз, инопланетного артефакта и междоусобных войн. Она одёрнула руку и сказала, что не может позволить себе служебный роман.
- А если бы я был простым парнем, способным искренне любить?
- Это совсем другое дело. Но зачем мечтать о том, что никогда не произойдёт.
Агент хитро улыбнулся и на глазах предмета обожания стал принимать самые прекрасные облики.
- Выбирайте, я могу быть любым.
- Будьте собой.
- Я безликий, - заметил собеседник, - такая умная девушка, как вы, должна знать, что у простых граждан и уж тем более у агентов, нет собственного лица.
- В таком случае как же я могу проникнуться к вам глубоким чувством?
Парень вернулся к своему первоначальному состоянию, в котором появился на свет. Его лицо и тело напоминали кусок нетронутого сливочного масла, что вызвало вполне естественную реакцию со стороны техноски - она отшатнулась и старалась не смотреть в его сторону.
- Любить надо не глазами, а сердцем, его не обманешь никакой трансформацией.
- Если оставить сентиментальные разговоры на потом, - деловито произнесла Сивана, - что вас сюда привело?
Элацио на одном дыхании выложил всё, что знал, на мгновение забыв, что является сотрудником спецслужб другого государства.
- Вы всегда с такой лёгкостью рассказываете государственные тайны?
- Ну, бывали такие случаи, правда, после это мне приходилось убивать свидетелей. Вам могу предложить другой вариант. Выходите за меня замуж.
- Смерть или замужество - тут надо всё как следует взвесить. Не забудьте, что я техноска и не могу принимать скоропалительных решений.
- А можно тогда хотя бы перейти на ты?
- С удовольствием, - улыбнулась архивариус, - мы ведь ровесники? Я не заметила на вашей гладкой коже следов морщин.
- Верно, но, несмотря на возраст, я умудрён опытом, в противном случае я бы здесь не стоял. Знала бы ты, в какие передряги я попадал, - агент поднял глаза к потолку.
- А что ты сейчас собираешься делать?
- У меня много дел. Подменять заболевшего Матиса, вернуть Таррика, остановить пророчество. Мне бы сейчас башковитого помощника.
- А что надо будет делать?
- Рисковать жизнью, спасать мир. Ну, что там ещё входит в обязанности супергероев?
Сивана усмехнулась:
- Ну, после всего этого ты будешь просто обязан жениться на мне.
- Так ты согласна?
- Да.
- Замуж? - обрадовался Элацио.
- Нет, пока в помощники. А там видно будет, дожить ещё надо. Только кто меня отпустит?
- Я!
Вернувшись в облик императора, агент отдал соответствующий приказ, и через полчаса архивариус была отправлена в оплачиваемый отпуск, что было решено отпраздновать в узком кругу. Пиренг одобрил эту идею и даже извинился перед гостем, пообещав, что больше не будет подозревать его.
- Если вы найдёте учителя, обещаю, что когда стану правителем, не забуду вас.
- Ловлю на слове, - улыбнулся безликий, - хотя мне самому не терпится спасти Таррика, и награда тут ни при чём.
Ужин продлился недолго. Гость пожелал ребёнку спокойной ночи, взял возлюбленную под руку и повёл за собой.
- Куда мы идём?
- Пора.
- Вот так сразу?
- А чего медлить? - удивился Элацио. - Может, пока мы тут прохлаждаемся, Таррика мучают неведомые нам силы?
- Так мы покидаем страну? А я уж подумала, что ты тянешь меня в имперскую опочивальню.
- Слишком нерациональные мысли для техноски. У тебя в роду случайно не было сексуалов или анималов?
- Нет, просто я всё отчётливее чувствую, как становлюсь человеком. И, что самое удивительное, мне это начинает нравиться.
- Да, пророчество сбывается, только далеко не у всех это вызывает восторг. К тому же, тот факт, что со временем мы превратимся в одноклеточных, меня совсем не радует.
Гуманоиды поднялись по трапу в приготовленный для них корабль. Стартовав, они безмятежно наблюдали, как быстро менялись пейзажи за иллюминатором, не подозревая, что за ними уже следили отнюдь не дружественные силы.

Глава 11

Пока у лазутчика в глазах темнело и сквозь эту дымовую завесу плясали злорадные чёртики, император одобрительно кивал головой.
- Сразу видно, что растёт моя надежда и опора, - заключил он, - вот теперь я согласен, Таррик, что я плачу тебе не зря.
- Папа, разве ты ничего не понял? Это же безликий в облике моего учителя.
“А парень-то не такой уж и дурак”, - подумал Элацио.
Для того чтобы оказаться во дворце он обманул всех, включая бдительную охрану и самого Матиса, но прикрытие раскрыл именно тот, от кого этого совсем не ожидалось. Опытный агент попал в примитивную ловушку, поставленную тем, чьё серое вещество в анекдотах недружественных стран сравнивалось с интеллектом то гусеницы, то блохи.
- Значит, старик никогда не плевал в тебя, - облегчённо вздохнул повелитель, - а я уж думал, что следует сменить всю систему наблюдения, если этот гад умудрился совершить такое и остаться незамеченным.
Активно приседавший Элацио поднял руку как воспитанный школьник и попросил право голоса.
- Я могу всё объяснить. Понимаете, тут такое дело…
- Ты не запудришь мне мозги. Скорее, это мы твои сначала просканируем, потом промоем и набекрень сделаем, чтоб другим неповадно было.
Император по внутренней связи вызвал охрану и на всякий случай достал из кобуры мощный лучевой пистолет. Поняв, что надо давить на больную мозоль, то есть на сострадание, милосердие и прочие светлые чувства, порой просыпающиеся у техносов в связи с необъяснимыми аномалиями, агент обратился к ребёнку:
- Пиренг, твой учитель в опасности. Его похитили неведомые нашему миру силы. Если мы не объединим свои усилия, то погибнем по одиночке.
- Не слушай этого лазутчика, сынок. Я уверен, что со стариком всё в порядке. В конце концов, он мудрец и в состоянии выпутаться из любой передряги.
- А если его ранили? - безликий подливал масла в огонь.
- Так он же ещё и целитель, поэтому ему не составит труда вылечить самого себя.
- Ах так? - разозлился Элацио. - Да как вы не поймёте, что обрекаете свою страну на незавидную участь? Не будет меня - значит, не будет и Таррика. А в таком случае вашего сына не признают полноправным наследником престола. Династия окончится на вас, но вы-то смертны.
Он хоть и шпионил во дворце, но всё же не знал, что Матис приготовил механического клона на случай, если Пиренг так и останется недоразвитым. Однако воззвания возымели действие, поскольку малах был нужен императору и для других целей - научить управлять эмоциями.
- Хорошо, - снисходительно произнёс повелитель, - что ты предлагаешь? У тебя есть какой-то план действий, ты что-то знаешь или просто тянешь время, чтобы спасти свою жалкую душонку?
- Душа - категория иррациональная, - глубокомысленно заметил агент, - что-то вы совсем не соответствуете стереотипу техноса. Неужели так непривычно жить с чувствами?
- Издеваться вздумал? Излагай конкретные факты!
- Нет времени. Лучше вы ответьте мне на несколько вопросов.
- Ещё чего!
- Папа! - укоризненно воскликнул Пиренг. - Он же хочет нам помочь.
- С чего бы это вдруг?
- Ребёнок прав, я на вашей стороне. А что касается выгоды, то, будете смеяться (теперь-то вы это можете), я делаю это из обычной симпатии к Таррику. Он открыл мне глаза на многие вещи, я перед ним в неоплатном долгу.
- Ладно, задавай свои вопросы.
- Ваша раса когда-нибудь имела тесные сношения с анималами?
- С этими животными? - изумился Матис. - Никогда! Мы выше этого.
Элацио хотел поспорить, рассказав, что сам лично был в гостях у этих так называемых зверей, которые будут вежливее многих, но на разведение пространных дискуссий не было времени.
- У вас есть данные о какой-либо техногенной расе кроме вашей?
- Нет, вторых таких нет.
“И опять он заблуждается, - подумал агент, - заносчивость не самое лучшее качество. Жаль, что обстоятельства сильнее меня, иначе я никогда в жизни не выбрал бы в союзники такую сволочь”.
- Не спи - замёрзнешь. Следующий вопрос! - гаркнул император.
- Как мне попасть на приём к Совету безотказных машин? - спокойно спросил безликий.
Последний вопрос заметно разозлил техноса. Больше не в силах сдерживаться, он со всей силой ударил попавшую под руку стену.
- А вы головой попробуйте, желательно с разгона. Говорят, помогает. Ну, так как?
- Это невозможно!
- Почему?
- Ты технос?
Элацио молча превратился в императора.
- Если это единственная препона на моём пути, то вопрос можно считать решённым. Ну, и где находится этот совет мудрейших из оцифрованных мертвецов?
Подошедшая охрана испуганно переводила взгляд от одного повелителя к другому, думая, какому из них присягнуть на верность.
- Что смотрите? - разозлился настоящий правитель. - Отведите его к Совету безотказных машин.
- А кто это?
- Мы братья-близнецы, разлучённые в раннем детстве, - беззастенчиво врал агент, - наконец, мы нашли друг друга. Я дядя Пиренга, поэтому в случае если его таки не признают наследником, не волнуйтесь, к власти приду я. Поверьте, будет не хуже, никто даже разницы не заметит.
Матис задумался. Этот бред прекрасно вписывался в его концепцию с механическим клоном, ведь рано или поздно у подданных всё равно возникли бы подозрения относительно чересчур долгоживущего императора. Тут не помогли бы даже истории о целебных шлаках малаха и здоровом образе жизни.
- Да-да, это мой братишка. У нас, кстати, большая разница в возрасте, поэтому он будет долго править после меня, - сказал правитель.
- А кажется, будто вы ровесники.
- На его долю припало много невзгод, вот и постарел раньше своих лет. Ну, отведите его куда следует и будьте любезны, он королевских кровей.
Элацио закусил губу, настолько было забавно слышать такие сентиментальные речи от техноса. Он прекрасно понимал, что эту ложь повелитель решил использовать для своих целей, но пока ещё не понял каких.
“Выходит, я ему подыграл, - подумал безликий, - ничего, может, за это он поможет мне в расследовании”.
Следуя за охраной по длинному коридору, агент запоминал каждый поворот на тот случай, если хитрый Матис на эзоповом языке отдал приказ убить зарвавшегося лазутчика. Он успокоился только, когда оказался в ог8ромной комнате с гудящими компьютерными терминалами и жидкокристаллическими панелями во всех возможных местах. Отпустив воинов, Элацио остался наедине с Советом безотказных машин.
- Ну, здравствуйте, усопшие родственнички! Как дела?
- Ты ещё спроси, как здоровье. Мы же оцифрованные образы. Кстати, мы с тобой чем-то похожи.
- Конечно, после смерти я попаду не в рай, а в электронное рабство на благо народа и буду одним из вас.
- Мы имели в виду совсем другое. Ты ведь тоже образ. Как тебя зовут?
- В смысле? - опешил агент. - Вы не помните, как зовут текущего правителя вашей родины?
- Мы знаем Матиса. Но кто ты?
Безликий заметно расстроился. Сначала его раскусил неполноценный мальчик, теперь бездушные машины поняли, кто перед ними, по одной лишь фразе, что сильно задело честь профессионала шпионажа, мастера перевоплощений и тонкого работника под прикрытием.
- Совет безотказных машин существует уже не первое столетие, поэтому защищён от всего, включая провокации, диверсии и маскарад. Итак, как тебя звать, безликий?
- К чему вам моё имя?
- Чтобы ввести его в базу и узнать твою подноготную, - честно ответили умершие правители.
- Элацио. Скажите, а как вы догадались, что я не Матис?
- По первой фразе. Тебя выдаёт всё: интонация, лексикон и даже выражение лица. Есть ещё ряд причин, по которым мы тебя вычислили, но это останется нашим секретом.
- Может, всё-таки скажете?
- Ещё чего! Наши слова будут обращены против нас самих. Следующий лазутчик учтёт твой опыт, нам это ни к чему.
- А можно воспользоваться вашей базой данных?
Ответ Совета безотказных машин ничем не отличался от ответа императора. Разве что голос был механический, оттого сдержанный и равнодушный.
- Ты технос?
- Ну, а если я задам вам пару вопросов?
- Ты технос?
- Хорошо, зайдём с другой стороны. Можете дать бесплатный совет?
- Ты технос?
“Вот заладили, - досадливо подумали Элацио, - похоже, придётся прибегнуть к помощи Матиса раньше, чем предполагалось”.
Выйдя в коридор, он попросил отвести его к правителю. Тот в это время находился в рабочем кабинете и размышлял о вечном, поэтому пообещал уволить любого, кто потревожит его покой. Едва открылась дверь, как повелитель решительно напомнил об этом.
- Ещё одна оплошность, и точно уволю.
- Братик, это я. Не сердись на них, просто ребята стояли перед выбором, какую из монарших персон ослушаться, и выбрали тебя.
- Это ещё почему?
- Так ты же сам сказал, что я моложе и буду править дольше. Видишь, какие у тебя замечательные подданные. Думают на перспективу, - Элацио расплылся в гаденькой улыбке, - значит, надеются, что будут жить если не вечно, то хотя бы больше тебя. Обещаю, что мы похороним тебя с почестями.
По лицу техноса заходили желваки. Закрыв дверь, он нетерпеливо спросил, что надо гостю.
- Понимаете, в чём дело. Несмотря на название, ваш Совет безотказных машин отказывается советовать мне, отвечать на вопросы и уж тем более пользоваться его базой.
- Ты технос?
- Да вы что, сговорились? - возмутился агент. - Если бы знал, что с вами так тяжело общаться, ни за что бы не согласился помогать. Хотите вернуть Таррика?
- Это было бы неплохо.
- Тогда возьмите листок бумаги и ручку и записывайте, что именно нужно будет спросить у бездушных жестянок.
Матис засмеялся мелкой россыпью. Гость принял это на счёт красочного эпитета и добавил, что все они варятся в цифровом аду, по старинке отапливаемом углём, от чего так сильно гудят компьютерные терминалы.
- Шутки у тебя плоские, а вот глупости забавные. Где же я в самом сердце прогрессивности и современной техники найду простой лист бумаги и ручку?
- А вы тоже тупите, - с большим удовольствием произнёс Элацио, - силы, похитившие мудреца, обладают таким оружием, что вам и не снилось. Если не верите, можете просканировать мои мозги. Я сам лично держал в руках классную пушку.
Император включил цифровой диктофон и сухо сказал:
- Говори, что спрашивать, только конкретно формулируй вопросы. Совет безотказных машин не любит, когда его тревожат из праздного любопытства.
Безликого интересовали всё те же аспекты, о которых он безуспешно пытался узнать у правителя. Недавно проснувшееся шестое чувство вновь подсказывало ему, что не следует отклоняться от выбранного пути. Матис недовольно поморщился, но всё же пошёл на поклон к усопшим предкам. Те немного пожурили его за то, что по дворцу разгуливает ряженый и пытается дурачить уважаемых мудрецов почтенного возраста, однако позже признали, что давно не получали таких интересных вопросов. Ответы связались в один клубок и были не менее занимательны.
Агент в нетерпении прогуливался по коридору, когда на другом конце появился правитель. Услышанное от Совета безотказных машин настолько поразило его, что он шёл, шатаясь и бормоча себе под нос нелицеприятные вещи.
- Похоже, вам придётся править при живом брате, - пророчески заметил охранник, - нельзя, чтобы нашей прогрессивной расой управлял сошедший с ума.
- Может, он ещё отойдёт.
Словно в отрицание этих слов, император замахал руками и на половине пути ударился о косяк двери. Поняв, что в этой щекотливой ситуации нельзя медлить ни секунды, Элацио побежал к техносу и приказал привести врача.
- А разве Таррик уже вернулся?
- Нет.
- Тогда и врача нет.
- Как? - опешил безликий. - В имперском дворце нет целителя?
- Конечно, ведь хозяин безоговорочно верил этому малаху, всегда прислушивался к его мнению, даже поручил воспитывать наследника.
Всё это было правдой, видимо, поэтому Матис, будучи прагматичным индивидом, так себя и вёл, чтобы не показать своего необычайного расположения к представителю другой расы, который, по сути, своими целебными свойствами перечёркивал заслуги всей прогрессивной наномедицине техносов. Раздумья Элацио были прерваны тихим стоном правителя.
- Тогда принесите хотя бы простую аптечку, - приказал он, - живо!
- Простой нет, есть только нано.
- Скорее!
От топота повелитель резко дёрнулся и попытался встать, но двойник не дал ему этого сделать.
- Вам надо беречь силы.
- Нет, я больше не хочу жить.
- Это ещё почему?
Матис без лишних слов включил цифровой диктофон и печально закрыл глаза. Равнодушный голос Совета безотказных машин отвечал на поставленные вопросы, не щадя самолюбия императора. Упиваясь исключительностью своей расы, он неоднократно повторял, что прародитель был человеком, который точно знал, что материя первична, поэтому всех своих последователей воспитывал в этом ключе. Именно с этим принято связывать тот факт, что в государстве техносов такой низкий процент противоправных действий. Каждый индивид, исходя из догм прагматичности, может рассчитать, что выгоднее: украсть, стопроцентно сесть в тюрьму (Система мониторинга гарантировала это и никогда не нарушала своего слова) и далее долгие годы работать на благо страны, получая за это жалкие крохи, или заработать необходимую сумму денег, чтобы потом потратить их на продукт. В большинстве случаев все склонялись ко второму прозаичному варианту, лишённому романтики и привкуса азарта, хотя бывали и такие прецеденты, когда трезвый разум подсказывал единственно верное решение - украсть по-крупному и бежать за границу.
Первый из техносов учил прагматичности денно и нощно, однако с первого же дня всё пошло не так, как планировалось. То ли этот человек был плохим учителем, то ли апостолы новой веры были тупы, ленивы и несклонны к познанию, но факт остаётся фактом - получив бесценный дар, они не стали создавать техногенный рай. Вместо этого каждый из них попытался соорудить свой собственный парадиз в миниатюре. Как известно, всем всего не хватит, поскольку всех много, а всего мало. В результате начались междоусобные войны и обязательное при этом вмешательство со стороны других рас. В попытке одержать верх над собратьями первые техносы с большой охотой прибегали к помощи союзников, многие из которых сами находились в схожем положении. Война всех против всех закончилась так же резко, как и началась. Враждующие стороны исчерпали свои ресурсы и решили действовать дипломатическим путем. С тех пор пять общеизвестных рас больше никогда не ведут открытую войну с соседями. Что касается шестой, истории о которой до сих пор рассказывают как маленьким детям, так и взрослым мужам, она по-английски удалилась с поля боя, пообещав, что уничтожит их всех. Видимо, это была не беспочвенная угроза, поскольку все расы без исключения неоднократно пытались вступить в контакт с исчезнувшими, но те будто провалились сквозь землю в ожидании своего часа.
На этом запись прерывалась. Элацио недоуменно посмотрел на стонущего императора, не понимая, что его так смертельно огорчило.
“Наверное, это разбушевавшиеся гормоны, эмоциональный фон не стабилен, вот и бушуют африканские страсти в организме”, - подумал агент.
- Ты так ничего и не понял?
- Кроме того, что вам нехорошо, нет.
Матис горько усмехнулся:
- Конечно, ведь ты безликий. Откуда тебе знать нашу историю? А вот Таррик знал, он бы вмиг обо всём догадался.
- Ну, вы меня с ним не сравнивайте. Это мудрец, целитель и просто хороший гуманоид с большой буквы. Пожалуйста, растолкуйте мне, бестолковому, что же должен знать каждый уважающий себя индивид.
- Официальная история в настоящее время продукт договорённости всех сторон. Знаешь, почему нас пытаются убедить, что шестая раса - это природные явления?
- Наверное, потому что на самом деле это не так. Верно?
- Теперь я в этом уверен, как и в том, что спустя столько веков они вернулись, чтобы исполнить пророчество.

Глава 10

Ранол, восхищаясь проницательностью собеседника, так и не дошёл до самой таинственной, оттого и интересной части истории. Разумеется, всё это было без посторонних свидетелей, посему обросло нереальными подробностями и откровенным вымыслом. Тем не менее, однажды к бывшему вождю действительно пожаловали странные гости. Высокий мужчина в длинном плаще, шляпе, натянутой почти на самое лицо и шарфе, прикрывающем рот, вошёл в скромный шатёр только после того как его спутники, предположительно охранники, проверили дом на безопасность. Не трудно догадаться, что анимал переживал нелёгкие времена, поэтому, флегматично посмотрев на незнакомцев, продолжил грустить о своём.
- А у вас отличная выдержка и крепкие нервы. Это очень правильно, что вы не стали сражаться с моими воинами. Вы бы проиграли, что стало бы ещё одним уколом вашей и без того саднящей гордости, - заметил гость.
- Кошмар! Даже посторонние гуманоиды и те знают о моей неудаче, - мрачно пошутил Ранол, - слава идёт впереди меня. Хотите поглумиться над свергнутым правителем? Только учтите, за час издевательств я дорого возьму.
Лицо незнакомца было скрыто шарфом, поэтому он не стал улыбаться даже из вежливости.
- И какие ваши планы?
- На вечер?
- На перспективу, - спокойно пояснил гость, - если вы собираетесь вернуть свою власть, мы можем помочь.
- Нет, спасибо, я люблю свою родину и не опущусь до уровня врагов, которые ради собственной выгоды привели на эту землю захватчиков. Те хотя бы анималы, а кто вы такие?
- Я Нраку, это всё, что вам требуется знать.
- А они?
- Кто? - искренне удивился незнакомец.
- Ну, ваши спутники.
- О чём вы? Тут нет никого кроме нас с вами. Понимаю, что от горя запросто можно сойти с ума, но вы, пожалуйста, не спешите с этим процессом. Этому клану нужен здравомыслящий правитель.
Ранол огляделся и с досадой обнаружил, что охранники бесследно исчезли. Решив не усугублять и без того глупое положение, он перешёл сразу к делу.
- Чем конкретно вы можете помочь?
- Всем, - Нраку скромно потупил взор.
- Ну, для первой фазы мне в огромном количестве нужны воины, оружие и еда.
- Просто скажите, сколько должно быть солдат. Об оружии и еде забудьте, они им ни к чему.
- Вот как? Что же это буду за альтруистические существа, стреляющие из пальца и голодающие за идею? - ехидно спросил бывший вождь.
- Вам лучше и не знать. Ну, так сколько? Исходите из расчёта, что раненых и пленённых не будет, а операция должна будет завершиться к закату сегодняшнего дня.
- Вы за три часа сгоните сюда полмира?
- Ещё раз повторяю: сколько?
Будучи реалистом, Ранол не поверил уверениям гостя и назвал запредельную цифру, соизмеримую с населением всех кланов вместе взятых. Нраку спокойно воспринял это число, хлопнул в ладоши и предложил выглянуть на улицу. Увиденное потрясло анимала-скептика. Всё свободное пространство от границы клана до шатра было занято воинами, внешне похожими на бесследно исчезнувших охранников незнакомца.
- Они пришли вместе с вами? А как же вас пропустили через границу? А откуда вы шли? И почему я ничего не слышал?
- Всё очень просто. Они только что здесь появились, - невозмутимо ответил гость, - ну, принимайте командование. Отныне это ваши верные слуги.
Не веря собственным глазам, бывший вождь повёл это огромное войско, без труда завладевшее городом. Выслав за пределы клана всех пришлых, анимал посоветовал им больше не возвращаться, пообещав в противном случае, что пойдёт войной на всех соседей разом. Ранол искренне надеялся, что этого не произойдёт, поскольку хотел войти в историю как гуманист, а не хищный захватчик.
Вернувшись в свой правительственный шатёр, он собственноручно вынес лишнюю роскошь (подношения подхалимов прежней власти) и растянулся в спальне, как будто и не было всех этих тягот и невзгод. В покои вошёл таинственный союзники сбросил его на пол.
- Что такое? - возмутился вождь.
- Вы чересчур быстро потеряли бдительность. Разлеглись тут, когда самое время рубить головы.
- Так некому, слуги захватчиков высланы из страны.
- Я не о них веду речь. Вы должны убить всех неугодных и править без оппозиции, - безапелляционно заявил Нраку.
- Но какой же я после этого демократ?
- Тогда вы определите свои цели. Что для вас важнее: спокойствие и процветание в вашей стране или свободомыслие, автоматически исключающее всеобщее счастье?
- Ответ очевиден. Но как достичь радости всего народа?
- Элементарно! Убить недовольных, - таинственный союзник раскатисто засмеялся, - в следующий раз они трижды подумают, прежде чем открыто заявить о своём несогласии с проводимой политикой.
- Начнутся заговоры, появятся тайные общества, - упорствовал Ранол, - уж лучше я буду знать своих врагов в лицо.
- А толку-то? Ладно, делайте, как хотите, - гость неожиданно легко согласился и направился к выходу.
- Правда?
- Да, это же ваша страна.
Вождь выдержал долгую паузу и, наконец, спросил:
- Чем я могу вас отблагодарить?
- Пустяки. Прежде чем покинем эти земли, мы должны быть уверены, что выбрали правильную сторону в этом локальном конфликте. Я хочу, чтобы вы преобразовали Род клана в законодательный орган, ограничивающий вашу власть.
- Это вполне справедливо. Я, кстати, сам подумывал о создании такой структуры.
- Вот и отлично. Кстати, вы всё ещё не передумали? Не хотите убить внутренних врагов?
- Нет! - твёрдо произнёс Ранол. - Если это ваше непременное условие, так и быть, я пойду против своей совести ради процветания страны. Но поверьте, это лишнее.
- Хорошо, только учтите, что все они занимают места в Роде клана.
- Ничего, они в меньшинстве. К тому же, на место выбывших интервентов придут те, кого выберет народ, поэтому я покоен.
- Ну-ну, - союзник хитро улыбнулся, - когда завтра вы будете рвать волосы на голове, груди, словом, там, где достанете, попомните моё слово и загляните в свой прежний шатёр.
Тогда вновь провозглашённый вождь не придал этим словам особого значения, посчитав, что гость осуществляет психическую атаку и всячески поддерживает таинственный ореол вокруг себя. Однако наутро его ждал неприятный сюрприз - воины союзника исчезли так же, как и появились, а недремлющая оппозиция уже подняла мятеж. В ряды недовольных попали как консервативные слои, так и представители молодёжи, прогрессивной, но бедной, оттого и согласившейся за скромное вознаграждение на участие в пикетах.
- И ты, Брут! - воскликнул бы Ранол, если бы достаточно хорошо знал историю предков.
Но он не стал терять голову и первым делом отправился в свой шатёр. На кровати расположились ящики со сверхсовременным оружием и записка на общемировом языке.
- Пользуйтесь себе на здоровье и на смерть врагам. Если же вы и после этого помилуете оппозицию, вы или слишком милосердный, или не совсем умный, - значилось в послании.
Экипировав подчинённых, вождь взял винтовку и пошёл восстанавливать свою власть огнём и мячом. Так из просвещённого реформатора он вмиг превратился в кровавого революционера, что оттолкнуло от него определённую часть электората. За годы его несменного правления в Роде клана таких набралось почти половина, что связывало руки по многим аспектам.
Элацио внимательно посмотрел на рассказчика.
- И что тут вымысел, а что правда?
- Если бы я знал, - вздохнул Заг.
- То есть? Только не говори, что в то время ты был слишком мал и ничего не помнишь.
- В том-то и дело, что я сам лично видел воинов таинственного союзника, а оставленным им оружием пользуюсь до сих пор. Но ведь те времена были довольно неспокойные. Может, нам всем это привиделось?
- Ну, если вы употребляете в пищу галлюциногенные грибы, то да.
- Мы больше никого никогда не видели. Правда, ходят слухи, что времена из шатра доносится знакомый баритон. Ну, а мистическое свечение вы и сами видели.
Агент недовольно поморщил лицо. Он потратил столько времени на этот длинный рассказ, а в результате не знал, что же ему делать дальше. Оставалось одно - вернуться к Картосу ни с чем и просить помилования. Если тот в гневе не отдаст приказ убить провалившего задание, можно было пробраться во дворец Матиса и рассказать услышанное. Впрочем, техносы были плохими слушателями, предпочитая сканировать мозги, чтобы обезопасить себя от субъективного элемента.
- Можно, я с вами? - спросил Нотр.
- Куда?
- Спасать Таррика. У вас же уже есть план?
- Есть, но он смертельно опасный.
- Это же замечательно!
Элацио, несогласный с этим утверждением, взглянул на Зага, который моментально всё понял. Удерживая парня на месте, он пожелал агенту удачи и скорейшего возвращения.
- Хочешь сказать, что я тут тоже желанный гость? - усмехнулся безликий.
- Поверь, если ты вернёшь нашего вождя целым и невредимым, тебе тут же поставят памятник, соорудят просторный шатёр и дадут на ночь самую красивую анималку.
- Э нет, лучше бы сексуалку. Ладно, мечтать невредно. Не забудь закрыть за мной дверь, вернее, люк, чтобы парень пошёл следом на смертную казнь.
Агент подтянулся, прыгнул в трубу и пополз вглубь. Впереди его ждал сумрак, сырость и многочасовые раздумья о превратностях судьбы. Элацио с детства мечтал о высоком чине на государственной службе, поэтому каждое задание выполнял из последних сил.
“Ну, может, сейчас Совет ликов поймёт, что я тот, кто нужен, - думал он, - молодая кровь, свежие мозги. Да ведь я гораздо лучше Корто и уж тем более Инала”.
Попав под крыло Картоса, агент попался на старый трюк. Хитрый политик каждый раз обещал замолвить за него словечко, но постоянно возникали задания особой важности, которые мог выполнить только смелый и отважный индивид. Теперь же, когда Элацио так подвёл своего шефа, можно было легко представить, что его ожидало. И, тем не менее, агент полз и надеялся на лучшее. Оказавшись в злополучном туалете, безликий подобрал сосуд с целебными испражнениями и на негнущихся ногах пошёл в тронный зал. Сидевший там Картос удивлённо вздёрнул брови и попросил объясниться.
- Тут такое дело, - в нерешительности начал подчиненный, - короче, Таррик пошёл в туалет…
- Да меня не волнует этот малах, он сыграл свою роль. Ты почему не у техносов?
Элацио задумался:
“А стоит ли вызывать огонь на себя, если он даже не даёт сказать? К тому же если он так нелестно отозвался о столь мудром индивиде, то даже страшно представить, какого мнения он обо мне. Нет, самое время сделать правильный выбор. Отныне я буду работать на себя”.
- На ходу спишь? Отвечай, когда спрашивают.
- Извините, - промямлил подчинённый, - я сейчас же отправлюсь во дворец Матиса. Уверяю, больше такое не повторится.
- Живо! Я ведь на тебя надеюсь, - политик смягчил тон, - очень скоро ты будешь сидеть в Совете ликов по правую руку от меня. Но прежде надо как следует постараться и заслужить это почётное место.
“Сколько лет я это слышу? - подумал агент. - И только сейчас понял, что это враньё”.
Он шаркнул ножкой и поспешил на борт воздушного корабля, направляющегося в сторону владений техносов. Шестое чувство подсказывало безликому, что там он обретёт всё: общественное признание, уважение, покой и любовь.
- А где же старик? - осведомился штурман.- Мне строго-настрого запрещено вылетать без него.
- Успокойся, сейчас всё будет.
Элацио зашёл в туалет, а вышел оттуда в облике Таррика.
- Внучек, ты не против, если я во время полёта посплю?
- Такой важной персоне можно всё, что угодно. Возьмите плед с верхней полки.
- Обязательно. Я с головой накроюсь, а то что-то продрог.
Соорудив из подушек некое подобие тела, агент положил сверху плед и пожелал гостю спокойной ночи, поблагодарив самого же себя скрипучим голосом.
- Какой учтивый старик, - усмехнулся лётчик, - а это правда, что все его выделения лечебные?
- Да, вот лично мне целую урну наполнил. Если хочешь, могу тебе за шиворот немного кинуть.
- Спасибо, но я приверженец академической медицины.
Сойдя с трапа футуристического самолёта, безликий попросил разбудить Таррика и тут же скрылся в неизвестном направлении. Путая следы и постоянно превращаясь в случайных прохожих, он добрался до неприступного с виду дворца Матиса и нажал на кнопку ворот внешнего забора. Каждый раз его без слов пропускали слуги с вытянутыми от удивления лицами. Последняя дверь вела прямо во дворец, и открыл её сам император.
- Таррик, наконец! Слушай, это же невозможно! После твоего исчезновения у меня случилось несколько приступов чувствительности. А когда корабль не прилетел в назначенный срок, меня вообще накрыло психической волной. Надо что-то делать!
- Конечно, давайте пройдём в кабинет, - предложил гость, - вам же интересно знать, зачем меня похитили безликие?
- Насчёт этого не волнуйся, мы потом просканируем тебе мозги. А сейчас сходи в туалет и приготовь мне какое-нибудь успокоительное средство.
Элацио молча протянул наполненный сосуд.
- Как это мило с твоей стороны, - правитель расплылся в искренней улыбке, - даже в плену ты думал о своём работодателе. Отлично, тогда я сейчас приму это, а ты пока успокой Пиренга, а то он, бедняга, без тебя тут совсем отупел, даже прагматический рационализм опытных педагогов не помог. Ты же не забыл, что скоро наступит день его аттестации? Если его не признают моим преемником, тебе придётся нелегко.
Агент отметил, что последние слова были произнесены в бессильной злобе, нехарактерной для техногенной расы.
“О, да у них проблемы ещё серьёзнее, чем у нас. Я-то после еды могу и не принимать другой облик, а вот им действительно тяжело. Столько лет жили без чувств, и тут такое, - подумал безликий, - а Матис, кстати, такая же сволочь, как и Картос. Видимо, это неотъемлемый атрибут сильных мира сего”.
- Что ты завис как маломощный компьютерный терминал? - взвился технос. - Я тебе не за это плачу деньги.
- К чему этот негативизм? - агент растягивал слова и старался произносить их как можно спокойнее, - я же хочу вам помочь. Такие резкие перепады настроения - это же просто кошмар.
- Чтобы это понять, необязательно быть целителем и мудрецом.
Элацио такой язвительный ответ не понравился настолько, что он едва сдержался, чтобы не стукнуть правителя чем-нибудь тяжёлым.
“Таррик днями возится с его дебильным сыночком, и вот тебе вселенская неблагодарность вместо спасибо”, - возмутился безликий.
Вдруг открылся один их отсеков, и оттуда выглянул недавно упомянутый Пиренг. Он и прежде не отличался одухотворённостью лица, теперь же выглядел настоящим имбецилом, коим в недалёком прошлом и являлся.
- Учитель, это вы? - спросил ребёнок.
- Конечно я, кто же ещё. Ну, как ты тут без меня?
- Плохо. Дедушка Таррик, плюньте мне в лицо.
- Это ещё зачем?
- А вы так всегда делаете для общего укрепления иммунной системы. Неужели всё забыли за один день?
- Что? - удивился император. - Ты же всегда у меня был под наблюдением и прослушиванием. Выходит, как-то научился обманывать нашу технику. Ну, я тебе задам!
Агент оказался меж двух техносов, как меж двух огней. Находясь на чужбине, он никогда не присутствовал на уроках малаха и не сильно интересовался его подходом к врачеванию и образованию, поэтому не исключал возможности, что тот мог запросто плюнуть в лицо мальчишки. Сказать, что такого никогда не было - значит подвергнуть сомнению слова наследника престола. Если же признать это и прямо на глазах родителя смочить чадо слюной, то придётся своей головой отвечать за новаторство Таррика.
- Мы, малахи, такие шутники, такие затейники, - начал безликий.
- Ты каждый день плевал на моего сына? - рассвирепел Матис.
- Нет, что вы! Только по праздникам.
Ответ не успокоил отца, напротив, тот угрожающе придвинулся и обхватил острые плечи целителя. На помощь к нему пришёл Пиренг.
- Папа, ты его держи, а я его так, - с этими словами ребёнок, воспитанный на синтезе рационалистического и гуманного, пребольно ударил наставника ногой в пах.

Глава 9

Вождь долго перечислял проблемы, возникшие у соплеменников. Оказалось, что ему повезло, так как некоторые лишились волос на голове, другие же больше не могли держать в руках твёрдые предметы, поскольку ладони стали нежные и мягкие, как сочные листья местной флоры. Увы, всех их ждала единая горькая участь - публичное осмеяние и уединение подальше от чужих глаз. Так из-за общественного мнения у анималов образовалось гетто высоко в горах, в местах, непригодных для проживания. Отсюда было легко понять обеспокоенность вождя, враги которого только и ждали удобного случая для смещения с должности.
Все эти рассказы нисколько не устрашили Таррика, напротив, выслушав очередную историю об отшельниках, которым руки не подаст даже старый бродяга, он расплылся в улыбке. Внезапно малах нашёл решение возникшей проблемы, только не как целитель, а как мудрец.
- Так это же замечательно, по крайней мере, для вас. Когда придёт время состязания и соберётся народ, вы возьмёте вступительное слово и объясните, что это заболевание, однако оно никак не отражается ни на плодовитости, ни на силе. А потом разденетесь, покажите спину и предложите сразиться. Если вы действительно непобедимы, то вам нечего бояться. Наоборот, после этого соплеменники будут любить вас ещё больше. Ведь, с одной стороны, вы будете товарищем по несчастью, а с другой - по-прежнему самым сильным из известных анималов.
Ранол недоверчиво посмотрел на собеседника.
- И тогда мне не придётся носить эту бесовскую одежду?
- Ну, только по собственному желанию, а не в качестве камуфляжа. Кстати, если вы будете достаточно убедительны, то можно будет вернуть индивидов из гетто. Они будут благодарны вам до конца своих дней. Поверьте, такими мудрыми политическими шагами вы увековечите своё имя в истории.
- А что, это неплохая идея. Только мне нужна зажигательная речь, против которой не смогут пойти мои враги из Рода клана. Они, между прочим, тоже книги читают и мозги пудрят не хуже вас.
Малах удивлёно вздёрнул брови.
- Простите моё невежество, но я никогда прежде не слышал о такой организации. Сколько их всего?
- Сто анималов, из них почти половина желает мне смерти.
- Будьте оптимистом! Это значит, что половина за вас. А могу я узнать, откуда такая лютая ненависть? Надеюсь, не из-за резкой смены стиля?
Вождь небрежно махнул рукой.
- Это мелочь по сравнению с моей политической платформой, которую, увы, поддерживают далеко не все анималы.
Данный клан испокон веку, как и другие, не отличался учтивостью к иностранцам, предпочитая действовать по проверенной схеме - узнал, что им надо, приготовил и съел. В те оды не было никакой иммиграционной службы, так как беглецов, даже кости и прочие несъедобные остатки, никто на родину не возвращал, а их одежду, оружие и наличность делили прямо на границе. Это не способствовало развитию внешней торговли, дипломатии и интеграции, зато анималов реально боялись все остальные расы. И вот однажды на арену вышел молодой индивид, поражавший всех своей волосатостью и силой. Без труда справившись с тогдашним вождём, он одолел всех претендентов на это место и с великим рвением взялся за управление кланом. Первыми же указами был запрещён каннибализм, организована иммиграционная служба, возведены библиотеки и сделано многое другое, положившее основу культурной революции. Прогрессивная молодёжь на ура восприняла идею, что с соседями можно дружить, а есть совсем не обязательно. А вот консервативная часть соплеменников, не смирившись с утратой животных белков, бодряще кричащих во время приготовления, предпочла уйти в другие кланы.
- И вы их так легко отпустили?
- Конечно, ведь наше молодое гражданское общество шло по пути построения демократии. Гласность, свобода слова, передвижения - если декларируешь всё это, нельзя насильно удерживать в своей стране несогласных.
- Они, разумеется, стали подстрекать вождей кланов, в которые ушли, на войну с вами. Те объединили свои усилия, разгромили вашу державу, и вам пришлось отступить. Я прав?
Ранол восхищённо посмотрел на собеседника.
- Абсолютно! Может, вы знаете, чем всё закончилось?
- Судя по винтовкам и автоматам из лёгких сплавов, которые небрежно болтаются у анималов на границе, вы взяли реванш с помощью сторонних сил, обладающих мощным арсеналом сверхсовременного оружия. Но это были не техносы, я достаточно пожил у них и всё ещё помню, какие пушки производятся на конвейере. Думаю, это пришлая раса, с которой вас свёл один из безликих. Я даже знаю его имя, но не буду называть, всё-таки моему мозгу ещё предстоит сканирование, не хотелось бы подставлять этого индивида.
Вождь закрыл лицо руками.
- Вы точно пророк!
- Вы мне льстите, - улыбнулся Таррик, - просто я много читаю, думаю, анализирую и, что самое главное, путешествую по мирам, где набираюсь мудрости у каждого народа.
- В таком случае ничем не могу вам помочь. Увы, почерпнуть от меня что-нибудь полезное вам не удастся.
- Отчего же? Вот, например, о Роде клана я узнал только от вас.
- Естественно, ведь его создание связано непосредственно со мной.
Реформатор был свергнут оппонентами, которые то ли из нехарактерного для них милосердия, то ли в связи с предварительными договорённостями с вождями сохранили ему жизнь. Зато остальных ждала чудовищно жестокая расправа. Это, пожалуй, был первый случай за историю анималов, когда, вдоволь поиздевавшись, триумфаторы съели побеждённых. Библиотеки сравняли с землёй, все указы отменили, а иностранцами, гостившими в то время, закусили на следующий день после пира, когда невыносимо болело тело даже у закалённых в боях индивидов.
- Я смотрел на всё это и проклинал день состязаний. Власть досталась мне слишком легко, я ещё не успел привыкнуть к ней и почувствовать сладость вседозволенности, как случилось ужасное. Впрочем, я жалел не себя, а родину, которая по моей вине лежала в руинах. Успокаивало одно - победители не восстановили правление вождя, которого я одолел, вместо этого они создали Род клана - наблюдательный орган, в состав которого входили как мои оппоненты, особо отличившиеся зверствами и жестокостью против своего же народа, так и военачальники других кланов. Разумеется, в количественном соотношении перевес был на стороне последних. Отобрав у меня власть, враги не получили её в полной мере.
Таррик терпеливо ждал, когда разговор дойдёт до тех таинственных сторонних сил, снабдивших анималов сверхсовременных оружием. Торопить вождя не хотелось, его рассказ был поистине захватывающим, однако Элацио и Нотр к этому времени плотно поужинали и не находили себе места. Агента было легко понять - едва найдя малаха, он не имел никакого морального права вновь упустить его.
- Они надеялись управлять страной, - продолжил Ранол, - а на деле получилось, что клан стал колониальным владением соседей, которые, ссорясь из-за сфер влияния, нередко убивали членов Рода клана, чтобы их место заняли более лояльные.
Очень скоро бывшие враги реформатора, которых при дележе добычи вожди пустили под нож в первую очередь, стали менять свою точку зрению. На этот раз объектом для подстрекания они выбрали свергнутого правителя, посчитав, что тот более щедр и великодушен. Захватчики, предвидя такой вариант развития событий, заранее предупредили Ранола, что в случае возникновения мятежа первой полетит с плеч именно его голова. Надеясь, что ещё будет возможность умереть на благо отечества, тот не спешил поступать безрассудно, идя на поводу у этих жалких личностей.
- Тем более что однажды в мой шатёр пришли весьма интересные гости, - интригующе произнёс анимал.
- А вот с этого момента говорите как можно подробнее.
- Извините, на это я пойти не могу, - возразил неизвестный голос.
Собеседники повернулись в сторону источника звука, но там никого не было.
- Что это за мистика? - удивился Таррик.
- Так это и есть мои союзники, - начал вождь, - когда подул лёгкий ветерок и в мой шатёр проникнул их эмиссар, я на мгновение подумал, что от горя и отчаяния мой разум навсегда покинул это бренное тело. Но оказалось, что…
- Больше ни слова! - воскликнул всё тот же голос. - Ты же не хочешь всё потерять?
- Но ему можно доверять.
- С кем вы разговариваете? - прошептал малах. - Там же никакого нет.
- И ты ещё смеешь называть себя мудрецом? Да разве обязательно видеть, чтобы понимать? - спросил незнакомец.
- Скажите, это вы снабжаете оружием Картоса и этот клан? Зачем? Кто вы такой?
- Ответы на эти вопросы приведут тебя к смерти. Ступай прочь, тебя уже заждались.
Тон был безапелляционный, поэтому старик решил подчиниться. Он знал, что техносы обязательно просканируют его мозг и, возможно, разгадают фокус неизвестного. Пока же целителю оставалось теряться в догадках.
- Было очень приятно с вами познакомиться и вдвойне пообщаться, - старик отвесил поклон вождю, - буду надеяться, что когда-нибудь мы встретимся с вами при других обстоятельствах, и никто и ничто не помешают нашему разговору.
Малах вышел из шатра. Возле харчевни в безумном томлении прохаживались безликие. Увидев Таррика, они поспешили к нему.
- Это не моё дело, поэтому не буду спрашивать, о чём вы там беседовали. Всё, нам уже давно пора. Надеюсь, больше не будет никаких приключений, - Элацио выразительно посмотрел на мудреца.
Тот пожал плечами, давая понять, что он тут совсем ни при чём. Нотр в нерешительности ковырял носком ботинка чернозём, насыщенный перегноем.
- Капитан, - начал он, - я поневоле стал вашим напарником, пока полз по трубе, молился, чтобы всё закончилось благополучно, и даже алчно мечтал о повышении по службе после этой передряги.
- Успокойся, - улыбнулся агент, - как только приедем в цитадель, я сразу же настоятельно порекомендую повысить тебя.
- Нет! Иначе я действительно буду слабым, трусливым и алчным, притом не только в ваших, но и своих глазах. Я решил остаться.
- Что?
- Мне здесь понравилось. Не могу говорить за всех, но эти анималы никакие не звери. Я уже обсудил этот вопрос с Загом, он не против. Сказал только, чтобы вы оформили у него в конторе своё письменное согласие.
Капитан растерялся. За такое короткое время он успел привыкнуть к парню, который значительно вырос в его глазах. Что стало причиной такой резкой метаморфозы - опасность, ответственность или резкая перемена климата - Элацио не знал, но ему почему-то не хотелось отпускать этого охранника. В глубине души он уже назначил Нотра своим преемником, посчитав, что рано или поздно станет членом Совета ликов, и кто-то должен будет продолжить его ратное дело.
- А как же целебные шлаки? - агент хватался за последнюю соломинку. - Урна-то осталась в туалете. Может, вернёшься хотя бы за ней?
- Думаю, дыша таким целебным воздухом и питаясь экологически чистыми продуктами, ему уже не понадобятся мои выделения, - вздохнул малах, - да я сам бы остался, если бы не тяжкий груз взваленной на меня ответственности. Это я уже по-стариковски начинаю брюзжать, мне ведь на самом деле нравится учить Пиренга уму-разуму и узнавать что-то новое из книг и общения с представителями других рас. Но не исключаю, что на закате своей жизни я обрету покой именно здесь.
От патетики этой речи не прослезился бы разве что технос с отключёнными эмоциональными центрами. По крайней мере, так подумал Элацио, потирая влажные глаза незаметно от собеседников. Впрочем, те делали то же самое, поэтому не сразу обратили внимание на подошедшего Зага.
- Первый раз вижу, как гуманоиды плачут. У нас это не принято, считается проявлением слабости, оттого и не допустимо для настоящего анимала.
- Это кто тут плачет? - возмутился агент. - Мне просто в глаз залетело какое-то насекомое.
- Конечно, у вас-то в воздухе уже давно никто не обитает.
- Вы за этим пришли?
- Вовсе нет. Извини, если оскорбил твои чувства, - миролюбиво произнёс мужчина, - я к Таррику. Вождь снова хочет вас видеть.
- Исключено! - возразил Элацио. - Нам уже давно пора.
- Вот и езжайте. Кстати, а почему во множественном числе, если Нотр тоже остаётся? Похоже, это только ты покидаешь нашу гостеприимную землю. Что же, скатертью дорога.
Малах, ни секунды не медля, поспешил в шатёр. Обрадовавшись, что Ранол передумал, он не задался вопросом, почему это произошло, и совсем потерял бдительность.
- Мне подождать вас снаружи?
- Что вы, голубчик! У нас с вождём будет обстоятельный разговор, зачем же вас отвлекать от дел. Лучше покажите Нотру его новое место работы.
- А что сделать с безликим? Отправить его в путь?
- Ну, я не думаю, что он согласится уехать без меня.
- Ничего, мы хоть и миролюбивый клан, но всё ещё помним добровольно-принудительные методы наших предков.
- Пожалуй, не стоит. Я действительно намерен вернуться к Матису.
- Как знаете, - Заг пожал плечами, - но помните, что мы всегда рады вас видеть.
- Приятно это слышать.
Старик зашёл в шатёр и стал восхищаться теми изменениями, которые коснулись клана, благодаря мудрому правлению Ранола.
- Однако ваши таинственные союзники немного портят безупречную репутацию. Ну, так вы решили всё мне рассказать?
- Не совсем, - глухо произнёс вождь, - скорее, показать.
Последним, что видел Таррик, был огромный огненный шар за спиной собеседника. Сфера увеличивалась в размерах и стала принимать облик круглолицего мальчика.
“Обман зрения”, - подумал мудрец, прежде чем до него добрались обжигающие лучи.
Светопреставление в миниатюре не осталось незамеченным от глаз удивлённых наблюдателей.
- Что-то мне это не нравится, - насторожился Элацио, - надо бы проверить.
- С ума сошёл? Войти без приглашения в шатёр вождя - это верх неучтивости.
- А между тем он прав, - Нотр согласился с бывшим начальником, - может, там случилось нечто ужасное, и Таррику нужна наша помощь.
Махнув рукой на все запреты анимала, безликие поспешили к месту происшествия, которое за это время перестало сверкать. Внутри ощутимо пахло серой, но ничто не указывало на пожар или прочий источник запаха и недавнего яркого света.
- А где все? - удивился парень.
Пока Заг беспомощно хлопал глазами, агент проверил помещение и убедился, что там нет никакого потайного хода. Дело приобретало мистический характер.
- Ну что, допрыгались? - холодно спросил Элацио. - Может, расскажите, что здесь произошло? В противном случае я применю силу, мне-то теперь терять нечего. Даже если и убьёте, так не беда, это всё равно лучше, чем сбежать с позором из страны.
- Откровенно говоря, я сам не знаю, как это произошло.
Анимал стал путаться, как партизан на допросе, даже попытался позвать на помощь, но, увидев, как капитан медленно подходит к нему с заведённой за спину рукой, решил опустить прелюдию и кокетство.
- Нельзя сказать, что я ближайший соратник Ранола, всех их уничтожили после интервенции соседних кланов. Я из новой волны реформаторов, поэтому знаю только официальную версию и слухи.
- Вот с них, родимых, и начните. Кстати, почему бы нам не перейти на ты?
- Да, пожалуйста.
- А мне тоже можно? - спросил Нотр.
- Нет! - твёрдо заявил Заг. - Ты будешь у меня в подчинении, поэтому даже не мечтай о панибратстве. И вообще выйди, тебя это теперь не касается.
- Это ещё почему? - обиделся безликий. - Может, я ещё передумаю?
Такая идея понравилась Элацио, и он настоял, чтобы парень остался в шатре. Он предчувствовал, что им ещё раз придётся спасать Таррика, которого на этот раз похитили доселе неизвестные силы.
- Просто скажи, кто они такие и где их искать.
Анимал отрицательно покачал головой.
- И как это понимать? Ты отказываешься сотрудничать со следствием?
- Прекрати! Как можно рассказывать о том, чего сам не ведаешь? Я вообще думал, что это только сплетни.
Агент тяжело вздохнул:
- То есть без легенды нам никак не обойтись. Что же, уговорил! Мы тебя внимательно слушаем.

Глава 8

Анимал натужно сопел, ласково покусывая свой объект для обожания и прочего. Тот извивался и размышлял о суетности бытия и законе подлости. Наконец, в голове созрел дерзкий план.
- Заводит, говоришь? - хитро улыбнулся лазутчик, - тогда закрой глаза, сюрприз будет.
- Большой?
- Тебе хватит.
Размахнувшись как следует, Элацио ударил сексуального агрессора рукояткой пистолета по голове. Тот на мгновение открыл глаза, удивлённо хрюкнул и отключился.
- В следующий раз будешь учтивее, начнёшь с ухаживаний, дежурного букетика, коробочки конфет и предварительных ласк, - назидательно произнёс агент, - ладно, побежал я. Некогда мне тут учить тебя уму-разуму.
Сохранив девичью честь, он решил впредь не рисковать и не раздражать мужское население. Внимательно изучив анимала, безликий превратился в него, предварительно связав лианами с деревьев и забросав листвой. Понимая, что самцу ничего не стоит разорвать эти путы, Элацио двинулся в путь. Временами ему попадались патрульные, из чего агент сделал вполне логичный вывод, что находится не в сердце родины животных, а где-то на окраинах, скорее всего, на границе. Полосатые столбы, посты и колючая проволока были заменены душистым ароматом цветов, разнотравьем и прочими радостями дикой природы.
“Когда я стал говорить на общемировом языке, тот озабоченный самец ответил, хоть и с акцентом. Может, не всё так плохо? - подумал лазутчик. - В крайнем случае, скажу, что практикуюсь, чтобы попасть в международную организацию по защите детей, стариков, животных и анималов”.
Такой случай очень скоро представился. Какой-то лохматый мужчина с автоматом наперевес подбежал к Элацио и стал горячо рассказывать ему то ли последние новости, то ли содержание всех предыдущих серий “Санта-Барбары” будущего. В равные промежутки времени агент вежливо улыбался и кивал в знак одобрения.
- Застрелить или не застрелить - вот в чём вопрос, - довольно чисто, почти без акцента сказал анимал, - парень, ты попался.
Безликий рванул в сторону, и тут же рядом с левым ухом просвистела пуля.
- Вообще-то я считаюсь метким стрелком, но на дальнем расстоянии могу промахнуться. Ты же не хочешь, чтобы вместо ноги я прострелил тебе голову?
- Что вы, нет! Мне без головы никак нельзя, я ей думаю и ем. У вас тоже так принято?
- А будешь дерзить, так прибью без суда и следствия.
- К чему этот негативизм? Я же сдаюсь, - Элацио поднял руки вверх.
- Стой на месте, не двигайся! Оружие, жучки, коммуникационные устройства, - прилагательное патрульный осилил только с третьего захода, - запрещённые препараты есть?
- Нет, что вы! Я могу всё объяснить. Тут вышло форменное недоразумение, - агент сделал шаг в направлении мужчины.
- Без глупостей! Снимай винтовку и отдавай табельное оружие. Я не поверю, что ты пришёл к нам с миро и голыми руками. Думаешь, я слепой и глупый?
- Извините, - агент нехотя отдал свою последнюю надежду на спасение.
- Ничего, когда человек волнуется, его мыслительные процессы действуют иначе, чем в спокойном состоянии.
Безликий потупил взор. Стереотип умственно неполноценного анимала рушился прямо на глазах, а вместе с ним и хитроумный план, как провести зверя, используя палку и команду “Ату”.
- Скажи честно, что вы делаете с пленными? - спросил мужчина, разряжая оружие.
- Разговариваем с ними в дружественной манере, водим в музей, кормим деликатесами и доставляем домой.
- Я же просил ответить честно. Что вы за раса такая?
- Не хуже вашей, - запальчиво произнёс Элацио, - между прочим, малах, которого вы похитили, может подтвердить мои слова.
- Таррик? - улыбнулся анимал.
- Вы его уже пытали и силой узнали имя? - ужаснулся агент.
- Ну, если это в вашем понимании пытки, то да. Кстати, тебе тоже придётся через них пройти.
- Я готов пострадать за отечество.
- Ну-ну.
Гуманоиды подошли к шатру с охраной у входа.
- Будьте бдительны, от этого безликого можно всего ожидать, - мужчина намеренно говорил на общемировом языке, - не причиняйте ему физические увечья.
Агент вошёл внутрь и услышал знакомый голос.
- Ой, больше не могу, - стонал Нотр, - это невыносимо. Не ожидал такого от плена анималов.
- Я спасу тебя! - закричал Элацио и, путаясь в матерчатых преградах, поспешил к охраннику.
Тот сидел на мягкой подстилке и держался за живот. Чуть поодаль расположился Таррик с необъяснимой гримасой на лице.
“Конечно, я понимаю, что они звери и пытают до потери сознания, - подумал безликий, - но как они заставили его улыбаться? Наверное, всему виной галлюциногенные грибы, произрастающие в этой местности”
- Капитан, это вы! - обрадовался Нотр. - Значит, теперь мы все вместе.
- И что тут хорошего? Я собирался спасти вас, но они оказались не такими уж глупыми. Они как будто знали, что я перевоплотился в их шкуру.
- Естественно, ведь это я им сказал.
- Ты? - не найдя подходящего крепкого слова, агент бросился на сородича с кулаками.
- Позвольте всё ему объяснить, - мудрец остудил его пыл.
Грубый анимал тащил Нотра по земле до тех пор, пока тот не стал просить прощения. Оказалось, животный народ был на редкость честолюбивым и одновременно незлобивым. Взяв с пленника слова, что больше такое не повторится, мужчина поставил его на ноги, собственноручно отряхнул и пообещал, что всё будет хорошо.
- Значит ли это, что вы не будете меня пытать, допрашивать и есть одновременно? - за этот вопрос безликий чуть не получил по лицу и больше не проявлял любознательность.
По счастливой случайности вентиляционная система выходила к земле клана анималов, которые увлекались искусством и всеми силами пытались доказать, что они не животные. Не все одобряли такой гуманистический порыв, поэтому на границе продолжались каннибальские зверства, но сегодня было дежурство мужчины, за свою жизнь не съевшего ни одного гуманоида, хотя для устрашения нарушителей государственной границы он зверски рычал и называл их главным блюдом к трапезе.
- Представляете, капитан, как нам повезло? - улыбнулся Нотр. - Мало того, что не издевались и не убили, так ещё и накормили. Да ещё как! Они до сих пор едят растительную пищу.
Свою порцию экологически чистых продуктов безликий получил только после прохождения регистрации у Зага. Анимал внимательно выслушал рассказ охранника и зачислил его в категорию нелегальных иммигрантов.
- Это ещё почему? Вы мне не верите?
- Мне нужны доказательства.
- У меня есть удостоверение.
- Парень, да у меня за годы службы на этом посту накопилось столько фальшивых документов, что я после выхода на пенсию смогу смело клепать свидетельства о рождении, о смерти, справки с места жительства, учёбы, работы и дипломы об образовании любого уровня. Понимаешь, к чему я?
- Нет, - честно признался Нотр.
- А ещё говорят, что это мы ограниченные, - вздохнул Заг, - Таррик довольно ценный индивид, поэтому ты запросто можешь быть наёмным убийцей, а не охранником. Кто может подтвердить, что ты говоришь правду?
- Ну, сам Таррик. Отведите меня к нему.
- Ага, размечтался! А если ты смертник? Только зайдёшь в шатёр, бросишь в него какую-нибудь острую шпильку со смертельным ядом и сам убьёшься.
Тогда Нотру не оставалось ничего, кроме как рассказать, что вместе с ним на территорию проник умудрённый опытом капитан Элацио.
- О, да я слышал о нём. Это который не провалил ни одного задания?
- Именно!
- Как он выглядит? Впрочем, этого ни к чему. Безликие могут превращаться в кого угодно. Значит, его следует искать среди своих.
- А что будет, когда вы найдёте его?
Заг добродушно улыбнулся:
- Не волнуйся, все эти рассказы о наших зверствах - просто страшные сказки. По крайней мере, наш клан не практикует каннибализм, за этот тут сурово карают. Иди поешь, а потом можешь пообщаться с Тарриком, но только под присмотром охраны.
Малах находился в просторном шатре для почётных гостей в полном одиночестве, поэтому обрадовался нежданному гостю. Узнав, что тот поневоле стал напарником Элацио, мудрец предположил, что капитан подумал о нём и всей расе.
Агент смутился:
- А что мне оставалось? Ушёл в туалет и не вернулся, когда на карту поставлена судьба целой нации. Кстати, а почему если вы кричали, то не попытались открыть дверь и позвать на помощь?
- Почувствовав, как волосатые руки поднимают меня прямо с унитаза, я, конечно, забеспокоился, но, услышав вполне сносную речь, понял, что буду махровым стереотипщиком, если не узнаю, как анималы на самом деле.
- А они сказали, зачем похитили вас?
- Нет, сначала они накормили меня и заверили, что не причинят увечий, а потом были заняты вашими поисками.
- Слушайте, а меня-то не покормили, - возмутился Элацио.
Все дружно рассмеялись. Осознав, что опасность никому не угрожает, агент вспомнил о физиологических потребностях, дремавших всё это неспокойное время.
- Да вы только попросите, они быстро, могут даже гостинцев на дорожку дать, - улыбнулся Нотр, - ну, тот факт, что я раскрыл ваше присутствие, никак не отразится на моей участи?
Безликий махнул рукой, его вдруг охватило безудержное веселье, переходящее в истерический смех.
- Может, врача позвать? - обеспокоился охранник.
- А я кто? - удивился целитель.
- Я и забыл совсем. Кстати, а вы успели наполнить мою урну?
- Да, она так и осталась лежать в кабинке.
- Большое спасибо! Главное, чтобы к тому времени, когда мы вернёмся, её никто не унёс.
- Ничего, в крайнем случае, ещё поднатужусь.
Этот высокоинтеллектуальная беседа была прервана вошедшим Загом. Оценив ситуацию как смех без причины и все последствия, вытекающие из этого, он пригласил Таррика на важный разговор.
- Говорите здесь, не бойтесь их.
- Вы не понимаете, речь идёт о вещах государственного масштаба. Вас приглашает Ранол.
Анимал округлил глаза и понизил голос до нот конфиденциальности, что, однако, не произвело никакого эффекта на присутствующих.
- А кто это такой? - отсмеявшись, спросил Элацио.
- Вождь нашего клана.
- Это кардинальным образом меняет суть дела, - иронично заметил мудрец, - я уже сбился со счёту, сколько раз за этот насыщенный день мне пришлось разговаривать с крупными шишками.
- Вы только учтите, что Картос и Матис не находят себе места, обвиняя друг друга в вашем внезапном исчезновении.
- Я помню, мой юный друг. Вы с Нотром можете возвращаться, теперь-то вас наверняка отпустят.
- Вернуться с пустыми руками? А что сказать шефу? Нет, мы только с вами.
Заг поманил всех к выходу:
- Вас я доставлю к Ранолу, а их развлекут интересной беседой и покормят. Кажется, кто-то тут жаловался, что остался без угощения?
- А подслушивать, между прочим, нехорошо, - заметил агент.
- Извините, это не от плохого воспитания, всему виной повышенная чувствительность организма. Слышу за километр, чую за версту.
Отдав распоряжения относительно гостей, анимал повёл мудреца в шатёр вождя. Тот был одет в цветастую рубаху и модные штаны апельсинового цвета. Лицо было гладко выбрито, на руках сверкал свежий маникюр с блёстками, а от всего тела исходил запах дорогого мужского одеколона.
- Вау! - Таррик не смог промолчать.
Ранол кокетливо поправил чёлку:
- Неожиданно, да?
- Вы одним своим видом сломали все закостеневшие стереотипы.
- А ещё на досуге изучаю “Рационалистический подход в политике” и трактат “Беллетристика как основа демагогии”.
- Моя любимая книга!
- Серьёзно?
- Да, особенно шестая глава, где путём софистических убеждений доказывается, что если человек произошёл от обезьяны, а та от животных более низкой организации, то следующий инопланетный артефакт спустится на Землю через полстолетия.
Анимал понимающе кивнул и попросил Зага оставить его наедине с гостем.
- Вы знаете, зачем вы здесь?
- Ну, не думаю, что вам было не с кем обсудить прочитанные книги, и вы решили похитить какого-нибудь образованного гуманоида. Думаю, тут дело серьёзное.
- Да, но только мы вас не похищали, не пытали и не допрашивали. Мне просто надо с вами поговорить. А вся конспирация, для того чтобы техносы не просканировали вам мозги и не выведали наше местоположение.
- Они обязательно будут проверять мой мозг, поэтому для своей же безопасности я не буду разглашать государственные тайны.
- Что вы, я и не прошу рассказывать что-то секретное. Просто ответьте на пару вопросов как целитель, а не политик.
- Это можно.
Ранол поднялся с места, снял рубашку и попросил зайти к нему сзади.
- Это теперь называется задать вопрос? - удивился Таррик.
- Не шутите так, я же анимал, а не какой-то там извращённый сексуал. Посмотрите на мою спину.
Мудрец внимательно изучил тело. Если бы перед ним был представитель какой-либо другой расы, он бы не нашёл ничего интересного и посоветовал бы успокоиться. Но тут был особый случай - волосатая по обыкновению спина анимала мало чем отличалась от коленки или лба малаха.
- Да, - протянул целитель, - вечер перестаёт быть томным. Вы уже третий, у кого обнаруживается необъяснимая аномалия.
- А вы ещё кожу пощупайте.
Таррик так и сделал. Та была мягкая и шелковистая, как попка новорожденного ребёнка, что никак не вязалось с привычным образом брутального животного, которое зубами могло порвать любого врага.
- Может, враги подмешивают мне в пищу радиоактивные элементы?
- Нет, тут другое. Судя по всему, вы тоже превращаетесь в человека.
- Тоже? А кто ещё?
- Этого я сказать не могу. В противном случае меня будут пытать другие правители.
- Неужели техносы и безликие? Ведь одни похитили вас из дворца других, всё сходится.
- Без комментариев. Мне пора, спасибо за гостеприимство, но в следующий раз предупреждайте, прежде чем похищать меня из туалета.
- Вы не можете уйти, не оказав мне помощи. Сделайте какое-нибудь лекарство.
Старик, как и в случае с предыдущими влиятельными гуманоидами, не знал, чем ему помочь, поэтому пошёл на хитрость.
- Но ведь ваша раса принципиально их не принимает.
- Конечно, раньше-то мы не болели. Знаете, что будет, если враги узнают о моей лысой спине и гладкой коже?
Малах кивнул. По неписаным правилам каждый клан выбирал себе в качестве вождя самого сильного и плодовитого анимала. Последнее качество определялось путём голосования самок, едва достигших половозрелого возраста, отдающих предпочтение тому или иному кандидату. Выбрав конкретного индивида, они тем самым давали ему право первой брачной ночи. Кстати, порой получалось, что обаятельный победитель оказывался далеко не страстным и совсем уж не плодовитым, но повторных выборов никто не устраивал. С проверкой силы всё обстояло гораздо сложнее - анималы сходились в суровой схватке, а победитель был обязан каждый год в назначенный срок доказывать, что он всё ещё первый. Если оппонент укладывал его на лопатки, вождь снимал с себя полномочия, и начиналась процедура голосования.
- На самом деле до этой страшной болезни я был чертовски привлекателен, - горько усмехнулся Ранол, - мускулистое тело, покрытое сплошным ковром растительности, волосы на голове, срастающиеся с усами, бородой и бакенбардами, другие об этом только мечтали. Самки от меня сходили с ума, и я не разочаровывал их ожидания. Да и силы меня до сих пор не подводили. За счёт этого я и держусь столько времени. Но скоро очередная проверка, и тогда всё вскроется.
- Почему?
- Мне придётся раздеться, соплеменники увидят мою спину, и это моментально реши мою участь. Думаете, я от нечего делать наряжаюсь в бабские одежды, крашу ногти и слежу за растительностью на лице?
- Между прочим, вам идёт. Так вы похожи на человека. Честное слово, они именно такими и были. Я сам видел на картинке в музее двойников.
- Мне от этого не легче. Всё это прикрытие для подчинённых, которые не должны знать о переменах, происходящих со мной.
- А у других таких проблем не наблюдается?
- В том-то и дело, что да, только у каждого в разной степени.

Глава 7

В поисках места для уединения мудрец вышел в небольшой холл (его скромные размеры сразу удивили гостя), где его тут же вежливо, но твёрдо спросили:
- Кто вы такой и куда направляетесь?
- Я Таррик, мне надо в туалет. Все подробности после облегчения.
- По большому или по маленькому?
Целитель непонимающе уставился на охранника. Конечно, он слышал о великом гостеприимстве и радушии, но даже не подозревал, что они могут зайти так далеко.
- Вы же малах?
- А, так вы об этом, - облегчённо вздохнул старик, - вообще-то я уже пообещал свои шлаки двум гуманоидам, но не волнуйтесь, там на всех хватит. Может, у вас есть специальный сосуд? Ну, ночная ваза или ещё что-нибудь.
- Да, есть одна безделушка. Сейчас только освобожу её, - мужчина направился в комнату для обслуживающего персонала.
- А что там было?
- Прах моих умерших предков.
- Зачем же так?
- Не волнуйтесь, я не сентиментален. К тому же здоровье дороже. Вы как целитель должны это знать.
- Ну-ну, - пробормотал Таррик, - вы его хотя бы в пепельницу ссыпьте, всё-таки память.
Дождавшись позолоченной урны, гость попросил запомнить его таким, какой он есть, и вошёл в туалет. Освоившись на новом месте, он спустил воду, после чего стал дико кричать. Охранник был слабо знаком с физиологией, культурой, бытом и обычаями этой расы, поэтому отнёс гортанные звуки к некоему ритуалу в честь выделительной системы и счастья облегчения.
“Жаль, что я сегодня один дежурю, - подумал мужчина, - даже если кому-нибудь расскажу, всё равно не поверят. Решат, что выдумал, чтобы смешнее было”.
Крики прекратились, но целитель не спешил выходить из туалета. Взволнованный охранник подкрался к двери и в таком положении встретил старшего по званию.
- Здравия желаю, капитан Элацио!
- Вольно! А почему ты заградил подход к туалету? Он что, уже приватизированный?
- Понимаете, - начал мужчина.
- Шучу! И так ведь ясно, что самому хочется, а пост оставить не на кого. Молодец, самоотверженность в нашем деле - это всё. Слушай, а ты не видел тут старика? А то я отправил его в туалет, дорогу указал, но вот теперь боюсь, что он с непривычки заблудился.
- Не волнуйтесь, он работает.
- Чего?
- Ну, я дал ему урну, - смутился охранник, - он пообещал одну порцию оставить мне.
- Я совсем забыл о сосуде, - спохватился агент, - сейчас вернусь.
- Постойте!
- Ну?
- Даже не знаю, как сказать. Он там давно и всё не выходит.
Элацио моментально открыл дверь и убедился, что в туалете никого нет.
- А в кабинке вы смотрели? Из унитаза ноги не торчат?
Агент с недовольным выражением лица уставился на подчинённого.
- Ну, мало ли, всякое бывает. Значит, он кричал неспроста, - решил охранник.
- Он кричал, а ты не пришёл на помощь? - взвился начальник.
- Понимаете, он туда зашёл, спустил воду, покричал и всё. Я думал, это ритуал такой. Зачем беспокоить, вдруг лечебный эффект испарится.
- А в результате испарился сам Таррик. Но куда, вернее, через что?
- Через вентиляционное отверстие.
- Опять ты ерунду говоришь? Не отягчай свою участь, тебе и без этого достанется.
Охранник погрустнел и пошёл в кабинку.
“Мне, в общем-то, тоже, поэтому и злобствую”, - подумал Элацио.
Перспектива получения премии, прибавки к жалованию и, главное, права на заседание в Совете ликов теперь уже казалась весьма сомнительной.
“Картос по жизни и в хорошем настроении не подарок, а в гневе так вообще зверь, анималы отдыхают. Всех доходов лишит и обязательно через свою прессу растиражирует, что это по моей вине мы упустили Таррика. Разумеется, в таком случае народ за меня не проголосует. Короче, я пропал”.
Была ещё робкая надежда, что малаха похитили оппоненты или техносы, решившие провести политика, но кроме свидетельства охранника ничего не подтверждало эту гипотезу. Агент стал подумывать о возможности уйти из жизни как настоящий офицер.
- Капитан, вы, наверное, опять будете злиться, но я продолжаю утверждать, что малах исчез через вентиляционное отверстие. Смотрите, тут даже решётка снята.
Действительно, прямо над головой сидящего на унитазе располагалось отверстие, в которое без труда могла пролезть голова и, следовательно, всё остальное. Это немного приободрило Элацио.
- Ну, ты готов кровью искупить свою вину? - спросил он.
- Да, но на моей шее мать-старушка и два племянника. Будьте милосердны!
- Если будешь расторопным, останешься в живых. Полезай туда, не бойся, я с тобой. Будем идти по следу.
Путь предстоял нелёгкий. Карабкаясь по узкому проходу, капитан сгорал от желания увидеть сбежавшего и узнать причины, подтолкнувшие его на это.
“Нет, сейчас я бить его не буду, он ведь нужен техносам живым и невредимым. Но вот когда Картос прикажет убрать его, тут я вдоволь позабавлюсь. А с виду казался благообразным стариком, не способным на подлость. Ан нет, ещё та сволочь, сразу чувствуется, что долго общался с техносами”.
Мысли охранника так же не отличались беспечностью, но жизнерадостный индивид решил, что это ответственное задание отличный способ выслужиться и получить повышение.
- А давайте устроим привал, - предложил он после нескольких часов карабканья.
- В принципе можно, если в данных условиях уместно употребление этого слова.
- Скажите, а это правда, что вы не провалили ни одного задания?
- До сегодняшнего дня так оно и было.
- Но ведь мы его вернём? Это же не самая безнадёжная ситуация, в которую вы попадали. По крайней мере, так говорят в народе.
- Конечно, бывало разное, но только не в цитадели Картоса. Нам надо найти Таррика, другого выхода нет. Впрочем, есть один, но он тебе не подходит. Если не вернётся он, то не вернёмся и мы. Мать-старушка, племянники - это серьёзно. Кто же их будет кормить, да?
- Ну, вообще-то, - замялся охранник, - это я немножко сказал не правду.
- Значит, ты немножко врун, - усмехнулся Элацио.
- Вы не сердитесь на меня за это?
- А смысл? Можно, конечно, выйти из себя и убить тебя на месте. Но в таком случае ты загородишь проход, да и скучно будет без собеседника.
Капитан поймал себя на мысли, что стал рассуждать как техносы. Обвиняя мудреца в ассимиляции, он не предполагал, что этот процесс распространится и на его изменчивую натуру.
- Это вы так мрачно шутите? Неужели всё так плохо?
- Да всё относительно. Вот мы сейчас лезем по трубке как глисты по кишке и не знаем, что там впереди. Может оказаться, что это рот, а может и задница. В любом случае придётся нелегко. Кстати, а как тебя звать, врунишка?
- Нотр.
- Видимо, ты слаб, труслив и алчен, раз пошёл на службу к одному из влиятельнейших безликих, но так и не проявил себя.
В этом предложении раскрывалась вся сущность нового знакомого. Однако он счёл своим долго обидеться и двинуться в путь без команды, что было только на руку Элацио. Уже через полчаса пришла усталость, и горькое чувство покинуло тщедушное тело.
- Пожалуй, вы правы, - тяжело дыша, сказал Нотр, - но эта незапланированная операция - отличный шанс доказать всему миру и, прежде всего, себе, что личность - это не высеченный на века монолит, а постоянно меняющаяся структура.
- Молодец! В первом же бою я предоставлю тебе возможность доказать это. Говорить-то мы все горазды. Вот и Таррик шамкал всякие умные вещи, а потом взял и сбежал, хотя все его проблемы были решены. Чудак индивид!
Проход, кажущийся бесконечным, окончился прочной на вид решёткой.
- И что теперь? - ужаснулся Нотр. - Вернёмся назад за инструментами и подмогой?
- Исключено! Это займёт слишком много времени, и мы наверняка упустим его. Если ты её прямо сейчас не сломаешь, я пущу тебе пулю в лоб, а потом и сам застрелюсь.
Охраннику такой вариант развития событий не понравился настолько, что он прямо головой стал сшибать преграду на своём пути. Та недолго сопротивлялась и после третьего стремительного удара отлетела в сторону.
- Браво, ты делаешь успехи! Но в следующий раз не теряй голову, она ведь может пригодиться для осуществления мыслительных процессов. Помни, у тебя есть табельное оружие.
Нотр, приободрённый похвалой, стал активно карабкаться вперёд и на втором повороте радостно закричал:
- Капитан, я вижу землю!
Элацио не разделял восторженного чувства подчинённого:
- Я бы на твоём месте не радовался. Мы должны были выйти в какой-нибудь резервуар с очищенным кислородом, это ведь владения Картоса, а на систему очистки он не скупится.
- Но это чернозём, - упорствовал охранник.
- Значит, плохи наши дела. Откуда в наше время может взяться чернозём? Ты, кстати, уверен, что он?
- Да, его таким в школьных учебниках изображают. И ещё у нас была лабораторная работа, где надо было…
Капитан зажал рот ностальгирующему по розовому детству. Рядом с выходом кто-то прохаживался, и по гортанному звуку животного происхождения было понятно, что неизвестный вряд ли когда-либо учился в школе и знаком с азбукой и хорошими манерами.
- Дикий зверь? - прошептал Нотр через закрывающую ладонь.
- Хуже, анимал!
На обновлённой Земле это слово, употреблённое в адрес разумного индивида, считалось самым большим оскорблением, соответствующим неандертальцу, ослу, козлу и косолапому мишке в наши дни. Между тем, переродившиеся люди были прямоходящими существами с умеренной растительностью по всему телу, способными мыслить, говорить и даже творить. Правда, шедевров не получалось, ведь голова была занята проблемами размножения и выживания, зато эта раса была самой здоровой без всяких докторов и изысков малахов. В то время как целители смешивали все свои шлаки и продавали другим народам, анималы поступали куда более прозаично. Они просто не болели, а все раны, полученные на охоте, предпочитали зализывать. Во фразеологизме “Заживает как на собаке” друг человека был справедливо заменён анималом. Эта раса была похожа на животных и своим внутренним устройством: вожаками становились самые сильные и плодовитые, а самки и не смели мечтать о феминизме.
- Это те, которые чужаков сначала допрашивают, а потом съедают? - пропищал охранник.
- У тебя устаревшая информация. По последним данным пленника они съедают прямо во время допроса.
- Это как?
- Начинают с нижних конечностей. Говорят, из гуманоидов получается самое лучшее заливное. Короче, движутся снизу вверх, на десерт оставляя мозги. Кстати, ты как в школе учился?
- Ну, в принципе неплохо. У меня изначально был высокий коэффициент интеллекта, вот только усердия не хватало. А что?
- Ничего, это я так, для справки. Как гласит поваренная книга анималов, чем индивид умнее, тем вкуснее его мозги.
- А разве они могут писать?
- Только не задавай этот вопрос в их присутствии, иначе перед смертью тебя будут пытать. Они ведь не считают себя скотами, более того, некоторые кланы особое внимание уделяют искусству. Ну, знаешь, настенное письмо, декоративная резьба по костям, коллекционирование скальпов и так далее в том же духе.
От радужных перспектив познакомиться с животной расой и быть съеденным во время допроса Нотр громко икнул и головой ударился о стенку. Завыв от боли, он окончательно обнаружил себя и, потеряв бдительность, упал на землю.
- О, ужин прямо с неба падает, - обрадовался анимал.
- Вы в совершенстве владеете общемировым языком?
- А, так ты из тех, кто считает нас неграмотным зверьём. Ну, ничего, скоро ты передумаешь.
Элацио видел, как волосатая лапа схватила охранника за левую ногу и потащила по земле. Тот лепетал какую-то околесицу и от страха забыл о табельном оружии.
“Можно, конечно, выстрелить в спину этой скотине и спасти парня, но на шум прибегут его сородичи, а нам это ни к чему”, - подумал агент.
Когда мольбы о пощаде утихли, он подобрался к краю трубы и осторожно спустился на землю. Безликий не мог объяснить, почему вентиляционная система цитадели Картоса закачивалась выходом на территорию другой расы. Кроме того, было непонятно, зачем этим животным понадобился Таррик, ведь анималы не нуждались ни в лечебных шлаках, ни в мудрых советах, ни в поучительных историях из жизни человечества.
“Неужели они решили съесть его мозги? - ужаснулся Элацио. - Тогда мне надо спешить. С другой стороны, надо быть осторожным и не наделать глупостей. А тут ещё этот Нотр. Эх, почему я не технос? Так бы быстро определил, что для меня важно, оставил бы парня на съедение зверям и не стал бы переживать по этому поводу”.
Агент двинулся в путь. Прятаться среди деревьев и раскидистых кустарников было одно удовольствие. С веток свисали сочные плоды, а по самому настоящему чернозёму (охранник не обманул) бегали не менее правдивые муравьи.
- И ведь живут же, - восхитился безликий, - дышат свежим воздухом, едят здоровую пищу. Конечно, поэтому они и не болеют.
Внезапно его осенило. Помешанный на своём здоровье Картос не мог не знать, в каких землях экология самая чистая. В материальных ресурсах он не был ограничен, поэтому ему ничего не стоило создать такую протяжённую вентиляционную систему. Рассуждая логически, Элацио пришёл к мысли, что сделать такое без ведома коренных жителей было практически невозможно.
- Так этот хитрый лис с ними сотрудничает, - в полный голос воскликнул парень.
И если прошлый раз ему повезло, то сейчас его возглас не остался незамеченным для чуткого уха патрульного анимала.
- Кто здесь? - грозно спросил мужчина с винтовкой.
Он говорил на общепринятом языке с диким акцентом, постоянно переходя на свой родной. По интонации можно было легко догадаться, что патрульный зовёт на помощь своих сородичей. Стрелять было бессмысленно - лишний шум играл не в пользу лазутчика, сдаться без боя - этот крайний вариант шёл в одной упряжке с суицидом. Оставалось проверенное годами безотказное средство - применить свои природные способности. Элацио не раз видел анималов, поэтому легко мог перевоплотиться в них. Сложность была в другом - он не знал манеру их общения и, что самое главное, как должен пахнуть настоящий представитель этой расы. Не секрет, что животные особую роль отводят именно обонятельным ощущениям, и анималы как их дальние родственники, не были исключением.
“Придётся импровизировать, - решил агент, - надеюсь, он несильно удивится, что его собрат общается на общемировом языке”.
Поднявшись в полный рост, новоявленный анимал помахал руками и вновь залёг в кустах. Патрульный поспешил в его направлении. Осилив почтительное расстояние несколькими прыжками, он стал пристально вглядываться в траву и что-то бормотать на своём языке.
“Вот теперь я точно пропал, - вздохнул безликий, - но отступать некуда”.
Парень ущипнул анимала за ногу и, когда тот резко повернулся в его сторону, протяжно застонал. Видимо, сострадание было не чуждо этому индивиду, так как он моментально опустился на землю и стал осматривать тело. Убедившись, что видимых ранений нет, мужчина легонько потрепал Элацио по плечу и поцеловал в меру волосатую руку.
- Ты чего? - не понял агент.
Анимал ласково рыкнул на него, перевернул на живот и игриво шлёпнул по заду. Только тогда безликий понял, какую яму он вырыл сам себе. Дело в том, что уникальность его расы заключалась в возможности изменять свой облик на ходу, включая внешность и даже морфологию внешних и внутренних органов, обязательно имея в памяти образец. От волнения Элацио принял образ первого попавшегося анимала, на его беду оказавшегося женского пола. Красота самок была понятна только самцам, что касается остальных гуманоидов, то они считали, что все эти звери на одно лицо.
- Эй, я не тот, за кого ты меня принимаешь, - заёрзал агент, - если ты не прекратишь заигрывать со мной, я превращусь в генномодифицированную каракатицу, и тогда тебе точно не поздоровится.
- Да-да, дурашка! Говори на общемировом, это меня так заводит.
К великому сожалению лазутчика самец в упор не видел обмана. То ли это был его первый сексуальный опыт, то ли он просто был неразборчив в связях, в любом случае, мужчина не собирался останавливаться на полпути.

Глава 6

Тягостные раздумья были прерваны человеком с тележкой. На самом деле есть не хотелось, у малахов особая физиология и метаболизм, но чего не сделаешь для собственного блага.
“Время тянуть бесполезно. Даже если меня и хватились, агенты Картоса сделают всё возможное, чтобы никто не нашёл никаких улик. Придётся подыграть ему, - вздохнул старик, - или меня ждёт участь предшественников”.
- Что, не нравится наша национальная кухня? - участливо спросил политик. - Если хотите, я могу приказать повару, чтобы он приготовил что-нибудь привычное для вас.
- Всё в порядке, просто я принял для себя очень важное решение.
- Вы согласны?
- Да, - тихо произнёс Таррик.
- Не вижу следов радости на вашем лице.
“Не вижу повода для этого”, - подумал пленник.
Как всегда он оказался прав. Это было только самое начало длинного пути, наполненного опасностями. У Картоса было противоположное мнение. Получив согласие, он оживился, повеселел и даже стал рассказывать о своих либеральных воззрениях.
- Не подумайте, что я первым же своим указом уничтожу Совет ликов. Распущу - это да, запросто, но тут же приму достойных членов на государственную службу. Их будет немного - только те, кто изначально поддерживал меня, и заблудшие овечки, которые испугались насильственных действий со стороны Корто. А вот продажные шкуры здорово у меня поплатятся. Сейчас вы оцениваете мои действия как намерения захватить власть с помощью иностранной интервенции, но продёт немного времени, и вы будете каяться. Никакой я не узурпатор, скорее, я верный сын отечества. Даже мои заклятые враги поймут это, если, конечно, доживут.
Пророческий тон безликого не понравился мудрецу. Тот сам привык предугадывать события в мировой политике и действия индивидов, что и решил доказать на месте. К тому же, он считал, что тщеславие автоматически исключает верность идеалам и любовь к родине. Разве может эгоист любить кого-то ещё помимо себя?
- Решили поиграть в опытного психолога? Что же, я тоже кое-что умею, - процедил Таррик, - вот вы всё рассказывали о либерализме, который проявите в будущем, а между тем я хотел обратить внимание на то, что место в элите вы добились совершенно другими путями.
Картос удивлённо посмотрел на собеседника.
- Мне кажется, я рассказывал вам о своей предвыборной программе только хорошее. Да, там были некоторые нарушения, но куда сейчас без них, тем более в этой стране.
- Чем слаще вы поёте, тем легче читать между строк о шантаже, подкупе и убийствах.
- Ну, даже если так. Разве об этих вещах можно говорить открытым текстом?
- То есть вы признаёте это?
- Куда же мне деваться, если вы меня раскрыли, - рассмеялся политик.
- А что же тогда всех сразу не обработали? Они бы переписали под вас конституцию, и всё, прощай, демократия, здравствуй автократия. Выходит, не хватило ресурсов? Обломали зубы о силу Корто и богатство Инала?
- Ну, сначала я не предпринимал никаких попыток, чтобы потом по обе стороны границы не говорили, что я тиран и деспот. Это уж потом в Совет ликов пожаловал этот магнат и спелся с хитрецом. Ладно, давайте не будем об этом. Трапеза уже на исходе, и Матису самое время узнать о вашем исчезновении.
Картос похлопал в ладоши, и слуга унёс тележку. Через открывшуюся на долю секунды дверь малах увидел встревоженное лицо Элацио. Тот переминался с ноги на ногу и артикулировал:
- Как у вас дела?
Таррик тут же показал символ, означающий в Древнем Риме приказ убить гладиатора. Агент виновато улыбнулся и прошептал:
- Извините.
Политик с трудом забрался на трон и позвал Элацио:
- Заходите, нечего стесняться там, как бедный родственник. Наш уважаемый гость согласился сотрудничать. Вы знаете, что делать.
Мужчина говорил развязно, а после ухода подчинённого ещё долго не мог закрыть рот. Несмотря на сдержанное отношение к нему, в малахе проснулся целитель.
- Это у вас такая индивидуальная реакция на пищу? - спросил он.
- Да, буквально недавно появилась. Самое интересное, что это замечено только у членов Совета ликов.
- Вот как? А простые граждане, агенты?
- После еды у них возникает другая проблема. Производя трансформацию, они вдруг впадают в оцепенение. И если для народа это не так страшно, то можете представить, как это бьёт по агентам. Надо срочно перевоплотиться в воина вражеской армии, а он зависает как маломощный компьютер и тем самым выдаёт своё присутствие.
- А у вас такого нет, ведь у вас зафиксированное лицо.
- Лицо - да, а вот всё остальное, - многозначительно произнёс Картос.
Он глазами указал на живот. Тот неестественно вздулся, а в том месте, где предположительно находился пупок, появилась заметная возвышенность.
- Как интересно.
- Вы ещё главного не видели, - политик сполз с трона и сделал несколько шагов по направлению к гостю.
Таррик попытался дотронуться до странного образования на животе, но безликий остановил его.
- Не надо! Лучше снимите с меня штаны.
- Что?
- Давайте, смелее.
- Простите, но как это понимать?
- Вы же уже согласились, отступать некуда.
- Постойте, - от возмущения мудрец высоко поднял нижнюю губу, - я на это не подписывался. Сами говорили, что в состоянии нанять сексуалок для этих целей.
- Ну, не хотите, как хотите, - вздохнул Картос и стянул с себя брюки.
Та же участь постигла нижнего белья, под которым оказалось вовсе не то, что предполагалось.
- Можете потрогать. Ровная гладкая поверхность, никаких намёков на половую принадлежность ник тем, ни к другим. Обоеполое существо, если изъясняться научным языком.
- Простите, а где? - старик не сразу смог подобрать нужное слово.
- А вот так! Видимо, в детстве был непослушным ребёнком, пришёл серенький волчок, укусил за бочок и не погнушался унести святое.
- Чёрный юмор, понятно. Будем лечить.
- А хотите, я покажу вам то, что у меня торчит вместо пупка?
- Не надо, - вскрикнул малах, - я и так понял, что это такое. А скоро вернётся Элацио?
- Не волнуйтесь, всё под контролем. Вы лучше пока расскажите, что же там приключилось с Матисом. А то ваш рассказ был прерван моими людьми.
- Наверное, специально.
- Естественно, чтобы вы враги не знали столь ценной информации. Ну, так что за метаморфозы происходят с расой техносов?
- Давайте вы спросите это у Матиса.
- Ну, так дело не пойдёт, - прошамкал собеседник, - значит, моим врагам вы собирались всё рассказать, а мне и намекнуть не хотите.
- Вы же сами говорили, что техногенный монарх всегда поймёт монарху будущего. К тому же, я не вполне понял, что с ними не так.
В двери вежливо постучались.
- Элацио, входи.
Молодой агент подошёл к шефу и что-то прошептал на ухо.
- Где больше двух, говорят вслух. Поговорка древней расы верна и сейчас, - упрекнул их малах.
- Так вы тоже не договариваете. А между тем я своё обещание выполнил. Через несколько минут правитель техносов будет знать, что вы в лапах коварных безликих.
- Вы так говорите, будто больше не относитесь к этой расе.
- Всё возможно.
- То есть? - Таррик осёкся. - Нет, не говорите, вы ведь пытаетесь действовать по принципу “откровенность за откровенность”.
- Не волнуйтесь, скоро вы всё узнаете. Кстати, а у вас нет никаких соображений по поводу реакции наших организмов на еду?
Когда Матис пожаловался, что его раса временами начинает чувствовать, целитель предположил, что они превращаются в людей. С безликими происходило нечто подобное - после стольких перевоплощений организм открыто бунтовал, требуя вернуться к истокам, когда индивид имел единственный в своём роде облик.
- Пока не установлена причина, советую не провоцировать следствие.
- Это как? - не понял Картос.
- После еды агентам во избежание недоразумений не следует трансформироваться. Что касается вас - принимайте пищу один, так как эти метаморфозы отбивают аппетит у присутствующих.
- А я думал, вы смешиваете все свои шлаки и предложите выпить залпом.
- Что вы! Я же не могу лечить вас от болезни, которой не знаю. Скажите, а раньше вы захватывали своих оппонентов в плен?
- Да каждый раз, когда очередной иностранец предпочитал перейти на их сторону.
- То есть вы их отпускали?
- Конечно, иначе такой скандал поднимется. В кулуарах и так поговаривают о нашей конфронтации. К тому же, я хотя бы знаю, что от них ждать. А вот если придут новые, то сразу же скинут меня, чтобы не оказаться на месте предшественников.
Внезапно с потолка опустилась огромная стеклянная пластина.
- Что это? - удивился Таррик.
- А разве техносы не дошли до такого? Это дисплей нового поколения.
- Ну, у них пока модификации плазмы и жидких кристаллов.
- Это вчерашний день, - усмехнулся политик, - ну, теперь-то вы понимаете, кто тут действительно техногенный император?
“Неужели он вступил в контакт с шестой расой? Я всегда чувствовал, что они не природные стихии, а вполне самобытные личности с индивидуальным развитием. Но почему именно техника?” - подумал мудрец.
- Знаете, я решил не устраивать всего этого представления с вооружёнными силами техносов, объявления ультиматума и прочее. В конце концов, я патриот, поэтому не имею никакого морального права угрожать авторитету соей родины. Так что вы с минуты на минуту увидите своего старого знакомого.
Политик не солгал. Экран вспыхнул ярким светом, и на нём появилось изображение Матиса. Внезапная чувствительность не пошла ему на пользу. Лицо было искажено неприятной гримасой, левый глаз одолевал тик, второй моргал так.
- Он что, без грима? - спросил Картос. - Или все его снимки, прежде чем пойти в печать, проходят тщательную ретушь?
- Нет, просто он волнуется.
- Что? Насколько мне известно, техносы могут отключать свои чувства.
- Видите, до чего вы его довели. Правитель великой расы, а так переживает за кого-то малаха, что даже не может совладать с собой.
- Кто вы? - резко спросил Матис. - Представьтесь!
- Думаю, в этом нет никакого смысла, - тонко улыбнулся политик, - вы ведь меня знаете, как и я вас.
Тут он был совершенно прав. Как бы император не возносил свою расу, ему приходилось считаться с геополитической обстановкой в мире. С согласия Совета безотказных машин приличное количество средств ассигновалось на внешнюю разведку, включающую в себя послов, работающих тайными агентами, космические зонды и наземных роботов, беспрестанно фотографирующих секретные объекты соседей. При обнаружении они отключали обратную связь с центром, хотя все и так прекрасно понимали, на кого работали эти консервные банки.
Разумеется, на рабочем столе в компьютере Матиса на почётном месте располагались досье ведущих политических сил всех рас. Они регулярно обновлялись, поэтому правитель не мог пропустить ни одного значимого события. О Картосе было известно ровно то, что требовалось: внешность, характер, вредные привычки, активы и влияние в Совете ликов.
- Наверное, вы сейчас листаете моё досье, - предположил безликий.
- В этом нет никакой необходимости. У нас всё компьютеризировано. Я уже запустил программу, которая ищет информацию о вас в нашей базе данных.
- Я удивлюсь его упорству, - шепнул Элацио малаху, - почему он не хочет признать, что с ним разговаривает высокое должностное лицо другой расы?
- Сейчас я это исправлю, - пообещал тот и подошёл к экрану, - здравствуйте, ваше аналитическое величество!
- Старик, это точно ты или эти безликие водят меня за нос?
- Конечно, я. Меня нет во дворце, и все улики указывают на то, что меня похитили именно они.
- А если передо мной не ты, а только образ? Ведь все знают способности этих пройдох.
- Хорошо, - вздохнул мудрец, - вы сами на это напросились. Не хотел говорить это при посторонних, но все ваши рационалистические штучки - настоящая глупость. Пиренг стал развиваться только благодаря гуманитарным наукам.
Император облегчённо улыбнулся:
- Узнаю демагогические речи старика. Ну, и как тебе в плену?
Картос обнял целителя и пропел:
- Он наш гость, а не пленник.
- Да ну?
- Серьёзно. Но есть в нашем обществе и те, кто желает смерти Таррику. Эти индивиды занимают высокие чины, они богаты и не скупятся, когда дело доходит до оружия.
“Как и вы”, - подумал мудрец.
- Понятно. Вы хороший, они плохие, - подытожил Матис, - и что вы хотите за возвращение моего подданного?
- Только лишь аудиенции, разумеется, при личной встрече. А пока я ограничусь цифровым посланием. Вы получите его вместе с целителем.
- Хорошо, - легко согласился император, - будет вам всё, мы сами с вами свяжемся, но только после того как проведём обследование Таррика.
“Как хорошо, что я так и не рассказал им всей правды, - обрадовался малах, - иначе было бы как у людей - из огня да в полымя”.
Картос полез под трон. Нажав секретную кнопку, он достал тубус с картиной и тайным посланием внутри. Пожелав всем удачи, он разорвал соединение и пошёл в свои покои. Такое поведение немного удивило гостя. Конечно, он понимал, что безликий не уважает его как личность, считая лишь шахматной фигурой в этой запутанной партии, но не ожидал, что политик открыто признает это.
“Мавр сделал своё дело, мавр может уходить”, - старик был настоящим кладезем знаний, если дело касалось культурного наследия человечества.
Элацио уловил его потухший взгляд и, прося прощение за своего шефа, попросил не расстраиваться.
- Разве это не здорово? Вам не пришлось поступаться своими принципами. Сохранив политический нейтралитет, вы будете единственным иностранцем, вернувшимся живым из плена безликих. Я лично доставлю вас во дворец и буду находиться там под прикрытием, пока шеф не отменит операцию.
- А вы уверены, что после аудиенции он не отдаст приказ о моей ликвидации?
Молодой агент ничего не ответил. От разговора у него самого испортилось настроение, поэтому пришла очередь Таррика ободрять собеседника.
- Где тут у вас туалет? Хочу напоследок наложить вам кучу в лечебно-оздоровительных целях, разумеется.
- Не надо утруждать себя.
- Нет, я же должен оставить след в истории безликих. Это дело принципа, к тому же мне действительно хочется по большому. Кстати, можешь передать небольшой кусочек тому постовому, денно и нощно охраняющему подходы к Совету ликов
Элацио улыбнулся, отметив, что у некоторых чувство юмора не пропадает даже в самые тяжёлые моменты, сопряжённые со смертью, неопределённостью и липким ужасом.
- Прямо по коридору, потом направо, потом по ступенькам, а потом идите по указателям.
Мудрец невольно вспомнил, как он был в гостях у Картоса. Видимо, тот всю свою недвижимость строил с вселенским размахом, чтобы или в критический момент прятаться от врагов, или, придя к власти, в качестве развлечений играть с подчиненными в прятки.
- Слушайте, а где мы находимся?
- Дома у моего шефа.
- Подождите, но там же были огромные коридоры с картинами и прекрасное убранство в стиле ретро.
- Это он и есть, только с другой стороны.
- Ну, прямо кубик Рубика.
- Что это такое?
Старик махнул рукой:
- Древняя забава людей для развития логики. Ну, это когда о нейро-лингвистическом программировании только начинали мечтать.
Иногда Таррику казалось, что он жил в ту пору, настолько реалистичны были его представления. Порой ему снились причудливые картины, где он сидел во главе стола с лидерами мировых держав и убеждал тех, что надо действовать сообща, а не гнаться за инопланетным артефактом поодиночке. Больше всех он спорил с представителем одной шестой части суши.
- Почему вы бездействуете? Ведь сгинете же, - возмущался спящий.
- Мы провели референдум, народ не против умереть в едином порыве. К вашему сведению, у нас так увеличился ВВП и профицит бюджета, что мы теперь не знаем, что делать. Какой смысл жить, если счастье всё не приходит? - глубокомысленно отвечал лидер с добрыми глазами.
После этих слов малах просыпался разбитым и долго не мог понять, почему целый народ решил добровольно уйти из жизни.

Глава 5

Присутствующие разом упали на пол. Рассуждая логически, мудрец пришёл к выводу, что звук исходил не от Инала, ведь в таком случае, он бы не испугался собственного выстрела.
“Лучше бы оказалось, что это у политика от волнения разыгрался кишечник. Громкие газы - отличный повод для веселья”, - подумал старик.
Но что-то подсказывало ему, что не всё так просто. Лёжа на полу, он никак не мог понять странного поведения собеседника. Тот сопел неподалёку и от комментариев воздерживался. Первым поднял голову хозяин дома, однако ненадолго. Суровый приклад автоматического оружия заставил его продолжить внимательное созерцание противоположности потолка.
- Кто тут Таррик? - раздался голос свыше.
- Я, - пискнул Инал.
- Обманывать нехорошо, - справедливо заметил всё тот же голос.
Спустя мгновение политик присоединился к своему союзнику. Малах приподнял голову и увидел мужскую фигуру в камуфляже, подвешивающую к затылку лежащих какие-то приспособления.
- А это зачем? - спросил он и уже зажмурился, ожидая удара прикладом.
- Вроде бы уже старенький, а любопытный, - усмехнулся голос, - это чтобы они пробыли нужное время в бессознательном состоянии без вреда для своего организма.
- Какая забота о ближнем.
- А вы всё шутите.
- Постойте, мы разве с вами знакомы?
- И со мной, с моим шефом. Все подробности снаружи, - боец перекинул через плечо пленника и приказал остальным сделать то же самое с оставшимися телами.
Болтаясь как мешок с продовольствиями, Таррик заметил, сколько воинов участвовало в этой операции. Такого количества запросто хватило бы для захвата правительственного учреждения или маленькой, но гордой страны.
- Вам там уютно? Не мутит, голова не кружится?
- Пока нет, но это не за горами. Дайте перед смертью хотя бы ногами походить.
Координатор поставил пленника на ноги и, убедившись, что тот твёрдо стоит и не шатается, легонько подтолкнул вперёд.
- Хорошо, двигайтесь потихонечку, без резких движений. Я возьму вас за руку, вдруг вы захотите совершить дерзкий для вашего возраста побег. Пожалуйста, не вынуждайте применять к вам силу.
“Отпустил, но фразу о смерти проигнорировал, опровергать не стал. Видимо, мои дела плохи”, - подумал мудрец.
Кортеж проследовал до конца коридора и направился вверх по лестнице.
- Но выход-то внизу, - удивился малах.
- Думаете, мы об этом не знаем?
- Как говорили наши далёкие предки, отважные герои всегда идут в обход.
Путь предстоял недолгий. Шикарные апартаменты Корто находились на приличной высоте, чему теперь искренне радовался пленник. Всего несколько этажей, и процессия оказалась на крыше.
- Залезайте в салон, - приказал боец.
- Это вы так завуалировано предлагаете мне спрыгнуть на оживлённый город?
- Простите, - смутился координатор,- теперь всё должно быть в полном порядке. Я отключил режим камуфляжа.
На глазах Таррика перед ним выросла огромная махина на колёсах с крыльями и пропеллером, способная уместить армию небольшого государства.
- Это второе чудо техники за сегодняшний день, - ахнул пленник.
Он сел на первое попавшееся место, но его тут же поправили.
- Это для солдат. А ваше почётное место рядом с капитаном.
“Почётное? - обрадовался малах. - Может, всё-таки не будут убивать”.
Полёт проходил на невероятной скорости, поэтому смотреть по сторонам было бесполезно. Всюду мерцали верхушки городских ландшафтов в огромном отдалении.
- Всё, приехали! Солдаты, занять исходные позиции. А вы, - боец обратился к пленнику, - не отпускайте моей руки.
Он повёл мудреца по длинному коридору, наполненному охраной, камерами слежения и стационарными пушками под потолком. Казалось, это были чертоги какой-то милитаристской расы, до сих пор не заявившей о себе. Таррика тут же стали терзать смутные сомнения. В умных книгах он неоднократно натыкался на упоминания о шестой расе, которую никто и никогда не видел. Шли годы, ситуация не менялась, поэтому однажды авторитетные историки собрались вместе и решили превратить неизвестных существ в природные стихии.
“Надо признать, вооружены они по последнему слову техники, - подумал старик, - ни одна из известных мне рас не может похвалиться такой мощью. Даже помешанные на научных изысканиях техносы блекнут со своей Системой мониторинга”.
Наконец, открылась последняя дверь, за которой гуманоидов ждал огромный зал для приёмов. В монаршем кресле чинно восседал мужчина в пышных одеждах. Лица его не было видно из-за головного убора странного фасона, скрывавшего всё, кроме подбородка и узких полосок губ.
- Господин верховный главнокомандующий, ваш приказ выполнен. Всё прошло по плану, жертвы среди мирного населения и воинского состава отсутствуют, - отрапортовал воин.
- Превосходно, капитан Элацио.
- Что? - изумился пленник.
Боец снял шлем, и белозубо улыбнулся. Этот трюк могли делать все безликие без исключения, несмотря на возможный кариес или нарушенный кислотно-щелочной баланс во рту. Молодой человек щерился, и ровные прямоугольники меняли свой цвет на глазах. Кроме изумления такой неестественной красоте это давало возможность сбить собеседника с толка. Но просвещённый малах был не из таких.
- Довольно этого лживого эстетизма, - буркнул он, - лучше объясните, что здесь происходит. И в первую очередь скажите, кто ваш хозяин.
Элацио многозначительно хмыкнул и удалился.
- А я смотрю, вы времени зря не теряете. Собрали вместе Картоса и Инала, стали диктовать им свои условия. Интересно, чем бы всё закончилось, если бы не вмешались?
- У меня всё было контролем.
- Да ну?
- Ну да! - с вызовом сказал Таррик. - Скорее всего, это было нелепое недоразумение, которое я бы с лёгкостью уладил, используя своё риторическое мастерство.
- Серьёзно? - ехидно улыбнулся собеседник. - И даже после того, как Инал нашёл бы у вас подслушивающие устройства, датчики, определяющие местонахождение, и прочие радости техники?
- А откуда у меня это?
- Вспомните, после чего так взвился политик.
- Я уже не помню, что конкретно он говорил, - по лицу мудреца поплыли глубокие морщины.
- Облегчаю вашу задачу. Что он сделал?
- Похлопал по плечу.
- Именно! - воскликнул режиссёр всего этого спектакля.
В это же мгновение пленник стал бить себя по разным участкам тела, подпрыгивать на месте, вертеть головой и вести себя так, будто эпилептический припадок застал его в самый неподходящий момент.
- А теперь посмотрите на пол.
Малах покорно уставился себе под ноги и без труда заметил искрящуюся крошку, временами подрагивающую и меняющую цвет. Казалось, что это сильно раздобревшие нательные вши, попавшие на атомную электростанцию и получившие новые для себя свойства.
- Вот такие нынче жучки, - пояснил собеседник, - всем хороши, но есть один недостаток. Искушённые в этом деле гуманоиды знают, что от прямого попадания по хрупким тельцам они лопаются и, выходя из строя, лёгким писком выдают своё присутствие.
- Точно! А ведь у Инала отличный слух.
- Да, вот этого я не учёл. Откуда же мне было знать, что вы решите за один день познакомиться со всей элитой? Предупреждать же надо. Ах да, совсем забыл, вы же мне не верите.
Мужчина откинул назад свой головной убор, и Таррик в который раз удивился. Это был Картос, улыбающийся чуть менее ослепительно, чем его подчиненный.
- Вы?
- Я, - спокойно ответил политик, - предвосхищая ваш вопрос, скажу, когда вы стали работать на меня. Там, в машине, я похлопал вас по плечу и даже обнял. Вы уж извините, если заставил вас задуматься о моей возможной нетрадиционной ориентации. На самом деле с ней всё в порядке, просто я набросал вам жучков за шиворот.
- Я стал шпионом по неволе. Теперь мне точно конец.
- Все наши проблемы от свободы выбора, - глубокомысленно заметил безликий, - глядя на то, что творится в этом демократической стране, мне стало понятно, что система прогнила до основания, все это видят, но никто не хочет менять. Зачем, если за голос в Совете ликов прилично платит Инал, а за непослушание Корто спускает с цепи своих кровожадных псов? Кто не с нами, тот против нас. Лучше быть купленным, чем убитым - такова логика рядовых членов.
- А как же те, что поддерживают вас?
- Так ведь только они и страдают. Я не могу защитить их всех, в результате часть погибает, а другая часть переходит в стан врага.
- Но при чём тут я? - искренне удивился Таррик. - Уже и так ясно, что я не первый иностранец в ваших краях. Если все до этого были приговорены к смертной казни, то почему же я должен стать исключением?
- Ну, когда-то же мне должно повезти? Вы находитесь в непосредственной близости от Матиса, известного сторонника монархии. Впрочем, как же иначе, ведь он сам из правящей династии. А ведь мне много и не надо - только передать ему своё предложение, а потом уточнить некоторые подробности при личной встрече. Уверяю, техногенный монарх должен понять своего будущего коллегу.
- Вы уже видите себя императором?
- Всё зависит от вас. Очень скоро техносы начнут искать воспитателя наследника престола, обнаружат некоторые недвусмысленные улики, указывающие на нашу причастность к вашему исчезновению, и поднимут тревогу.
Мудрец и без объяснений собеседника догадывался, какие за этим последуют события. Техносы как существа, которым чужды мораль и укоры совести, соотнесут фигуру малаха с предстоящими трудностями. Если значимость того будет достаточно высока, Матис по официальным каналам связи выйдет на Совет ликов и потребует выдать его подданного, в противном случае он применит силу. К тому времени, когда правитель будет произносить эти слова, у рубежей государства безликий уже будут стоять вооружённые силы техногенной расы. И тут уж никакие камуфляжи и способности превращаться то в Элвиса Пресли, то в современного гуманоида не помогут.
- А если они решат не рисковать из-за какой-то пешки?
Картос отрицательно покачал головой.
- Элацио находился во дворце достаточно, чтобы понять, насколько вы бесценны для империи.
- Простите, а к чему тогда эти расспросы на Совете ликов, когда вы и так всё знаете?
- Демократия, милый мой. Никто никому не верит, постоянно перепроверяет. Ни для кого не секрет, что Элацио - мой агент. Именно поэтому, имея безупречную репутацию, блестящий послужной список и положительные качества, он всё ещё не входит в состав Совета ликов. Сами подумайте, кто безоговорочно поверит в его доклад? А если он это всё починил по моему приказанию? Эх, как жаль, что он не со мной, лишний сторонник при голосовании мне бы не помешал.
Молодой сотрудник стал заложником собственной верности. Единожды выбрав хозяина, он ни разу не предал его, отчего двери в другие фракции были для него закрыты. Однако политик лукавил, сожалея о нелёгкой участи Элацио. Один голос в Совете ликов ничего не решал, наоборот, это место в верховном органе вывело бы из игры талантливого парня.
- То есть мне ничего не угрожает?
- Конечно, нет. Ведь сейчас вы под моей защитой.
- Тем иностранцам вы говорили то же самое? - ехидно спросил Таррик.
- Они были несговорчивы, поэтому каждый раз мне приходилось выпускать их из этого укрепления. Разумеется, мои оппоненты больше не верили им, и на следующее же утро две трети Совета ликов голосовало за смертную казнь.
- То есть их правительства решали, что лучше не вмешиваться?
- Нет, всё гораздо проще. Они банально не знали, куда исчезли их подданные. Пропали без вести и всё тут.
- Вы же что-то говорили об уликах, указывающих на вашу причастность.
Безликий рассмеялся:
- Мои агенты во дворце подбросят их только в том случае, если вы согласитесь. А на нет и суда нет. Так говорили наши предки?
- Именно.
- Ну, и что вы решили?
- Что вы хотите, чтобы я сделал?
- Сущий пустяк, я скажу это после того, как вы согласитесь.
- Как же я могу подписаться на то, чего не знаю? - искренне удивился пленник.
- Вот и ваши предшественники говорили то же самое. Не подумайте, что я пытаюсь вас запугать. Просто я напоминаю, к чему приводит несговорчивость.
- Я должен подумать, - протянул мудрец.
Он прекрасно помнил слова Элацио о дружбе сразу с двумя политиками. Увы, обстоятельства были сильнее малаха, но ему по-прежнему не хотелось становиться на сторону безликого, алчущего власти. Можно было попробовать потянуть время, освободить пленников и бежать. В таком случае у тех не осталось бы подозрений, но вот Картос бесновался бы по полной программе.
- Сколько угодно, только учтите, что чем раньше вы созреете, тем скорее Матису доложат, что это коварные безликие похитили воспитателя его сына. Думаю, вы уже убедились, что мы обладаем передовыми технологиями, поэтому в мгновение можем передавать сигналы из одной точки в другую. Одно ваше слово, и агенты сделают своё дело.
- Не торопите меня, я взвешиваю все за и против.
- Это в вашем-то положении? Вы сейчас как никогда близки к смерти, даже в том случае, если я отпущу и вас, и моих оппонентов. Будьте уверены, они никогда не поверят в моё милосердие. Эти гады будут судить по себе, поэтому решат, что это такой хитрый трюк: вы втираетесь им в доверие и наносите коварный удар в спину.
- И всё же не пытайтесь повлиять на моё решение, - повторил мудрец, - я достаточно стар и опытен, чтобы в решающий момент сделать правильный выбор. В конце концов, я всегда могу добровольно уйти из жизни. Мало кто знает, но организм малаха способен и на это.
Он блефовал, чтобы собеседник не стал угрожать медленной мучительной смертью или изнурительными пытками. Несмотря на свою уникальность, эта раса не смогла полностью разгадать генетический код и вычислить ген смерти. В противном случае каждый, кто чрезмерно запутался в этой жизни, мог добровольно уйти из неё, как завещал великий Марк Аврелий.
- Тогда я замолкаю. Кстати, а не хотите перекусить? А то на пустой желудок ничего хорошего не надумаешь.
- Почему бы и нет. Это будет первая трапеза за всё моё пребывание в чужом мире.
- Это вы так тонко укоряете всех безликих за отсутствие радушия и гостеприимства? Не стоит судить о народе по его вожакам. Мы же политики, готовые не есть и не спать ради достижения собственной цели. А что касается населения - оно замечательное.
- А давно вы с ним общались?
Картос неопределённо пожал плечами.
- Наверное, когда первый раз избирался в Совет ликов. Но, поверьте, необязательно видеть народ, чтобы знать, что ему нужно.
- Забавное утверждение, в духе вашей демократии, - усмехнулся Таррик, - кстати, а кому пришла в голову замечательная идея похищать представителей других рас? Это вы таким образом боритесь с ксенофобией?
- Сколько сарказма! А ещё говорят, что к старости гуманоид добреет. Если это так, то даже страшно представить, каким вы были по молодости. А инициатива всецело принадлежит мне. Когда внедрённые агенты докладывают, что тот или иной объект является важной фигурой при правителе, я даю отмашку, и через некоторое время он у меня.
- А зачем же ставить в известность своих врагов?
- Вы предлагаете всё скрыть? Не получится, здесь же гласность, - последнюю фразу политик произнёс с большим сожалением, - да и оппоненты только и ждут, чтобы уличить меня в попытке свергнуть легитимную власть. А так всё просто - наши агенты под прикрытием доставили в Совет ликов индивидов, которые могут прояснить ситуацию в соседнем государстве. Их убийство, кстати, тоже оправдано, ведь пленники наотрез отказываются сотрудничать и в неформальной обстановке пытаются то бежать, то вообще покалечить высокие чины. А это, как вы сами понимаете, недопустимо.
Мудрец без лишних слов понимал, что ничего из перечисленного гуманоиды не делали. Они были такими же жертвами, как и он сам, мечтающими выбраться из этого политического капкана. Возможно, им не хватило такта и самообладания, но Таррик сам не знал, на сколько его хватит.

Глава 4

Политик водил гостя по залам и с гордостью отмечал, что его род был велик ещё до инцидента с артефактом.
- А вот и он, мой далёкий предок в обличье молодого короля рок-н-ролла. Как он двигался! - приторно улыбнулся Корто. - У меня так и не получились эти замысловатые движения. Думать ногами - это не для меня. Я всё-таки политик, и это накладывает свой отпечаток.
Таррик вздохнул. Если бы не предупредительные рассказы Картоса, он бы охотно поверил, что этот безликий считает музей двойников делом всей своей жизни и не помышляет ни о каких мерзостях.
- Да, он умел танцевать!
- Элвис или двойник?
- Оба! Я, кстати, по молодости предпринимал тщетные попытки, учился по видеоматериалам, смотрел фильмы и выступления. Это длилось продолжительное время, пока возраст не стал давать о себе знать. Сейчас то артрит, то радикулит, то, стыдно сказать, газы, - доверительно сообщил мужчина.
“Газы? - подумал мудрец. - Как бы ни так, ведь тоже врёт, как и его коллега. Это специально, чтобы я предложил вылечить его. Разумеется, он предложит мне ценный подарок и перейдёт к сути. Но всё-таки придётся подыграть ему”.
Старик понимающе кивнул:
- Вы обратились по адресу, я же малах. Раз уж вы предложили заночевать у вас, не могу не ответить на эту благодарность. А что касается движений короля, молодой Джон Траволта и не такое выделывал, ещё тот был танцор, и ничего ему не мешало.
- Траволта? Это боевой хомяк?
- Ну, можно и так сказать.
- А он был красивый?
- Для хомяка - да, для человека - не знаю, - уклончиво ответил Таррик, - когда в энциклопедических изданиях я вижу оцифрованное изображение настоящего гомо сапиенса, то всегда удивляюсь причудливости их лица. Волосы, глаза, уши - вроде бы и у нас, по крайней мере, у большинства рас, всё это есть, но ощущается незримая разница.
- В этом плане сексуалы меньше всего отдалились от людей.
- Да, только они довели до предела физическую красоту.
- Или до абсурда.
- С какой стороны посмотреть.
- С такой, что они сейчас поголовно или в сексуальном рабстве, или добровольно занимаются этим у богатых господ, или снимаются в отвратительных фильмах, - желчно процедил Корто.
“Интересно, что плохого сделали ему эти гуманоиды с ангельскими мордашками?” - пронеслось в голове гостя.
Сначала он хотел выяснить причину негативного отношения политика к сексуалам, а затем и к анималам, но не рискнул, глядя, как тот по инерции брызжет слюной.
- Давайте поговорим о деле, - предложил мужчина.
- Конечно, я к вашим услугам.
- Думаю, Картос ограничился охаиванием моей персоны и не удосужился провести допрос, как он сам предлагал, в неформальной обстановке.
- Вы совершенно правы.
- А ещё обвиняет меня во всех смертных грехах, - вздохнул безликий, - но ни слова об этом. Иначе чем же я лучше его?
“Пока я не вижу разницы”, - подумал Таррик.
- Итак, до сегодняшнего дня вы были воспитателем Пиренга, будущего правителя расы техносов. Скажите, а какие они? Честные, наглые, добрые?
- Техносы прагматичные, и этим всё сказано.
- В смысле?
- Им чужды моральные устои, они действуют, руководствуясь разумом. Как-то раз я прочитал в одном из учебников ребёнка вот такую презабавную тематическую задачу. Итак, представьте, что вы с другом искатели сокровищ, которые бродят по лабиринту, наполненному ловушками, жестокими врагами, словом, смертельными опасностями. Наконец, входите в огромную залу и видите долгожданную добычу. Вы стоите перед ним с мешками материальных ценностей и думаете, что делать дальше.
- Тоже мне, задачка для особо одарённых, - усмехнулся безликий, - покинуть подземелье, найти безопасное место и поделить сокровища поровну.
- Сразу видно, что вы не технос. Правильный ответ таков: первым выйти из лабиринта и, если на поверхности ничего не угрожает, вернуться к другу, убить его и забрать всю добычу себе.
- Как же так, он же друг!
- Друг - понятие иррациональное, - многозначительно произнёс старик.
Всё это время он удивлялся артистическим способностям собеседника. Тот хоть и принадлежал к другой расе, но и без конспектирования рациональных догм предавал на раз-два. Сейчас же политик округлял глаза и осуждающе качал головой.
- А ещё говорят, что мы тёмные лошадки, которые когда-нибудь выкинут коленце. Выходит, техносы способны на любую подлость?
- Только если это будет логически оправдано.
- И это верх их научных изысканий?
- Не думаю. Скорее всего, родоначальник техносов был человеком, повёрнутым на новомодных штучках, возможно, большой шишкой в какой-либо сфере и несильно обращал внимания на этику делового общения.
- И стал под свою частную практику подводить общую теорию для будущей нации?
- Я б лучше выдумать не смог, - Таррик шутливо похвалил собеседника.
- Какие же они были гады, эти люди.
“Не все, только политики, - подумал мудрец, - в принципе, ни мутация, ни долгие годы перерождения так и не изменили эту ситуацию”.
- Мне кажется, что были и хорошие, - после долго молчания предположил Корто.
- Ну, если верить теории вероятностей и математической статистике, то хороших и плохих было примерно одинаковое число. Это узкие прослойки, ненавидящие друг друга.
- А основная масса?
- Как и сейчас, безвольный скот, который, разумеется, так не считает.
- Какое смелое высказывание! - ехидно заметил политик. - Хорошо, что мы одни, без журналистов, а то бы вас быстро окрестили врагом всех рас.
- Я говорю только то, что знаю. Мой опыт основывается на прочитанном и увиденном, никакого субъективизма и предубеждения.
- И что же делать с середняками? Истребить их? А кто же тогда работать будет?
- Что вы такое говорите, я же гуманист, поэтому считаю, что серую массу надо расшатать.
- А революции не боитесь?
- Уж лучше так, чем застой и прозябание.
- Да ну? - усомнился мужчина. - И у вас есть исторический факт, подтверждающий это?
Малах задумался:
- Пожалуй, да! На одной шестой части суши проживала такая забавная народность, что она до сих пор приводится в гуманитарных учебниках как наглядный пример добровольной стагнации. По всем разумным законам великая нация должна была править планетой, но ей всё время чего-то не хватало. То правители попадались никчемные, то союзники предавали в самый ответственный момент, то общество не было готово к коренным преобразованиям. В конце концов, народ выродился в быдло и инопланетный артефакт встретил с открытым ртом. В то время как все остальные что-то предпринимали, они подняли лапки кверху и стали ждать, чем это всё закончится.
- И что?
Таррик развёл руками:
- В один миг бесследно исчезло огромное государство. Ресурсы захватили сначала одни, потом другие. Это, в общем-то, не имеет значения. Мораль в другом - люди стали покорны, перестали бороться и просто ждали своей смерти.
- То есть вы считаете, что оппозиция жизненно необходима? - осторожно спросил Корто.
- Безусловно!
- В таком случае нам есть, о чём поговорить. Не буду больше утомлять вас рассказами о своих предках. Сделаем ещё несколько кругов и поедем ко мне домой.
“Отлично, рыбка проглотила наживку, - обрадовался мудрец, - мои шансы вернуться из плена живым многократно возрастают”.
Политик не солгал. Уже через пятнадцать минут он предлагал гостю выпить национальную горячительную жидкость, отвратительную на вкус, запах и цвет.
“Да мы из мочи, пота и сукровицы и то лучше делаем, - подумал Таррик, - так то хотя бы полезно для организма, а это бурда бурдой”.
- Ну, что чувствуете? - спросил мужчина.
- Даже не знаю, что сказать.
- Попробуйте правду, тем более что теперь это будет сделать гораздо проще.
- Сыворотка правды? - ужаснулся старик.
Хозяин добродушно рассмеялся:
- Нет, просто считается, что алкоголь развязывает язык.
- Как говорили наши далёкие предки, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке.
- Вот-вот. Давайте закончим разговор о техносах. Это чистая формальность, после которой я выступлю на Совете ликов и порекомендую отпустить вас. Если хотите, могу сделать почётным гостем нашего государства.
- Как вам будет угодно. Мне лишь бы в живых остаться, - малах вкрадчиво добавил, - и ради этого я готов пойти на всё.
- Ну, я ещё тогда сказал, что всё в ваших руках. Главное, сделать правильный выбор. Итак, почему же эти дюже умные техносы обратились за помощью именно к вам? У них же есть всякое оборудование, говорят, даже детей делают специальные машины.
Таррик тонко улыбнулся. Вот, что бывает от недостатка информации и богатого воображения. Даже вмешательство инопланетных сил не изменило самого главного - существа производят себе подобных, какого бы высокого уровнял организации они ни были.
- Откровенно говоря, мне дико слышать такое от, во-первых, безликого, во-вторых, занимающего высокий пост в государстве, в-третьих, располагающего собственной службой безопасности, - собеседник стал поочерёдно загибать пальцы.
- Иногда даже целый штат первоклассных агентов ничего не стоит. Всё-таки техносы - продвинутая раса, могут обмануть кого угодно. А что вы можете поведать о том разговоре с Матисом?
- У вас есть союзник?
- Прошу прощения?
- Информация противоречива, возможно, это только финт ушами, но, тем не менее, многие правители хотели бы знать это. Я доверюсь вам только в том случае, когда буду уверен, что вы сильны и мне ничего не угрожает. А в противном случае я скрепя сердце буду сотрудничать с Картосом.
- Общение с техносами не прошло для вас даром, - ехидно заметил политик, - не волнуйтесь две три голосов в Совете ликов мои.
- Вызовите его сюда, я буду говорить.
- А вы начинайте прямо сейчас, я передам наш разговор.
- Э нет, - усмехнулся Таррик, - будем делать так, как я скажу.
Стиснув зубы, Корто связался с третьим безликим из элиты. Тот предложил встретиться у него, но малах был твёрд.
- Нет, я никуда не поеду. Не волнуйтесь, со скуки не умрём. Пока мы будем ждать его, вы расскажите о своём союзнике, чтобы я понял, что это за безликий.
- Хорошо, - легко согласился собеседник, - Инал - уважаемый гражданин, искусный политик и верный друг.
- Только, пожалуйста, говорите правду, а не как обычно.
- Правду? Ну, это будет гораздо сложнее, ведь у каждого она своя. Однако я всё же постараюсь, исключительно для вас.
Третий влиятельнейший безликий был крупным магнатом и пошёл в политику исключительно для лоббирования собственных интересов. Будучи преуспевающим бизнесменом, он быстро внедрил в Совет ликов принцип “услуга за услугу”.
- Сказать по правде, некоторые рядовые члены восприняли появление коммерсанта как пришествие мессии, - признался политик, - и их было легко понять. Представьте, что вы входите в руководящий орган страны, а от вас по большому счёту ничего не зависит. Вы лишь песчинка в огромном бархане. А тут богач предлагает вам кругленькую сумму за сущий пустяк - проголосовать так, как он скажет.
- Это же прямой подкуп!
- Конечно, только для признания факта преступления надо опять-таки голосовать. Как вы думаете, что решил Совет ликов?
Таррик не ответил. Странствуя по свету, он всё время искал лучшую форму правления. Живя во дворце Матиса, мудрец был крайне не доволен технократической монархией, где власть передавалась по наследству, а за ней следили оцифрованные образы умерших родственников-правителей. Теперь же малах явственно ощущал, что карманная демократия значительно хуже, ведь слугам народа совершенно нет дела до электората.
- Вы погрустнели, - констатировал Корто, - ваши розовые мечты о либеральном устройстве разбиваются о суровую реальность?
- Неважно, - отмахнулся собеседник, - то есть Инал стал для вас превосходным союзником, готовым согласиться на что угодно, если взамен получит голоса для выгодного ему законопроекта.
- Да, у нас с ним замечательный тандем. Я политик, он бизнесмен. Картос нам не мешает, он в меньшинстве и на заседаниях чаще дремлет, что вы и так видели при обсуждении вашего вопроса. Правда, временами он носится с идеей фикс о том, что я возглавляю оппозицию.
- А это не так?
- Вы точно хотите остаться в живых?
- Разумеется.
- Тогда зачем спрашиваете? - процедил Корто. - Вы ведь и так всё знаете, он должен был в первую очередь сказать об этом. К тому же, коллега сам не без греха. Мои службы докладывают, что он периодически связывается с представителями других рас, готовя интервенцию. Мне кажется, что это не патриотично поставить свою родину на колени, сдать её врагам, а потом ограничиться руководящим постом в государстве-марионетке.
В дверь предупредительно постучали.
- Инал?
- Он самый, узнаю его шифр, - политик поднялся с кресла.
- А если это кто-то другой отбивает чечётку?
- Исключено, не каждый имеет исключительный слух.
- А что же он тогда песни не поёт? - усмехнулся Таррик.
- Потому что деньги я зарабатываю ещё лучше, чем пою, - ответил вошедший.
На заседании Совета ликов этот мужчина смотрелся значительно импозантнее. Чтобы казаться солиднее и умнее, он морщил лоб, растягивал слова и строго поглядывал поверх дорогих солнцезащитных очков. Теперь же Инал предстал в истинном обличье: не обременённое мыслями лицо и гаденькая улыбка.
“Типичный прохвост, - подытожил мудрец, - даже не хочу знать, как он сделал свой капитал. И так понятно, что начинал с мелких краж и афер, далее перешёл на более высокий уровень и уже не щадил врагов. Наверное, были убийства, отсюда эта уверенность в собственной исключительности и вседозволенности”.
- И хотя это не телефонный разговор, мой товарищ сказал, что у него есть информация государственного значения, - улыбнулся политик, - я так понимаю, вы её источник?
- Да. Я скажу вам всё, что знаю. После этого прошу немедленно отправить меня обратно.
- Вот так, без одобрения Совета ликов? - удивился Корто. - Давайте подойдём утра. Завтра же как минимум две трети членов проголосуют за ваше освобождение, и мы с почётом проводим вас в аэропорт. Вы какие цветы предпочитаете?
- Неважно, главное, чтобы нечётное количество, - отмахнулся малах, - всё же я настаиваю.
- Это из-за Картоса? Не бойтесь, он не причинит вам вреда.
- Скорее, я опасаюсь, чтобы техносы не устроили мне головомойку. Я имею в виду их стандартную процедуру сканирования головного мозга. Они без труда узнают, где я был и что говорил. В таком случае моя голова полетит с плеч, вне зависимости от того, что там хранится много полезной информации, которую я не успел передать наследнику престола.
- Что будем делать? - хозяин дома обратился к коллеге.
- Всё зависит от ценности информации. Если это будет бомба, то в благодарность мы отпустим нашего уважаемого гостя. В противном случае оставим его у себя. Поверьте, лучше жить среди безликих, чем быть похороненным среди техносов.
- Сомневаюсь, что после государственной измены меня похоронят на официальном кладбище. Скорее, где-нибудь за погостом, возле забора или в выгребной яме, - Таррик не понаслышке знал суровый нрав техногенной расы.
- Вот и я о том же. Мой друг, у вас нет выбора. Хватит кокетничать, вы и так нас порядком заинтриговали, если не больше. Выкладывайте! - Инал похлопал старика по плечу.
Мудрец набрал в грудь воздуха и выпалил:
- С расой техносов происходят невообразимые метаморфозы. Я не буду передавать содержания нашей пространной беседы, тем более что я практически на сто процентов уверен, что Матис врал, говоря о своих намерениях.
- Как и вы, - покойно заметил политик.
- Что? - удивились Таррик и Корто.
- Мой верный союзник, вы привели к себе домой крысу. Я безоговорочно верю политической мудрости, но если вы и дальше будете так изумлённо округлять глаза, мне придётся зачислить вас в стан предателей
Пока коллега переваривал информацию, а малах пытался понять, в чём дело, в комнате раздался выстрел.

Глава 3

Насколько долго гуманоиды двигались к заветной цели, настолько быстро они добрались до места назначения. Путешествие оказалось скоротечным, в иллюминаторе только сверкали огни сумрачного города, да были слышны удивительные возгласы на земле.
- А простые граждане могут себе такое позволить?
- Ну, не всё сразу. Лет через тысячу, когда мы, наконец, завоюем всех соседей и подчиним себе силы природы, - отшутился безликий, - между прочим, это мой личный транспорт. Потратил уйму денег, но не жалею. Кстати, если не верите, могу показать налоговую декларацию, у меня всё честно.
Он приземлился на крыше небольшого здания, которая стала постепенно опускаться. Таким оригинальным образом универсальная машина оказалась в просторном гараже.
- Вот мы и дома!
Таррик попытался открыть дверь, но член Совета ликов пресёк его попытку.
- У вас, наверное, и так гудят ноги. Зачем нарезать здесь круги, когда можно с комфортом подъехать к гостиной.
“Хороший дом, если по нему можно ездить на машине”, - подумал малах.
Проезжая по длинному коридору, он насладился богатой коллекцией произведений искусств человеческой цивилизации, до последнего времени считавшихся утерянными после злосчастного инцидента с инопланетным артефактом.
- Леонардо да Винчи, Мане, Гоген - это всё подлинники?
- Торговец антиквариатом утверждал, что да. А вы в этом разбираетесь?
Малах задумался. Много лет он изучал творчество предков, так и не увидев их воочию. Разве можно считать себя ценителем, ограничиваясь репродукциями в учебниках?
- Ну, хоть были такие художники и картины или это уже новое написали и продают под старину?
- Эти полотна - шедевры прежней цивилизации, они бесценны. Я знаю историю каждого их них.
- Да? - удивился Картос. - Ну, вы прямо энциклопедист. Давайте вы уделите мне пару часиков своего внимания, а потом мы вместе вернёмся в коридор и выберем вам какую-нибудь картину на память.
- В подарок? А вы знаете, сколько они стоят?
Хозяин дома вполне естественно засмеялся.
- Уж я-то знаю. Но чего не сделаешь ради дорогого гостя.
Он остановил машину возле узкого дверного проёма и начал колдовать над приборной панелью. Чудо техники издало звук, похожий на тяжёлый вздох каторжанина, и стало резко худеть, словно по мановению волшебного врача-диетолога.
- Ещё немного и мы будем на месте, - пообещал безликий.
Действительно, после очередного сужения транспорта Картос заглушил мотор и предложил пройтись ногами.
- Тут недалеко, всего несколько километров, - улыбнулся он.
- Скажите, а как вам удалось расширить такое небольшое с виду здание?
- Всё просто, я шёл в глубину, поэтому сейчас вам только кажется, что вы стоите на полу. На самом деле это стена. Если прислушаться, можно уловить лёгкий шум подземных вод.
- И сколько тут этажей?
- Мне хватает.
- А часто у вас бывают гости? - неожиданно спросил Таррик.
- Сейчас нет. Раньше я по доброте душевной и чрезвычайной наивности с удовольствием приглашал коллег, но потом понял, что это была плохая идея.
- И в чём причина?
- Завидуют, гады, и тихо ненавидят.
- Отчего это вдруг?
Картос захохотал:
- Не надо, любезнейший, лицемерие вам не к лицу. Это вполне естественно, что гостя начинает удивлять здешнее убранство, но, в конце концов, я ещё раз повторю, что это построено на вполне законные деньги. К тому же, посудите сами. Если бы я активно брал взятки, лоббировал чуждые государству мелкособственнические интересы и вообще заправлял теневым бизнесом, то разве бы я осмелился на такой рискованный шаг?
- Обнародовать своё богатство и не раствориться в желчи завистников, как в серной кислоте, - поступок поистине смелого индивида, требующий силу воли и определённый навык отрешения от мирской суеты и злословия толпы.
- Надеюсь, сейчас вы говорите искренне и положительно, потому что, признаюсь, я не всё понял из сказанного.
- Я вас более чем одобряю, - заверил малах.
Гуманоиды дошли до изящной арки и оказались в огромной гостиной. Посчитав её личными апартаментами Картоса, целитель больше не стал терять времени и приступил к своим обязанностям.
- Ну, откройте рот.
- Это совершенно ни к чему, - отмахнулся безликий.
- Ошибаетесь, я должен посмотреть, в каком состоянии ваше горло, и только потом приступить к лечению.
- Поверьте, я чувствую себя здоровее дюжины молодчиков.
- Вот как? А зачем же я вам нужен? - насторожился Таррик.
- Не волнуйтесь, вы же старый и мудрый малах. Если бы мне захотелось развлечься в физиологическом плане, я бы выписал себе молодую и резвую сексуалку, да не одну, а целый гарем.
- Это радует.
- Но вы всё ещё напряжены.
- Неизвестность угнетает.
- Хорошо, тогда сразу к делу. Вы должны помочь мне, но не как целитель, а как умный и тонкий дипломат. Уверяю, в долгу я не останусь.
Картос вкратце прошёлся по своей биографии. Разумеется, новому знакомому он рассказал только то, что значилось в его личном деле, но это была только крохотная вершина огромного айсберга. Безликий происходил из знатного рода, который уже несколько столетий чинно восседал в Совете ликов без каких-либо взлётов и падений. Будучи рядовыми членами, предки мечтали, что когда-нибудь им на смену придёт молодой и амбициозный юнец, который обязательно дойдёт до вершин элиты и станет одним из трёх уважаемых безликих. В связи с этим продолжателя славного дела с детства готовили к карьере политика, отчего предательство, коварство и соглашательство являлись его верными спутниками жизни. Чтобы попасть в тройку влиятельнейших, пришлось многих оболгать, подкупить и даже убить. Но, исполнив заветную мечту предков, Картос решил не останавливаться на достигнутом и задумал узурпировать власть.
- И лишь после того, как я проявил себя либеральным политиком, за мной пошли народные массы, а рядовые члены Совета ликов стали прислушиваться к моему мнению, - безликий окончил рассказ, лживый от начала до конца.
Мудрец предосудительно покачал головой:
- А я уж думал, что мы с вами сможем поговорить начистоту. В ваш рассказ могут поверить только анималы ввиду своей животной натуры и сексуалы, вечно занятые внешним видом.
- Браво, вы прошли мой тест на проницательность. Значит, я не ошибся, победа будет за нами. Помните, я говорил, что оппозиция не дремлет?
- Да, думаю, это стало главной причиной для приобретения такого транспорта и места жительства.
- Именно. А знаете, кто является идеологом, организатором и спонсором оппозиции?
- Вы, - спокойно ответил малах.
Картос разочарованно посмотрел на собеседника, но тот не изменил своего мнения.
- И вы так спокойно общаетесь с человеком, который, по вашему мнению, подрывает конституционные устои своей родины?
- А что мне остаётся делать? На данный момент я пока жив, что большая редкость для иностранца в ваших краях.
- Вот так всегда, - картинно развёл руками безликий, - я его спас, взял на поруки, покатал на собственном авто, привёл в дом, а он, оказывается, считает себя мухой в паутине кровожадного паука.
- Вы уж извините, что так получилось, но я не привык верить политикам, особенно тем, которые рассказывают, как принято было говорить в одном людском народе, сказки про белого бычка. Вы ведь типичный интриган, преследующий свои цели.
- Это вы поняли после того, как я сорвал относительно больного горла и поведал официальную автобиографию?
- Вот именно, что официальную, - подчеркнул Таррик, - это ключевое слово. А как было на самом деле?
- Не стоит ворошить прошлое, если впереди нас ожидает печальное будущее. Возвращаясь к вопросу об оппозиции, скажу, что главным является Корто.
- Кто?
- Поклонник рок-н-ролла, интересующийся историей погибшей цивилизации, меценат, уважаемый член общества, можно перечислять до бесконечности.
- Этот брюзга, недовольный тем, что за столько лет никто так и не узнал его облика? А вам не кажется, что он слишком стар, несговорчив, да и далёк от таких дел? Гуманоид, выбравший в качестве постоянного лика образ Элвиса Пресли, может быть только законченным романтиком, ностальгирующим о далёком прошлом, но не политиканом.
- Как вы за него заступаетесь, - восхитился безликий, - будто родной, а ведь ничего о нём не знаете. А я, стало быть, мечтаю о захвате власти и пытаюсь оболгать честного соотечественника. Тем не менее, вы не задумывались, как такой божий одуванчик досиделся в Совете ликов до седых волос?
- Сами же говорили, что несколько поколений ваших предков работали на государственной службе.
- Да, но никто из них не входил в элиту.
- Зато вы отличились, - парировал Таррик.
Безликий задумался. Чем больше он пытался очернить коллегу, тем сильнее за него вступался собеседник. Он решил прервать этот замкнутый круг довольно странным решением.
- Ладно, так мы ни к чему не придём. Давайте я прямо сейчас свяжусь с Корто, чтобы он показал вам свой знаменитый музей двойников. Кстати, я держу своё слово, поэтому вы получите любую картину.
Такой поворот событий мудрец понял по-своему.
- А взамен должен буду шпионить за вашим оппонентом?
- Вовсе нет. Пропав к нему в дом, достаточно проявить чуточку вашей проницательности, чтобы понять, кто был прав.
- Это вы на себя намекаете?
- Жизнь покажет.
Сев в транспорт, гуманоиды вернулись в коридор. Малах долго не решался потребовать полотно Альбрехта Дюрера и ограничился Шишкиным.
- Слушайте, но вам же явно понравилась та мазня, - удивился Картос, - вот её и берите.
“Ведь я поступаю против своей совести, - подумал Таррик, - волей-неволей мне придётся оказать ему услугу”.
Положив картину в тубус, хозяин торжественно вручил подарок гостю и ещё раз дал понять, что это никак не повлияет на его взаимоотношения с ним.
- Слабо верится. А почему вы так и сказали, что от меня требуется?
- Знаете, я решил не торопить события. Сейчас моя просьба покажется вам форменным ренегатством, но очень скоро вы сами предложите мне эту схему.
Малах ничего не ответил. Воспользовавшись затишьем словесной баталии, безликий связался с коллегой. Тот явно обрадовался возможности пообщаться с иностранцем и предложил оставить его на ночлег у себя дома.
- О, это будет здорово! Я доставлю его прямо к вашему музею.
- С нетерпением буду ждать. Вы настоящий товарищ, нам надо держаться вместе.
- Конечно, иначе оппозиция одолеет нас.
В этом диалоге было скрыто столько потаённого смысла и сарказма, что оба собеседника улыбнулись сложившейся ситуации. Создатель оппозиции был прекрасно осведомлён о том, что в кулуарах уже поговаривают о его причастности к противоправным действиям по отношению к рядовым членам Совета ликов. Картос же не сомневался, что безликий, располагающий широкой сетью агентуры, доподлинно знает, каким способом коллега пришёл к власти.
- Ну, всё в порядке? - спросил старик.
- Да-да, он возьмёт вас на ночь. Вы же не против?
- Нет, это большая честь для меня.
- Тогда поехали.
- Может, скажите, на что мне обратить внимание?
- Зачем же? Вы должны сами дойти до этого. Кстати, не подумайте, что я вас пугаю, просто примите к сведению. Все ваши предшественники погибли именно по вине Корто. Вы уже сами видели, что участь любого решения фактически зависит от трёх членов. Так вот во всех случаях этот поклонник рок-н-ролла выступал за казнь.
- А вы, разумеется, против, - иронично улыбнулся мудрец.
- Конечно, ведь они были на моей стороне. Поэтому, если хотите сохранить свою жизнь, не дружите со мной. Рассматривая двойников некогда известных личностей, как бы невзначай выразите своё негативное отношение ко мне.
- И я буду спасён?
- Остаётся только надеяться на это, - безликий похлопал собеседника по плечу, а потом и вовсе обнял.
“Прямо первый раз со мной такое, - подумал Таррик, - наверное, к старости мои феррамоны начали действовать и на представителей мужского пола”.
Добравшись до места, гуманоиды подождали ещё несколько минут, прежде чем подъехал правительственный экипаж с кортежем и народным ликованием. Ведущий член Совета ликов вышел из машины, приветственно помахал толпе и позволил сделать несколько дежурных снимков с ребёнком на руках.
Коллега уже дал себе слова, что не будет давить на малаха, но не выдержал и прокомментировал происходящее на площади.
- Ох уж эта показуха. В то время как его товарищи, словно крысы, прячутся по норам или разъезжают на бронированных каракатицах, вроде моей, стоимостью в несколько муниципалитетов среднего размера, Корто ничего не боится и даже общается с электоратом без посредников и охранников. А чего ему опасаться, если он сам лично планирует теракты, дерзкие преступления и избиения среди бела дня?
- Вопрос, наверное, риторический, - решил старик, - ну, я пошёл.
- Ага, идите и берегите себя. Да не забудьте картину.
- Давайте, я заберу её перед самым отбытием.
- А вы оптимист, - улыбнулся Картос, - столько пережили и наслушались, а всё равно верите в благоприятный исход дела.
- Чего и вам советую.
Таррик закрыл дверь и пошёл навстречу улыбающемуся политику. Тот представил подоспевшей прессе своего гостя, охарактеризовал его с самой лучшей стороны и намекнул на скорую дружбу расы безликих, малахов и техносов.
- А как же анималы и сексуалы? - удивились журналисты.
- Зачем нам звери и проститутки? - с ходу ответил Корто.
Его пресс-секретарь переменился в лице, подбежал к шефу и стал горячо шептать о добрососедских отношениях и недопустимости ксенофобии.
- Минуточку внимания, - попросил политик, - это я, конечно же, пошутил. На самом деле мы готовы протянуть нашу руку для дружественного пожатия всем, и не важно, что нам дадут в ответ: волосатую лапу или тонкую кисть с маникюром.
Чтобы больше акулы пера не поймали на слове и не пришлось менять собственное мнение на политкорректное высказывание, мужчина скорее удалился вместе с гостем под крышу музея.
- Репортёры, четвёртая власть, - пояснил он, - так и норовят застать врасплох, а потом представить в плохом свете. А знаете, на кого они работают?
- Ну, если у вас настоящая демократия, то СМИ должны быть частными.
- Верно! Поэтому все борзописцы принадлежат одному частному лицу.
- Картосу?
- Правильно, - оживился политик, - как догадались?
- Это же очевидно. Он мне сразу не понравился и, как оказалось, чувства меня не подвели. Представляете, едва мы оказались в его доме, он тут же попытался меня подкупить, предложив участвовать в сомнительной операции против вас.
- А ведь я его считал своим верным соратником. Мои службы неоднократно доносили, что он вербует иностранцев, но я не давал этому делу ход.
- К чему это попустительство?
- Не будьте так строги. Я безликий, в далёком прошлом человек, у меня тоже есть сердце. Разве я мог поставить вопрос ребром и предложить казнить своего товарища за государственную измену?
“Конечно, нет. Ведь тот, скорее всего, располагает неопровержимыми доказательствами вашей причастности к многочисленным преступлениям. Уж лучше казнить иноземцев, их всё равно недолюбливают в любой стране, считая засланными агентами”, - подумал Таррик, - похоже, эти безликие достойны друг друга. Один хочет захватить власть в свои руки, другой с помощью карманной оппозиции пытается её удержать. Что там говорил этот юнец Элацио? Дружить сразу с двумя. Точно!”
Гуманоиды медленно двинулись в путь. Впереди их ждало огромное количество залов с экспонатами, историю которых Корто знал лучше других, ведь многие из них приходились ему родственниками. Цель мудреца состояла в другом - разговорить политика, чтобы окончательно сформировать его психологический портрет, отвести от себя подозрения и познакомиться с оставшимся безликим из элиты. Но и без этой встречи старик понимал, что попал в самый настоящий загон с гиенами, где каждый так и норовил воспользоваться его помощью, а потом утолить зверский голод костями бывшего союзника.

Страница 3 из 4«1234»