Блог писателя. И этим всё сказано. Никакой коммерции, попытки втянуть в финансовую пирамиду или рассказов о безоблачном счастье Интернет-бомжа. Творчество и ничего кроме.

Братство эгоистов

- Сколько нас не потчуй положительными персонажами, но мы продолжаем испытывать странные симпатии к отрицательным героям. Как правильная школьница заглядывается на первого хулигана, так и мы надеемся, что когда-нибудь снимут реалистичный фильм, где жестокое зло победит добро-размазню, - приятный баритон молодого мужчины разносился по наполненной аудитории.
Вдруг лектор взглянул на дисплей сотового и встал с намерением покинуть аудиторию.
- Александр Олегович, куда же вы? Нам очень интересно, мы внимательно слушаем и не шумим. Может, ещё пять минут? - зароптали студенты.
- Перерыв - моё личное время, за которое мне не платят. Напомните, на чём я остановился, чтобы не упустить важных деталей, - бросил тот и ушёл.
В университете нельзя было найти более странного человека, чем этот. Его распределили в престижный вуз уже с учёными степенями и регалиями, поэтому здесь он имел повышенный оклад за отработанные часы. Обладая незаурядными ораторскими способностями, Александр Олегович увлекал ребят своим предметом, не желая того.
- Главное, чтобы экзамен сдали. Можно ненавидеть предмет, но знать его назубок. Так вот я этого и добиваюсь, - часто повторял лектор.
Все знали, что преподаватель не шутит, ибо за ним закрепилась дурная слава: денег не берёт, даже если попросить через хорошего знакомого; со студентками в порочные связи не вступает; поблажек не делает никому.
Друзей у Александра Олеговича в преподавательской среде не было, так как он всех избегал и не шёл на сближение. В самом начале в вуз являлись шикарно одетые люди, в присутствии которых сухарь моментально преображался. Но с каждым годом такие визиты происходили всё реже и реже, тем более, что после них преподаватель уже не веселел, как раньше, а мрачнел и бегал в медпункт с повышенным давлением. Кем доводились ему эти, по всей видимости, важные люди, и какие руководящие посты занимали - никто не знал, но о влиянии этих субъектов ходили легенды. Лишь наш герой прекрасно помнил, кому он обязан всему этому безбедному существованию и работе в престижном заведении.
Ещё будучи студентов вшивого филиала в не менее затрапезном городишке, тогда ещё просто Саша познакомился с весьма занятными людьми. Они выдавали себя за некую новую силу, что должна править всем миром.
- Мы все из братства эгоистов, - сказал тогда симпатичный брюнет.
- Да это же оксюморон вроде трезвого дворника. Эгоист никого не любит кроме себя, поэтому сторонится людей, считая их ничтожеством, что ползает под ногами. А братство - это всегда единство, объединение по общности интересов, - усмехнулся наш герой.
- Хорошо сказал! Но ты же не будешь отрицать, что по натуре ты человек нелюдимый и крайне подозрительный.
- А что делать, если вокруг одни враги и предатели, которые так и жду удобного момента, чтобы вогнать кинжал по рукоятку в спину.
Такие речи понравились главе местной ячейки, который затем признался, что давно наблюдал за Сашей, однако вынес решение только сейчас:
- Ты нам подходишь, честное слово! Только учти, раз войдя в наше братство, выйти живым не удастся. Конечно, всем новичкам кажется это очень смешным и глупым, будто мы масоны какие-то или сектанты, пудрящие мозги массам, но всё гораздо серьёзнее.
У Саши было достаточно знакомых обоих полов, которых с натяжкой можно было назвать друзьями. Видимо, он расценил, что и эти чудаки с лёгкостью могут войти в эту категорию.
- Выбирай перстень или медальон, - приказала главарь.
Он достал украшения из благородных металлов, где было выгравировано “БЭ”, что, как решил наш герой, означало “Братство Эгоистов”.
- Пожалуй, медальон! Его родители не заметят и не начнут задавать вопросы, откуда же у меня взялся дорогой перстень, - решил Саша.
- Имя оставляешь мирское или хочешь войти в братство под псевдонимом?
- Будь я каким-нибудь рядовым Васей или классическим Ваней, то да, но я же Александр!
- Мне нравится твой настрой, себялюбие - разве это не синоним эгоизма? - ухмыльнулся главарь.
Очень скоро наш герой понял, что братством эту организацию можно назвать с трудом. Да, в случае чего можно было призвать на помощь хоть всех членов общества, но затем пришлось бы долго расплачиваться. Оказалось, что внутри действовала своя валюта, суть которой был престиж и уважение, а уж их по местным законам всегда можно было перевести в материальные ресурсы.
- Как я посмотрю, ваша деятельность полностью поставлена на коммерческие рельсы, существуют даже прейскуранты цен, - удивился Саша, получая очки за подготовленный для кого-то реферат.
Накопив достаточно баллов, наш герой заменил свой старый медальон другим, означавшим более высокую степень.
- Только ты должен нам ещё вот столько очков. Ты же не думаешь, что стандартный медальон мы дали тебе просто так? Он ведь тоже денег стоит, - объяснил местный бухгалтер.
Праведный гнев и удивление такой жадности и расчётливости уступил коммерческий азарт. Теперь Саша печатал миниатюрные шпаргалки, готовил многостраничные доклады и даже переводил тексты по ненавистному немецкому языку, лишь бы заработать лишние очки, которые тут же тратились на предметы с символикой “БЭ”.
- Скажите, а как вы выгравировали эти малюсенькие буквы на крышке сотового, и почему он так дорого стоит? - спросил Саша, разглядывая модную “раскладушку” в торговом центре.
Он до сих пор удивлялся тому обстоятельству, что практически в каждом крупном магазине сидел свой человек, который по предъявлении медальона тут же выкладывал на прилавок уникальные вещи, не поступавшие в продажу простым смертным.
- Господь с тобой, я всего лишь продавец, то надо спросить на заводе, где производят эти телефоны, - отмахнулся молодой человек.
- Хочешь сказать, что наши и там есть? Написано же, что сделано в Японии. Врут? - улыбнулся наш герой.
- Обижаешь! Это действительно Япония, только “серая” сборка, которая производится на том же оборудовании, только во внеурочное время. А дорого оттого, что написано настоящим золотом, а камни - изумруд и сапфир. Могу жать точно такую же модель, только там надпись поскромнее будет, однако советую человеку с медальоном такого ранга приобрести именно этот вариант.
Проклиная своё честолюбие, Саша достал именную карточку, с которой через миниатюрный терминал были списаны заветные баллы.
- Эти штуки ведь тоже специально для нас сделаны, - сказал продавец, возвращая карточку.
Никто не догадывался о том, что происходит с Сашей. Родители с детства привыкли к молчаливости сына, знакомые же не имели привычки лезть в душу к человеку, который порой забывал с ними здороваться. И сколько бы братья не просили его одеваться подороже и со вкусом, наш герой продолжать ходить в тех обносках с блошиного рынка, что носило подавляющее большинство сверстников.
- Ты же эгоист, один из нас! Неужели тебе не наплевать на общественное мнение? Ты хочешь быть как все, зарыть свою индивидуальность? - бушевал главарь.
- Будет слишком много вопросов, лучше оставить это на закуску, а потом скрыться из виду, покинуть это болото, - замечтался Саша.
- Кстати, это можно сделать. Если ты будешь и дальше таким ретивым, то по окончании учёбы мы найдём тебе применение. Кем бы ты хотел стать? При выборе профессии учти, что тебе не потребуется много денег, ибо всем эгоистам запрещается иметь семью. А раз тебе не о ком заботиться и не кому оставлять наследство, то и жить, ровно как и работать, следует в своё удовольствие.
И тут наш герой сам удивился своему ответу:
- Я хочу стать преподавателем в вузе, притом в каком-нибудь престижном, получать оклад выше, чем у других, иметь кучу степеней и прочего.
- Какие проблемы! Кстати, ты в курсе, что ты первый кандидат на встречу со старейшинами из области? Конечно, если как следует потрудишься в ближайшее время. Если хочешь, я замолвлю за тебя словечко, чтобы тебя приняли раньше положенного срока, но скоро ты станешь достаточно могуществен, чтобы не просить, а требовать.
Следующая неделя прошла в хлопотах: Саша не спал сутками, печатая рефераты, исправляя сочинения младших братьев по обществу лишь затем, чтобы заработать нужное количество очков. Этого дня наш герой ждал сильнее, чем дня рождения в детстве. Именно сегодня он должен встретиться с очень высокими людьми в иерархии братства. Притом это должна быть не просто встреча в урочное время в назначенном месте, нет, большие люди сами придут к нему, чем выкажут особое уважение и признание заслуг перед братством.
С утра позвонил главарь и умолял прилично одеться:
- Эти люди могут подумать, что ты стесняешься своего вступления в братство и маскируешься под простолюдин. Если тебе наплевать на себя, то подумай о нашей ячейке, которую могут прикрыть из-за одного такого балбеса.
Саша достал все обновки с символикой “БЭ”, обвесился золотыми цепочками и, поглаживая дорогущий сотовый телефон, направился к выходу.
- Сынок, откуда это всё у тебя? - удивилась опоздавшая на работу мать.
- Заработал честным путём, - твёрдо сказал наш герой.
- Это где же такие места, когда мы с отцом крохи зарабатываем?
- Надо знать места, - усмехнулся сын и захлопнул дверь.
Он прекрасно знал, что когда-нибудь этот разговор случится, но даже не представлял, что поступит так. Месяц назад он, скорее всего, стал бы лепетать о тоннах разгруженного угля и переведённых через дорогу старушках, сейчас же ограничился короткими рублёными фразами.
Едва зайдя в родной вуз, Сашу тут же отступили приятели. Кто-то присвистывал от удивления, сзади послышался звук падающей на пол челюсти, словом, эффект был ещё тот. В заключении к нему подошли неизвестные окружающим люди: два высоких атлетически сложенных парня и обворожительная брюнетка среднего роста.
- Так это ты Александр Великий? - осведомилась девушка.
- Я только учусь, - скромно потупился наш герой.
- Теперь ты один из нас, а с ровней мы здороваемся так, - ребята горячо обнялись, с девушкой же Саша расцеловался.
- По старинному обычаю, троекратные поцелуйчики в щёчки, - сладко промурлыкала дама.
Для людей, знающих Сашу, это была настоящая загадка: каким образом он, нелюдимый, неприметный и много ещё что не, смог познакомиться с такими колоритными личностями.
- Это мои друзья, - отмахнулся парень, словно, прочитав мысли гудящей толпы.
- А мы думали, что ты после школы сидишь, как крыса, дома и зубришь уроки.
- Просто, я общаюсь с теми, с кем мне хочется. Вы же не представляете для меня никакого интереса, - ухмыльнулся наш герой.
Парни одобрительно покачали головами, девушка же крепко прижалась к тщедушной тушке молодого человека:
- Действительно, какой смысл общаться с быдлом?
- Правду говорят, что дуракам везёт, - подытожили местные мажоры, однако не стали вступать в рукопашный конфликт.
Но члены братства этого уже не слышали. Они вышли из стен альма-матер для серьёзного разговора.
- Надеюсь, ты понимаешь, что не каждому смертному удостаивается честь стать одним из нас. И уж далеко не каждому счастливчику из провинции везёт настолько, чтобы лицезреть магистров живьём. Ты нас заинтересовал настолько, что мы готовы исполнить твою просьбу прямо сейчас, - сказала девушка.
- Какую? - удивился Саша.
- Парень, не надо, мы всё знаем, - подали голос до сих пор молчавшие молодцы.
По всей видимости, главарь, побоявшись, что его место займёт наш герой, всё-таки рассказал о его мечте, чтобы убрать с глаз долой ретивого конкурента.
- Ах, это! Ну, да, было дело, только я ещё студент. Для начала надо бы окончить вуз, потом поступить в аспирантуру, затем целый ряд научных работ, - стал загибать пальцы Саша.
- От тебя только требуется согласиться, а всё остальное мы берём на себя. Поверь, во всех нужных местах уже сидят наши люди, - таков был ответ, после которого наш герой и стал самым молодым преподавателем престижного вуза.
Однако на этом и закончились его великие достижения. И сколько раз к нему не приходили старейшины, Саша продолжал твердить:
- Один брат в провинции сказал мне, что семьи эгоисту иметь не полагается, стало быть, стремиться к высокому заработку нет смысла.
Братья всё реже и реже навещали его, поняв, что не на того напали. Выбравшись из болота, теперь уже Александр Олегович жил в своё удовольствие: заваливал студентов, ни с кем не общался, пренебрегал коллегами и знал, что в случае его смерти братство особо не разживётся, ибо все доходы тратились на сиюминутные удовольствия.

Сенсуалисты

- Ты хоть понимаешь, какая тебе удостоена честь? Это ведь не сатанинское жертвоприношение или дар в честь языческих богов. Твоя жизнь пойдёт на развитие нового члена нашего общества, - нос дорогого ботинка пнул хорошенькую сопатку не менее хорошенькой девушки.
Та лишь что-то жалобно промычала сквозь скотч и попыталась порвать железные оковы.
- Тщетно, деточка, - улыбнулся неизвестный.
Тусклое освещение не позволяло рассмотреть мужчину с классическим баритоном, с каким можно было смело выступать на сцене. Он хотел ещё что-то сказать, но внимание переключилось на двоих молодчиков, с шумом вошедших в здание. Незнакомец побагровел:
- Ну, чего вы там топчетесь? Заносите его быстрее в дом, а то у дамочки сейчас разрыв сердца приключится, что совсем не входит в наши планы.
Здоровяки внесли молодого человека, связанного по всем голливудским канонам: руки и ноги были крепко перетянуты морским узлом, глаза завязаны чёрной материей, рот заклеен скотчем.
- Вы же ему кровообращение нарушите! Скорее развязывайте, а то калекой останется, - замахал руками главарь.
- Да он и так какой-то малокровный. Обычно когда в рыло даёшь, так сразу же кровь хлещет, а этот только хрюкнул и набок завалился, - промычал один из бугаёв.
- Ты с ума сошёл! Я не давал приказа бить его. В следующий раз пойдёшь на заклание вместо неё, - рассвирепел мужчина и яростно принялся разрезать верёвки огромным ножом.
Вскоре повязка с глаз и скот со рта были удалены, и на свет божий предстал симпатичный молодой человек, испуганный до предела. Дима был простым клерком в рекламном отделе и знал, что с ним никогда не случится ничего криминального.
- Конечно, реклама подкормки миниатюрных фиалок - дело ответственное, но не думаю, что разбушевавшиеся садоводы схватят меня и кастрируют ржавым секатором. Хотя не спорю, что в последней редакции нашей рекламы много обмана, - любил шутить наш герой.
И вот теперь он с ужасом понимал, что попал в какую-то переделку. А ведь день начинался так спокойно…
С утра звон будильника, погода за окном и социальная политика правительства, как обычно, до ужаса раздражали. Кое-как выбравшись из тёплой постели, Дима с удивлением обнаружил, что в доме закончилось абсолютно всё, начиная зубной пастой и туалетной бумагой и заканчивая продуктами питания.
- Ничего, это даже полезно - голодать раз в неделю, - успокоил себя молодой человек и отправился на работу.
Там рёв желудка напрочь заглушал трель телефонных звонков, отчего все сотрудники укоризненно смотрели на нашего героя. Тот лишь виновато улыбался и тайком откусил добрую половину бутерброда с куриной тушёнкой. Начальник отдела был в ярости.
Потом же в офис пришли прилично одетые люди с видом уголовников.
- О, видимо, прибыльные клиенты, - подумал Дима, зная, что таким субъектам можно предложить любую ерунду по запредельным ценам, если предварительно сказать, что это “реальная фишка”, а не какая-то “беспонтовая шняга”.
Бритоголовые парни вежливо, насколько позволял уровень их образованности, попросили вызвать нашего героя, после чего бестактно дали ему в нос и погрузили в машину.
Сейчас же, увидев мужчину приятной наружности с ножом, в глазах замелькали кадры из жизни. Дима, вспомнив все ранее просмотренные психологические триллеры, сразу понял, что бояться надо не чурбанов с твёрдыми кулаками, а этого волка в овечьей шкуре.
- Ну, они вас не сильно помяли? - ворковал в это время незнакомец.
- Всё в порядке, только переносица сломана, отчего в скором времени я буду храпеть, поэтому жена, которой пока у меня нет, обязательно меня бросит, - как можно бодрее ответил наш герой.
Он решил показать всю свою храбрость, которой, откровенно говоря, никогда и не было, чтобы не разрыдаться раньше времени.
- Замечательное чувство юмора, - отметил мужчина и велел бугаям убраться.
- А если он на вас кинется? - спросил один из них.
- Вы из буйных? - обратился мужчина к Диме.
- А будете бить?
- Упаси Боже, разве я похож на такого человека? - искренне удивился незнакомец, сжимая в руках огромный нож.
Начавшаяся биться в истерике закованная девушка явственно дала понять, что этот мужчина способен на многое.
- Не обращайте внимания, это мой подарок вам, но ваше сознание пока ещё не созрело до него, - улыбнулся незнакомец и предложил звать его магистром.
Следующие десять минут Диме было предложено выпить, закусить, закурить, принять удобное положение в комфортабельном кресле и сходить по малой нужде.
- Или по большой, как будет угодно, - ещё более приторно улыбнулся мужчина.
На все жесты доброй воли наш герой отвечал отказом, дожидаясь перехода к причине его похищения.
- Скажите, вы умеете продлевать физиологическое удовольствие? - спросил, наконец, магистр.
- А то! Я натренировал свой организм таким образом, что с утра не хожу в туалет и терплю до тех пор, пока не умоюсь, не поем и не почищу зубы. Когда же появляется шум в ушах и резь в глазах, я бегу в кабинет 00 и отрываюсь по полной программе. Жаль только, что моё счастье не вечно - я когда-нибудь состарюсь и не смогу терпеть. Страсть не радость, сами понимаете, - вдруг разоткровенничался молодой человек.
Таких интимных подробностей он не раскрывал даже своей девушке и маме, но теперь решил излить душу человеку с ножом, в доме которого была закована симпатичная девушка. Тот факт, что по его приказу схватили Диму, только добавлял желание рассказать правду.
- Стало быть, я в вас не ошибся. Понимаете, мы за вами следили, но всё равно не отрицали вероятность ошибки, теперь же это исключено. Хотите быть одним из нас? - спросил магистр и включил плазменную панель.
- Если такой состоятельный, то чего же на электричестве экономит? И почему держит пленницу в зале? А если гости придут? Неужели не может позволить себе снять какой-нибудь подвальчик, пусть даже без удобств и отопления. В конце концов, не ему же там сидеть, - проносилось в голове Димы.
Тем временем на экране мелькали кадры исторической хроники: магистр и Ленин, магистр и Сталин, магистр и Гитлер, словом, магистр был везде.
- Вообще-то я был знаком и с Сенекой, но тогда ещё не было кинематографа. Зато у меня есть некоторые древние талмуды, подтверждающие знакомство с влиятельными людьми Рима.
- Охотно верю, - закивал головой наш герой.
На днях по кабельному телевидению показывали театр двойников, где Ленин танцевал с Пугачёвой, не боясь мести Киркорова, который по сценарию ещё был её мужем. Молодой человек не стал подавать виду, но сразу же сообразил, что за энную сумму денег можно сфотографироваться с двойником любой известной личности, а потом дурить голову честным клеркам с перебитым носом.
- Вы, наверное, хотите узнать, как же мне удалось столько прожить, - предположил мужчина.
- И ведь ни один нерв на лице не дёрнулся. Вот уж умеют люди врать, - восхищённо подумал Дима.
- Молчание - знак согласия. Итак, я магистр древнего ордена сенсуалистов, которые черпают силу исключительно из чувств различного спектра. Естественно, произошёл раскол, в результате которого некоторые отступники осудили мои методы и создали свой лагерь. Им, знаете ли, претит убивать двадцатилетних девственниц для блага общества.
- Ого, это ж где вы таких находите? Может, снизить возрастные рамки до пятнадцати лет? - осмелел наш герой.
Он понял, что имеет дело с типичным шизоидным типом. Те парни, скорее всего, являлись детьми отца-извращенца, который от нечего делать придумывал небылицы и рассказывал случайным людям. Максимум, что он мог сделать, попросить ребят ещё раз нокаутировать пленника и выкинуть в лесу.
- Точно, как только выплеснет из себя все сказки, тут же меня отпустят, - облегчённо вздохнул Дима.
- Эти ренегаты позабыли о своих корнях, черпая жизнь лишь из положительных эмоций. Они нюхают цветы, любуются восходом и закатом, летом слушают рокот моря и не гнушаются принимать солнечные ванны.
- Вот гады! - хлопнул себя по бедру наш герой.
- А я остался незыблем, как скала, отчего и продолжаю работать, так сказать, старыми дедовскими методами, - признался магистр и метнул нож в тело девушки.
Дима моментально понял, что несколько недооценил степень сумасшествия мужчины. Тот, увидев испуг в глазах парня, троекратно повторил процедуру и с причмокиванием облизал острие ножа.
- А теперь попробуйте вы - это ещё прекраснее, чем топтаться возле туалета в ожидании предела. Главное, чтобы жертва понимала, что вы будете её мучить. Смотрите ей в глаза и подавайте сигнал о безысходности её участи, - магистр по-отечески похлопал нашего героя по плечу и протянул ему нож.
Дима спокойно принял холодное оружие, развернулся в сторону девушки и стал всматриваться в её глаза. Там отражался силуэт за спиной: мужчина мотал из стороны в сторону, ожидая получения нового адепта. Решение возникло моментально - убить негодяя его же ножом…
Вновь обретя способность говорить, девушки тут же сообщила, что и как надо делать. Она была осведомлена, где ключи от оков, когда вернутся головорезы и где хранится крупная сумма денег.
- Я думаю, их можно взять в качестве морального ущерба, тем более что они ему больше не понадобятся, - вкрадчиво сообщила спасённая пленница.
Решив, что, убив, грех не украсть, Дима трясущимися руками извлёк наличность, которой оказалось чересчур много для одного человека, выжившего из ума.
- А что ты хотел, это же общак, котёл, касса ордена.
- Хочешь сказать, всё это правда? - удивился наш герой.
- Разумеется! Думаешь, чего он меня тут держал? Я как раз принадлежу к враждебному ответвлению, которое не признаёт насилия. Кстати, мне 675 лет, но можешь называть меня на ты, я не против. Понимаешь, эмоции - психическая энергия, до конца не изученная классической наукой. Одним людям унижение простых смертных и изощрённые издевательства приносят силу, мы же довольствуемся созерцанием прекрасного на этой планете. К сожалению, основная масса людей вообще не понимает, о чём это мы, но как только магистр показывает деньги, особо изворотливые тут же принимают его позицию. Но ты не такой, поэтому можешь пойти со мной. Более того, ты обязан так поступить, так как за твою голову будет назначена такая цена, что до завтра ты уже не доживёшь.
Дима слушал эту сказочную тираду и лишь удивлялся тому, как быстро затягиваются раны девушки. Кровь не только густела и переставала идти, она будто возвращалась на своё исконное место, не оставляя даже рубцов и иных следов нападения. Лишь порванная одежда напоминала об инциденте.
- Я бы с радостью, но не могу. Он ведь следил за мной, так как есть во мне какое-то зло, - печально вздохнул наш герой.
- Это ты о том, что в детстве лупил из рогатки по невинным птичкам? Стыдно, конечно, но зато теперь у тебя есть отличный шанс доказать всему миру и, прежде всего, себе, что ты изменился.
- Но он ведь имел в виду совсем другое, - сопротивлялся парень.
- Ты всё ещё переживаешь об Арнольде? - девушка нежно коснулась плеча.
- Я вырос в семье со средним достатком. Мои родители всегда отличались трезвым умом, расчётливость и экономностью, близкой к жадности. У меня даже не было домашнего животного; до сих пор удивлюсь, как я не стал бездушным маньяком. А когда мамина подруга пришла к нам в гости с золотой клеткой, где лежал огромный персидский кот, то…
- Да-да, ты вынул его из клетки, чтобы поиграть, но своенравный Арнольд забил хвостом, поцарапал тебя, убежал, а в заключение наложил кучу на твоё домашнее задание по физике. Ты не перенёс нанесённого оскорбления и дал ему пинка под зад, а потом ещё и ещё. Ты даже заставил его нюхать твои носки, что, конечно, при желании можно приравнять к смертному греху. Ладно, забудь об этом, Арнольд жив до сих пор, лишь в тот день у него пропал аппетит и разыгрались газы, а наутро всё прошло. Ну, так мы пойдём или будем дожидаться головорезов, для которых твои прегрешения - детский лепет.
Дима горько улыбнулся, ведь девушка не знала самой большой тайны: два года назад в состоянии острой депрессии наш герой, гуляя по лесу, набрёл на сборище слизняков и улиток. Взяв одну из них, он принялся поджигать её пламенем из зажигалки, пока раковина не лишилась своей безобидной хозяйки. В тот день популяция улиток лишилась 23 особей, а ведь среди них были женщины и дети.
- Не спи - замёрзнешь! - крикнула в ухо девушка.
Молодой человек заморгал глазами и с удивлением обнаружил, что находится в залитой солнцем комнате, его окружают светлые лица и кадки с огромными цветами.
- Это оранжерейные, понюхай, - подтолкнула Дима какая-то дама.
Запах оказался до боли знакомым, как это бывает со всеми приятными чувствами. Сердце кольнуло, вспомнилось детство в целом и бабушкины ватрушки в частности.
- Что это было? Тмин, мак, какие-то специи? И как ей удавалось доставать их во времена всеобщего дефицита, - задумался наш герой.
Он случайно перевёл взгляд на окружающих, которые моментально преобразились. От каждого исходил приятный аромат, лица искрились и сверкали, над головами округлился нимб.
- Ангелы! - с придыханием воскликнул парень.
- Теперь ты один из нас, - прощебетала в ответ девушка и повела Диму по длинному светлому коридору.

Переход количества в качество

Деградация

Ваня иногда любил от души поболтать с другом, который тоже был не прочь пофилософствовать. Делали они это от праздного безделья и нехватки карманных денег.
- И что это все люди, как люди, а нам вместо холодного пива приходится мечтать о внеземных цивилизациях и рассуждать на тему докритического периода Канта? - спрашивал иногда Коля.
С некоторых пор с ним произошли разительные изменения: он не следил за разговором, повторял одно и тоже и засыпал в самый ответственный момент.
- Колян, ты чего? - удивился наш герой.
Друг некоторое время юлил, а потом признался, что же с ним произошло:
- Помнишь наш недавний разговор о людях и животных?
Ваня напрягся, но в памяти остались лишь смутные образы. Они сидят друг напротив друга и болтают о преимуществах домашних животных над людьми.
- Если бы ты знал, как я люблю Шарика. Не подумай ничего плохого, но он мне роднее всех на свете. После родителей он третье существо, ради которого я отдал бы свою жизнь, - признался тогда наш герой.
- Охотно тебе верю! У меня была черепашка, так я даже был против, когда папа предложил сварить из неё суп. А когда он всё-таки это сделал, я горевал до тех пор, пока мне не купили роликовые коньки, - закивал головой Коля.
Потом с работы пришли родители и отправили бездельников на улицу, чтобы они в кои-то веки купили съестного. Однако в тот день семья осталась без ужина, ибо денег хватило лишь на пол-литра и закуску, которые были употреблены молодыми организмами в качестве морального ущерба.
- Так вот после этого разговора я познакомился с одним забавным стариком. Он недавно переехал в наш дом, поэтому толком его никто не знает. Говорят лишь, что он на пенсии, а до этого работал то ли преподавателем, то ли в застенках НКВД, затем КГБ и до тех пор, пока не развалился Советский Союз. На днях он полностью пересказал мне наш с тобой диалог и предложил прочесть занятную книжку. Я-то думал, что это будет какой-то том Ленина или “Капитал” Маркса, но оказалось, - широко раскрыл глаза Коля.
Если верить молодому человеку, то было это так. Поднимаясь по лестнице, парень услышал скрип двери. Действительно, это новый сосед высунулся из своей квартиры и, шамкая губами, спросил:
- Скажи, внучек, ты никогда не задумывался, почему, чем ничтожнее существо, тем больше оно о себе думает и мнит неизвестно что?
- Что вы имеете в виду? Я же всегда здороваюсь и не называю вас старым хрычом, - удивился молодой человек.
- Перестань, я никогда не перехожу на личности. Помнится, ты беседовал на эту тему с другом. Хотелось бы продолжить ваши мысли, если позволишь. Понимаешь, когда человек переступает определённый порог, то достигает понимания, что я - это животное, а мы - общество, ради которого и стоит жить. Существование единоличника, который пытается достичь сиюминутных удовольствий, возможно лишь в случае отсутствия воспитания или же аморальности общества. Ведь глупо принимать на построение новой церкви деньги, добытые неправедным путём. А как быть с благотворительностью, которая служит для многих источником отмывания криминальных денег? Может, в таком случае мы достойны всех тех страданий, что сваливаются нам на голову?
- Хотите сказать, что мы должны упасть ниц, надеть балахоны и массово уйти в лоно церкви? Кстати, а откуда вы знаете о нашем разговоре с другом?
- Я говорю лишь о том, что знаю. Давным-давно все мы были великими существами, намного превосходившими привычное понимание слова “Бог”. Всемогущество африканских идолов или древнегреческих олимпийцев - ничто по сравнению с теми способностями, что мы потеряли.
- Это вы сами придумали?
- Читал в одной умной книге, кстати, могу дать почитать. Только учти, многое из этого тебе не понравится. Правда глаза колет, - старик тут же протянул увесистый кирпич с золотым тиснением.
Коля шмыгнул носом и уставился на нашего героя. Тот недоверчиво покачал головой и усмехнулся:
- А больше он тебе ничего не дал? Может, динамитную шашку или портупею Буденного? Всё-таки не стоит увлекаться в своих творческих начинаниях, а то можно дойти до марсиан и теории всемирного заговора.
- Если не веришь, то сходи к нему сам, - обиделся друг.
- И как ты себе это представляешь?
- Если он увидит тебя, то сразу всё поймёт. Поверь, этот человек знает всё о нас, вот в чём парадокс.
Ваня ещё некоторое время пытался убедить парня, что тот бредит, однако пойти в гости к старику всё же пришлось. Взяв в руки рекламный листок стирального порошка, молодой человек позвонил в дверь.
- Ванюша, ты? - раздалось по ту сторону.
- Ничего удивительного, у деда есть внук, сын или просто знакомый с таким же именем, - решил наш герой.
Вскоре ему пришлось убедиться, что старик действительно не такой, как все. Мало того, что он ежеминутно цитировал классиков, так ещё и стал рассказывать обо всех забавных моментах в жизни нашего героя.
- Чекист, - понимающе улыбнулся Ваня.
- Фома неверующий, - обречённо вздохнул пожилой человек, но всё же стал рассказывать гостю свою дивную историю.
- То есть, по-вашему, получается, что деградация существует на протяжении стольких лет, а мы даже не заметили. Никто даже не задумался, почему же Александру Македонскому в неполные 33 года удалось захватить столько, сколько не смог больше никто. Ни Наполеон, ни Гитлер при всём старании не смогли достигнуть таких вершин.
- И если честно, никто и никогда не сможет повторить этого, - кивнул головой старик.
- Бред всё это! Да, римляне создали свод законов задолго до нашей эры, но тогда всё равно не было тостеров, телевизоров и компьютеров, поэтому в техническом плане мы впереди планеты всей.
- Глупец! Хитроумными агрегатами мы пытаемся заменить то, что раньше было в самой нашей сущности. Да я в лучшие свои годы мог взглядом испепелить стену, одним лишь прикосновением пальца убить многоглавую гидру и утопить в слюне Геракла.
- Ну, вот только не надо завираться! Между прочим, греческая мифология умалчивает о данном факте, ровно, как и о странном хвастуне, который сидит передо мной.
- Ах, так? Смотри, - собеседник взмахнул сухенькой рукой.
Тут же некогда пыльный ковёр советских времён превратился в плазменную панель широкого размаха. Изображение с калейдоскопической быстротой стало меняться, однако наш герой успел узреть эмблемы некоторых каналов, которые никогда прежде не видел.
- Странно, вроде то же кабельное, а станций значительно больше. Этот агрегат соорудили спецслужбы? Там, наверное, встроенный ТВ-тюнер, который принимает сигнал круче любой современной спутниковой тарелки. Эх, завидую я вам, чекистам! И людей пытали, и жили хорошо.
Старик вскипел. Он вскочил с места, стал нарезать круги по комнате и кричать:
- Мне пришлось испытать на себе негативные последствия деградации. Простому смертному невозможно представить, как же это плохо, когда по прошествии многих лет с утра у тебя вдруг болит голова, ломит кости и тянет на солёненькое. Эх, а я ведь помню времена, когда был способен на завтрак захватить поселение, вырезать непослушных, а уже к ужину дать им хартию вольностей.
- И как же это вам удавалось? - недоверчиво спросил Ваня.
- Я начал эту жизнь пророком одной очень перспективной религии. Если быть откровенным, то я до сих пор злюсь на Иисуса, который чуть ли не полностью перенял мои идеи.
- Вот как? И кем же вы были?
- На Среднем Востоке в древние века была популярна такая религия как зороастрианство. Так вот я и был тем самым Заратустрой, владевшим умами всех Персии и окрестных деревень.
- Ну, Иран - это ещё не весь мир.
- Молодой человек, плохо, что система образования дала трещину, в противном случае я не услышал бы такой глупости. Персы в лучшие годы владели такими несметными богатствами, поработили столько народов, что нынешние диктаторы не смеют и мечтать.
- Извините, у нас в школе историю завуч вела. Так она или опаздывала на пол-урока, или вовсе не приходила, а потом передавала через старосту, какой параграф надо выучить. Зато у всех были только “четвёрки” и “пятёрки”.
Старик нисколько не обратил внимания на оправдание молодой человека:
- Шли годы, я же оставался бессмертным. Конечно, тяжело было смотреть на все изменения в худшую сторону, но настоящий ужас начался потом. Когда я почувствовал первые признаки неведомого до сих пор старения, в голову пришла страшная мысль о моей смертности. Но вскоре меня нашли другие вечные скитальцы, которые и поведали грустную историю. Оказывается, регресс человечества сказывается и на нас, но не в такой мере. Чтобы избежать такого результата, следует постоянно подтягивать простых смертных до нашего уровня. А это, признаться, не так-то просто.
- Замечательно! А при чём тут мы? Коля - человек доверчивый, можно сказать, экзальтированный, поэтому легко может оказаться марионеткой в чужих руках, но какой смысл возиться с бедным студентом? Я, конечно, значительно умнее друга, но не обладаю рычагами управления, - рассуждал вслух наш герой.
- Бессмертными не рождаются, ими становятся, притом далеко не герои, не накачанные атлеты и даже не сынки богатых родителей. Есть у вас с другом некий духовный стержень, который и проложит вам путь к вечной жизни. Но для этого вам надо…
- Пожертвовать энную сумму денег вашей секте, угадал?
Старик печально покачал головой:
- Твой цинизм и неверие когда-нибудь погубят тебя. Для обретения бессмертия вам надо отправиться в древность и перенести муки других великих людей. На какой-то миг может показаться, что смерть близка, но это лишь кажущееся чувство. Если пройдёте испытание, то вернётесь в это время обновлёнными людьми; если же нет, то забудете обо всём этом.
Ваня хотел возразить собеседнику, но вдруг ощутил на себе тяжёлое дыхание смерти. Он с трудом раскрыл глаза и обнаружил вокруг большое скопление людей.
- Сжечь ведьму! - кричали женщины неприятной наружности и показывали на него пальцем.
Наш герой удивлённо посмотрел на них, давая понять, что он-то уж точно не ведьма. К тому же, пальцем показывать неприлично, особенно на человека.
- Зачем шуметь? - пропел Ваня женским голосом.
Глаза стремглав опустились вниз: так и есть, полная грудь, длинные ножки.
- Выходит, старик действительно обладает какой-то потусторонней силой. Я оказался в ненужное время в ненужном месте, ведь во времена инквизиции завистницы могли запросто оклеветать девушку, которая превосходила их по красоте. Надо же, выходит, не так уж плохо я знаю историю, - подумал наш герой.
Он тщетно пытался убедить “грязных недотёп и прочих средневековых товарищей”, что сжигать человека нехорошо, но в результате лишь ускорил действие.
- Ух ты, шашлычком запахло, - потянул носом Ваня.
Но уже в следующую минуту ему было не до смеха, ибо он ощутил всю ту боль, что испытывали тысячи невинных агнцев, возложенных на костёр священной инквизиции.
- Аутодафе - это по-нашему, - отметил наш герой, открыв глаза.
Теперь действие происходило в антураже восточных цивилизаций. И если средневековый английский был хоть сколько-то понятен, то сообразить, что же бормочут басурманы, было невозможно.
- Руссо туристо, облик аморале, ферштейн? - Ваня предпринял робкую попытку.
Бородачи зашипели на него и стали тыкать то ли рогатинами, то ли алебардами. В любом случае, было невыносимо больно. Картины менялись удивительно быстро, отчего физическая боль притупилась. Порой молодой человек не мог даже сообразить, в каком веке он очутился, как казнь заканчивалась его смертью.
- Страдания тела - ничто, но что ты скажешь о смятениях души? - с небес раздался знакомый голос.
- А, это вы, товарищ чекист. Извините, что я подозревал вас в сношениях с силовиками. Разумеется, вы намного круче их, так как даже Берия не мог перемещаться во времени. Скажите, а когда будет конец? Признаться, мне почти уже не больно, лишь жаль тратить командировочные. Ведь, я так понимаю, за это путешествие кто-то платит, притом прилично?
- Не волнуйся, осталось последнее испытание, но самое важное. Ты должен сразиться с гладиатором, который является твоим самым лучшим другом.
- По сценарию? - уточнил Ваня.
- По жизни. Ты будешь драться не на жизнь, а насмерть с Колей. Кто из вас останется жив, тот и получит бессмертие.
- А проигравший?
- Умрёт, - сухо ответил старик.
- Только в этом мире? - с надеждой в голосе спросил молодой человек.
- В астральном плане. Это означает, что его не будет ни в каком времени. Смерть есть смерть.
- Но вы же говорили, что это всего лишь испытания, по окончании которых мы вернёмся домой.
- Но я же не уточнил, в каком именно состоянии вы вернётесь, - таковы были последние слова, прежде чем наш герой оказался на поле боя.
- Колян, это же я, Ванёк! Узнал? - приветственно помахал оружием парень.
- Узнал, а толку? Мне придётся убить тебя, чтобы стать бессмертным, в противном случае это сделаешь ты. На войне как на войне, ничего не поделаешь. Давай обойдёмся без сантиментов, пусть победит сильнейший, - слова друга, как острое лезвие ножа, резали сердце и душу Вани.
- Мы же можем просто сложить оружие, вернуться в наш мир и радоваться жизни. Вспомни наши обсуждения гегелевской диалектики, осуждение софистов, это же так здорово.
- Я не хочу провести в таком состоянии ещё хотя бы пять минут. Меня тошнит от этих дурацких бесед, которые интересны только нашему преподавателю философии и двум чудикам, которые стопроцентно не достигнут ничего в жизни. Став бессмертным, пусть даже не таким, как Заратустра, я сделаю этот мир лучше для себя. Для начала, конечно, изменю внешность, добавлю наличность в карманы и обзаведусь крутой тачкой. Ну, а там уж и девки подтянутся, - оскалился Коля и стал наносить серию ударов.
Наш герой ловко уходил в сторону, нисколько не пытаясь ранить противника. Но чем больше он пытался убедить себя во временном помешательстве друга, тем сильнее убеждался, что тот в настоящий момент находиться в самом трезвом рассудке.
- Но ведь бессмертие даётся только избранным, которые должны правильно им воспользоваться. Трудно быть богом, но всё же стоит попытаться, - твердил Ваня.
- Вот что ты скулишь? Если не хочешь умирать, так и скажи. Я, конечно, не пощажу тебя, слишком многое поставлено на карту, но могу пообещать, что твоя семья будет щедро одарена новым повелителем мира. Могу, кстати, в твою честь переименовать наш город, а столицей мира будет, ещё не решил, но что-то будет, - задумался Коля.
Молодой человек воспользовался моментом и нанёс, как ему показалось, коварный удар. Со слезами на глазах Ваня наблюдал за смертью друга, которые даже в последние секунды жизни продолжал делиться своими величественными планами.
- Молодец, ты прошёл испытание, став одним из нас, - похлопал его по плечу старик.
Парень вновь очутился в той же квартире с плазменной панелью вместо ковра. Хозяин щедро рассыпался в комплиментах, восхищаясь подлинностью дружбы:
- Не ожидал, что ты так сильно его любишь, в хорошем, конечно, смысле. Ну, отныне ты бессмертен, поэтому можешь идти домой и радоваться жизни. Только приготовься, что любимые тебе люди будут умирать и умирать. Такова наша участь. И ещё одно. Если деградация людей будет продолжаться такими же темпами, но вскоре и мы станет олигофренами, сидящими на бразильских сериалах. Так что, в твоих интересах сделать этот мир лучше.
- А как же Коля, что сказать его родителям? - плаксиво спросил наш герой.
- Успокойся, вслед за физическими испытаниями шёл исключительно психологический трюк, который, к сожалению, многие не могут преодолеть. Как и твой друг, они начинают страстно мечтать о личной выгоде, чем сводят на нет все свои благородные порывы. Он уже ничего не помнит: ни бой, ни свои испытания, ни ту книгу, что я ему дал. Словом, всё вернулось на круги своя. Лишь ты знаешь, что произошло в этот день. Кстати, меня можешь не искать: свою миссию в этом городе я выполнил, поэтому завтра же уезжаю в Бельгию, там просматривается сразу несколько перспективных личностей.
- А можно один вопрос напоследок?
- Конечно, теперь мы с тобой, можно сказать, коллеги. И я, как старший товарищ, с удовольствием помогу тебе советом, - улыбнулся старик.
- Получается, что мы, бессмертные, живём вечно. Стало быть, и дряхлеть не должны, но вы, извините, выглядите не очень-то молодо. Понимаю, что вам много-много веков, но неужели нельзя оставаться вечно молодым и красивым?
- Пожалуйста, - пожал плечами собеседник.
Некогда тощие руки теперь обросли мясом, торс значительно окреп, лицо же заиграло не лучинами морщин, а бронзовым загаром отчаянного курортника.
- Вот это другое дело, - усмехнулся наш герой и пошёл домой.
Как всегда, его ждала философская беседа с другом.
- Скажи, а тебе не надоели эти наши каждодневные разговоры о древних греках и полоумных немцах, которые только и делали, что придумывали сложносочиненные термины для несчастных студентов? - честно спросил Ваня, памятуя о словах друга в ином времени.
- Нет, что ты, это же так развивает интеллект, - присвистнул тот.
- Теперь понятно, почему именно я стал бессмертным. Казалось бы, мы друзья, а он даже в таком пустяковом деле не может сказать правду. И это человек хотел стать повелителем мира, мама дорогая, - подумал Ваня.
- Несчастный молодой человек, он ведь даже не представляет, что впереди его ждут сотни и тысячи таких лживых людей, - пискнула муха, в которой никто не узнал бы старика-волшебника.

Дарвин отдыхает

Говорят, что катастрофа не может наступить в одночасье. Даже пришельцы, прежде чем поработить нашу планету (если верить Голливуду), предварительно вступают в контакты третьего плана, превращаясь то в животных, то в людей. Долгое время человечество именно так и считало, пока не произошло удивительное событие.
Этот день для Антона пролетел незаметно. С тех пор, как он стал молодым сотрудником филиала крупной корпорации, свободного времени практически не оставалось. Даже любимые футбольные матчи приходилось записывать и просматривать в обеденные перерывы на компьютере, чтобы вечером лечь хотя бы на час раньше. А если добавить ко всему прочему многочисленные сериалы по телевидению и игривую молодую жену, легко понять, что мужчина работал на износ и на утро просыпался помятым, избитым и злым на весь мир.
- Дорогой, знаешь, какой сегодня день? - грациозно спросила супруга.
- Рыбный? - с надеждой в голосе отозвался Антон.
- Ну, если ты это так называешь…
- Прекрати, у меня завтра очень тяжёлый день, встреча с иностранцами, как-никак. К тому же, посмотри, за окном светит две полные луны, это ведь что-то значит.
- Не хочешь - не надо, - обиделась женщина, - только вот не надо лепетать всякую глупость.
Мужчина облегчённо вздохнул и повернулся на бок, решив завтра спросить, наблюдали ли коллеги такую странную аномалию.
- Две луны - экая невидаль! Может, к врачу сходить? - подумал мужчина и заснул.
Следующим утром он ещё больше захотел пойти к врачу, когда подступы к дому были обложены обезьянами с гранатомётами.
- Или у меня галлюцинации, или ребятам надо чаще бриться, - ошалело смотрел на них наш герой.
Мохнатые существа деловито поставили всех к стенке и принялись искать оружие у домочадцев. Впрочем, лишь у одного из них, милиционера, оказалась кобура, но в той находился, к великой радости новоявленных жандармов, переспелый банан.
- Простите, вы террористы с угрозами? - Антон повернулся лицом к жующей морде.
Та в ответ лишь поместила банановую кожуру на голову нашего героя и принялась активно смеяться и почёсываться. Её примеру последовали все остальные блюстители порядка.
- Мда, культура прямо из всех дыр прёт. Теперь понятно, кого берут в спецназ, - угрюмо проворчал Антон.
Вскоре подъехал небольшой автобус, куда загрузили всех людей. В подвальном помещении обезьяна во френче сначала провела инструктаж, затем стала отдавать распоряжения:
- Отныне вы все будете жить в новом едином государстве. Очень скоро национальные границы сотрутся: один язык для всех, никакой рукописи, одна лишь ментальность. Мы сейчас находимся на переходном этапе, когда люди ещё не понимают, как им повезло.
Естественно, наш герой опоздал на работу, но никто этого не заметил, ибо и без него хватало хлопот. К каждому руководителю приставлялся комиссар животного происхождения: кого-то курировал козёл, кого-то осёл, Антону достался шелудивый пёс.
- Простите, а это короста? - осторожно поинтересовался мужчина.
- Врачи сказали, что да. Почешите, пожалуйста, здесь, а то костюмчик пошили слишком узкий, не могу дотянуться самостоятельно.
Вечером в каждом доме впервые за долгие годы демократического строя в России обсуждалась обстановка, сложившаяся в стране. Даже жена не стала требовать бразильского сериала, сын же не рискнул включить игровую консоль.
- Конечно, первое мнение может быть ошибочным, но мне он показался любезным, вежливым интеллигентным. Да, шелудивый, блохи кусают, но вспомните Шарикова, тому ведь тоже нелегко приходилось, однако же дорос до небольшого начальничка, - делился своими впечатлениями наш герой.
Жена была настроена менее дружелюбно к своему комиссару.
- Понимаешь, козёл, самый натуральный, такой душной, просто ужас, - горячилась она, - ладно, если бы оказался сенбернар или колли, а тут…
- А у нас всё по-прежнему. Светлана Владимировна была курицей, на её место поставили другую, только поумнее. Эта сразу сказала, что если будем хорошо себя вести, то всем поставит такие оценки, какие надо, - веселился сынок.
- Как же так можно! Заменить заслуженного учителя русского языка и литературы на какую-то курицу, - возмутилась мама.
- Так она сказала, что скоро не будет никаких языков. Мы обретём способность общаться на расстоянии, как всякие там восточные люди и животные с высокой организацией, если не ошибаюсь. Короче, правильно, что я не тратил много времени на русский язык.
- Хорошо, что Дантес застрелил Пушкина тогда, иначе сейчас Александр Сергеевич сам бы наложил на себя руки, - печально вздохнул Антон.
Поскольку ни один олигарх не спонсировал народные выступления, на первый взгляд, не наблюдалось ни одного активного сопротивления. Население не устраивало манифестаций, пикетов или оранжевых революций, словом, ничего. Можно сказать, что зелёные победили, так как все руководящие посты Временного Правительства занимали именно они, а также прежние правители государств, областей, городов.
- Это же такое получается? Политические режимы меняются, к власти приходят одни бараны и козлы, а другие там так и остаются и даже не собираются уходить, - негодовал наш герой.
Таких негодующих оказалось достаточно, чтобы официальное правительство организовало гетто для несогласных с существующим строем. Впрочем, условия там были вполне приличные, поэтому вскоре даже самые покорные стали проситься в изгнание.
- Господи, а вы-то тут что делаете? - удивился Антон, увидев коммерческого директора своего предприятия. - Вы же занимались откровенным популизаторством, в смысле, лизали попу своему комиссару, чтобы он замолвил словечко. Неужели надоело заниматься антисанитарными процедурами со своей персидской кошечкой?
- Язвите, ехидничайте, а, между прочим, я лишь прикидывался согласным, а на самом деле я самый несогласный на свете, - мужчина яростно бил себя кулаком в грудь.
В людском гетто жизнь текла спокойно и обособленно: своё собственное телевидение, СМИ и даже эстрадные артисты. Оказалось, что в народе достаточно людей с хорошим вкусом, поэтому в местном доме культуры выступали не “Свистящие”, а продолжатели славных традиций Шаляпина и Утёсова, а чтобы не забыть буржуйскую речь, по праздникам выступали местные “Жуки” со своей “Об-лади-об-лада”.
Антон нашё своё призвание в сочинительстве: литературу он отмёл как жанр, портящий зрение, поэтому свои произведения исключительно рассказывал, не забывая записываться на местной звукозаписи. Например, так он описывал злоключения, произошедшие с планетой:
- Человечество дошло до той стадии, когда надо было впасть в детство, чтобы забыть о ядерной, биологической, химическом и другом оружии. Это было возможно лишь в том случае, если поменяться местами с животным миром, который существуют по простым законам. Но не всё пошло по маслу. Как-то раз люди проснулись в мире, наполненном поумневшими животными. По идее разработчиков, человеческий род должен был поменяться местами со зверьём, но вся проблема состояла в том, что мужчины и женщины всего мира прекрасно понимали, кто они такие.
Правда, никто не мог сказать, что же случилось с обществом: самый старый человек на планете маразматически шлёпал губами о дешёвом мороженом за 48 копеек; самый умный на то и признавался таким, поскольку дальновидно не раскрывал истины, а лишь ограничивался общими фразами. Впрочем, даже его самые смелые догадки были глупостью по сравнению с этой метаморфозой.
Шли годы, сменялись поколения, но ничего не менялось. Люди рассказывали своим детям легенду о том, что когда-то именно они были хозяевами планеты, но потом случилось нечто сверхъестественное. Народные сказители дошли до того, что сочинили цепь событий для возвращения на круги своя.
- Как только после дождичка в четверг на небе появится две луны, тут же надо идти на север в поисках цветущей орхидеи. Если из неё сделать выжимку и применять внутрь, то, - интригующе произнёс дедушка и захрапел.
- Деда, что тогда будет? - любопытный внучок дёрнул старика за бороду.
- А?
- Ты сказал, что если применять внутрь, то что-то будет.
- Конечно, если этим делать сильно увлечься, то обязательно будет. Я в молодые годы достаточно синьки нахлебался, до сих пор печень покалывает. Спи, дорогой.
Иногда Антон писал фельетоны о жизни вне гетто, где он описывал анекдотические ситуации в школе, на работе или эстраде, где действующими лицами были коровы во множестве лифчиков, поющие под всё ту же фанеру то ли “Ласкового мая”, то ли “Миража”.
Наш герой старел и с нетерпением ждал, когда же его семья примкнёт к нему. Однако ни жена, ни ребёнок даже не думали навещать его после одного случая. Как-то раз они добились от властей телефонного звонка, чтобы уговорить Антона пересмотреть свои позиции. Но тот уже был глубоким старцем, поэтому так разнервничался, что стал ругаться матом:
- Знаете, это замечательно! Классный руководитель моего внука - козёл, притом в прямом смысле этого слова; ваши начальники тоже недалеко ушли; в довершении ко всему прочему Антон привёл в дом макаку и добивается её руки и сердца. Это уже чересчур!
Действительно, по новому законодательству в брак разрешалось вступать с 14 лет, а с животными с 12, что и поспешил сделать Антон-младший. Родители не сильно противились этому, ибо понимали, что династический брак пойдёт на пользу семьи.
- Чита ведь из порядочной семьи: её папа - профессор МГУ, мама откомандирована сюда комиссаром при мэре Нижнего Новгорода. Согласитесь, что всем будет только хорошо от этого брака. К тому же, она такая симпатичная в этой мини-юбке, - моргал глазами не по годам смышленый внук.
- Только скажи ей, чтобы ноги побрила. В молодости твой дедушка Антон, который сейчас в гетто, выбрал меня именно по этому параметру, - посоветовала постаревшая жена нашего героя.
Седовласый рассказчик от одного из новых поселенцев узнал, что его внук таки женился на макаке, и от их связи уже родился первый в мире здоровый мутант. До этого получались уроды различной степени нежизнеспособности, но после того, как был изобретён какой-то антидот, животная и человеческая раса были скрещены.
Вскоре после этого события были официально запрещены браки между людьми, провинившихся же помещали всё в то же гетто. В завершении туда прекратили поставки продовольствия, и вся утопия с треском рухнула.
- Я так и знал, что эти хитрые животные не будут долго нас терпеть. Действительно, с чего бы это так милосердно относиться к тем, кто не согласен с правительственным курсом? Они специально расслабили нас, позволили заниматься искусством, чтобы затем, когда мы обессилеем, нанести сокрушительный удар, - громогласно заявил Антон с трибуны.
Толпа одобрительно загудела, ожидая, что же предложит оратор. Тот самодовольно усмехнулся и стал толкать речь:
- Мы будем требовать возврата на прежние позиции. В противном случае мы, доведённые до отчаяния, устроим им сладкую жизнь.
В душе все поддерживали нашего героя, ибо за столько лет в колонии собралось сборище откровенных лентяев, которые уже забыли, как же зарабатывать на жизнь трудовой деятельностью.
Составив гневный ультиматум, Антон (до седых волос рассказчик обходился без отчества, чтобы быть ближе к молодняку, как он говорил) дожидался оказии, чтобы передать депешу. Животное правительство, распечатав конверт своими волосатыми руками, долго умилялось наивности политзаключённых. Ответа не последовало, но зато ультиматум был оглашён в СМИ, а во всех учебных заведениях был введён соответствующий предмет.
- Если бы фантасты времён моего дедушки попали на этот урок, то вряд ли вернулись бы адекватными людьми, - присвистнул Антон-младший, поглаживая свою пассию по волосатой ноге (родители жены категорично запретили ей портить волосяной покров на случай атомной зимы).
Новая дисциплина подробно описывала деятельность тунеядцев, которые настолько обленились и обнаглели, что потребовали кормить их ещё столько же лет. В учебниках было написано, что ренегаты по-прежнему разговаривают на человеческой языке, не забывают чуждую современным гражданам письменность и до сих пор поют в живую песни позапрошлых столетий.
- Это ведь промывка мозгов! - негодовал Антон и призывал вооружиться и пойти на штурм обезьяньей ратуши.
К сожалению, кроме гитар, микрофонов и барабанных палочек у творчески одарённых людей ничего не оказалось. Но в гетто были и спортивно настроенные люди, которые всегда ходили с битами и клюшками. Именно они и составили костяк Армии Ополчения Святого Антона (наш герой скромно окрестил себя и был таков).
Нокаутировав немногочисленную охрану, которая за много лет никогда не видела какого-либо бунта, процессия направилась в город, поминутно крича: “Бей животных - спасай Россию”. В едином порыве люди разных национальностей сплотились в своём праведном гневе, отчего на душе было легко и приятно. Каждый лодырь понимал, что сейчас всё изменится к лучшему: опять можно будет не работать и отдыхать по праздникам, которых по календарю гетто было 365 дней.
Подойдя к ратуше, наш герой говорил много, но если откинуть все арготизмы, он не сказал ни слова. Администрация была готова к такому повороту событий, о чём свидетельствуют расставленные по периметру люди-пантеры со снайперскими винтовками. Это были удивительные существа, на вроде того, что родился у Антона-младшего и его супруги: детёныш сочетал лучшие свойства родителей и уже с малых лет осознавал, кто здесь главный (правильный ответ - государство).
- Стреляйте, но знайте, что нас много и мы, хоть и не в тельняшках, но всё ещё революционно настроены, - кричал наш герой и, оборачиваясь к толпе, спросил, - ведь, правда?
Люди опасливо покосились в его сторону и стали потихоньку растекаться. После обещания администрации восстановить права с одним условием бунтари с ещё большим рвением стали покидать своего вожака.
- Но ведь вы же ещё не осознали, что это за требование! Они хотят произвести стерилизацию наших семенных желез, чтобы все мы были бесплодны. У нас не будет больше детей, мы вымрем и не передадим свои знания новому поколению. Никогда уже не будет оппозиции, она элементарно вымрет, - махал руками седовласый старик.
Лентяи разных мастей недоуменно смотрели на него: никто из них не испытывал острой потребности в родительских чувствах, поэтому слова нашего героя были для них пустым звуком. Вскоре Антон остался один на опустевшей площади. Он ещё некоторое время выражался нецензурными словами в сторону ратуши, вспоминая родителей всех правителей, после же направился к себе домой. Нет, не в гетто, где уже во весь опор веселились бунтари, получившие продовольствия и выпивку, а туда, где его жала престарелая супруга, сын с невесткой, а также внук с супругой и прелестным ребёнком, волосатым и улыбчивым.

Вторичность бытия

Пробраться на крышу не составляло труда: чердак был под ржавым замком, который давным-давно вскрыли бомжи. Бродяги на ночь оставались там, днём же блуждали по городу в поисках пропитания. Они вряд ли обрадовались бы нежданному гостю, но у того были отнюдь не злые намерения. Молодой человек всего лишь хотел покончить жизнь самоубийством…
Так получилось, что Миша был типичным середнячком, что сильно его задевало.
- Я, прежде всего, личность, притом уникальная. Ну и что такого, если в аттестате у меня стоят четвёрки, щедро разбавленные тройками? Лучше послушайте, как я умею изъясняться, - часто говаривал он.
Действительно, наш герой лил воду не хуже собаки-Троцкого. Это крайне не нравилось учителям, которые прекрасно понимали, что ребёнок не учит уроки, но охотно тянет время, переставляя слова и быстро находя синонимы.
- Разумеется, это были непростые времена для нашей страны. Если, конечно, разобраться, то в ту пору государственность на Руси была совсем не такая, как сейчас. Можно ли говорить в таком случае о том, что эта страна была нашей? Будем абстрагироваться, чтобы пойти дальше, ибо наш враг - Золотая Орда - также представлял собой неоднородную массу. Совокупность провинций, как коренных, так и захваченных, нельзя назвать конфедерацией, ведь это было очень давно, когда люди не знали таких умных слов. Именно поэтому Куликовская битва, о которой меня спросила Мария Ивановна, играет огромную роль в истории нашего Отечества. Данное событие произошло в день, - торжественно начал Миша.
Тут прозвенел звонок, и улыбающийся ученик победоносно взглянул на историчку.
“Опять, гадёныш, выкрутился! В следующий раз спрошу его первого, не может же он все 40 минут тянуть лямку”, - гневно подумала она.
Казалось, дальнейшая судьба мальчика была определена. Все знакомые сплошь и рядом твердили об уникальном таланте ребёнка.
- Ах, как же у него хорошо получается пудрить мозги!
- Заговаривает зубы лучше любой бабки!
- Может полчаса отвечать на вопрос, но ты так ничего и не поймёшь!
Студенческие годы ничем не отличались от школьных: преподаватели так же не любили Мишу, тот отвечал им взаимностью.
- Молодой человек, имейте совесть! Подготовьтесь к этому зачёту, ведь я буду спрашивать терминологию, требовать конкретных ответов. Тут не пройдёт ваша демагогия, - горячился престарелый доцент.
В большую жизнь наш герой ступил с филологическим дипломом и тут же осознал, что никому не нужен. Оказывается, на любой работе требуется исполнительный, малословный, скромный, тихий и безвольный раб, а балагуры, способные убедить любого, что белое - это грязное чёрное, никому не нужны. С творческой деятельностью у Миши как-то не сложилось: все требовали оригинальные произведения, не выходящие за рамки приличия.
- Ну, как вам? - с надеждой в голосе спрашивал он.
- <…> - отвечал очередной редактор.
- Почему? - удивлялся наш герой.
- Здесь же сплошное <…>. Словом, порнография, от которой общественность и так тошнит.
- Вы грубиян, ничего не смыслящий в искусстве. Мало того, что в своей речи арготизмы используете, так ещё и мягкую эротику путаете с чем-то непристойным. Это же так мило - пикантность, - вздыхал молодой человек, пока редактор выталкивал его за дверь.
Тогда наш герой брался за перо и создавал, на его взгляд, рафинированное произведение. Но и тут его ждало огорчение:
- Молодой человек, это так вторично! С того дня, как человечество стало пользоваться компьютерами, в мире только и пишут рассказы о том, как некто попал в компьютер, стал программой и так далее в том же духе. Нужно быть оригинальнее.
В следующий раз Миша впадал в другую крайность, и его рассказ опять не принимали. Словом, единственно верным выходом казался добровольный уход из жизни.
- Как у Марка Аврелия, - усмехнулся кто-то за спиной. - Жаль только, что ты не понял, что я имел в виду. Если вкратце, то был такой римский философ, по совместительству ещё и император, который выдвигал идею, которую ты хочешь воплотить на практике. Всё-таки ты не такой уж неудачник: окончить вуза и не испытать на себе все тяготы и лишения такой дисциплины, как философия.
Миша обернулся и увидел незнакомца. Тот был совсем не похож на обитателя чердака: дорогой костюм, золотая оправа очков и ненатурально белые зубы.
“Вот уж бомжи обнаглели! Одеваются как пижоны, отбеливают клыки, и всё это за наши кровные деньги”, - подумал молодой человек, но вслух сказал, - извините, что вторгся в ваши владения.
- Это никакая не частная собственность, что ты! Прошу прощения за любопытство, ты хочешь спрыгнуть с девятого этажа?
- Именно!
- Могу ли я тебе чем-нибудь помочь? - участливо спросил незнакомец.
- Ну, если вас не затруднит, можете подтолкнуть или сказать на прощание пару ласковых слов.
- Я не это имел в виду. Если нужны деньги, то сколько? Разлюбила отрада сердца - могу вернуть. В принципе, и с того света могу воротить, только попроси.
- Слушайте, не портьте мне последние секунды жизни. Хотелось бы уйти из этого бренного мира с твёрдой уверенностью, что я никому не нужен, а тут такой поворот событий. Понимаю, что вам, сумасшедшим, всё равно, что и кому говорить, но всё-таки угомонитесь.
Слова нашего героя задели незнакомца, поэтому тот энергичным движением руки схватил воздух вокруг себя и стал его душить. Самое странное, что Миша тут же почувствовал, как ему не хватает кислорода. Далее тело оторвалось от пола и медленно поплыло к незнакомцу.
- Ну, я по-прежнему сумасшедший? - спросил тот.
- Как вам будет угодно, - прохрипел наш герой.
- Я прекрасно знаю твою историю. Поверь, есть такое место, где ты почувствуешь себя, как рыба в воде. Подобных тебе уйма, но среди вас находятся не просто посредственности, а настоящие непризнанные гении. Думаю, ты один из них. Скоро мы это узнаем, - незнакомец хлопнул в ладоши, после чего они оба исчезли с крыши.
Миша очутился в старинной зале, до отказа забитой странными людьми. Казалось, это был бал-маскарад, на который явились люди из разных эпох. Дамы медленно плыли в своих широких платьях, мужчины щеголяли в светлых панталонах, негры поигрывали золотыми ошейниками и нисколько не стеснялись своего рабского положения.
- Это мазохисты, - пояснил знакомый голос, - поскольку все вы считаете себя непонятыми обществом, постепенно закладываются различные психические расстройства. Кстати, а ты уже заимел себе какую-нибудь завихренью?
- Ну, у меня с детства аллергия на древесную стружку, - невпопад ответил наш герой.
- Тяжёлый случай, - усмехнулся подошедший кавалер.
Он крепко обнял мужчину и что-то шепнул ему на ухо.
- Подожди, я должен его подготовить, - замотал головой тот.
- Итак, объясняю вкратце. Присутствующие здесь дамы и господа являются яркими образчиками посредственностей, считающих себя гениями. Все вы - представители безыскусной словесности, живописи, скульптуры, музыки и много чего. Но вас отличает именно то, что в своём творческом порыве вы доходите до абсурда: можете писать сотни картин в месяц, лепить непонятных истуканов или, как в твоём случае, бросаться из одной литературной крайности в другую.
- А что я? - удивился Миша.
- Тебе сказали, что надо писать скромнее, ты тут же сочинил белиберду, которой балуются дошкольники. Зарубили её, опять получилась порнография. И всё это в жутко короткие сроки. Понимаешь, к чему я веду?
- Нет, - честно признался наш герой.
- Ладно, потом поймёшь. А пока поброди тут, послушай байки именитых мастеров. Увидимся позже, - бросил незнакомец.
- Эй, а как тебя звать? - вдогонку крикнул молодой человек.
- Помощник Дьявола по вопросам культурного разложения человечества, - выпалил мужчина.
- И зачем спросил? Сначала он тебя чуть не задушил, потом стал возить по воздуху и телепортировал сюда, - усмехнулся всё тот же кавалер.
- А вы откуда знаете?
- Так это же стандартная процедура для самоутверждения. Мог бы, допустим, угостить кубинской сигарой или предложить глоток виски, но нет, обязательно применять грубую физическую силу потустороннего характера. Ладно, пошли за мной.
Мужчина повёл Мишу к столику, где изрядно выпившие господа жаловались на судьбу:
- Конечно, ещё на Земле я понимал, что чертовски гениален. Жаль только, что никто больше кроме меня не осознавал сей факт. А всё оттого, что по жизни я человек невезучий. Так получалось, что все мои умные высказывания уже выразили в своих трудах давно умершие люди. Например, в своё время неделю философствовал на тему непротивления злу насилием, а знакомые сказали, что некто Лев Николаевич уже обсудил эту проблему с современниками.
Его бесцеремонно прервал густой бас:
- Ерунда! Вот у меня проблемы были серьёзнее: несколько лет писал картины “Купание серого тушканчика”, “Контрастный душ для гвинейской крысы”, “Водные процедуры сиреневых моржей” и гениальное полотно “Водоплавающие утки-кряквы”, а потом оказалось, что какой-то алкоголик с похмелья опередил меня, оказался признанным и даже умер до моего рождения.
- А почему алкоголик? - не понял собеседник.
- Я читал историю создания его “шедевра”. Когда его спросили, что это такое и как его зовут, он лишь жалобно простонал: “Водки”. Вот так и бывает - я год своей жизни потратил на всякую разноцветную живность, а какой-то бездарь за бутылку, - не окончив реплику, мужчина заплакал.
- Так это же бездари, такие же, как и я! - обрадовался Миша.
- Эй, ты потише! Будь осторожнее в своих смелых оценках, ибо это в том мире все мы никчемности, а здесь нас ценят, уважают и любят, - предупредил кавалер.
- За что? - удивился молодой человек.
- Мы же можем писать фантастически быстро. Конечно, на нас не действует гегелевский закон диалектики, но зато своими помоями мы можем заполонить всю творческое пространство. В таком случае человечество не будет получать свою порцию прекрасного, отчего в культурном плане будет чахнуть. Согласись, что эстрадный юмор, современные комедии и песни - откровенная блевотина, с какой стороны ни посмотри.
- Хочешь сказать, что это вы производите всю эту дрянь?
- Конечно! Мы сотрудничаем с самим Дьяволом, который не может победить в честном и равном бою, отчего и идёт на такие ухищрения.
- Но зачем?
- В отместку тому миру, что записал нас в разряд отстоев. Ежеминутно мы усердно заполняем мир отбросами, понижая, тем самым, общий уровень культуры на планете. Но кроме морального удовлетворения нас также щедро награждают материальными ценностями и бессмертием. Ты даже представить себе не можешь, как это приятно: родиться в XV веке и испытать на себе эволюцию писчих инструментов от гусиного пера до клавиатуры. Моя физическая оболочка умирала много раз, отчего я успел побывать блондином, брюнетом, каким-то пегим и даже абсолютно лысым. Кстати, две жизни назад я был твоим соотечественником.
- Как? И национальность можно выбирать? - изумился наш герой.
- И пол тоже! Правда, женщинам в некотором плане тяжелее пробиться в творческую среду, поэтому предпочтительнее оставаться мужчиной.
- Подожди, выходит, что ты творил в том мире. А что ты делаешь здесь?
- Сказать по правде, я здесь живу, отдыхаю, развлекаюсь и даже работаю. Распространением моих творческих миазмов занимается сам Дьявол. На земле находятся его курьеры - продажные люди, готовые пропустить бесталанный материал за звонкую монету. Иногда их снимают с руководящих постов, но тут же находятся новые. Но лучше всего быть певцом, желательно симпатичным и безголосым. Через правильного продюсера можно добиться огромных успехов, правда, предварительно поездив по стране с гастролями. Я бы так не выдержал - посмотри, как здесь здорово. Даже не хочется уходить отсюда.
Миша посмотрел по сторонам. Действительно, всюду творилось веселье: алкоголь лился рекой, жареная дичь летала под потолком, пьяные люди танцевали на столах.
- Пойми, только Дьявол ценит наше творчество за вторичность, ведь он-то знает, что всё наше бытие, по сути, ещё более вторично, чем твой рассказ о киберпространстве. Если таких опусов в мире где-то около миллиона, то похожих жизней на 10 порядков больше. Знаешь, сколько это?
- У меня с арифметикой и в школе были не лады, а в вузе нас никто не заставлял, всё-таки мы же филологи. Кстати, это будет учитываться?
- Родной, засунь свой диплом под ножку стола, чтобы он не шатался. Главное, чтобы ты писал много, путано и нисколько не обращал внимания на повторы и лексические несоответствия. Чем хуже - тем лучше. Знаешь, кто сказал?
- Нет, я в школе предпочитал учителям заговаривать зубы, поэтому никогда ничего не читал и не учил. Наверное, это слова самого Дьявола? - предположил наш герой.
- Чем хуже - тем лучше. Ну, не самого Дьявола, а, можно сказать, его пособника. Хороший был человек, жаль, что его физическая оболочка до сих пор на земле. Кстати, при желании могу познакомить, он сейчас на российской эстраде выступает с юмористическими монологами. Сказал мне, что это ещё веселее, чем его прошлая деятельность. Знаешь, такой невысокий, лысоватый, и в кепке?
- Лужков? Он же мэр Москвы!
- Тяжёлый случай, - улыбнулся кавалер.
Тут в воздухе материализовался помощник Дьявола.
- Ну, ты уже в курсе? - деловито осведомился он.
- Не волнуйся, я его проинформировал. Готов, как говорится, к труду и обороне, - ответил за парня разговорчивый мужчина.
- Я уже слетал к тебе домой, захватил все наработки и готовые материалы. Судя по всему, ты один за месяц сможешь перевыполнить план всего нашего отдела. Твои рассказы до такой степени поражают своей вторичностью, что некоторые я уже скопировал, чтобы почитать Дьяволу на досуге.
- Ого! Это же такая честь, - ахнул кавалер.
- Я старался, - скромно улыбнулся наш герой.

Автаркия

Что может быть хуже одиночества? Только ситуация, когда человек, отличающийся общительным нравом, вдруг намеренно хочет порвать все связи с обществом, но оно не даёт ему сделать этого. Наш герой чуть ли не с детсадовских лет привык к тому, что его окружают люди. И неважно, истинные это друзья или же подхалимы, главное, что он никогда не испытывал чувства одиночества.
- Ой, да в наше время только дурак будет сидеть дома и корпеть над домашним заданием, - с первого же класса заявил он родителям.
Учился Игорь на отлично, поэтому у взрослых не было повода, чтобы упрекнуть его. Хотя учителя недолюбливали его, ибо мальчик не был классическим ботаником.
- Ему в этой жизни всё достаётся слишком легко. Нельзя допустить, чтобы ребёнок окончил школу с твёрдым убеждением, что можно рассчитывать на счастливый случай и дрыгаться на дискотеках, в то время, как другие отличники зубрят предмет, - открыто призналась классный руководитель на педсовете.
На мальчика неоднократно устраивали форменную охоту: в начальной, средней и старшей школе. Но даже кислая мина учительницы русского языка не помешала Игорю получить золотую медаль.
- Да как это так? Работу послали в область и не зарубили? А он даже не готовился, я ведь видела и слышала как он горланил песни под гитару всю ночь со своей компашкой, - удивлялась преподаватель.
Действительно, Игорь частенько собирал всех друзей, и они шумной гурьбой ходили из одного двора в другой, гонимые попутным ветром и недоброжелательными старушками.
- Да мы только пообщаемся и песни попоём, - удивлялся наш герой.
- Знаем мы вас! Одни тут до вас были, так потом пришла милиция и сказала, что это были садисты-моджахеды, замучившие всех кошек в микрорайоне. А с виду такие симпатичные, и совсем не похожи на извергов, прямо, как вы, - шипели старушки на лавочке.
Тогда наш герой стал водить гостей домой, где было тепло, уютно и сытно. Правда, родители часто возмущались пропаже съестных запасов из холодильника и некоторой наличности из серванта.
- А зачем вы провоцируете детей? Конечно, личность только формируется, она живая, ей всё интересно. К тому же, 500 рублей мелкими купюрами - это не те деньги, что поднимать панику, - заступался за друзей молодой человек.
- Да, но ведь это происходит каждый раз, как они приходят. Пять раз пришли - долой 2500, а на следующей неделе мы вообще уезжаем из города, так что, к нашему приезду продадут весь хрусталь с люстры? - ворчали родители.
Игорю было всё равно, ведь на хате, по его выражению, творился такой ералаш, что за это не жалко было отдавать никакие деньги. Но настоящее веселье началось, когда стал учиться в области на факультете национальной экономики.
- Вот это и есть студенческая жизнь! Каждый день синька, наутро опохмелка, потом завис у друзей, ближе к полночи небольшой фуршет, и так до бесконечности, - жадно хватал он рот воздухом на очередной вечеринке.
Именно на таком празднестве к нему подошёл человека в, как тогда показалось, маскарадном костюме. На улице было достаточно тепло, однако странный субъект напялил на себя накидку и старомодную шляпу.
“Вот за что люблю крупные города - всем плевать, в чём ты одет. У нас же старухи стали бы твердить, что у парня нет вкуса, куда смотрят родители и прочее”, - подумал Игорь.
Незнакомец подошёл к нему и предложил выйти для важного разговора.
“Ну, если задираться будет, я сразу же ребят на подмогу позову”, - успокоил себя наш герой.
В свете тусклого фонаря молодой человек смог рассмотреть черты чудака: бакенбарды, густые усы и узкая бородка и никакого намёка на выразительные глаза или орлиный нос. Вездесущая растительность на лице будто полностью покрывала кожу, оставляя лишь узкие прорезы глаз и персики щёк.
“Он бы ещё себе брови, как у Брежнева, отрастил, чтобы они на ветру колосились, как в той глупой песне”, - подумал про себя наш герой.
- Ты ведёшь беспутный образ жизни, выбирая в знакомых лишь тех людей, кто не посмеет сделать тебе замечания. Однако я на правах существа более высокой организации скажу тебе честно: меняйся или не доживёшь до четверти века, - сразу же начал чудак.
- Ну, 25 лет - неплохой срок, тем более для России, где среднестатистический мужчина всё равно не доживает до пенсии. Кстати, мы знакомы?
- Понятно, ты решил, что я пытаюсь разыграть тебя. Эх, почему же всем надо что-то доказывать? - вздохнул мужчина и выпустил из руки огненный шар.
Тот медленно поплыл в воздухе, оставляя за собой пламенный шлейф и, тем самым, сжигая кислород. Вскоре от огненной плазмы остался лишь небольшой комок, который, ударившись о стену, вдруг упал на пол и пророс. На твёрдой, практически каменной земле расположился ароматный букет роз, который увеличивался в размерах с фантастической скоростью.
- Да, при желании я мог бы зарабатывать на жизнь одними лишь этими фокусами, но свыше мне предначертана совершенно иная миссия. И почему я?
- Кто вы? Бог или Дьявол, ангел или чёрт? - заикаясь, спросил Игорь.
Незнакомец махнул рукой, и вся магия растворилась в воздухе.
- Успокойся, родной! Рассказ о коммуникативных связях Бога/Дьявола и человека не напишет даже самых начинающий автор, пусть даже отличающийся редкой наивностью. Ты уж извини, что я совсем не соответствую твоим чаяниям, а речь отличается редкостной калейдоскопичностью: то эпитет, то профессионализм, то вообще неправильное построение предложения. В конце концов, мы же не на операционном столе у литературных критиков, - усмехнулся мужчина.
- Ну, а звать-то как?
- Как хочешь! Поверь, в мире, откуда я родом, имя - не самое главное в жизни. Ты никогда ещё не встречал взрослых людей, которые бы откликались на прозвище Тузик?
- Нет, никогда.
- Ну, тогда ты меня точно запомнишь. Я Тузик, ты Игорь. Приятно познакомиться.
- Может, намекнёте, кто вы такой и откуда?
- Не имеет значения, в таком случае не будет интриги, а это портит любую историю, особенно мистическую, как в нашем случае. Я требую от тебя лишь одного - автаркию.
- Чего? Взятку, что ли? Дать на лапу, послюнявить? - оживился Игорь.
Он вдруг решил, что это сотрудник комитета студенческого самоуправления, который теперь будет шантажировать его. Действительно, молодой человек по ночам должен спать, а не кутить по стрип-барам с девушками нетяжёлого поведения. По крайней мере, так рассуждал провинциал, вырвавшийся на свободу качественно нового уровня.
- Если бы ты был классическим отличником, то знал бы, что такое автаркия. Но, увы и ах, я имею дело с редким исключением из правил, которому удалось получить золотую медаль и сохранить ребяческую непосредственность. В нескольких словах: тебе придётся отказаться от общения с тем миром, который тебя окружает. Понимаю, что тяжело браться за ум, когда ты уже пропил последние его остатки, но ничего не поделать.
- Я больше так не буду, честное слово.
- Да я не из КСС, успокойся! Будь я официальным лицом, то не стал бы читать мораль. Тебя бы просто исключили из вуза за аморальное поведение, и отправился бы наш Игорь в ряды доблестной армии. Хотя сейчас, думаю, за аморалку не отчисляют, это предрассудки прошлого. Ну, скоро ты сам поймёшь, что тебе надо делать. До скорой встречи, - сказал Тузик и растворился в воздухе.
“Наверное, он действительно говорил правду, если так запросто исчез”, - задумался наш герой.
На крыльце появились многочисленные знакомые.
- Гарри, ты чего там бормочешь? - спросили они.
- Ребят, никто не знает такого странного типа: весь волосатый, в накидке и шляпе.
Сверстники выразительно посмотрели на молодого человека и порекомендовали не налегать больше на спиртное. Однако Игорь не успокоился и пошёл спрашивать бармена.
- А, знаю я эту тему. Короче, это здешний глюк. Если смешать вот этот коктейль с вот этим, - указал он на разноцветные склянки, - то тут же появляется именно такой тип, который агитирует за здоровый образ жизни. Выпей за счёт заведения, это поможет.
Наш герой хлебнул горячительный напиток и усмехнулся:
- Кто бы мог подумать, что у всех посетителей от этой браги бывает один и тот же глюк.
Однако на утро этот, с позволения сказать, глюк завис над постелью Игоря и цокал:
- Стало быть, не хотим по-хорошему. Что же, придётся давить на психику.
Молодой человек хотел поздороваться и спросить, кто пустил Тузика в комнату, но тот уже исчез:
- Ребят, вы Тузика не видели?
- Опохмелись и больше не задавай дурацких вопросов. Ты, кстати, вчера тоже нёс страшную пургу о волосатом чуваке. Если и дальше так пойдёт, то больше не возьмём тебя на элитную вечеринку.
Однако больше наш герой ни на какие праздники не ходил. Всюду ему мерещился Тузик, осуждающе качающий головой:
- И не стыдно? Записать сверхсущество в рядовой глюк от спиртного - это же свинство.
Уже к концу дня Игорь не выдержал и стал разговаривать с самим собой. На самом деле, он общался со своим новым знакомым, но, к сожалению, его видел только наш герой, отчего друзья стали волноваться:
- Эй, может, не стоило смешивать таблетки и траву?
- Не слушай их, они тебе не помогут. Сам понимаешь, что придётся слушаться только меня. В глазах общественности ты уже не в себе, поэтому не пытайся доказывать им, что ты не сумасшедший. Даю тебе ответственное задание - иди в читальный зал и ознакомься с философскими трудами римско-эллинского периода, - говорил Тузик.
Грызть гранит науки оказалась неинтересно.
- Скукота, - зевал наш герой.
Стоило ему расслабиться, как портрет Ленина, оставшегося ещё от прежнего режима, тут же начинал грозить пальцем и обещать сослать на Соловки.
Спустя месяц в библиотеке уже казалась не так душно, пыльно и тоскливо.
- Полное собрание сочинений Платона и Аристотеля. А я думал, что они ничего не писали. Ах, забыл, это же Сократ вёл беседы. Точно, диалектика - искусство спора, - шевелил губами Игорь.
- Хочешь, я тебя обрадую? - вдруг материализовался Тузик.
- Ну, даже не знаю… Вдруг вы сейчас скажете что-то страшное? - шёпотом спросил наш герой.
Бывшие друзья разнесли весть о его помешательстве по всему вузу, поэтому молодому человеку было неловко вслух разговаривать с тем, кто не существует для присутствующих.
- Тут нет никакого подвоха. Твои показатели растут прямо на глазах. Интеллектуальные способности, духовность и даже стремление помочь ближнему. Признайся, ты уже переводил старушек через дорогу?
Игорь густо покраснел. Действительно, на днях он накормил бездомного котёнка, поделился наличностью с бродягой и прочитал рецепт подслеповатой бабушке.
- Так это нормально? - вскричал он.
Студенты разом посмотрели на него.
- Конечно, так и должно быть. Ты переживаешь метаморфозы, которые способны перевернуть весь мир. Поверь, стоит изменить отношение к окружающей реальности, как она сама безвозвратно изменится, - ласково говорил Тузик.
- И что теперь будет?
Тут соседи нашего героя не выдержали и стали трясти его:
- Парень, успокойся, не надо нервничать! У нас тоже была нелёгкая неделя, но не стоит так переживать.
- Уйдите все прочь, я не желаю с вами общаться! Вы хоть знаете, какой у меня уровень IQ? Тузик только что сказал, что я расту над собой, - запальчиво заявил Игорь.
- Врача! - крикнул кто-то с задних рядов.
- Что, тяжело находиться в прежней среде? - спросил Тузик нашего героя.
Того усиленно пеленали в смирительную рубашку и просили не дёргаться.
- Ах, вы даже себе представить не можете, - грустно сказал молодой человек.
- Ошибаешься! У нас каждый день такие кадры. Кстати, ты не Буцефал? А то мы тебя мигом к Александру Македонскому подселим, будете как “Твикс” - сладкая парочка. Иго-го моя лошадка, - по-молодецки заржал санитар.
- Отчего же, всё это время я наблюдал за тобой, поэтому могу сделать вывод, что ты достаточно натерпелся. Самое время перейти на новый уровень. Согласен?
- Я не совсем понимаю, что вы мне предлагаете, - неуверенно протянул Игорь.
- Ты что, неграмотный? Буцефал - это конь императора. Стало быть, он будет скакать на тебе по палате и бить непокорных персов. Ну, согласен? - остроумничал медбрат.
- То, о чём простой смертный не может даже мечтать. Откровенно говоря, ты оправдал мои самые смелые надежды. Мало того, что ты исправил плачевное положение души, так ещё настолько развился, что по праву можешь занять место в нашем пантеоне. Ну, так ты согласен? - спокойно продолжал Тузик.
Игорь улыбнулся. Обратной дороги не было: человек, общавшийся с неизвестной ему силой, уже не мог переносить тупость сверстников, которые считали Фейербаха маркой бытовой техники.
- Тогда пожмём друг другу руки, ибо в следующее мгновение, - Тузик не успел договорить, как молодой человек схватил его за кисть.
На залитой солнцем поляне игрались волчата. Зверьки гонялись за собственными хвостами, не обращая внимания на мирно пасущихся овец. Те щипали сочную травку, которая нисколько не уменьшалась. На месте съеденной появлялась новая, ещё более вкусная и полезная.
- Как тут замечательно! Всё так прекрасно, что даже не хочется мять этот ковёр, - зажмурился от удовольствия наш герой.
- Ты заслужил это, - улыбнулся Тузик, - сюда попадают только избранные существа, достигшие понимания своего истинного предназначения. И имя этому миру - Автаркия.

Альтер-эго

Анатолий был на редкость пугливым, боязливым и подозрительным молодым человеком. Всюду ему мерещились враги, а друзья должны были обязательно стать предателями, чтобы нанести удар в спину. Надо отметить, что у парня была привлекательная внешность, если не сказать эффектная. Во времена экологической катастрофы и неправильного питания он носил роскошные каштановые волосы, зачёсывая их наверх. Открытый лоб был подёрнут несколькими морщинами мудреца, которые в столь молодом возрасте могли говорить лишь об одном - человек умный, далеко пойдёт. В завершении интеллигентного образа Толя носил узенькие очки, пикантные тоненькие усики и, разумеется, не отличался физической развитостью. Этакий кисейный парнишка, от которого, между прочим, многие сходили с ума.
Но, будучи вечно сомневающимся, он всегда не доверял людям:
- Вот мне сегодня красивая блондинка улыбнулась, а сама, небось, дулю в кармане держала.
Иногда наш герой открыто возмущался по поводу внешности:
- Что это все люди как люди: наголо бритые, здоровые, накачанные, с тупым выражением лица, а я… И цвет волос у меня, как у Чубайса, и зовут также. Наверное, меня тоже ненавидят.
Постоянная рефлексия нашего героя так доконала его родителей, что те даже разрешили глотать какие-то успокоительные пилюли, которые прописал знакомый врач. Обычно Толя подходил к этому делу с аптекарской точностью, но сегодня был явно не в духе. Дрожащей от волнения рукой он высыпал пригоршню успокоительного и решил не мелочиться. Эффект не заставил себя ждать: картинка поплыла, послышался голос:
- Ты что творишь? Совсем страх потерял? Если тебе жизнь не дорога, то не надо перекрывать кислород другому.
- Кто это со мной говорит? - удивился Толя.
- В том-то и дело, что это ты сам. Короче, я твоё Альтер-эго, выведенное на подсознательный уровень, где блуждают все твои вытесненные желания. Самое время уступить мне место.
- Почему?
- Помнишь, как у Ницше? Надо толкнуть слабого, помочь ему упасть, чтобы не паразитировал на общественном теле. Ты хоть понимаешь, что влачишь столько жалкое существование, что проще тебя пристрелить, чем перевоспитать? Скажи, зачем ты заучиваешь умные цитаты каких-то мертвецов? Ты же сам читал, что твой нежно любимый Фридрих последние дни жизни провёл в лечебнице для сумасшедших, что в городе Турине. Этого же хочешь?
Толя задумался: знание философии ему нисколько не помогало по жизни, так как окружающих выводили из себя заумных фразы греков, немцев и прочих иностранцев. Но зато появился первый признак психоза - внутренний голос стал огрызаться.
- И что ты предлагаешь? - деловито спросил наш герой.
- Раз ты не умеешь развлекаться, не ценишь своей молодости, то периодически давай своё тело мне в управление. Если хочешь, можем прямо сейчас составить график. Ты же у нас редкостный аккуратист, даже тюбик зубной пасты не забываешь закручивать.
Толя ещё крепче задумался и решился…
Обычно на откровенные выпады девушек в его сторону наш герой лишь грустно улыбался, думая, что его хотят обмануть. Но на этот раз решительная барышня повела себя настолько агрессивно, что молодой человек растерялся.
Тут же на подмогу пришло Альтер-эго:
- Соглашайся, а когда будет невмоготу, выпускай меня. Поверь, о тебе потом будут слагать легенды.
- Ну, в принципе, можно было бы попробовать, если учесть, что данное действие ровным счётом не значит, особенно для представителей современной молодёжи, коими мы и являемся, - стал заикаться Толя.
- Отлично! Назначай место и время встречи, - обрадовалась юная особа.
- Давай возле кассы “Аэрофлота” в 15:25.
Девушка немного удивилась столь странным координатам, но списала это на излишне романтический настрой парня.
Дома наш герой ходил из угла в угол и даже не стал готовиться к завтрашнему выступлению по философии. Альтер-эго убеждало, что идти надо обязательно, Толя же пытался придумать оправдание:
- Приехала бабушка из Тобольска, притом парализованная и с тропическим попугаем редкого вида. Птицу надо кормить плодами авокадо, а старушка ходит под себя, словом, забот полон рот.
- Не катит! Слушай, а чего ты боишься, когда у тебя есть я?
В конце концов, обычно пунктуальный Толя пришёл на свидание с пятиминутным опозданием в домашнем трико и рубашке с пятнами от сливового варения.
- Знаешь, я так рада, что мы, наконец, смогли встретиться. Это правда, что я первая, с кем ты встретился за последние пять лет? - сразу же спросила девушка.
- Ну, вот, сейчас будет смеяться над моей целомудренностью, - печально подумал парень.
Идя на свидание, он хотел купить цветы или же шоколадку, но потом решил проверить чувства юной особы, поэтому не взял с собой денег.
- Если я интересен ей как личность, то это никак не отразится на отношениях. А вот если хочет меня использоваться, то пусть обломается, - вот, что подумал Толя перед свиданием.
- Ну, так, правда?
- А это что-то меняет?
- Могу ли я надеяться, что я тебя действительно заинтересовала? - девушка игриво улыбалась, крутила бёдрами и чуть ли не вешалась на парня.
Тот же с кислым выражением лица смотрел на барышню, пытаясь догадаться, что же ей надо.
- Может, что-нибудь расскажешь? Говорят, ты очень умный. У тебя даже морщины на лбу, а ведь такой молодой.
- Ага, теперь начнёт смеяться над тем, что я слишком умный для своего возраста, - подумал Толя, заводя интересный монолог о субъективном идеализме Беркли.
Борясь с приступами зевоты, девушка со слипающимися глазами отчаянно делала вид, что ей интересно и два раза поддакнула, как ей показалось, к месту.
- Да, я читала об этом в книге Дарьи Донцовой.
- Ты, стало быть, любишь такое чтиво? Может, ещё являешься страстной поклонницей Дмитрия Нагиева?
- Да, ещё какой, у меня даже постер в комнате висит.
- По вечерам смотришь бразильские сериалы и “Дом-2″, тебе нравится юмор “Аншлага”…
- Точно! Слушай, откуда ты всё это знаешь?
Толя печально вздохнул: всё это он ненавидел больше всего на свете, отчего на душе стало тошно. Чтобы поскорее избавиться от девушки, наш герой стал рассказывать о достижениях пифагореизма и платоновской модели тоталитарного государства, но влюблённая особа всё равно внимательно его слушала.
- Скажи, а мы можем встретиться сегодня вечером? А то, знаешь ли, три часа дня - это не то время, когда надо гулять с девушкой.
- Что ты, мне поздно родители не разрешают гулять, да я и сам не пойду. Сейчас ведь даже в туалет страшно заходить. Одному моему знакомому позвонили и сказали, что в его унитазе обнаружен аллигатор. Он думал, что пошутили, а в результате сейчас лежит в травматологии с искусанным, впрочем, не будем о грустном.
- Какой ты, Толенька, смешной, - засмеялась девушка, пытаясь поцеловать парня.
- А ведь кислотно-щелочной баланс во рту давно нарушен, - отстранил её наш герой.
Тогда барышня схватила его за руку, но Толя ловко извлёк её.
- На ладони бактерий содержится больше, чем под ободком унитаза в общественном туалете, - пророческим голосом сказал он.
- Всё, мне надоело! - рявкнуло Альтер-эго. - Я не могу видеть, как ты издеваешься над этой кокеткой. Конечно, она сама виновата, не надо было связываться с психом, но я сейчас всё исправлю.
И тут началась самая настоящая психическая атака. Почувствовав вторжение в сознание, наш герой хрюкнул и стал отбивать чечётку. Мысли, чувства, образы - всё начало путаться в голове.
- Что с тобой? - удивилась барышня.
- Будь спок, всё чики-пуки, - весело ответил Толя.
Глаза его блестели, улыбка растянулась до ушей, а морщины на лбу бесследно исчезли.
- Это была шутка? - засмеялась девушка. - А я уж подумала, что ты действительно странный тип, который будет рассказывать философский бред на первом свидании.
- А что тут такого? - возмутился настоящий Толя, находясь в подсознательном заточении.
Альтер-эго в это время пересказывало самые пошлые и оттого безумно смешные анекдоты прошлых лет. Дело не ограничилось пантомимами и матерными стишками, после которых пошли намёки недвусмысленного характера.
- Да, я такой! - вихлял бёрдами другой Толя, пока настоящий тщетно пытался с ним связаться.
Наш герой находился в небольшой комнате, обставленной всяким хламом. В куче тряпья нашёлся раздолбанный телефонный аппарат с автоответчиком. Набрав домашний номер, Толя услышал знакомый женский голос:
- Вы можете оставить сообщение или факс после звукового сигнала. Спасибо!
- Мама, папа, кто-нибудь, выручайте! Понимаю, это звучит чересчур нереалистично, но я попал в собственное подсознание и не могу отсюда выбраться. Моё Альтер-эго ведёт себя непотребно и всячески меня дискредитирует в глазах общественности, - тараторил парень.
Вдруг трубку подняли:
- Алло!
- Кто это? Друзья? - обрадовался наш герой.
- Откуда у тебя могут быть друзья? Ты же их всех распугал историями из жизни молодого Шопенгауэра, - захохотало Альтер-эго.
- Выпусти меня! - взмолился Толя.
- Без проблем, только закончу одно очень приятное дельце с барышней. Кстати, как её звать? Я покопался в базе твоих данных, но так ничего не нашёл. Вот, например основные законы диалектики по Гегелю - это пожалуйста, а как звать девушку, с которой ты пошёл на свидание, этого почему-то нет. Такое положение дел не кажется тебе забавным?
- Она дура, у неё три хвоста с прошлого семестра, - отмахнулся наш герой.
- Очень может быть, но учёба не её фишка. Знал бы ты, как она… Ладно, не буду говорить, чтобы не вызвать приступ чёрной зависти, - сказало Альтер-эго, и телефонный аппарат исчез.
Всю ночь он провёл взаперти. Лишь наутро открылась дверца, которая вела неизвестно куда. Пройдя, как ему показалось километр, наш герой понял, что это был лишь отвлекающий манёвр. С минуты на минуту должна была начаться конференция, на которой ему отводилась важная роль.
- Анатолий, ты даже не представляешь, как же тебе повезло! К нам на огонёк пожаловал очень важный гость из области. Времени у него очень мало, поэтому мы порекомендовали послушать твоё выступление. Надеюсь, ты будешь как всегда на высоте, - размахивал руками, будто, пытаясь улететь, преподаватель философии.
Наш герой достал кипу печатных листов. Работу он выполнил ещё две недели назад, отдал на проверку и получил обратно, но учить материал собирался в последние три дня, активизируя все мыслительные процессы. То обстоятельство, что вчера доклад был отправлен в долгий ящик, нисколько не беспокоило Толю, так как выступать собиралось Альтер-эго.
В это время наш герой рыдал, как ребёнок, осознавая последствия приближающейся катастрофы:
- Там же об иррациональных направлениях и моей любимой философии жизни! Что может рассказать это пошляк, общающийся с двоечницами?
Между тем молодой человек уже взошёл на кафедру и начал вещать:
- Шопенгауэр - козёл! А что, разве не так? Хорошо, тогда Мартин, бес ему в душу, Хайдеггер - конь, притом педальный. Если честно, то меня прикалывает только Фрейд. Тип явно свихнулся на фоне своих проблем с хозяйством, отчего и стал знаменит. Хотя, конечно, на собственном опыте знаю, что сексуальная энергия, сиречь либидо, ещё та штука, особенно, если партнёрша хорошая.
Преподаватель философии то бледнел, то краснел, но уже заранее готовился к мучительной смерти. Важное лицо из области, напортив, весьма оживилось при упоминании о мясистых блондинках.
- Ага, её потом туда, а она как… - выкрикнул он с места.
- Вы уж извините его, всегда был сдержанный и рассудительный, а тут как с цепи сорвался. Наверное, гормоны, неблагоприятные дни, вспышки на Солнце. Думаю, отчисление из вуза и служба в рядах Вооружённых Сил РФ его отрезвит, - блеял философ.
- О чём ты, чувак! Это же первый реальный чел, который рассказывает по теме, а не о каких-то несуразностях. Буду в министерстве образования, обязательно замолвлю словечко за это университет, тебя и, конечно, этого парня лично, - сказал мужчина и принялся аплодировать.
Видимо, в студенческие годы такие дисциплины как История КПСС и Научный коммунизм не особо давались ему, отчего сейчас важному лицу было приятно, что хоть кто-то мыслит так же и не боится говорить правду вслух.
- Вот видишь, всё обошлось, - усмехнулось Альтер-эго, появившись, как свет в конце туннеля.
- Больше так никогда не делай! А что, если бы на конференцию приехал классический ботаник пенсионного возраста? Это ведь мне пришлось бы служить в армии, а не тебе. Ну, всё, мне пора! - Толя направился к внезапно образовавшемуся выходу.
Как только молодой человек зашёл в арку, та превратилась в глухую стену. Антураж комнаты был до боли знаком.
- Чёрт, это же здесь я провёл всю ночь, - удивился наш герой.
- Так это ещё только начало, - усмехнулось Альтер-эго, - я просидел здесь всю свою подсознательную жизнь, чего и тебе желаю.
- Хочешь сказать, что ты собираешься ещё маяться дурью?
- Это ты ерундой занимался, я же буду жить полной жизнью, радоваться каждой минуте и доказывать всем, что из такого психа может получиться нормальный человек.
- А как же я? - раскис Толя.
- Обрати внимание на изменения в комнате - теперь у тебя есть жидкокристаллический экран, по которому ты можешь наблюдать мои подвиги. Чуть поодаль, на тумбочке, лежит беспроводная клавиатура, такая же мышь и цифровой диктофон. Если возникнут какие-то мысли, пожелания и рекомендации, можешь воспроизвести их в любой форме. Обещаю, что как только у меня появится свободное время, тут же ознакомлюсь со всеми рацпредложениями и даже дам ответ. Ну, пока! - загоготало Альтер-эго.
Понимая, что здесь придётся остаться до конца своих дней, Толя угрюмо сел на диван и стал наблюдать, как он не теряет времени зря: молодой человек отчаянно флиртовал с девушкой, та, похоже, отвечала ему взаимностью, дело шло к близости.
- Ну, уж если я этого всего не добился, то хотя бы посмотрю со стороны. Всё равно мне родители не разрешали брать в прокате эротику, а тут всё на самом деле, как в реалити-шоу, - подумал Толя.
Может, это и не так плохо, смотреть, как жизнь проходит мимо тебя?..

Кибершалун

- Уважаемые представители киберсообщества! Все мы собрались здесь лишь с одной целью - решить участь нашего заблудшего брата Казимира, - громогласно заявил безукоризненно одетый мужчина.
Впрочем, в здании суда не нашлось ни одного человека с гардеробом хуже. Даже подсудимый щеголял в кожаных ботинках “Паоло Конти” и белой рубашке от какого-то дорого модельера. А вот брюк почему-то не было…
- Обратите внимание на его внешний вид - даже сейчас молодой человек продолжает эпатировать публику, думая, что всё это шутки, - закатил глаза обвинитель и начал свою речь.
Когда Казимир попал в кибресообщество, то многие мудрецы предрекали большие проблемы с мальчиком, однако тот клялся, что никогда не подведёт братьев. Получив уникальные возможности, парень тут же забыл обо всех обещаниях. Сначала он просто создавал деньги из воздуха, пил кока-колу из лужи и чавкал шоколадками по ночам.
- Это чтобы родители не узнали. Не подумайте, что я жадный, просто, тогда меня начнут пытать: откуда сладость, где достал деньги на неё… Украл? А почему ещё на свободе? Заработал? Стало быть, какого-то убил? А ещё родители называются, - жаловался Казимир старшим товарищам.
- Мы тебя не осуждаем. Но вот зачем ты лужу в школьном дворе превратил в газировку и стал предлагать всем попить сладенького? Неужели нельзя было создать бутылку и спокойно приложиться к ней?
- Да бросьте вы, - отмахнулся тогда парень.
Следующая шалость оказалась уже не такой безобидной - Казимиру показалось, что на уроке физики слишком скучно, поэтому следует изменить атмосферу, притом в буквальном смысле.
- А что тут такого? Роман Петрович, между прочим, мужчина очень строгий, а тут как раз контрольная. Короче, атмосфера в классе была такая напряжённая, что прямо на голову что-то давило. Вот я и добавил немного веселящего газа в воздух. В конце концов, я же не пукнул, а всего лишь в определённой пропорции создал оксид одновалентного азота. Надо радоваться, что ученик средней школы так рано интересуется химией, - невинно моргал Казимир.
Но последствия были серьёзные: в тот день в школу приехала делегация с проверкой. Каково же было удивление товарищей из РОНО, когда они обнаружили учителя физики, стоящего на кафедре и кричащего нецензурные слова в адрес Ньютона. Дети, в общем-то, тоже не отставали от преподавателя - некоторые бились головой о стену, другие стали прыгать кузнечиками и только наш герой, находясь в здравом уме, записывал всё это действие на камеру.
- Вот видите, какой я смышлёный не по годам. Мало того, что предварительно применил на свои органы дыхания соответствующие мероприятия, так ещё и документально запечатлел всё это веселье. А ведь мог тоже поддаться соблазну и хохотать над законом Ома.
Киберкомиссия осудила мальчика и сделала ему выговор. Казимир нисколько не расстроился, так как уже через неделю совершил ещё более весёлое действо. Дети пришли на первый урок, расселись по местам и стали дожидаться Николая Андреевича, странного математика, который приходил в школу раньше всех, открывал кабинет и потом бродил по коридорам. Вот и на этот раз распахнулась дверь, и в класс вошёл… Адольф Гитлер. Внешний вид, голос, одежда и манера поведения говорили о том, что фюрер всё-таки жив. Когда вождь третьего рейха взметнул руку вверх и стал лаять на немецком, две отличницы на первой парте сразу упали в обморок, остальные же стали визжать.
- Даже Андрей, который ходит на качалку, и тот испугался. Сразу же открыл окно и попытался спрыгнуть с третьего этажа, - веселился наш герой.
Действительно, парень, очевидно, боясь гнева фюрера, раскрыл окно и стал кричать прохожим:
- Помогите, Гитлер ведёт у нас урок математики.
Снизу послышались сдавленные смешки, и чей-то бас ответил:
- Ничего, малец, у меня классным руководителем была женщина, похожая на Надежду Константиновну Крупскую, но я всё равно рад, что появился на этот свет.
В классе творился бедлам: дети сходили с ума пачками, Николай Андреевич брызгал слюной, а наш герой развалился на стуле и держался за животик. Предварительно он создал в помещение панорамную камеру, поэтому теперь его руки были свободны.
- Последствия твоей шалости ужасны! Практически у всех детей нервный срыв, родители в шоке, а математику пришлось в спешном порядке перевестись в другую школу, ведь поползли слухи, что он нарядился в эсесовскую форму, которая ему досталась от деда-предателя, и стал угрожать детям доказательством теоремы Ферма, - укоряли нашего героя старшие товарищи.
- Я понять не могу, неужели вы опять недовольны мной? Ведь с технологической точки зрения всё было просто замечательно: я поменял у Николая Андреевича параметры визуализации, в результате чего все кроме него видели Гитлера. Кстати, когда я потом пересматривал отснятый материал и расшифровывал речь, то выходило, что учитель сначала поздоровался, а потом стал объяснять новую тему. Представляю, как он удивился, когда дети повели себя таким образом, - фыркал шалун.
На этот раз киберкомиссия ещё раз осудила мальчика и сделала строгий выговор с занесением.
- С занесением куда? - смеялся Казимир. - В трудовую книжку? Или вы мне плохую характеристику напишите, чтобы меня потом в вуз не взяли?
Однако смех тут был ни к чему - в электронном досье на нашего героя добавилось несколько весьма нелестных строчек кода.
- Тебе присвоили статус “Кибершалун”. На твоём месте я бы прекратил безобразия, а то ведь так и до преступной черты можно дойти, - качал головой старший товарищ.
Остальные уже поняли, что уговорами делу не поможешь, но этот мужчина всё ещё надеялся навести Казимира на путь истинный. Мальчику было как-то неловко, что он не оправдывает чужих надежд, однако ничего не мог с собой поделать. Он крепился изо всех сил и буквально наступал на горло своей песне, но спустя месяц понял, что самое время дать волю чувствам.
В тот день его класс повели на экскурсию в престарелый дом. Миловидные старушки приветливо улыбались и даже пытались угостить крекером, но тут появился Казимир и стал задавать провокационные вопросы:
- Скажите, а вам хотелось бы стать снова молодыми и красивыми?
- Конечно, родной, но это только мечты. Ничего, скоро Господь заберёт нас в мир иной, где все мы будем в ангельском облике, если, конечно, достойно вели себя на этом свете.
- Да разве можно ждать смерти и принимать её как награду? - возмутился наш герой. - Сейчас я всё исправлю.
Спустя мгновение в доме престарелых поднялся форменный переполох.
- Бабки бегут! - кричали дети.
Действительно, со всех трёх этажей во двор высыпали пёстрые фигуры, которые отчего-то резво бегали и всем своим видом давали понять, что не собираются умирать. Самые глазастые уже через минуту поняли, что некогда миловидные старушки в лохмотьях превратились в юных особ, одетых в довольно соблазнительные наряды.
- Ё моё, а водка-то палёная оказалась. Сколько всего пил, а такие глюки впервые вижу, - икнул дворник, наблюдая как к нему со стороны дома престарелых бежит толпа разъяренных девок.
- Ты понимаешь, что твоя выходка бесчеловечна? Они выскочили и стали остервенело знакомиться со всеми лицами мужского пола, не взирая на возраст, - негодовал старший товарищ.
- Мне кажется, что слово “остервенело” в данном случае звучит неуместно. Это же божьи одуванчики, небесные создания, которые получили вторую молодость. Разве можно их осуждать за весёлый и буйный нрав? - удивился Казимир.
- А как можно охарактеризовать их поведение, когда они, словно сговорившись, устроили импровизированный стриптиз и стали требовать кидать пожертвования в их панталоны?
- Да, признаю, тут я упустил одну важную деталь. Ведь эффекту омоложения подверглись лишь тела и верхняя одежда, а вот нижнее бельё осталось тем же. Конечно, это сильно испортило эротический танец, но, с другой стороны, добавило некоторую пикантность, не правда ли?
Некогда спокойный старший товарищ стиснул зубы и отвесил подзатыльник шалуну.
- Знаешь, с меня хватит. С самых первых твоих проказ все здравомыслящие люди отказались от тебя, я же продолжал упорствовать и выпросил тебя на поруки. Всё, теперь тебя ждёт киберсуд, - сурово сказал мужчина.
Именно он сейчас выступал в качестве обвинителя, убеждая общественность принять жёсткие меры. Закончив обличительную речь, некогда старший товарищ печально посмотрел на Казимира. Тот, находясь под скамьёй подсудимых, потягивал сок из трубочки и временами показывал язык присяжным заседателям.
- Зачем ты туда забрался? Почему ты всех провоцируешь? - хотел сказать обвинитель, но судья вместе с двенадцатью апостолами правосудия уже вернулся, что означало лишь одно - приговор был принят единогласно.
- Виновен! - крикнул судья и ударил молоточком.
- Ну и что? - послышалось из-под лавки.
- А то, молодой человек, что киберсуд приговаривает вас к самой высшей мере наказания - лишению киберспособностей. Мы сохраняем вам жизнь и воспоминания, чтобы вы влачили остаток своего жалкого существования и помнили, что же вы потеряли.
Казимир почувствовал вселенскую усталость: голова гудела, язык был словно ватный, а конечности перестали слушаться хозяина. Секунду спустя мальчик оказался дома в потёртых джинсах и линялой майки. Киберспособности были утрачены.

Чертёнок

- А теперь, ленивые и непослушные дети, мы будем проверять домашнее задание. Естественно, его никто не сделал, поэтому фактически это будет русская рулетка. Кому не повезло, тот и в дураках, - злорадно потирала ручонки женщина средних лет.
Ей не повезло ни в любви, ни в профессии, ни в жизни в целом, поэтому единственной радостью было унижение учеников и бездомных животных. Она вперилась в журнал, шевеля губами, отчего в классе повисла удивительная тишина. Было слышно, как пролетала жирная навозная муха, за окном матерился трудовик, и тряслись зубы у мальчика на второй парте.
- Ага, давайте спросим Димочку!
- Почему некоторым всегда везёт, а другие должны лишь стоять в сторонке и смотреть на это безобразие. Жизнь повернулась ко мне задом с самого рождения, хотя я ничего плохого ей не сделал, - размышлял в это время наш герой.
Он тяжело вздохнул и начал лепетать бред о том, что домашнее задание выполнено на “отлично”:
- Да, только я его забыл, а ключа нет. Можно было бы, конечно, маме позвонить, но на её работе нет телефона, а это военное закрытое учреждение находится за городом и посторонних туда не пускают.
- Молодец, у тебя хорошая память и способность к синтезу полученной информации. Но я всё равно поставлю тебе “двойку”, так как в твоём возрасте пора уже придумывать свои отмазки, а не пользоваться чужим трудом, - истерически захохотала женщина.
- И это мой классный руководитель, - вздохнул мальчик.
Светлана Владимировна взяла этот класс с первого дня его поступления в среднюю школу и пообещала довести до победного конца.
- Да, я такая! - гордо говорила она родителям.
Вскоре дети поняли, что женщина не шутит: за каждую двойку по другому предмету она мучила детей, сама же охотно заваливала по своей дисциплине.
- А то скажут, что я необъективно отношусь к своему классу, - поясняла она.
Любимчиков у неё не было, поскольку всех детей она ненавидела одинаково. Впрочем, те испытывали к классному руководителю взаимные чувства. Вот и сейчас наш герой возвращался домой и проклинал свою вторую маму.
- Чёрт её побрал, старую деву предпенсионного возраста! - еле выговаривал он заученные слова, которыми бранились старшеклассники.
- В принципе, это легко можно осуществить, - раздалось за спиной.
Мальчик обернулся и увидел странного субъекта, по-видимому, мужского пола.
- Ты же Дима, ученик 8 “Б” класса? Тебе поставили “двойку”, отчего твой праведный гнев не знает границ. Могу помочь, - загадочно улыбнулся незнакомец.
- Извините, мне родители не разрешают разговаривать с такими, как вы.
- С какими?
- С педофилами! - выпалил Дима.
- Я не такой, - оскорбился незнакомец.
- Да знаю я вашего брата - сначала конфетами кормите, а потом просите делать непристойности.
Неизвестный истерически расхохотался: из глаз потекли слёзы, козлиная бородка будто встала дыбом, руки-ноги вообще перестали слушаться хозяина.
- Как чёрт из табакерки, - подумал наш герой.
- Именно! - вслух сказал странный субъект. - Давай знакомиться, тем более что мы практически тёзки. Меня Дормидонтом кличут, можно просто Дима. Ну, так хочешь отомстить учительнице?
Обычно осторожный мальчик теперь отчего-то не стал интересоваться, кто это такой и откуда знает столь ценную информацию.
- Может, он тоже учился в этой школе, поэтому знает: если ребёнок вышел из стен заведения грустным, стало быть, его обидела Светлана Владимировна. А что касается класса - я выгляжу соответствующим образом, а букву, скорее всего, просто угадал, - подумал Дима.
Дормидонт стал рассказывать интересные вещи. Оказывается, он доктор парапсихологических наук, занимается частной психиатрической практикой и даже пишет книгу, которая должна перевернуть весь мир.
- Но мне нужно практическое подтверждение, чтобы не записали в шарлатаны. Готов сделать свой вклад в развитие науки? А в обмен мы будем потешаться над твоими обидчиками, - таковы были последние слова нового знакомого, прежде чем он растворился в воздухе.
Это, разумеется, насторожило нашего героя, но Дормидонт уже поджидал его у подъезда, где и объяснил, что способен творить множество трюков, которые имеют чисто научное объяснение. Он даже попытался оперировать умными словами, но Дима лишь махнул рукой:
- Конечно, верю! Не можешь же ты быть нечистой силой.
Тёзка кисло улыбнулся и проткнул себя насквозь железным прутом, который он достал из левого уха.
- Ты только не пугайся, если я вдруг начну появляться из разных мест. Допустим, буду подавать знаки из стиральной машины или отражаться в кружке с чаем. Поверь, всё это происходит на самом деле, - сказал он напоследок и вновь исчез.
Утром Дормидонт появился в зеркале и деловито заявил:
- Как только тебе захочется веселья в школе, тут же хлопай в ладоши и кричи что-нибудь испанское.
- Я знаю только английские слова. Хотя могу гаркнуть “мучачос”. Пойдёт? - сонно спросил мальчик.
- А то!
Дима умылся, удивился тому, что он сразу не удивился, и пошёл кушать. Первым уроком был ненавистный урок русского языка, к которому наш герой не готовился, как и все одноклассники.
- Сначала Светлана Владимировна прочитает лекцию о том, какие мы бестолковые сволочи, а потом вызовет меня или ещё какого-нибудь неудачника к доске, чтобы вдоволь поиздеваться. Но сегодня я буду на коне, - подумал мальчик.
Как только учительница закончила свою ритуальную речь относительно потребительского отношения молодёжи к жизни, Дима хлопнул в ладоши и извергнул из себя какое-то латинское ругательство. Класс моментально преобразился: некогда спокойные отличники и хорошисты стали походить на обезьян, шалопаи же вовсе отбились от рук.
- Ребята, зачем вы рвёте этот прекрасный томик Пушкина? Что вы собираетесь делать с пожелтевшими страницами? Зачем вы мнёте бумагу и снимаете штаны? Боже, да не здесь же! - взвыла Светлана Владимировна.
Тем временем у доски стоял Дормидонт и рассказывал похабные стишки Диме, который откровенно радовался жизни и нисколько не стеснялся учительницы. Закончилось представление всеобщим весельем и обмороком учительницы.
Так прошла неделя, пока однажды субботним вечером вероломно (без объявления, как незваный татарин) классный руководитель не заглянула в гости к семье Димы.
- Всё пропало! - заламывал руки наш герой.
- Успокойся, - донеслось из зеркала.
Неказистая фигура шагнула из стекла, крякнула и стала потягиваться.
- Признайся, ты же нечистая сила, а не какой-то там профессор? - прямо спросил Дима.
- Почему же, я действительно имею учёную степень. У меня в загашнике лежит несколько дипломов, которые я честно срисовал с тех экземпляров, что продают в метро. Ну, так тебе помочь или же будем выводить меня на чистую воду?
- Помоги, тёзка! Но поговорить всё-таки придётся, - вздохнул наш герой и проследовал в зал.
- Вы можете считать меня сумасшедшей, но я всё равно буду заявлять, что ваш сын обладает удивительными способностями. Я довольно насмотрелась на различных неформальных лидеров, но никогда не сталкивалась со столь безропотным послушанием, - тараторила учительница.
Она стала пересказывать все шалости этой недели, не забыв упомянуть присутствие какого-то неприятного типа нерусской наружности.
- Быть того не может! Сынок даже не способен вразумительно объяснить, что ему приготовить на завтрак, не говоря уж о каких-то убеждениях, - всплеснула руками мама.
Внезапно в зал вошёл папа. Обычно одетый в деловой костюм, мужчина на этот раз щеголял в том, в чём мама родила, и нисколько этого не стеснялся.
- Дорогой, а зачем ты разделся догола? Что-то случилось? - удивилась жена.
- Ничего страшного, я просто ходил в туалет по большому.
- Не понимаю…
- Я работаю с людьми, поэтому должен выглядеть безупречно, - официальным тоном заявил глава семейства, который вдруг прыгнул на середину комнаты и пропел:

Что за прелесть - пук-пук-пук.
Аж захватывает дух!
Мне бумажку поскорей,
Принеси хромой еврей.

Если вдруг ты опоздаешь,
Тебе негде будет жить.
Туалет весь разломаю
И пойду искать друзей.

Первой оправилась Светлана Владимировна:
- Я как преподаватель русского языка и литературы не могу не заметить, что стиль у вас явно хромает. Мало того, что антисемитизмом и немотивированной агрессией уже никого не удивишь, так ещё и рифма, откровенно говоря, какая-то странная. А уж если говорить на чистоту, то вообще её нет, особенно во втором четверостишие.
- Да, дорогой, тебе надо доработать концовку, - спохватилась жена и завыла:

Изменять я не хотела,
Получилась это так:
К нам пришёл сосед Валера,
Участкового наш брат.

Говорил, что я красива.
Молода, а не стара.
Я поверила как дура
И любовь ему дала.

А когда пришёл сантехник,
Оказалось, он не врач.
Дал Валере подзатыльник
И украл наш самовар.

Учительница ошалело смотрела на супружескую пару: рыдающая женщина билась на полу в конвульсиях, голый мужчина обматывал себя туалетной бумагой и старательно изображал из себя древнеегипетскую мумию.
- Извините, я пойду! Чувствую, разговор относительно вашего сына совсем не к стати. Знаете, он у вас хороший, мне, наверное, показалось, что он манипулирует людьми, - проблеяла Светлана Владимировна и поскакала прочь.
Как только входная дверь захлопнулась, взрослые люди перестали корчить из себя форменных идиотов. Они с удивлением осмотрели друг друга, но ничего не сказали.
- Здорово! - заливался смехом Дима. - Теперь у нас будет новый классный руководитель, так как после этого представления любой нормальный человек должен отправиться в психушку.
- Спасибо, я старался, - потупил глаза Дормидонт, стирая этот инцидент из памяти взрослых людей.
Наш герой только хотел вернуться к важному разговору, как внезапно оказался в ином измерении. Там было неуютно, грязно, всюду разбросаны какие-то вещи, поэтому Дима сразу почувствовал себя, как дома.
- Похоже на мою комнату, только на паласе нет потёка малинового варенья, которое осталось от приезда бабушки три года назад, - подумал мальчик.
- Вот именно поэтому я и решил тебе помогать - уж больно мы похожи. Правда, я чертёнок, а ты человек, но это легко исправить. Хочешь жить вечно, не учить уроки, не слушаться родителей и издеваться над вредными учителями и просто плохими людьми?
Дима задумался. Он столько раз слышал о Мефистофеле, новых религиозных сектах и плохих дядьках, что теперь боялся ошибиться. Конечно, с самого первого класса он мечтал помучить ненавистных учителей, но боязнь ступить на путь зла всё-таки не давала покоя.
- А что я должен буду делать взамен? - осторожно спросил он.
- Ничего! Деятельность мелких прислужников Сатаны ограничивается тем, что мы вредничаем, помогаем людям культивировать пороки и исполняем их самых ужасные мечты. Сказать по правде, я когда-то тоже был человеком, только в те стародавние времена не было школ, поэтому я ненавидел богатых. Так получилось, что в облике святого ко мне явился искуситель, пообещавший лишить состояния одного богатея. Когда это чудо свершилось, я уверовал и сам стал чертёнком.
- Так тебе, наверное, лет сто. Какой же ты чертёнок? Скорее, чертище! - задумался Дима.
- Мне где-то 156 лет, по крайней мере, лет пять назад я отмечал своё 150-летие. Знаешь, когда ты бессмертен, то годы не имеют значения. Но если сравнивать меня с хозяином, то я всё ещё чертёнок, которому нет и тысячелетия.
- А как же родители? Они будут беспокоиться, если я просто исчезну из их жизни, возможно, даже расстроятся.
- Пара пустяков! Если ты согласишься, то будешь переведён на совершенно иной жизненный план. Отныне ты будешь потусторонним существом, а человеческая сущность навсегда сгинет. Как профессор медицинских наук и существо, достаточно общавшееся с ботаниками разных мастей, могу объяснить с классической точки зрения. Если ты станешь чертёнком, то в реальном мире произойдут следующие изменения. Время отмотается к твоему зачатию, именно этот живчик будет удалён на пути к яйцеклетке, что даст возможность прийти первому следующему по прыткости. Потом мы тут же возвращаемся к текущему моменту и смотрим на результат: возможно, это будет прекрасная девушка или парень, который ни капли не похож на тебя. А раз точно такого же Димы никогда не было, то и горевать по нему никто не будет, - принялся растолковывать Дормидонт.
Дима тяжело вздохнул: у него не было никаких причин задерживаться в этом мире, а стать бессмертной силой, мучающей всех преподавателей земли, ой как хотелось.
- Да, я хочу! - радостно вскричал наш герой.
- Димочка, ты это серьёзно? - удивился Дормидонт женским голосом.
Мальчик заморгал глазами и заметил, что находится он в школе на ненавистном уроке русского языка. Светлана Владимировна в обнимку с журналом смотрит на него непонимающими глазами и жаждет поставить оценку.
“Чёрт, вот чёрт!” - подумал Дима, осознавая неловкость всей ситуации.
А Дормидонт в это время сидел за окном на карнизе в образе хорохорившегося воробья и потешался над наивным мальчонкой, который поверил большому плуту и озорнику.

Страница 1 из 3123»